WWW.PDF.KNIGI-X.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Разные материалы
 

«Социология за рубежом © 1992 г. Н.Дж. СМЕЛЗЕР СОЦИОЛОГИЯ* ГЛАВА 7 ДЕВИАЦИЯ И СОЦИАЛЬНЫЙ КОНТРОЛЬ 5 ноября 1986 года двое заключенных ...»

Социология за рубежом

© 1992 г.

Н.Дж. СМЕЛЗЕР

СОЦИОЛОГИЯ*

ГЛАВА 7

ДЕВИАЦИЯ И СОЦИАЛЬНЫЙ КОНТРОЛЬ

5 ноября 1986 года двое заключенных совершили дерзкий побег из Федеральной

тюрьмы в Плезантоне, штат Калифорния. Речь идет о 42-летнем Рональде Макинтоше, осужденном мошеннике, и 37-летней Саманте Лопез, виновной в ограблении

банка. Они были возлюбленными, их немедленно окрестили "неразлучниками",

как только сообщение о побеге появилось в прессе.

Вот как это произошло. Макинтош ухитрился угнать вертолет типа Хьюз 500-Д. Бывший военный летчик, он смело ринулся вниз на тюремный двор, совершил посадку, схватил в объятия Лопез и с ревом умчался. Служащие тюрьмы и охранники не решились стрелять в вертолет, он мог рухнуть во дворе, погибло бы много людей. Возлюбленные скрывались от полиции в течение 10 дней. Но в конце концов их задержали при попытке получить деньги по чеку на территории торгового центра в пригороде Сакраменто. Они направлялись к яхте, стоявшей на якоре у берега в штате Вашингтон; вероятно, хотели бежать в Канаду.

Видимо, этот случай — яркий пример девиации: двое преступников, которых суд признал виновными, незаконно совершают побег из тюрьмы.

Сообщения об этом поистине драматическом событии произвели огромную сенсацию в прессе Калифорнии и всей страны. Но когда репортеры взяли интервью у служащих тюрьмы, экспертов по преступности и прохожих, были высказаны различные мнения об этом "девиантном" поступке.

Некоторые сочли беглецов людьми коварными, умными, которым удалось перехитрить закон. Один, не назвавший себя интервьюируемый, сказал, что мог бы поступить так же; а другой выразил надежду, что возлюбленных никогда не поймают. Некоторые даже восприняли их как своего рода народных героев. Иные комментаторы критиковали федеральную тюрьму Плезантона (учреждение, слабо охраняемое) за небрежную охрану и мягкое обращение с заключенными; они сравнивали тюрьму с "загородным клубом", в какой-то мере заслуживающим того, чтобы люди совершали оттуда побеги.

Один из адвокатов, защищавший преступников после того, как их задержали вблизи Сакраменто, заявил судье, что побег был "оправдан".

Кем же были эти беглецы — девиантами, героями или, как Робин Гуд, и тем, и другим?

*Продолжение. Начало см.: 1990, N 1 1 - 1 2 ; 1991, N 1—5, 8, 9, 11.

Что представляет собой девиация?

Случай, который произошел с Макинтошем и Лопез, свидетельствует о том, как трудно прийти к общему определению, какие типы действий являются проявлениями девиантного поведения. Был ли побег этих двоих примером девиантного поведения? В общепринятом смысле, да, поскольку существует закон, запрещающий побег из тюрьмы, и этот поступок был нарушением закона. Однако некоторые наблюдатели склонны считать, что он заслуживает одобрения и вовсе не является девиантным. Ответ зависит от ожиданий, на основе которых он оценивается. Чего мы ждали? Соблюдения правовых норм или героизма? Короче говоря, девиантность определяется соответствием социальным ожиданиям. Следует ли считать служащих «загородного клуба» в Плезантоне девиантами за то.

что они проявляли излишнюю мягкость? Мы не можем ответить на этот вопрос, так как существует неопределенность относительно того, насколько жесткими Таблица 7—I Различие в отношении k абортам, %

–  –  –

Источник: данные института Гэллапа, 1981 г.

5 Социологические исследования. N 1 или слабыми должны быть методы охраны тюрем. Было ли ограбление банка, совершенное Лопез в прошлом, девиантным поступком? Большинство бы ответило на этот вопрос утвердительно, поскольку поступок Лопез является нарушением уголовного права, и существует всеобщее согласие о целесообразности и необходимости такого права. В связи с этими трудностями вполне вероятно, что один и тот же поступок может считаться одновременно девиантным и не девиантным;

более того, один и тот же поступок (например, вызов, брошенный Жанной д'Арк католической церкви) рассматривался как серьезное преступление в эпоху, когда был совершен, и как великий подвиг, вызывающий всеобщее восхищение, в будущем.

Девиация и социальные ожидания Поскольку девиантность является релятивистской характеристикой и определяется в соответствии со стандартами, которые являются неопределенными и часто вызывают разногласия, трудно точно установить, какие типы поведения следует считать девиантными в нашем обществе. Наиболее яркими примерами девиации являются бесчеловечные поступки, которые почти всегда вызывают осуждение — например, изнасилование и убийство. Но лишь на этой основе трудно дать точное определение девиации. Даже убийство оправданно при определенных условиях: оно не только разрешается, но и вознаграждается во время войны.

Если даже нечто вроде убийства нельзя считать девиацией в абсолютном смысле, еще труднее решить, являются ли девиантными другие типы поведения. Например, в небольшом городе Канзасе проституция считается нелегальной и девиантной, в Рено она узаконена, но не вызывает одобрения; в Париже — легальна и не осуждается. На основе таблицы 7 — 1 мы можем убедиться в том, что люди по-разному относятся к абортам. (Следует учитывать, что девиацию нельзя отождествлять с преступностью, хотя анализ девиантности часто фокусируется на криминальном поведении. Преступность или поведение, запрещенное уголовным правом, является одной из форм девиации.) Более того, ожидания, определяющие степень девиантности поведения,со временем меняются. Об этом свидетельствуют данные об отношении к курению.

