WWW.PDF.KNIGI-X.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Разные материалы
 

«ВЕЛИКАЯ Наталия Михайловна — кандидат социологических наук, доцент Российского государственного гуманитарною факультета. Социально-политическое развитие современного ...»

Н.М. ВЕЛИКАЯ

ПРОБЛЕМЫ КОНСОЛИДАЦИИ ОБЩЕСТВА И ВЛАСТИ

ВЕЛИКАЯ Наталия Михайловна — кандидат социологических наук, доцент Российского государственного

гуманитарною факультета.

Социально-политическое развитие современного российского общества характеризуется существенным преобладанием процессов дифференциации над процессами

социальной интеграции и политической консолидации. Это фиксируется не только

на уровне политологических и социологических исследований 1, но и на уровне политической практики, прежде всего в выступлениях политических лидеров, когда в период обострения политической ситуации или во время нарастания кризисов из уст политиков слышатся призывы к консолидации всех общественных движений и политических сил. Не случайно президент отдал дань идее консолидации в последнем послании Федеральному собранию. Естественно, от одного понимания необходимости политической интеграции и стабилизации желаемая ситуация не может сложиться.

Несомненно, консолидация необходима и, будучи одной из характеристик взаимодействия различных социальных субъектов, выступает одним из путей достижения социального согласия в обществе, особенно в транзитивном. Проблема консолидации важна для федеративного государства, в федерации асимметричной, каковой и является РФ. Здесь интеграция осложняется и различиями регионального характсра; поселенческими, национальными, между субъектами федерации.

Отметим, что, хотя консолидация власти и консолидация общества тесно взаимосвязаны, это разные процессы, причем в обществах нестабильных роль государства в процессе консолидации неизбежно возрастает. Поскольку консолидация в понимании политической элиты - это прежде всего наличие вертикали власти и формирование устойчивого политического большинства, деятельность российского государства и партии власти на рубеже XX- XXI вв. в России была связана с работой именно в этих двух направлениях.

Та модель федерализма, которая была сформирована в России в результате реформ начала 1990-х, предполагала построение децентрализованной модели управления, где регионы и более мелкие территориальные единицы обладают известной автономией. Однако принцип субсидиарности в российском исполнении превращается в свою противоположность. Идея децентрализованного управления в России редко встречала отклик со стороны и власти, и общества. Объясняется это прежде всего тем фактом, что долгие годы, практически на протяжении всей своей истории, Россия существовала как жестко централизованное бюрократическое государство.

Кроме того, нерегулируемая регионализация и республиканизация нанесла заметный ущерб как самой идее "федерализма", так и практике строительства открытых и равных отношений между центром и субъектами. Решения принимались спонтанно, власть слишком быстро сделала "исторический выбор", чем и была спровоцирована неуправляемость процесса децентрализации 2.

Смещение центра политической и экономической жизни в регионы, усиление влияния региональных проблем на политическую и социальную ситуацию в стране подтолкнуло федеральный центр к восстановлению властной вертикали и проведению административной реформы, главной целью которой стало ослабление регионального сепаратизма, протекционизма, централизация финансовых ресурсов при четком разделении полномочий между всеми уровнями власти. Первый шаг был сделан еще в 2000 г., когда Администрация Президента подготовила целый пакет нормативно-правовых актов, целями которых были укрепление "единого государства", обеспечение "диктатуры закона", "усиление власти", "восстановление в стране работающей властной вертикали". (Были введены новый порядок формирования Совета Федерации и механизм федерального вмешательства в региональные дела;

право региональных парламентов распускать представительные органы местного самоуправления и право высших должностных лиц субъектов РФ отрешать от должности глав муниципальных административных центров, за исключением столиц и областных центров, судьбу которых мог решать только Президент.) Курс на централизацию власти был взят и созданной комиссией по разграничению полномочий под руководством Д. Козака, которая разработала очередную программу реформ и внесла в 2003 г. в Государственную Думу два законопроекта ("Об общих принципах организации местного самоуправления" и новую редакцию закона "Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов РФ", принятые в июне 2003 г.).

В соответствии с этими законами сегодня мы переживаем так называемый переходный период, когда Налоговый, Бюджетный кодексы, законодательная база субъектов федерации приводятся в соответствии с новыми нормами. В 2006 г. все законы вступят в силу, а в полном объеме новая система начнет работать в 2008 г.

Очевидно, что централизуются законодательные полномочия и права межбюджетных отношений. Кроме этого, на федеральном уровне концентрируются регулятивные и контрольные функции. Наиболее радикальное новшество - закон "Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации", включающий пункты о назначении президентом России временного исполняющего обязанности главы региона в случае прекращения полномочий предыдущего губернатора, о роспуске регионального законодательного собрания, если оно в течение трех месяцев не исполняет решение суда по приведению норм в соответствие с федеральными законами; об отзыве высшего должностного лица субъекта, если за отзыв проголосовало не менее, чем половина всех зарегистрированных в субъекте РФ избирателей.

