WWW.PDF.KNIGI-X.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Разные материалы
 

«© 1997 г. М.О. МНАЦАКАНЯН О ПРИРОДЕ СОЦИАЛЬНЫХ КОНФЛИКТОВ В СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ МНАЦАКАНЯН Мкртич Оганесович - доктор философских наук, профессор кафедры социологии МГИМО ...»

Политическая социология

© 1997 г.

М.О. МНАЦАКАНЯН

О ПРИРОДЕ СОЦИАЛЬНЫХ КОНФЛИКТОВ

В СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ

МНАЦАКАНЯН Мкртич Оганесович - доктор философских наук, профессор кафедры социологии

МГИМО МИД РФ.

Есть одна важная теоретическая проблема социологии конфликта, которая

рассматривается в специальной научной литературе как бы мимоходом,

вскользь, до сих пор остается в тени. Это проблема о природе социальных конфликтов - не только сложная, но и многоаспектная, выражающая прежде всего то своеобразие, каким характеризуется общественное развитие данной страны в данный период. Современная российская действительность, подтверждая исходные положения существующих конфликтных парадигм, позволяет вместе с тем увидеть новые грани, темы по-иному воспринять, исследовать целый ряд и таких положений теории, которые, казалось бы, уже достаточно ясно освещены.

Системность и социальная природа конфликтов Всякий социальный конфликт в обществе имеет свои причины и конфликтогенные факторы формирования, явные и латентные интересы сторон, этапы развертывания и формы противоборства. Каждое общество (на уровне государства, этнической группы, многонациональной общности) в процессе конкретно-исторического развития порождает конфликты, имеющие единую социальную природу (т.е. внутреннюю закономерность, сущность, составляющую их коренную, имманентную характеристику). Понять ее - значит в первую очередь раскрыть свойственную им системную обусловленность, ту общую основу, которая объединяет их в систему, определяя их значение в жизни социума, функциональность или дисфункциональность.

В отечественной социологической литературе уже указывалось на системность и взаимосвязь отдельных конфликтов [см. 1, с. 131]. Констатация этого обстоятельства, однако, мало говорит о природе социального конфликта. Важно идти дальше, дойти в своем анализе до раскрытия тех главных конфликтогенных факторов внутри общества, которые, выполняя роль источников и причин конфликтов, системообразующих функций, посылают мощные импульсы во все конкретные конфликты, устанавливая не только особенности генезиса и проявления последних, но и делая их определенным образом "родственными" по природе. Глубинные корни и причины конфликта носят не местный, локальный характер, а генетически и функционально связаны с общей основой, с теми процессами и противоречиями (кризисами и напряженностями), которые составляют главное содержание исторического движения страны. И местные, локальные, специфические конфликтогенные факторы из этих глубин получают основные побудительные толчки. Это во-первых.

Во-вторых, все общественные конфликты формируются и действуют в общем социальном пространстве, решая социально значимые цели и задачи.

Пьер Бурдье формирование социальных классов, групп и их агентов, конфликтов и конкурентных отношений между ними связывает с неравным распределением капитала - экономического,культурного, социального, престижного. Сложная структура классов и социальных слоев, а также совокупность капиталов и видов собственности и составляют социальное пространство [см. 2, с. 53-63]. Главная идея Бурдье заключается не столько в том, чтобы структурировать и характеризовать социальное устройство, сколько в том, чтобы выяснить каким образом и как агенты разных классов, классовых фракций и групп, имеющих в своем распоряжении различные виды собственности, действуют, объективируют свой классовый габидус в структуре социального пространства с целью поддержания или расширения своих позиций и собственности.

Социальное пространство содержит конкретные поля деятельности, где и происходит конфликт в разных формах, борьба за конкретные блага - экономические, культурные, образовательные, социальные, престижные и т.д. В целом по логике анализа Бурдье конфликтные и конкурентные отношения могут быть осмыслены лишь в связи с теми структурами и полями, которыми они заданы. Чтобы понять природу конфликтов, необходимо проанализировать структуры, с которыми они соотнесены и которые придают им смысл, т.е. выявить социальную логику формирования и сохранения конфликта.