Оно значительно изменилось в прошлом веке. В период гражданской войны сигареты были включены в обычный паек, выдававшийся военным. Но в начале 20-го века противодействие курению, обусловленное нравственными и религиозными мотивами, было настолько сильным, что 14 штатов приняли законы, запрещающие курение. После Второй мировой войны курение не только получило распространение, но и снискало социальное одобрение. К 1957 году, однако, после того, как ученые выявили, что курение является причиной множества заболеваний, включая рак легких, возникла новая волна оппозиции против этой привычки (Ньюэринг и Маркл, 1974). С тех пор руководители здравоохранения, деятели по защите окружающей среды и правительственные организации подвергли резкой критике деятельность табачной промышленности, и курильщики стали объектами растущего всеобщего осуждения. Фактически в настоящее время курение начало считаться девиантным поведением. Курильщиков стали отождествлять с "наркоманами, невротиками, а также с загрязнителями воздуха и виновниками пожаров" (Маркл и Троер, 1979) и многие курящие сами считают себя девиантами.

Поэтому вместо "Не желаете ли сигарету?" теперь спрашивают:

"Вы не возражаете, если я закурю?", — а в ответ часто звучит: "Нет, я решительно возражаю!" (Калифано, 1978).

Неопределенность Вторая проблема, с которой мы сталкиваемся, пытаясь дать определение девиации, связана с неопределенностью поведенческих ожиданий. Иногда правила не совсем ясны. Является ли неосторожный переход через дорогу девиацией? Мы действительно не уверены в этом. Это запрещено законом, но широко распространено и считается полулегальным до тех пор, пока не нарушается работа транспорта и никому не причиняется вред. Та же самая неопределенность наблюдается, если вы поставите машину во второй ряд, не нарушая движения или проедете на велосипеде по тротуару.

Проблема согласия Наконец, даже если ожидания, правила или нормы поведения ясно сформулированы, среди всего населения могут возникнуть разногласия относительно их законности и правильности. Например, в период с 1919 по 1933 г., когда в Америке была запрещена продажа алкогольных напитков, американцы проявляли несогласие по поводу того, следует ли считать ее законной. Такие же разногласия существуют и в настоящее время по вопросу об употреблении марихуаны. Это подчеркивает важность решения третьей проблемы, с которой мы сталкиваемся, пытаясь дать определение девиации: в плюралистическом обществе, наподобие нашего, девиантное поведение, с точки зрения одного человека, может считаться нормальным для другого человека (Матца, 1969 г.).

Мы видели, что различные слои населения могут выражать разногласия по поводу девиантности некоторых типов поведения. Кроме того, непременно существуют различия мнений тех, чье поведение кажется сомнительным, а с другой стороны тех, кто заинтересован в контроле поведения, а также лиц, осуществляющих этот контроль.

Следует ли считать девиацией вождение автомобиля со скоростью 62 мили в час, когда предельная скорость составляет 55 миль в час? С точки зрения закона, это считается девиацией. Но автомобилист может думать иначе. Некоторые полицейские, регулирующие движение на дорогах, вероятно, считают, что любая скорость выше 55 миль в час является девиантной и наказуемой, в то время как другие готовы идти на некоторые уступки автомобилистам — например, разрешать им ехать со скоростью до 65 миль в час, — но дальнейшее превышение скорости даже они считают "действительно" девиантным. По-видимому, другие автомобилисты не придают значения росту скорости до тех пор, пока он не представляет для них опасности. Таким образом, всегда важно выяснить реакцию так называемой "публики" на различные виды поведения — речь идет о людях, которые определяют, что является или не является девиантным. Понятие публики включает широкое общество, которому свойственны общепринятые непрямые реакции.

Также имеются в виду люди, с которыми тот или иной человек ежедневно общается — они непосредственно оценивают его или ее поведение. Кроме того, подразумеваются организации или органы власти, которые призваны контролировать поведение (Шур, 1971).

Все эти факторы (релятивная природа девиации, неопределенность ожиданий, несогласие по вопросу о правилах) свидетельствуют о том, что недопустимо навешивать ярлык девиантности на любой тип поведения при всех обстоятельствах.

Однако, как уже сказано, некоторые типы поведения почти всегда считаются таковыми. Например, почти во всех обществах человек, который отказывается разговаривать с другими людьми в течение длительного времени (если это не связано с религиозным ритуалом), обычно считается девиантом. При исследовании стандартов сексуального поведения было выявлено, что в ПО обществах кровосмешение, а также похищение или изнасилование замужней женщины почти в любом случае оценивались, как проявления девиантного поведения (Браун, 1952).

Определение девиации Как правило, социологи стараются проявлять беспристрастное отношение к поступкам, которые они исследуют. Нейтральная позиция (избегающая морализирования), особенно важна при изучении девиации. Поскольку девиантное поведение стало ассоциироваться с многими негативными факторами (оно является олицетворением "зла" для сторонников религиозного мировоззрения, симптомом "болезни" с точки зрения медицины, в частности, психиатрии, и "незаконным" в соответствии с правовыми нормами), возникла тенденция считать его "ненормальным". В действительности, вероятно, более разумно полагать его такой же "естественной" или "нормальной" формой поведения, как, например, и конформизм. Тот факт, что общество создает стандарты (ожидания) поведения, подразумевает, что оно не всегда им соответствует. Если бы никто не занимался употреблением или торговлей кокаином, не было бы необходимости в законе, запрещающем это. Даже если бы существовало нечто похожее на идеальное общество, оно не могло бы надолго оставаться совершенным. Эмиль Дюркгейм (1938), один из основателей социологии, выразил эту мысль следующим образом.

"Представьте себе общество святых, напоминающее образцовый монастырь, где живут идеальные люди. В нем и понятия не имеют о том, что мы называем преступлением, но проступки, которые кажутся незначительными рядовому мирянину, могут вызвать среди них такой же скандал, какой обычно возникает по поводу преступления среди ординарных людей, которым свойственно конформное понимание жизни" (стр. 38).

Итак, в связи с девиацией могут возникнуть проблемы для некоторых групп общества или даже для всего общества в целом, но она также естественна, как и ее противоположность — конформизм. Чтобы глубже понять сущность девиации, мы должны попытаться дать ей какое-то определение, пусть даже оно будет слабым. Попытаемся определить девиацию как отклонение от групповой нормы, которое влечет за собой изоляцию, лечение, тюремное заключение или другое наказание нарушителя.