Но этих мер показалось недостаточно, и в сентябре 2004 г. Президент страны, имея после выборов 2003 г. абсолютное большинство, поддерживающее его в Думе, заявил о новых изменениях в порядке формирования исполнительной власти и внес соответствующий законопроект в Государственную Думу. В соответствии с этим вносятся изменения в два федеральных закона; "Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации" и "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации". В соответствии с этими изменениями главы регионов избираются по представлению президента областными законодательными собраниями, а выборы в ГД осуществляются по пропорциональной системе выборов.

По результатам социологического опроса, проведенного Всероссийским центром изучения общественного мнения осенью 2004 г., большинство россиян не считают, что идея президента поможет обеспечению единства государства. 19% опрошенных были полностью не согласны с этой инициативой Путина, более 29 - скорее не согласны, чем согласны. Поддержали идею 39% опрошенных, а 13 затруднились ответить на вопрос. 30% убеждены, что эта мера вряд ли поможет в борьбе с терроризмом. Добавим, что проблема самостоятельности регионов волнует россиян меньше всего (из списка 34 проблем она на последних местах в начале 2000-х годов)3. Безучастными оказались и субъекты федерации. Более того, подавляющее большинство руководителей субъектов федерации и представителей политической элиты словно соревновались в желании продемонстрировать свою лояльность президенту и поддержать эти новации, повторяя как заклинание фразу; "вертикаль власти". Единичные выступления против не сделали погоды на политическом рынке4.

Данные преобразования исполнительной власти усиливают прежде всего позиции федерального Центра, свидетельствуя о рецентрализации государственной власти и в определенном смысле о декоративности российского федерализма, т.к. пока не идет речи ни о передаче значительной части властных полномочий с регионального на муниципальный уровень, ни о реально существующих местных сообществах, которые являются основой функционирования федеративной системы. Местное сообщество как носитель территориального самосознания теоретически и в России могло бы выступить одним из центров влияния и власти, стать одним из институтов гражданского общества. Собственно, декларативная цель многочисленных реформ местного самоуправления (МСУ) в этом и состояла. Однако естественное стремление местной и региональной политической элиты остаться у руля не позволяет развиваться реальным демократическим началам в местных сообществах.

Если уровень доверия к президенту растет, то уровень доверия к другим институтам государства и гражданского общества падает.

Интегральная оценка населением различных органов власти показывает, что самые высокие показатели у Администрации Президента, далее следуют губернаторы, мэры, правительство. Еще весной 2002 г. почти 15% респондентов высказывались за то, чтобы органы МСУ подчинялись региональному уровню, а регион - Центру. Примерно такой же процент - за разделение полномочий, а 27% не знали, какая модель лучше5. За самостоятельность регионов и территориальных единиц, по данным опросов, высказывались всего 4% опрошенных, за равноправие - 5%. При этом две трети опрошенных (62%) считают, что в России не существует сильного государства (там же), и одним из необходимых условий совершенствования государственной системы нашим согражданам видится жесткая вертикаль власти, соблюдение политики подчинения местной власти - региону, а региона - Центру. Поэтому и предложения об усилении вертикали власти встречают понимание и поддержку у большинства населения России Помимо объяснений, связанных с социокультурными и историческими факторами, напрашивается вывод о связи подобных настроений с механизмами социальной идентификации.

В условиях общества риска население в основном идентифицирует себя с государством, которое хоть как-то поможет в сложный период чрезвычайных ситуаций или в период стихийных бедствий, как это было на Камчатке, в Якутии, на Северном Кавказе. Сегодня бедное население может идентифицировать себя только с государством, но никоим образом не с профсоюзами или политическими партиями. Вместе с тем фрагментация политического пространства не может устраивать ни политическую элиту, ни общество, т.к. сама идея плюрализма не укоренена в отечественной политической культуре. Только одна четвертая часть населения России убеждена в необходимости существования многопартийной системы, 14% считают, что партии не нужны вообще, а 20% ностальгируют по однопартийной системе6.

Есть основания говорить о том, что консолидация власти в России уже состоялась, т.к. основной центр власти в России сегодня один; центростремительные тенденции, вызванные усилиями федерального центра, привели к стабилизации российского федерализма, а изменения в избирательном законодательстве обеспечивают политической элите, находящейся у власти, значительные преимущества. Частично это стало возможно и за счет тех изменений в избирательном законодательстве, которые были приняты накануне избирательной кампании 2003 г., что снижает шансы малочисленных партий, являющихся носителями немажоритарных идеологий. А новая президентская поправка о выборах только по пропорциональной системе лишает возможности "независимых кандидатов" пройти в высшие эшелоны власти вне партийных структур. Предполагается, что эта мера будет способствовать укреплению партийной системы и формированию массовых партий. Однако, скорее, подобные изменения будут способствовать усилению прежде всего действующей партии власти, что в конечном итоге приведет к еще большему слиянию власти и собственности.