Политический, экономический, духовный и прочие конфликты есть столкновение вышеуказанных социальных сил на соответствующих полях за удовлетворение или защиту интересов, решение социальных проблем, потребностей при помощи собственности и видов капитала. Любые процессы, действия на этих полях, т.е. в экономической, политической, духовной сферах жизни получают не только социальное отражение, но и основополагающую социальную базу. Социальный фактор синтезирует все сферы и процессы в конфликтах. Конфликт, скажем, в экономической сфере, является конфликтом по поводу экономической политики, обусловленной социальными факторами и потребностями. Экономические забастовки, стачки, массовые движения направлены на решение социальных задач, удовлетворение социальных интересов, улучшение жизни даже тогда, когда затрагивают проблемы приватизации, конверсии, технологии. И социальный фактор в "чистом" виде включает важные аспекты политики и экономики: степень благосостояния людей; социальный статус гражданина и ощущение уверенности в будущем; общественную безопасность; уровень социальной дифференциации; гражданские права и возможность населения влиять на политику. Конфликты по данным проблемам могут разгораться и на полях экономики, политики, духовной жизни.

В-третьих, социальные конфликты, по существу, предстают конфликтами между интересами, и чтобы разобраться в природе конфликтов важно уяснить природу интересов и способов их осознания действующими субъектами. По Дарендорфу именно латентные интересы, соединенные с требованиями, вытекающими из ролевых позиций, и имеющие в качестве своей основы материальные, значимые средства жизнедеятельности (территория, природные богатства, энергетические и сырьевые ресурсы, сферы политического доминирования) делают конфликт устойчивым противоборством. Процесс генезиса и созревания конфликта - это процесс кристаллизации латентных интересов [см. 3, с. 142]. Марксистская парадигма также придает важное значение осознанию этого обстоятельства для превращения "класса в себе" в "класс для себя". В целом социология исходит из того положения, что массы, участвующие в конфликтах, могут и не знать первооснову и скрытые корни таковых, но они четко понимают свои неудовлетворенные потребности и интересы, связанные с материальными нуждами или с ценностями, жизненными установками. Социологическое исследование восприятия конфликтов самими конфликтующими сторонами, т.е. конкретными людьми, их группами, объяснения ими мотивов своего участия и интерпретаций собственных интересов, факторов, ущемляющих эти интересы, - все это проливает свет на взаимосвязь отдельного конфликта с общими процессами и тенденциями, с деятельностью государственной власти, правящей элиты.

И, наконец, в-четвертых, природа конфликтов определяется характером их функциональности, т.е. местом, ролью и значением в иерархии соподчинения и взаимодействия, способностью серьезно влиять на разрешение тех противоречий, которыми вызваны социальная напряженность, нестабильность общества и противостояние различных устремлений. Может ли снятие конфликта усилить адаптивность социальной структуры (Дарендорф), стать страхующим клапаном, корректирующим механизмом (Козер)? Как бы там ни было, подавление оного (например - Чечня) путем мобилизации колоссальных государственных ресурсов поистине усугубляет его злокачественность для всей общественной системы, приводит к ее дезинтеграции, укрепляя позиции ретроградных групп, сторонников силовых приемов. Ведет к извращению демократии методами шовинизма, военного психоза и авторитаризма. Конфликт становится дисфункциональным, негативно влияющим на общую конфликтогенную атмосферу, обостряя старые и порождая новые коллизии.

Характер действия основных конфликтогенных факторов в переходном российском обществе Переходное общество в нынешней России стало ареной глубоких противоречий - самых разнообразных, больших и малых во всех сферах жизни. Вот почему Россия превратилась в своего рода огромную лабораторию для тщательного и всестороннего изучения социальной природы конфликтов.