На основе этого определения мы можем выделить три основных компонента девиации: человек, которому свойственно определенное поведение; ожидание или норма, которая является критерием оценки девиантного поведения, и некий другой человек, группа или организация, реагирующая на поведение. В начале этой главы сказано, что Макинтош и Лопез были арестованы за попытку незаконного побега из тюрьмы. На основе законов и институтов, созданных обществом, к которому они принадлежали, было решено, что это поведение неприемлемо. Значит, сотрудники правоохранительных органов имеют право преследовать, арестовывать и наказывать преступников. На основе сочетания факторов, а не только самих поступков, поведение этой пары оказалось девиантным.

ЭМИЛЬ ДЮРКГЕЙМ

(1858—1917) Эмиль Дюркгейм был одним из основателей современной социологии. Он родился в еврейской семье, предполагалось, что он станет раввином. Вместо этого он занялся изучением философии, в первую очередь его интересовало ее применение в политике и общественной жизни, Эти области знаний тесно связаны с социологией, и в 1887 году Эмиль Дюркгейм стал первым профессором социологии во Франции, это почетное звание было ему присвоено в Бордо.

В 1902 году он стал профессором социологии и педагогики в Сорбонне.

В течение всей своей деятельности Дюркгейм придавал главное значение исследованию причин порядка и беспорядка в обществе. Что даеt людям возможность жить в согласии друг с другом? Почему иногда разрушается структура общества?

Пытаясь ответить на эти вопросы, он предложил концепцию коллективного сознания или совокупности убеждений и мнений, разделяемых всеми членами общества. Социальная интеграция существует, когда члены общества (или группы) придают важное значение его нормам и руководствуются ими в своей жизни.

Когда индивид больше не желает следовать общим нормам, возникает аномия или отсутствие норм. Эта ситуация может создаваться в результате любого резкого изменения социальной структуры, например при внезапных экономических подъемах или спадах.

Многие идеи Дюркгейма сформировались на основе его знаменитого исследования проблемы самоубийства. Используя обширные статистические данные, ему удалось установить связь между самоубийством и такими факторами, как национальность, религия, возраст, пол и даже времена года. Что еще более важно, он доказал, что количество самоубийств изменяется обратно пропорционально социальной интеграции. Другими словами, самоубийство представляет собой нечто большее, чем индивидуальный поступок; оно характерно для представителей определенных групп, и поэтому становится социальным явлением, или, как говорил Дюркгейм, "социальным фактом". Такие явления наблюдаются в течение длительного времени и существуют независимо от индивидуальных особенностей людей, поэтому их нельзя объяснить на биологическом или психологическом уровне.

Наряду с идеями Конта и Спенсера, концепция Дюркгейма часто ассоциируется с развитием функционализма, на основе которого исследуются социальные явления. "Чтобы объяснить социальный факт, — писал он, — мы должны выявить его функцию в создании социального порядка". Поэтому в то время как большинство криминологов считали, что преступление обусловлено индивидуальной патологией, Дюркгейм рассматривал его как нормальное общественное явление, даже связанное с некоторыми позитивными социальными функциями. Ни одно общество не может обеспечить всеобщее соблюдение норм и девиация необходима, поскольку общество должно быть гибким и готовым к переменам.

Как и многих ученых в области общественных наук, Дюркгейма глубоко волновали моральные проблемы своего времени. Однако он считал, что формирование и функционирование социальных институтов следует изучать исключительно объективно; лишь после тщательного научного исследования социолог вправе вмешиваться в дела общества. Его научный подход был одним из основных достижений, которые оказали важное влияние на развитие научной мысли.

Каковы причины девиации?

Если девиация и конформизм- — две стороны одной медали, почему первой уделяется больше внимания? Вероятно, это объясняется особой привлекательностью и необычностью девиации, хотя в то же время она ассоциируется с повышенным беспокойством. В прошлом веке мыслители в области общественных наук предложили множество объяснений девиации; в этом разделе мы рассмотрим основные разработанные ими теории. Неудивительно, что в них придается основное значение одному из трех вышеупомянутых факторов: человеку, норме и группе (Таблица 7—2).

Биологическое объяснение В конце 19-го века итальянский врач Цезаре Ломброзо выявил связь между криминальным поведением и определенными физическими чертами. Он считал, что люди предрасположены к определенным типам поведения по своему биологическому складу. Он утверждал, что "криминальный тип" ассоциируется с возвращением к более ранним стадиям человеческой эволюции. Этот тип можно определить по таким характерным чертам, как выступающая нижняя челюсть, реденькая бородка и пониженная чувствительность к боли. Теория Ломброзо получила широкое распространение, и другие мыслители в области общественных наук стали его последователями — они тоже устанавливали связь между девиантным поведением и многими физическими чертами.

Таблица 7—2 Теории девиации

–  –  –

Уильям X. Шелдон (1940), известный американский психолог и врач, подчеркивал важность строения тела. Он считал, что, так же как собаки определенных пород склонны следовать определенным образцам поведения, люди, имеющие определенное строение тела, обычно проявляют характерные черты личности. Эндоморфу (человеку умеренной полноты с мягким и несколько округлым телом) свойственны общительность, умение ладить с людьми и потворство своим желаниям.

Мезоморф (чье тело отличается силой и стройностью) проявляет склонность к беспокойству, он активен и не слишком чувствителен. И, наконец, эктоморф, отличающийся тонкостью и хрупкостью тела, обладает склонностью к самоанализу, повышенной чувствительностью и ранимостью.

На основе исследования поведения 200 юношей в центре реабилитации Шелдон сделал вывод, что мезоморфы наиболее склонны к девиации, хотя они отнюдь не всегда становятся преступниками.

Хотя подобные биологические концепции были популярны даже в начале 20-го века, их постепенно вытеснили более поздние исследования. Выявлены данные о том, что некоторые умственные расстройства, особенно шизофрения, могут быть обусловлены генетической предрасположенностью. Кроме того, некоторые биологические особенности могут оказывать психологическое влияние на личность.

Например, если мальчика дразнят за маленький рост, его ответная реакция может быть обусловлена стремлением выступить против общества, что влечет за собой девиантное поведение. Но в таких случаях биологические факторы лишь косвенно способствуют девиации, в сочетании с социальными или психологическими факторами. Поэтому при любом биологическом анализе девиации необходимо учитывать сложную совокупность многих факторов.