Эти изменения повлияли и на электоральный процесс в регионах. Если ранее главной задачей руководителей субъектов федерации было обеспечение присутствия во власти своих сторонников, то теперь необходимо обеспечить доминирование сторонников президента в подтверждение лояльности самого губернатора президентской администрации. Поэтому главы субъектов федерации продолжают гласно и тайно влиять на избирательный процесс как на региональном, так и на местном уровне, чтобы сформировать лояльную региональную ассамблею и видеть на посту глав местных администраций "нужных людей". Во многих субъектах федерации в практику вошли т.н. губернаторские списки - своеобразный перечень фамилий тех кандидатов, которые поддерживаются губернатором. С каждыми последующими выборами численность оппозиции в региональных парламентах сокращается. В случае если мэр отклоняется от заданного курса, сценарий борьбы с ним типичен: от сокращения финансирования до возбуждения уголовного дела.

Анализ результатов и федеральных, и региональных, и местных выборов последних 2 лет показывает, что на всех уровнях управления ныне лидирует "партия власти", что дает основания некоторым политикам говорить о состоявшейся консолидации общества на базе центризма. В этой связи возникает несколько вопросов, имеющих непосредственное отношение к обсуждаемой проблематике: что такое "центризм по-русски", какова его роль в политике и каким образом властвующая политическая элита определяет консолидацию общества.

В преддверии последних выборов призывы к консолидации раздавались из уст политиков самых разных идеологических ориентаций, тем не менее история российской многопартийности показала, что наши политические элиты не готовы и не всегда способны к реальному объединению. И левый, и правый фланг российского политического спектра оказался расколотым. Исключением стала власть в лице "центристов" (прежде всего "Единой России"), которые, объединившись на основе идеи преданности власти, одержали убедительную победу на выборах 2003 г., набрав 37,6% голосов избирателей по партийным спискам. Такой же впечатляющей была и победа "единороссов" по одномандатным округам. Партам выдвинула 144 кандидата, и в 103 округах из 221, в котором выборы были признаны состоявшимися, победили ее выдвиженцы (70%). Как воспринимать ее победу - как результат консолидации власти или как результат консолидации общества?

Успех "Единой России" был достигнут практически повсеместно и вне зависимости от политико-идеологических ориентаций того или иного региона. С географической точки зрения нельзя выделить зоны, наиболее благоприятные для кандидатов "партии власти". Конечно, в наибольшей степени результат "Единой России" в регионах зависел от степени консолидации административного ресурса, однозначности ставок, сделанных региональными элитами (а ставки эти почти всегда делались или на кандидата "Единой России", или на лояльного "независимого"). В лояльных регионах именно административный ресурс обеспечил победу единороссам с 40-50% результатом, в некоторых случаях достигая отметки в 80%.

Весьма внушительным успех "Единой России" оказался в национальных республиках: в Башкирии и Татарстане, где кандидаты выиграли во всех округах (шесть и пять округов соответственно). "Единороссы" добились успеха в Адыгее, КарачаевоЧеркесии, Кабардино-Балкарии, Калмыкии, Мордовии, Марий Эл, Карелии, Бурятии (по одному округу), в обоих округах Удмуртии, в одном из двух округов Чувашии. Такой результат неудивителен, поскольку именно республики отличаются наибольшей эффективностью административного ресурса. Заметим, что практически во всех остальных "республиканских" округах победу одержали кандидаты, лояльные властям, из числа народников или "независимых". Определяющую роль административный ресурс играл и в Москве, где в 12 округах из 15 депутатами стали представители "Единой России".

Со всей определенностью задача по продвижению кандидатов от партии власти стояла и перед руководителями регионов, где на прошлых выборах по крайней мере половину мандатов получили коммунисты. Работа областных администраций была выстроена настолько четко, что в Кемеровской, Саратовской, Ростовской, Красноярской областях "партии власти" помогли провести 3 кандидатов. В этом не последняя роль принадлежит губернаторам (А. Тулееву, Д. Аяцкову, В. Чубу и А. Хлопонину), чьи позиции в регионах достаточно стабильны, а активная помощь и поддержка нужных кандидатов весьма значительны. В регионах бывшего "красного пояса" победа Единой России была столь убедительной, что не оставила места коммунистам в традиционно коммунистических Брянской, Рязанской, Курской, Смоленской и Тверской областях, где ранее все округа принадлежали коммунистам, а теперь достались "партии власти". Причина, конечно, не только в том, что информационноагитационные мероприятия "Единой России" начались еще весной 2003, но и в том, что Кремль сумел достичь жестких договоренностей центра с местными губернаторами (в т.ч. с губернаторами-коммунистами).