Главная линия противоборства внутри переходного российского общества представлена тенденциями, выражающими основное интегральное, ведущее противоречие между двумя возможными типами рыночных отношений:

традиционалистскими и современным, буржуазно-рациональным, продуктивным. Капитализм, по Веберу, в качестве универсально-исторического феномена, может выступать и как промышленный, рационально-продуктивный, и "как авантюристический, торговый, ориентированный на войну, политику, управление и связанные с ними возможности наживы" [4, с. 53]. В этом последнем случае речь идет о такой полосе развития общества и его экономической структуры, когда торговый и торгово-посреднический капитал захватывает господствующие экономические позиции, подчиняет своим интересам все другие формы капитала, в том числе промышленный, производственный, и иррациональную наживу ставит во главу угла политики и идеологии. Коррупция, криминальность и организованная преступность, культ силы, бандитизм, разбой и войны становятся постоянными спутниками данного типа капиталистической деятельности.

В переходном российском обществе 90-х годов преобладающей оказалась именно эта тенденция. Сложившиеся рыночные отношения всемерно сдерживают развитие другого направления, они не могут стимулировать массовое воспитание необходимых хозяйственных субъектов - носителей рациональной трудовой этики, культуры рационального труда. Глубокая аномия общества приобретает особо затяжной характер. Кризис духовной жизни вообще, культурных, морально-нравственных ценностей и идеалов, самих способов созидательного творчества подрывают и основы воспроизводства обществом своей функциональности.

Это генеральное противоборство двух тенденций в экономике и социальнополитической жизни приняло форму противодействия двух позиций: либерально-демократической, выражающей высокоразвитое чувство самоуважения и достоинства, личную независимость, свободу ответственной деятельности, адекватных рациональному, социально целесообразному рынку, и авторитарно-державной, пропитанной духом национализма и шовинизма, ч отражающей узкие интересы правящей элиты в ущерб личным свободам, гражданственности подавляющего большинства людей.

Утверждающиеся в нашей стране рынок и тип капиталистической деятельности породили и родственную им социальную структуру. В недрах этой структуры формируются и постоянно выходят на поверхность конфликты политического, экономического, социального, этнического свойства. Наиболее глубокие корни конфликтной ситуации прослеживаются прежде всего через отношения растущего неравенства крупных социальных групп - средоточия полярных интересов. Интенсивное образование класса собственников и предпринимателей, "новых русских", создавших свои политические организации, консолидация на новой базе бывшей номенклатуры и формирование соответствующих общественных элит способствуют возникновению глубочайшего социального противоречия между ними и громадной массой народа, отстраненной пресловутой приватизацией от собственности, а в ходе политической борьбы за власть - от самой власти.

Словом, природа конфликтогенной обстановки всегда предопределена конкретной стратификацией социальных групп и их собственности. А функциональность конфликта заключается в том, что правящая элита под мощным внешним давлением и в целях самосохранения и ослабления позиций своих политических оппонентов, вынуждена предпринимать шаги, объективно отвечающие потребностям интеграции и интересам рационального рыночного хозяйствования. В центре ключевых российских конфликтов - прямо или опосредованно — стоит вопрос об обуздании всевластия иррациональнотрадиционалистских кругов, компрадорских групп и связанных с ними криминальных сил. Главный конфликт сегодня - противоборство основных социально-политических сил, олицетворяющих два противоложных типа рыночных отношений, соответствующие им формы демократии, ценности и нормы, образцы поведения. Как раз здесь обнаруживается, что по обе стороны конфликта стоят не в чистом виде силы, аккумулирующие реставрационную политику и реформаторство в лице коммунистов и демократов, а более сложные коалиции и группы. Причем конфликтная линия разделяет как демократический, так и коммунистический, националпатриотический лагерь.

На природу конфликтов в России огромное воздействие оказывает политическая власть. Дифференциация и поляризация интересов, мобилизация чувств, воли и желания, направленная на конкретную цель, во многом зависят от власти, авторитета правителей, политического режима, которые определяют и формы конфликта в борьбе за политическое доминирование и властные полномочия. Борьба за власть - это узловой, центральный конфликт, синтезирующий, суммирующий важнейшие политические, социальные, экономические конфликты, решение которых есть функция власти, требующая применения средств, исключительно ей принадлежащих.