В последнее время биологическое объяснение девиации фокусируется на аномалиях половых хромосом (XY) девианта. В соответствии с нормой женщина обладает двумя хромосомами типа X, в то время как для мужчины характерно наличие одной хромосомы типа X и одной хромосомы типа Y. Но иногда у отдельных людей имеются дополнительные хромосомы типов X или Y (XXY, XYY, или, что встречается очень редко, XXXY, XXYY, и т.д.). На основе исследования поведения пациентов мужского пола в специализированной психиатрической больнице в Шотландии, Прайс и его коллеги (1966, 1967) выявили, что наличие дополнительной хромосомы типа Y было свойственно мужчинам выше среднего роста, которые оказались тяжелыми психопатами. В дальнейшем в результате исследования датских преступников Уиткин и его коллеги (1976) обнаружили, что среди мужчин с составом хромосом XYY наблюдался более высокий уровень преступности, чем среди испытуемых из контрольной группы, не обладавших дополнительными хромосомами. Однако мужчины, имевшие состав хромосом типа XYY, не были выше среднего роста. Кроме того, это исследование подтвердило данные, что среди мужчин с составом хромосом типа XYY, вероятно, больше осужденных не за убийства, а за преступления, связанные с захватом чужой собственности. На основе этих данных исследователи выразили сомнение по поводу того, что генетическая предрасположенность к агрессии способствует преступности мужчин с хромосомами типа XY Y. С другой стороны, среди мужчин с хромосомами типа XYY был обнаружен значительно более высокий уровень интеллектуальной дисфункции (что подтвердили тесты по проверке интеллектуальных способностей).

Хотя эти данные внушают доверие, возникают некоторые трудности, когда мы делаем вывод, что мужчинам, обладающим набором хромосом типа XYY, в большей мере свойственна биологически предопределенная тенденция к криминальному поведению, чем мужчинам, имеющим набор хромосом типа XY. Вероятно, иногда именно необычная, даже пугающая внешность таких мужчин в какой-то мере способствует тому, что их арестовывают и признают виновными чаще, чем людей с заурядной внешностью (Тэйлор, Уолтон и Янг, 1973 г.). Если действительно учитывать уровень развития их интеллекта, можно предположить, что мужчины, обладающие хромосомами XYY, чаще бывают пойманы на месте преступления, но необязательно их чаще подстрекают к совершению преступлений.

Психологические объяснения Психологический подход, так же как и биологические теории, рассмотренные выше, часто связан с анализом криминального поведения. Мыслители прошлого, которые стремились к психологическому объяснению девиации, подчеркивали важность анализа таких общих состояний, как "умственные дефекты", "дегенеративность", "слабоумие" и "психопатия". Криминологи старались найти научные методы определения связи между такими состояниями и криминальным поведением. Психоаналитики предлагали теории, которые устанавливали связь между девиантными поступками и многими психологическими проблемами. Например, Фрейд ввел понятие о потенциальных "преступниках с чувством вины" — речь идет о людях, которые желают, чтобы их поймали и наказали потому, что они чувствуют себя виноватыми. Ими владеют побуждения к разрушению, и, повидимому, они считают, что тюремное заключение в какой-то мере помогло бы преодолеть их (Фрейд, 1916/1957). Что касается сексуальной девиации, некоторые психологи считали, что эксгибиционизм, половые извращения и фетишизм обусловлены непреодоленным страхом кастрации. Например, демонстрируя свой половой орган, эксгибиционист, возможно, тем самым убеждается в его сохранности.

Тщательные исследования выявили, что сущность девиации нельзя объяснить только на основе анализа психологических факторов. В 1950 году двое исследователей осуществили критический обзор многих научных работ, в которых была сделана попытка доказать, что правонарушителям и преступникам свойственны некоторые психологические особенности, не характерные для не преступников.

Однако ни в одной из этих работ не была выявлена хотя бы одна такая особенность (имеются в виду незрелость, неустойчивость или нарушение душевного равновесия), характерная для всех преступников (Шуэсслер и Кресси, 1950).

В настоящее время большинство психологов и социологов признают, что особенности личности и ее мотивы, вероятно, оказывают важное влияние на все виды девиантного поведения. Но, по-видимому, на основе анализа какой-то одной психологической особенности, конфликта или "комплекса" нельзя объяснить сущность преступности или любого другого типа девиации. Более вероятно, что девиация происходит на основе сочетания многих социальных и психологических факторов.

Социологические объяснения Биологические и психологические объяснения девиации главным образом связаны с анализом характера человека, проявляющего девиантное поведение.

Социологическое объяснение учитывает социальные и культурные факторы, на основе которых людей считают девиантами.

Теория аномии Вероятно, впервые социологическое объяснение девиации нашло отражение в теории аномии, предложенной Эмилем Дюркгеймом. Дюркгейм использовал эту теорию в своем классическом исследовании сущности самоубийства. Он считал одной из причин самоубийства явление, названное аномией (буквально "отсутствие регуляции", "безнормность"). Объясняя это явление, он подчеркивал, что социальные правила играют важную роль в регуляции жизни людей. Нормы управляют их поведением, и они знают, что следует ожидать от других, а также, что другие ожидают от них. Иг. жизненный опыт (т.е. их удовольствия и разочарования) более или менее соответствует ожиданиям, обусловленным социальными нормами. Однако во время кризисов или радикальных социальных перемен, например в связи со спадом деловой активности и безудержной инфляцией, жизненный опыт людей перестает соответствовать идеалам, воплощенным в нормах общества В результате нарушается общественный порядок и происходит дезориентация людей. Чтобы наглядно показать воздействие аномии на поведение людей, Дюркгейм выявил, что во время неожиданных экономических спадов и подъемов уровень самоубийств, как правило, становится выше обычного. Он считал, что неожиданные упадок и процветание связаны с "нарушениями коллективного порядка". Социальные нормы разрушаются, происходит дезориентация людей — все это способствует девиантному поведению (Дюркгейм, 1897/1964).