Вопрос об интеллектуальной составляющей избирательной кампании "ЕР" - еще одно звено в цепи победы партии на выборах. За год подготовки к избирательной кампании единороссы разработали программы агитационно-пропагандистских мероприятий на местах, осуществили несколько массовых зрелищ, показанных по всем каналам, во всех регионах проводился мониторинг электоральных намерений, активно шел переговорный процесс с региональной исполнительной властью Прошли перестановки в аппарате ЦИК, в аппарат ЦИК "ЕР" пришел Янбухтин из СПС, и главное, смогли заручиться поддержкой Президента.

Таблица 1 Распределение ответов на вопрос: "Как изменилось Ваше благосостояние?" среди групп с разными идеографическими предпочтениями (в % от числа опрошенных по группам) Позиции ЦЕНТР ЛЕВЫЕ ЛДПР ПРАВЫЕ Ухудшилось 47,9 66,0 42,4 48,8 Улучшилось 14,8 7,8 21,2 20,9 Осталось прежним 36,8 25,2 33,3 30,2 Данные исследования "Политическая культура российской провинции",проведенного Центром социологических исследований РГГУ под руководством автора в марте и сентябре 2003 г. (N = 680, 1600) в Саратовской области. В каждой группе отдельной идеологической ориентации приблизительно равное количество респондентов.

В ряде округов члены партии власти набрали рекордное количество голосов - от 70 до 80%. Попробуем проанализировать на примере одной области, в какой мере победа единороссов явилась результатом социальных изменений и политических пристрастий, а в какой стала торжеством избирательных идеологий. В качестве типичного случая рассмотрим Саратовскую область, которая по своим социально-демографическим характеристикам близка к общероссийским показателям, и где по партийному списку единороссы набрали более 61%, а во всех 4 избирательных округах победили члены "Единой России". Как общероссийские исследования, так и наши исследования в области, проводимые еще в марте 2003 г. (N = 680, 1600), показывали готовность по крайней мере 20-25% избирателей отдать свои голоса за партию "Единая Россия".

Консолидация в определенной степени связана с унификацией мировоззренческих установок и норм политического поведения, но к ним не сводится. При этом очевидно, что политическая консолидация бывает успешной, социально значимой и глубокой только тогда, когда опирается на социальную интеграцию и дифференциацию.

Здесь необходимо отметить, что российская провинция по-прежнему являет собой результат экспериментов в области социальной инженерии - общностью советский народ. У нас исчезли те виды социально-классовых и идеологических различий, которые в свое время выступили структурными основаниями политических систем западных демократий, дав начало партиям и партийным системам. Очевидно, что политический центр и средние слои в России - явления совершенно различного порядка. У нас нет и не может быть социального центризма не в смысле отсутствия некоей "срединности" относительно бедности и богатства, а по причине отсутствия собственников - мелких и средних, которые и заинтересованы в стабильности экономической и политической системы. Средние слои в современной России - это отнюдь не доминирующая производительная и общественная сила, а обслуживающий персонал тех, кто все контролирует: и власть, и собственность. Это средний класс сервисного, зависимого характера. Он формируется на стыке колоссального богатства и тотальной нищеты, поэтому более маргинален, особенно по своим ментальным параметрам, чем даже находящиеся за пределами бедности.

Наиболее принципиальные изменения в социальной структуре, которые определяют течение процесса консолидации - маргинализация социальной структуры и ее дифференциация в основном на два сегмента: наиболее и наименее обеспеченных, причем это деление имеет тенденцию к вымыванию так называемого среднего класса в лице мелких и средних предпринимателей. Но главная особенность переходного периода состоит в том, что электоральное и политическое поведение слабо коррелирует с социальной идентификацией.

–  –  –

Ухудшение жизненного уровня отмечают в среднем 54% респондентов (улучшение жизненного уровня отмечали около 10% опрошенных). Причем у сторонников КПРФ доля тех, чье положение ухудшилось, составляет 66%, а у сторонников "правых" - 48%. Улучшение же материального положения наблюдается в большей степени у "правых" и сторонников ЛДПР (табл. 1).

При этом сторонники "центристов" выглядят действительно как наиболее стабильная в материальном плане социальная группа. Здесь максимальна доля тех, у кого материальное положение не изменилось - 37%, и присутствуют те, кто повысил свое благосостояние.

Вместе с тем идеологические ориентации в России практически не связаны с материальным и профессиональным статусом. В конечном итоге электоральный выбор определяет не только и не столько программа и идейная платформа партий и кандидатов, сколько правильно организованная предвыборная кампания и имиджевые характеристики лидеров. В среднем больше половины респондентов по общероссийским опросам считают, что в РФ не существует политической партии, выражающей интересы граждан, либо затрудняются ответить на этот вопрос. По нашим исследованиям, около 70% опрошенных не идентифицируют себя с какой бы то ни было партией, не признают ее своей. При этом степень идентификации с конкретной партией наиболее выражена у рабочих, но в целом профессиональные различия не значимы (табл. 2).