Хотя теория Дюркгейма подверглась критике, основная идея социальной дезорганизации как принципа объяснения девиантного поведения считается общепризнанной до сих пор. Термин социальная дезорганизация обозначает состояние общества, когда культурные ценности, нормы и социальные связи отсутствуют или становятся неустойчивыми и противоречивыми. Это может происходить в результате смешения религиозных, этнических и расовых групп, имеющих различные религиозные взгляды и проявляющих верность различным идеалам, кроме того, они по-разному относятся к азартным играм, употреблению спиртных напитков и другим типам поведения. Кроме того, это может наблюдаться при высоком уровне миграции членов поселенческих общностей, что также приводит к неоднородности и неустойчивости социальных связей. На основе проведенного классического исследования Шоу и Маккэй (1942) выявили, что официальный уровень правонарушений среди подростков был особенно высок в городских районах, где проживают люди различного происхождения и наблюдается высокая степень текучести населения. Для населения таких районов характерен не только конфликт между культурными ценностями (что приводит к отсутствию общей совокупности ожиданий), но также возникают трудности в связи с контролем соблюдения любых стандартов, и государственные должностные лица даже не пытаются это осуществлять (Коэн и Шорт. 1961). Противоречивые критерии оценки поведения людей и слабый контроль со стороны властей в значительной мере способствуют росту правонарушений.

Сравнительно недавно теория аномии нашла новое выражение в понятии "социальных связей", введенном Трэвисом Хирши (1969). Хирши утверждает, что чем больше люди верят в правильность ценностей, общепринятых в обществе (например, в правильность законов), чем активнее они стремятся к успешной учебе, участию и социально одобряемой деятельности (например, внешкольным занятиям) и чем глубже их привязанность к родителям, школе и сверстникам, тем меньше вероятность, что они совершат девиантные поступки. Исследование поведения 1300 юношей с белым цветом кожи (в возрасте от 12 до 18 лет) в некоторой мере подтвердило эту точку зрения. Например, среди подростков, которые стремились "быть полностью похожими на своих отцов" (что свидетельствует об их привязанности к родителям), 64 процента обнаружили низкий уровень правонарушений; а среди тех. кто не проявил желания быть похожими на отцов, лишь 41 процент отличался низким уровнем правонарушений. Однако этот вывод не подтвердило исследование, впоследствии проведенное Хинделангом (1973), который выявил, что слишком глубокая привязанность к сверстникам способствует правонарушениям. Это означает, что группы сверстников действительно регулируют поведение своих членов, но они же могут поощрять преступное поведение.

Теория аномии Мертона Роберт К. Мертон (1938) внес некоторые изменения в концепцию, предложенную Дюркгеймом. Он считает, что причиной девиации является разрыв между целями общества и социально одобряемыми средствами осуществления этих целей.

В качестве примера можно привести противоречивое отношение американцев к проблеме достижения богатства. Американцы с восхищением относятся к финансовому успеху; достижение богатства является культурной целью.

Социально одобряемые или установленные средства достижения этой цели подразумевают такие традиционные методы, как получение хорошего образования и устройство на работу в торговую или юридическую фирму. Но когда мы сталкиваемся с реальным положением дел в американском обществе, становится ясно, что социально одобряемые средства недоступны для большинства населения.

Многие люди не могут платить за хорошее образование, а лучшие предприятия принимают на работу лишь ограниченное количество специалистов.

Согласно Мертону, когда люди стремятся к финансовому успеху, но убеждаются в том, что его нельзя достичь на основе социально одобряемых средств, они могут прибегнуть к многим незаконным способам достижения этой цели, — например, заняться рэкетом, спекуляцией на скачках или торговлей наркотиками. Мы вернемся к обсуждению точки зрения Мертона об атом и других способах противодействия аномии в других разделах этой главы.

Методы и критерии.

Исследование преступности на основе учета ее жертв Вероятно, каждому из нас известно, что в недавнем прошлом произошло повышение уровня преступности, Но каков уровень преступности в современной Америке? Как ни странно, никто не может точно ответить на этот вопрос.

Статистические данные, которыми располагает полиция, являются главным источником информации о преступности. Но о чем в действительности свидетельствуют статистические данные? Когда полицейское управление сообщает о росте преступности, жители поселенческих общностей часто испытывают страх и тревогу. Но такие сообщении не всегда отражают, в какой мере действительно происходит повышение преступности. Вместо этого в них может находить отражение тот факт, что поймано больше преступников, или свидетельство о том, что большее число людей сообщает о преступлениях.

В настоящее время мы не располагаем достоверными сведениями о деятельности преступников. Статистические данные, имеющиеся в распоряжении полиции, основаны на "сообщениях" о преступлениях и арестах, но эти цифры не являются убедительными показателями преступности. К тому же о многих преступлениях нигде не сообщается — например, жертвы изнасилований часто стесняются обратиться в полицию.

Статистика не отражает нераскрытые преступления, например, подкуп таможенных чиновников. Она также не учитывает жалобы, которые полиция отсылает в другие учреждения, например, больницы и организации системы социального обеспечения. И поскольку многие преступления никогда не раскрываются, по количеству арестов нельзя судить об общем уровне преступности. Данные об убийствах и жестоких изнасилованиях обычно не предаются огласке при задержании подозреваемых. Однако, что касается многих других видов преступлений, арест далеко не всегда влечет за собой осуждение. Например, "раскрываются" сведения лишь о четверти всех ограблений и угонов автомобилей сразу после ареста подозреваемых. По-видимому, официальные данные не отражают огромное множество нераскрытых, засекреченных и незарегистрированных преступлений.

Учитывая эти проблемы, комиссия по правоохранению и управлению, назначенная президентом, выбрала другой подход. Было решено сосредоточить внимание на опросе жертв преступлений. В 1966 году уполномоченный этой комиссии поручил Центру исследования общественного мнения при университете в Чикаго провести обследование 10000 семей и выяснить, были ли они когда-либо жертвами преступлений. Комиссия также провела более интенсивное изучение криминогенных зон во многих городах.

Результаты были потрясающими. На основе подведения итогов обследования было выявлено, что от преступлений пострадало вдвое больше людей, чем сообщало ФБР. В действительности произошло в 3,5 раза больше изнасилований и в 3 раза больше ограблений. В некоторых особо опасных криминогенных районах было выявлено в 3—10 раз больше преступлений, чем об этом говорили статистические данные, представленные полицией. На основе обследования также обнаружено, что в криминогенных районах ежегодно совершается от 10000 до 24 000 преступлений на 100000 жителей. Это означает, что даже при самом заниженном подсчете каждый из 10 человек ежегодно является жертвой преступления - эта цифра на 400 процентов превышает данные, представленные полицией.

Хотя эти подсчеты полны драматизма, но, вероятно, они тоже занижены. Результаты обследования не включают преступления, совершенные против торговых фирм и организаций. Вероятно, занижено число преступлений против детей.

А память людей слишком ненадежна. Люди могут забывать даже о серьезных преступлениях, которые произошли давно; они могут также забывать и о незначительных проступках. В связи с этими техническими недостатками возникают новые проблемы, но постепенно они решаются. Обследования жертв преступлений полезны и в теоретическом, и в практическом отношении. С теоретической точки зрения усовершенствование методов обследования дает возможность установить связь между опытом жертвы преступления и различными социологическими (имеются в виду доход, образование и расовая принадлежность) и психологическими факторами (подразумеваются страх перед преступниками и отношение к правоохранительным органам). Другими словами, следует выявить характерные черты жертв преступлений. Вероятно, это поможет нам определить, почему одни люди становятся жертвами преступлений скорее, чем другие.

С практической точки зрения обследование должно дать нам более точные сведения об уровнях преступности — эта информация играет важную роль в планировании деятельности полиции и формировании общественной политики в отношении преступлений. Когда сообщается о росте преступности, рядовой гражданин часто приходит к заключению, что полиция не справляется со своей работой.

Но на самом деле все часто обстоит наоборот. Сообщения о низком уровне преступности могут просто свидетельствовать о том, что полиция смотрит сквозь пальцы на деятельность многих преступных элементов. Обследования жертв преступлений могли бы представить перед обществом более правдивую картину борьбы полиции с преступностью. Более того, вторичный анализ статистических данных мог бы служить в качестве своего рода контроля. В настоящее время правоохранительные органы обладают монополией на сведения о преступности, это означает, что они могут подтасовывать статистические данные в соответствии со своей выгодой.

Если общество получит доступ к другим источникам информации, уменьшится вероятность такой подтасовки.

Культурологические объяснения Теории, основанные на социальной дезорганизации, рассматривают социальные силы, которые "толкают" человека совершать девиантные поступки. Так называемые культурные теории девиации по своей сущности напоминают теории социальной дезорганизации, но сосредоточены на анализе культурных ценностей, благоприятствующих девиации — другими словами — сил, "побуждающих" людей к девиантному поведению.

Селлин (1938) подчеркнул, что девиация возникает в результате конфликтов между культурными нормами. Он занимался исследованием поведения отдельных групп, нормы которых отличаются от норм остального общества. Эти конфликтные нормы возникают потому, что интересы группы не соответствуют нормам большинства. В соответствии с ценностями субкультур уличных банд или групп заключенных полиция ассоциируется скорее с карательной деятельностью или продажностью, чем с охраной покоя граждан и защитой личной собственности. Член такой группы усваивает её нормы и, таким образом, становится неконформной личностью с точки зрения широкого общества.

Миллер (1958) расширил идею Селлина о взаимосвязи между культурой и девиантным поведением. Он утверждал, что существует ярко выраженная субкультура низшего слоя общества, одним из проявлений которой является групповое правонарушение. Эта субкультура придает огромное значение таким ценностям, как готовность рисковать, выносливость, стремление к острым ощущениям и "везение". Поскольку члены банды руководствуются этими ценностями в своей жизни, другие люди, и в первую очередь представители средних слоев общества, начинают относиться к ним, как к девиантам.

Селлин и Миллер считают, что девиация происходит в результате усвоения людьми субкультуры, нормы которой противоречат нормам господствующей культуры.

Но почему лишь некоторые люди усваивают ценности "девиантной" субкультуры, в то время как другие отвергают ее? Эдвин Сатерленд (1939) пытался объяснить это на основе понятия дифференцированной связи. Он утверждал, что преступность (форма девиации, которая в первую очередь интересовала его) усваивается. Люди воспринимают ценности, способствующие девиации, на основе общения с людьми, которые уже являются носителями этих ценностей. Если большинство друзей и родственников того или иного человека занимаются преступной деятельностью, существует вероятность, что он тоже станет преступником.

Теория Сатерленда значительно точнее и глубже, чем подсказанная здравым смыслом мысль о том, что девиация возникает, когда люди просто "околачиваются", с плохой кампанией. Криминальная девиация является продуктом преобладания контактов с носителями преступных норм. Более того, Сатерленд тщательно описал факторы, сочетание которых способствует преступности. Он подчеркнул, что важную роль играют контакты не с безличными организациями или институтами (например, законодательными органами или церковью). Скорее, имеется в виду близкое, повседневное общение — в школе, дома или на "месте постоянных сборищ" по соседству. Юноши из городского гетто, которые более тесно общаются с представителями уличных банд, торговцами наркотиками и проститутками, чем со своими законопослушными родителями и молодыми людьми, стремящимися к получению хорошего образования, в большей мере склонны к одобрению преступного поведения. Частота контактов с девиантными образцами, а также их количество и продолжительность оказывают влияние на интенсивность усвоения человеком девиантных ценностей. Важную роль играет и возраст людей. Чем моложе человек, тем с большей готовностью он усваивает образцы поведения, навязываемые другими.

Клауорд и Оулин (Клауорд, 1959; Клауорд и Оулин, 1960) так же как Сатерленд считают, что причиной правонарушения является не только социальная дезорганизация и крушение идеалов. Они подчеркивают благоприятные возможности, связанные с участием в групповом девиантном поведении, особенно если такое поведение сулит реальные блага. В некоторых районах юноши способны усваивать опыт так называемых ролевых людей, которые являются преуспевающими девиантами — речь идет о взрослых, участвующих в организованных и профессиональных преступлениях; они завоевали влияние, престиж и высокое положение в обществе. Часто эти люди занимаются организованной торговлей наркотиками и другими видами преступной деятельности, вовлекая в нее молодых людей.

Возможности процветания соблазняют людей, имеющих ограниченный доступ к законным способам достижения успеха.

Теория навешивания ярлыков Теории, рассмотренные до сих пор, связаны главным образом с анализом личностных особенностей девианта или с социальными и культурными факторами, способствующими девиации. Однако в последние 20 лет сформировалось несколько новых подходов к девиации, которые делают основной упор на тех, кто оценивает человека с точки зрения девиации, а также на способы обращения с человеком после того, как ему или ей навешен ярлык "девианта".