Строго говоря, большая часть населения России - это не гражданское общество, а весьма однородная масса не только в смысле низких доходов, но и в смысле основных немудреных устремлений. Больше всего массе людей хочется правды и порядка.

Рынок, не подкрепленный правовыми нормами, лишь добавил хаоса и в экономику, и в общественное сознание, Это тот вариант, когда ментальная дифференциация строится не по линии осознания и реализации своих экономических и политических интересов, а по отношению к экономической и социальной политике государства.

Социологические опросы местного уровня демонстрируют все тот же застарелый, уходящий корнями в советское прошлое социально-экономический инфантилизм, который и порождает неспособность к объединению и консолидации. Советская психология с трудом "выдавливается" из "homo soveticus", выросшего с убеждеиием, что государство должно заботиться о его благополучии, образовании детей, обеспечивать всем необходимым, ремонтировать дороги и убирать улицы.

Те формы волеизъявления, которые отражены в законодательстве (местный референдум, собрания (сходы) граждан по месту жительства, народная правотворческая инициатива, обращения граждан в органы местного самоуправления и к должностным лицам органов местного самоуправления, территориальное общественное самоуправление), практически не используются в реальной жизни, а если организуются и проводятся, то по инициативе сверху.

По некоторым данным, готовность к участию в различных акциях протеста не превышает 35-40%. По нашим данным, относящимся к респондентам в Саратове и Саратовской области, соответственно готовность к участию в протестаых акциях выглядит следующим образом: 17 и 8% готовы к участию; 20 и 29% считают, что это зависит от обстоятельств; 53 и 58% - нет. При этом надо иметь в виду, что на вербальном уровне склонность к активным действиям завышена. Протестный потенциал в стране определяется материальными условиями и уровнем зрелости политического сознания. 14% готовы взяться за оружие для защиты своих интересов, 12% участвовать в акциях протеста и забастовках, 16% готовы выйти на митинг и демонстрацию. Вместе с тем, 28% не будут делать ничего, 9% считают, что их интересы достаточно защищены.

Идеологические разногласия нашего населения (с точки зрения партийных идеологий) весьма условны. По сути, затруднены процессы политической самоидентификации; во многом они определяются теми идеологическими штампами, которые навязываются государством и ведущими политическими партиями. В большей степени это т.н. негативная идентификация, идентификация от противного- нелевый, неправый, нерусский и т.д.

Так называемые центристские партии появились у нас не как партии социального центра, а благодаря стремлению правительства и администрации президента играть по всему политическому полю, ограничив тем самым пространство для других.

Нет необходимости говорить о том, что будучи прежде всего партиями власти, создаваемыми на бюрократической основе, они нуждались в определенном идеологическом прикрытии, каковое и даровала им идея "центризма" - настолько расплывчатая и неопределенная, что под нее можно было бы подогнать любые умопостроения. Поначалу "центризм" появляется на политической арене как исключительно мыслительный конструкт, а сегодня он стал реальной политически организованной силой или, как ее принято называть, моноцентрической политической структурой.

Ю.А. Левада квалифицирует ее как организацию политического господства по старому моноиерархическому образцу9.

Тем интереснее феномен российского центризма, когда партии, являющиеся в чистом виде искусственным образованием, своеобразной виртуальной реальностью, добиваются такой высокой электоральной поддержки. Политическое сознание в России по-прежнему во многом остается жертвой манипулятивных технологий, в полной мере освоенных номенклатурными аналитиками, и вопросы идеологии при политической идентификации уходят на задний план.

В России так долго стремились к социальной однородности, построению социально-бесклассового общества и настолько в этом преуспели, что идеология в полном смысле слова присутствует только у "правых" (СПС), выражающих интересы небольшой социальной группы, и у левых, манипулирующих устаревшими идеологическими штампами. Коммунистическая и право-либеральная идеологии в лучшей степени артикулированы и потому, что они воплощают два взаимоисключающих, казалось бы, но дополняющих друг друга в реальности, процесса - массовое обнищание большинства населения и обогащение незначительной его части.

3* 67 Есть и еще одна специфическая черта идеологического процесса. С одной стороны, преследуется общезначимая цель - внедрение в общественное сознание консенсусных в отличие от радикальных мировоззренческих стереотипов, "стягивание" общества идеологическими средствами. Другая цель - групповая - обеспечить свое лидерство и претензии на него идеологическими средствами. Свое - не значит просто административной элиты, а тех, кто находится у власти в настоящее время. Одним словом, идеологический процесс, возглавляемый и курируемый элитой, решает одновременно три задачи: идеологическое обеспечение социального консенсуса, идеологическое обеспечения функционирования элиты и ее ведущей роли.