Говард Беккер предложил концепцию, противоположную теориям, которые мы обсуждали до сих пор. В своей книге "Аутсайдеры" (1963) он отверг многие психологические и социологические объяснения девиации, поскольку они основаны на медицинской модели, согласно которой человек, проявляющий девиантное поведение, считается в некотором смысле "больным". Такие подходы не учитывают политический аспект девиации. Беккер считал, что девиация на деле обусловлена правоспособностью влиятельных групп общества (имеются в виду законодатели, судьи, врачи и пр.) навязывать другим определенные стандарты поведения. "Социальные группы создают девиацию, — писал он, — поскольку они составляют правила, нарушение которых считается девиацией; кроме того, они навязывают эти правила определенным людям, которым "навешиваются ярлыки" аутсайдеров. С этой точки зрения девиация определяется не качеством поступка, который совершает человек, а скорее следствием применения другими правил и санкций против "нарушителя" (стр. 9).

Концепция Беккера и подобные ей теории названы теорией наклеивания ярлыков, поскольку они объясняют девиантное поведение в терминах правоспособности влиятельных групп навешивать ярлыки "девиантов" членам менее влиятельных групп. С человеком могут обращаться так, словно он или она нарушили правило (даже если это и не соответствует действительности) только потому, что другие люди утверждают, что это правило нарушено. Именно так часто поступали с неграми в Америке. Они подвергались преследованию и иногда линчеванию в связи с ложным обвинением в изнасиловании белых женщин. Короче говоря, Беккер высказал мысль, что "принятие решения о девиантности и недевиантности данного поступка частично обусловлено его характером (речь идет о том, связан ли он с нарушением какого-то правила), а частью тем, как его оценивают другие люди" (стр. 14).

Большинство людей нарушает некоторые социальные правила. Тинэджер может время от времени покуривать сигареты с марихуаной. Администратор может раздуть счет. Тот или иной человек может пытаться заниматься гомосексуализмом.

Вероятно, окружающие вначале смотрят на эти поступки сквозь пальцы, а человек, нарушающий правила, по-видимому, не считает себя девиантом.. Лемерт(1951) называет этот тип поведения первичной девиацией. Но что происходит, если друг, член семьи, начальник или служащий правоохранительного органа выявляют эти поступки и рассказывают о них другим? Часто это приводит к вторичной девиации, когда человеку присваивается ярлык девианта; при этом окружающие обращаются с ним, как с девиантом; постепенно и он или она сами начинают считать себя девиантом и вести себя в соответствии с этой ролью.

Кем являются люди, которые могут заставить других подчиняться их правилам?

Беккер утверждает, что это зависит от распределения политической и экономической власти. Например, психиатры устанавливают правила, в соответствии с которыми людей считают психически неполноценными. Беккер также подчеркивает роль так называемых "идейных вдохновителей", которые отправляются в крестовые походы во имя создания новых ценностей. Если эта борьба увенчается успехом, создается новая система правил (и появляются новые девианты). Восемнадцатая поправка, на основе которой был принят закон о запрете продажи спиртных напитков, возникла в результате такого "крестового похода" (Беккер, 1963).

Таким образом, теория "наклеивания ярлыков" описывает процесс формирования нового отношения к людям, которых считают девиантами, в отличие от прежних теорий, делающих упор на особенностях индивидов, способствующих девиации. Теория "наклеивания ярлыков" подверглась критике. Гоув и другие исследователи считают, что ее сторонники "стоят на стороне обездоленных", которые оказались на дне общества и не могут оказать сопротивление тем.

кто навешивает на них ярлыки девиантов. Сравнительно недавно Пивен(1981)отметила, что сторонники этой концепции в какой-то мере преувеличивают пассивность девиантов и их неспособность бороться с правящими классами. Она утверждает, что в действительности из истории известны многие факты о людях, оказывающих сопротивление, иногда успешное, попыткам властей унизить их и поставить на колени. Она приводит пример успешной борьбы негров Юга, отвергающих нормы, навязываемые им окружающим обществом, и организующих бойкоты, сидячие забастовки и марши протеста. Согласно точке зрения Пивен, девиация подразумевает конфликт в большей мере, чем предполагают сторонники теории наклеивания ярлыков.

Теория конфликта Еще более ярко выраженный политический подход к девиации выбран группой социологов, которые считают себя "радикальными криминологами". Они отвергают все теории о преступлении, основанные на понятии, что оно является нарушением общепринятых законов. Они утверждают, что такие теории трактуют общество как абсолютно единое целое. Согласно их точке зрения, в действительности составление законов и их осуществление есть момент конфликта между группами, присущего обществу, чтобы пояснить суть этой концепции. Остин Турк (1969) привел следующий довод: когда возникает конфликт между властями и некоторыми категориями граждан, власти обычно прибегают к принудительным мерам. Например, сотрудники полиции с большей готовностью применяют законы, соответствующие их субкультуре (например, законы, запрещающие гомосексуализм), чем законы, противоречащие их субкультуре (например, законы, защищающие гражданские права). Кроме того, полиция в первую очередь применяет законы, направленные против бедных и не имеющих власть; она особенно жестоко подавляет тех, кто не в силах сопротивляться.

Квинни (1977) дал более глубокий анализ взаимосвязи между конфликтом среди групп общества и применением закона; он рассмотрел эту проблему с точки зрения марксизма. Он утверждает, что законы и деятельность правоохранительных органов являются орудиями, которые правящие классы (владеющие средствами производства) используют против тех, кто лишен власти. Например, в 12-м веке были приняты законы, запрещающие бродяжничество; это было обусловлено стремлением аристократии, владевшей землей, заставить бедняков работать;

ибо в то время каждый десятый работник погибал от чумы или призывался в отряды крестоносцев (Чемблисс, 1964). Далее Квинни подчеркивает, что даже законы, якобы противоречащие интересам правящих классов (например, законодательство, поддержавшее требования профсоюзов, принятое в 1930-е и 1940-е годы), в действительности служат этим интересам, поскольку, если бы такое законодательство не было принято, произошла бы революция, что привело бы к коренным изменениям экономического строя.

Таким образом, радикальная криминология отвлекает наше внимание от выяснения, почему люди нарушают законы, и придает главное значение анализу сущности самой законодательной системы. Более того, сторонники этой теории рассматривают "девиантов" не как нарушителей общепринятых правил, а скорее как бунтарей, выступающих против капиталистического общества, которое стремится "подвергнуть изоляции и поместить в психиатрические больницы, тюрьмы и колонии для несовершеннолетних растущее множество своих членов, как если бы они нуждались в контроле" (Тэйлор и др., 1973, стр. 269).

Мы убедились в том, что существуют глубокие различия между многими биологическими, психологическими и социологическими объяснениями девиации.

Но для всех этих теорий характерна общая тенденция, о которой мы говорили.

Мы рассмотрим ее подробнее в главах 10-й и 18-й. За последние годы стало придаваться меньшее значение биологическим или психологическим факторам, "толкающим" людей к девиантному поведению. Более поздние теории, особенно новая, криминология делают упор на характере общества и стремятся выявить, в какой мере оно заинтересовано в создании и сохранении девиации. В новейших теориях все чаще критикуется существующее социальное устройство, в них говорится о необходимости преобразования не отдельных людей, а всего общества в целом.

Похожие работы:

«Галина Александровна Кизима Новые идеи для сада и огорода Новые идеи для сада и огорода./ Кизима Галина Александровна : АСТ; Москва; 2010 Аннотация Эта книга написана специально для садоводов-любителей, а потому она свободна от научной терминологии. В ней обобщен уникальный опыт как самого автора, так и многих...»

«М. Кайзер СЕКТОР НЕФОРМАЛЬНОЙ ТОРГОВЛИ В УЗБЕКИСТАНЕ: СТРАТЕГИЧЕСКИЕ СОЦИАЛЬНЫЕ СЕТИ ПРОТИВ НОВЫХ РИСКОВ1 В данной работе рассматривается феномен мелкой торговли в Узбекистане бывшей союзной республике в СССР...»

«Таз и н И г о р ь И в а но в и ч КРИМИНАЛИСТИЧЕСКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА М О Т И В А Ц И О Н Н О СМ Ы С Л ОВОЙ С Ф Е Р Ы ЛИЧНОСТИ ПРЕСТУПНИКА Сп еци а льно ст ь 1 2. 0 0. 0 9 у г о л о в н ы й п р о ц е с с, кр и ми н ал и ст и к а и с у д еб н а я э к спе р т и з а, опер атив но р о з ы с к н а я д е я т е л ь н о с т ь Ав то р еф ер ат д и...»

«© 2004 г. Л.А. БЕЛЯЕВА СОЦИАЛЬНЫЙ ПОРТРЕТ ВОЗРАСТНЫХ КОГОРТ В ПОСТСОВЕТСКОЙ РОССИИ БЕЛЯЕВА Людмила Александровна доктор социологических наук, ведущий научный сотрудник Института философии РАН. Общественные перемены последних пятнадцати лет живо отразились на жизненных траектор...»

«Учебное руководство по генетическим ресурсам лесов Изучение конкретного примера 1.3 Shorea lumutensis: генетическая изменчивость и сохранение МОДУЛЬ 1 Стратегии сохранения видов Изучение конкретного примера 1.3 Shorea lumutensi...»

«РЕ П О ЗИ ТО РИ Й БГ П У СОДЕРЖАНИЕ ПОЯСНИТЕЛЬНАЯ ЗАПИСКА І. ТЕОРЕТИЧЕСКИЙ РАЗДЕЛ 1.1 Основные положения по учебной дисциплине 1.2 Методика описания образно-тематического материала музыкального произведения І...»

«Социальная политика Социальная структура © 1999 г. З.Т. ГОЛЕНКОВА, Е.Д. ИГИТХАНЯН ПРОЦЕССЫ ИНТЕГРАЦИИ И ДЕЗИНТЕГРАЦИИ В СОЦИАЛЬНОЙ СТРУКТУРЕ РОССИЙСКОГО ОБЩЕСТВА ГОЛЕНКОВА Зинаида Тихоновна доктор философских наук, профессор, заместитель директора Института...»

«Александр Павлович Горкин Энциклопедия «Техника» (с иллюстрациями) Серия «Современная иллюстрированная энциклопедия. Техника» Предоставлена издательством «Росмэн» http://www.litres.ru/pages/biblio_book...»

«ЛЕКАРСТВА УБИЙЦЫ Оглавление ГЛОБАЛЬНЫЕ ПРОЦЕССЫ НА ЗАПАДЕ И НАЗНАЧЕНИЕ РОССИЙСКОГО РЫНКА ЧТО ДАЛА ФАРМАЦИЯ НАРОДАМ, В ЕЕ РАЗВИТИИ ПРЕУСПЕВШИМ? 1. ПРОЗАК (ФЛУОКСЕТИН) 2. Фенолфталеин ФЕНОЛФТАЛЕИН 3. Тамоксифен ТАМОКСИФЕН...»

«ПРИЛОЖЕНИЕ К ООП ООО МБОУ «КСОШ №5»РАБОЧАЯ ПРОГРАММА ПО ТЕХНОЛОГИИ 5-8 классы 2016 год Рабочая программа по ТЕХНОЛОГИИ составлена на основе Федерального государственного образовательного стандарта основного общего обра...»

«186 ГЛАВА V ПОЗДНИЙ ИДЕАЛ ВСЕОБЩЕГО СОГЛАСИЯ И ЛИБЕРАЛИЗМ РОССИЯ «ПРИШЛА В СЕБЯ» Банкротство воспроизводственной деятельности, опиравшейся на идеал крайнего авторитаризма, на тоталитарные принципы, вызвало в обществе массовое дискомфортное состояние. Гигантска...»

«Взгляды,выраженныевданном документе,являются мнением автораинеобязательно отражают взгляды или политики Азиатского банка развития(АБР)или его Совета Директоров,или представляемых ими Правительств. АБРне гарантирует точность данныхвданном документеине берет н...»

«© 2002 г. Е.Ю. МЕЩЕРКИНА СОЦИОЛОГИЧЕСКАЯ КОНЦЕПТУАЛИЗАЦИЯ МАСКУЛИННОСТИ МЕЩЕРКИНА Елена Юрьевна кандидат философских наук, ведущий научный сотрудник Института социологии РАН. Теоретико-методологические предпосылки Редкий социо...»





















 
2017 www.pdf.knigi-x.ru - «Бесплатная электронная библиотека - разные матриалы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.