Создавая местные организации, привлекая на свою сторону региональных и местных чиновников, представителей бизнес-элиты, претендующих на роль политических деятелей, "Единая Россия" стала второй после КПРФ партией по количеству членов. В известном смысле, поскольку структурирование этих партий на местном уровне проходило на основе госаппарата и региональных политических элит, наш российский центризм на первой стадии своего развития не без основания можно было бы назвать "бюрократическим центризмом". Понимая, что социальный центризм в России невозможен, пропрезидентские партии активно эксплуатировали идею политического центризма, пытаясь позиционировать себя как партии большинства населения России, как партии, которые не приемлют ни либеральных, ни леворадикальных крайностей. Они использовали довольно действенный инструмент институциональной социополитической консолидации - доверие к Президенту.

Задолго до выборов было очевидно, что симпатии избирателей будут скорее на стороне тех, кто поддерживает курс Президента, чем и воспользовались кандидаты от "Единой России". Так, например, по данным нашего исследования в Саратовской области (март 2003 г., N = 680, 1600), 44% респондентов заявили, что при прочих равных условиях свой голос они отдадут активному стороннику курса президента; 10% представителю оппозиции; 12% - независимому кандидату.

Огромное количество людей в нашей стране не разделяет ни правой, ни левой идеологии; не желает ни полного возврата к прошлому, ни продолжения реформ в том ключе, в каком они проводились в последние два десятилетия. На протяжении последних трех лет положительное отношение к курсу проводимых реформ остается стабильным - около 25% респондентов. Негативное восприятие за три года уменьшилось на 8%, а по сравнению с 1998 - на 16%, однако оно превосходит позитивное отношение и составило в 2003 г. 34%. На этом фоне закономерным выглядит тот факт, что в российской глубинке преобладающей и значимой остается идентификация с государством. Больше половины респондентов в исследуемом регионе Родиной считают Россию. Для трети опрошенных Родиной остается Советский Союз, ностальгические настроения имеют тенденцию к росту более половины жителей области (51%) поддерживают идею восстановления СССР.

В этих условиях перспективы формирования общегосударственной идеологии выглядят малообещающими. Да и все предыдущие попытки сконструировать таковую завершались провалом. В лучшем случае они обсуждались в научном сообществе, но не выносились на уровень политической практики10.

В известном смысле победа "ЕР" особенно на региональном уровне продемонстрировала не столько консолидацию общества, сколько власти, обеспечившей широкое использование и сочетание административного, финансового и информационного ресурсов. Избирательная кампания в ряде регионов (в т.ч. и в указанном) началась задолго до официального объявления ее старта. Группы лекторов, разъясняющие позицию партии и рассказывающие о деятельности ее лидеров и депутатов, посещали caмые отдаленные населенные пункты, раздавали литературу, агитационные материалы, начиная уже с июняиюля 2003 г. За время подобных хождений в народ удалось существенно поднять не только рейтинг "Единой Россию", но и повысить рейтинг узнаваемости возможных кандидатов от партии.

Активно и настойчиво проводилась кампания по вступлению в ряды "Единой России", куда удалось вписать практически всех действующих глав администраций, руководителей большинства предприятий области, которые в свою очередь давали "зеленый свет" на работу на своей территории представителям партии. Как на федеральном, так и на региональном партийном уровне пресекаются всякие попытки высказать точку зрения, не совпадающую с официальной "линией партии", вводится императивный мандат. Все это вызвало серию скандалов в ряде региональных партийных организаций, завершившихся где массовым выходом из партии, где единичным исключением некоторых ее членов. Наблюдался исход из "Единой России" в Туле, Приморье, Ленинградской, Ульяновской и Белгородской областях11.

Так, массовый исход в Приморье возглавил депутат законодательного собрания Приморья А. Мамошин. Он и его сторонники (130 человек) вышли из ЕР в знак протеста против отставки своего начальника, главы приморских единороссов Владимира Закамова, и назначения на этот пост бывшего вице-губернатора Приморья Юрия Попова. Процесс раскола внутри партии власти не остановился и после выборов. В ноябре 2004 г. сразу пять депутатов Саратовской областной Думы вышли из рядов "Единой России", заявив о несогласии с региональной политикой и с теми методами давления, которые вошли в политическую практику. Все это не внушает оптимизма относительно перспектив очередной "партии власти", которая хотя и вышла за пределы Садового кольца, по сути остается партией в себе, отказываясь от важнейших демократических принципов партстроительства.

Между тем, консолидация власти в федеративном государстве - это прежде всего близость к регионам. Без четкого агрегирования региональных интересов в местных парламентах и в Государственной Думе, без новых оригинальных идей крупнейшие федеральные партии могут столкнуться с проблемой значительного ослабления внимания к ним со стороны избирателей. Во-вторых, политическая консолидация в демократическом государстве предполагает и наличие сильной, реально влиятельной оппозиции. Однако выборы и предвыборная ситуация 2003 г. показали, что даже перед лицом угрозы исчезновения с политической сцены близкие в идеологическом отношении партии не смогли объединить своих усилий. Политическая элита, не вписанная в государственные структуры, слабо структурирована, не имеет институциональных механизмов реализации собственной воли и идеология не выступает основанием для ее политической консолидации.

С нашей точки зрения, сегодня с большим упорством осуществляется попытка соединить, отождествить, с одной стороны, элиту и государство, а с другой стороны, элиту и партию. Социальная и политическая организация элиты мыслится через организацию и деятельность "Единой России". Политическая элита провинции (еще более слабо структурированная) отождествляется с административной элитой, стремящейся к организации при помощи своих экономических и политических ресурсов.

Мы выделяем три этапа политической консолидации современного российского социума: консолидацию-адаптацию, консолидацию-идентификацию и консолидациютрансформацию. Пока, видимо, можно вести речь о достижении консолидации-адаптации, связанной с массовым осознанием невозможности реставрации прежней социальной системы. Общество как бы смирилось с этой мыслью, ментально определилось, адаптировалось, но явно не смирилось с тем уровнем и качеством жизни, которые ему предложены. Мы бы такую адаптацию-консолидацию назвали более или менее нейтрально - негативно-позитивной. Позитивно то, что нынешнему социальному и политическому курсу в глобальном плане и с точки зрения психологического состояния общества нет альтернативы. Произошел глобальный психологический перелом в общественном сознании в пользу рыночных и информационных социальных технологий.

Негативным является то, что новая социальная и экономическая политика сопровождается ухудшением материального положения населения. Политическая консолидация накладывается на социальную структуру переходного, маргинального, кризисного типа. Вектор общественного развития в достаточной степени не определился, не устоялись политические механизмы и институты консолидации.

Идентификация следует за адаптацией. Она представляет собой более сложную модель консолидации и целостности общества. В этих условиях индивиды и субъекты не просто приспосабливаются к новым реалиям, но отождествляют себя с ними, считают их социально ценными и общественно значимыми для себя. Однако на данном уровне процесс консолидации приобретает более многомерное проявление.

Идентификация может принимать негативное содержание, то есть от противного, путем отталкивания одних субъектов от других субъектов. Социальное взаимодействие приобретает более сложный и противоречивый характер и интегрировано в систему переходного, кризисного состояния общества. Кризис в социально-политическом отношении есть преобладание негативной идентификации над позитивной идентификацией. Глубина кризиса определяется степенью этого преобладания. По мере ее нарастания процессы политической дифференциации в тенденции переходят в процессы дезинтеграции. В любом случае идентификация с большими социальными общностями у россиян нестабильна, и особенно незначительны политические идентичности, которые носят неустойчивый, лабильный характер.

Трансформация представляет собой наиболее сложный момент консолидации.

Это ситуация, в которой коренным образом изменяется природа субъектов консолидации. Пример тому - судьба бывшей советской интеллигенции как традиционного среднего слоя, которая частью перешла в элиту, частью маргинализировалась и частью сохранила прежние, традиционные для себя качества, но воспроизводимые в рамках новых социально-экономических и политических обстоятельств. Под явления трансформации попали "новые бедные", новые средние слои, аналога которым не было в прежнем советском обществе. Отдельный пример представляет собой так называемая административная элита, хотя и близкая по внешней форме к прежней номенклатуре, но весьма отличная от нее по содержанию. Однако этот процесс еще не завершен и находится в начальной стадии.

В условиях трансформации политическая консолидация общества приобретает более сложный и запутанный характер, поскольку и кризис и переход в новое качество достигают определенных пороговых величин. Особенно это заметно, когда нет какой-то альтернативности, множественности моделей выхода из кризиса, когда его практически невозможно преодолеть исключительно путем консолидации общества. Все отмеченные уровни политической консолидации проявляются не в изолированном виде, а вместе и в определенной степени дополняют друг друга, поскольку по отдельности присущи социальной структуре общества. Они могут в зависимости от своего качества и ситуации воспроизводить и явления консолидации, и качества дезинтеграции.

ПРИМЕЧАНИЯ

1. Лапкин B., Паншин В. Ценностные размежевания и социально-политическая дифференциация в России // МЭМО. 2000. № 4; Проблемы политического развития современной России в условиях "неконсолидированной" демократии. Материалы научной конференПо крайней мере 53 из 89 региональных конституций и уставов субъектов РФ к 2000 г.

противоречили федеральной Конституции, а треть региональных законодательных актов тем или иным образом нарушали Федеральное законодательство. В числе нарушителей лидировали Якутии, Татарстан, Башкортостан, Псковская область, Коми и Санкт-Петербург.

3. Чередниченко В. Федерализм в общественном мнении россиян. М., 2002. С. 13-14.

4. Не поддержали инициативы президента: К. Титов (губернатор Самарской области), Ю. Трутнев (бывший губернатор Пермской области, министр природных ресурсов РФ). Против подобной идеи возразил и председатель Конституционного суда В. Зорькин.

5. Исследование апрель-май 2002 г. в 26 субъектах федерации под руководством В. Чередниченко (N = 3869 чел,): Чередниченко В. Федерализм в общественном мнении россиян.

М., 2002. С. 28, 57-58, 70-71.

6. Опрос ФОМ 18-19 сентября 2004 г. по репрезентативной общероссийской выборке (N = = 1500). Источник - Клуб ФОМ. (fom/ru)

7. Повышение проходного барьера для партий, избирающихся в ГД, до 7%, запрет на референдум в преддверии выборов.

8. Цит. по Арутюнян Ю.В. Трансформация постсоветских наций: по материалам этносоциологических исследований. М.: Наука, 2003. С. 160.

9. Левада Ю.А. От мнений к пониманию. Социологические очерки, 1993-2000. С. 88.

10. См., например: Алексеева А., Капустин Б.Г., Пантин И.К. Перспективы интегративной идеологии // ПОЛИС. 1997. № 3; Демин В.М. Современная интеллигенция и русская национальная идея. Москва-Омск: Русская правда, 2003; Осипов Г.В. Россия; национальная идея, социальные интересы и приоритеты. М.: Фонд содействия развитию социальных и политических наук, 1997.

Похожие работы:

«Изданіе Р усск аго Ф отографическаго Общества в ъ М обкв.ЧЕТЫРЕ ИМЕНИ ТРИ ЭПОХИ І 4 з ъ области фотографическихъ открытій. Инж. Я. Я. ЗВЯ ГИН С КАГО, редактора журнала „Встникъ Фотографін*. S b s И ПИЩЕ...»

«АКАДЕМИЯ УПРАВЛЕНИЯ ПРИ ПРЕЗИДЕНТЕ РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ УТВЕРЖДЕНО Проректором по учебной работе 18.06.2010. Регистрационный № УД-05.Пп_/уч. УЧЕБНАЯ ПРОГРАММА ПО ДИСЦИПЛИНЕ Профессиональный отбор и аттестация сотрудников специальности переподготовки 1-26 01 76 «Управление персоналом» квалификация: специал...»

«Наталья Николаевна Александрова Розы для киллера Текст предоставлен издательством http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=152844 Александрова Н. Розы для киллера: АСТ; Москва; 2009 ISBN 978-5-17-057734-7, 978-5-403-00647-7, 978-985...»

«© 2002 г. Е.Л. ОМЕЛЬЧЕНКО СТИЛЕВЫЕ СТРАТЕГИИ ЗАНЯТОСТИ И ИХ ОСОБЕННОСТИ ОМЕЛЬЧЕНКО Елена Леонидовна кандидат философских наук, директор научноисследовательского центра Регион Ульяновского государственного университета, заведующая кафедрой рекламы и связей с обществе...»

«Ф.Равдоникас. Логарифмический счёт в традиционной нотации // Серия Проблемы музыкознания, вып. 2; Аспекты теоретического музыкознания. Сборник научных трудов, Л., 1989, с. 44-50. Наша музыкальная офро...»

«Приложение 3 ТО У Роспотребнадзора по Нижегородской области в Лысковском, _ Воротынском, Княгининском, Спасском районах_ 24 марта 20 14 г. (место составления акта) (дата составления акта) 11 Ч. 00 мин_ (время составления акта) АКТ ПРОВЕРКИ органом государственного контроля (надзора), органом муниципального контр...»

«М. Р. Филимонов Книжная сокровищница Сибири К 100-летию со дня открытия Научной библиотеки Томского университета Издание второе, дополненное Под редакцией д-ра ист. наук Л. И. Боженко Издательство Томского университета Томск – 1988 http://www.lib.tsu.ru Подготовка документа в формате PDF: А. В....»

«ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО ПО ОБРАЗОВАНИЮ ТОМСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ Л.Г. Сухотина РОССИЙСКАЯ ИНТЕЛЛИГЕНЦИЯ И ОБЩЕСТВЕННАЯ МЫСЛЬ ИЗДАТЕЛЬСТВО ТОМСКОГО УНИВЕРСИТЕТА ББК 66.3 УДК 323.329(47+57) С 91 РЕДАКЦИОННАЯ КОЛЛЕГИЯ ИЗДАНИЯ «ТРУДЫ Т...»

«Чиа Мантэк Даосские секреты любви которые следует знать каждому мужчине СОДЕРЖАНИЕ Введение Глава 1 Доказательство находится в ваших брюках Энцефалограммы и рефлексы Испытайте это Маленькая смерть Донжуаны, монахи и полиоргазмические черви Потомство и удовольствие Глава 2 Познай себя Ваше тело Ваша энергия Ваше возб...»

«Политическая социология. Бюрократия © 1999 г. В.П. МАКАРЕНКО ПРАВИТЕЛЬСТВО И БЮРОКРАТИЯ МАКАРЕНКО Виктор Павлович доктор философских и политических наук, профессор, заведующий лабораторий философских проблем политики Ростовского государственного университета. Состояние кризи...»









 
2017 www.pdf.knigi-x.ru - «Бесплатная электронная библиотека - разные матриалы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.