Конфликт в сфере политики вообще и по поводу власти - в особенности, отличается высоким уровнем сложности и интенсивности, именно тут сосредоточены самые мощные противоборствующие силы, а схватки приобретают особую ожесточенность. Не только обычные властные и управленческие рычаги, но и армия, прочие силовые и репрессивные структуры могут стать аргументом в руках исполнительного аппарата в критические моменты конфликта.

Правящая элита, превращаясь в экономически господствующий класс, генетически и функционально сцепленный с другими группами собственников криминального происхождения и коррумпированным чиновничеством, имеет как склонность, так и широкие возможности прибегать к применению насилия для самосохранения. Этому зачастую способствуют отсутствие институциональных основ регулирования конфликтов, нелегитимность принятых решений.

Роль политической власти в конфликтах этим, однако, не ограничивается.

Политика - это и область воспроизводства конфликта, очень часто она используется для его провоцирования. Принятие властью ошибочных установлений, неверная интерпретация сущности государственных интересов страны способны стать (и становятся) прямой причиной конфликтов в разных сферах.

Национальная психология и природа межэтнических конфликтов Исследователи нередко высказывают точку зрения, согласно которой межнациональные противоречия и конфликты выступают симптоматичным фактором на фоне некоторого упадка социально-классового способа самовыражения и самозащиты [см. 5, с. 21]. И так как они приняли в России угрожающие размеры и остроту, может появиться соблазн усматривать их движущие пружины в национализме, национально-этнических чертах, т.е.

психологических особенностях самих этносов. Однако подлинный анализ природы любого межэтнического конфликта требует выхода за рамки внутренних, местных своеобразий и конкретных конфликтогенных причин, предполагает сосредоточение внимания на его взаимосвязи с общими процессами и тенденциями, главными линиями противоречий и противоборств, которыми отмечено наше многонациональное общество. Лишь на этом широком фоне правомерно рассматривать конфликтный потенциал национальной психологии и сознания.

Дело в том, что не сами этносы фактом своего существования и развития порождают межэтническую напряженность и конфликты, а те политические и социально-экономические обстоятельства, в которых они живут и развиваются. Это справедливо и для подспудно возникающих конфликтных отношений между национально-этническими группами в благополучных странах с "нормальной" демократической структурой (Бельгия, Канада, Англия и др.).

Но даже там удается обнаружить социальные факторы, препятствующие полнокровному развитию национально-этнической общности, сохранению ее культурных традиций, самовыражению. Н. Бердяев сие имел в виду, когда писал, что "всякая нация по здравому инстинкту своему стремится к максимуму силы и цветения, к раскрытию себя в истории, стремится образовать свое государство" [6, с. 94].

Да, этнический фактор сам по себе не вызывает к жизни взрывоопасных конфликтов, если многонациональный социум функционирует в здоровых экономических условиях системы общественно-политической демократии.

Значение этнических факторов возрастает в неустойчивых, кризисных состояниях общества, охваченного аномией и глобальными противоречиями, социально-политическими противоборствами. "... Это происходит, - подчеркивают авторитетные эксперты, - вследствие того, что прежние политические, правовые, идеологические и экономические регуляторы межгрупповых, межнациональных отношений подвергаются разрушению и девальвации, а новые складываются не сразу. Отсюда на первое место выступает, приобретая гипертрофированный характер, регулятор, данный людям от рождения, в принципе неразрушаемый - этнический" [7, с. 9].

С другой стороны, идиллические картины российской приватизации, "дележа" собственности, материальных ресурсов, формирование новых правящих структур в национальных регионах, выражаются в сплочении местных элит в борьбе за власть. Попытки суверенизации ряда административнотерриториальных образований перерастают в противостояние федеральному Центру, который все чаще прибегает к силовым методам "наведения порядка", апофеозом чего стала война в Чечне. Такие методы Центра побудили "национальные политические элиты использовать все имеющиеся в их распоряжении средства, вплоть до не слишком чистоплотных, а то и вовсе противозаконных, чтобы консолидироваться и укрепить свое положение. При этом сепаратистские настроения не только не ослабели, но и существенно усилились" [8, с. 22].

Включение национально-этнической психологии, факторов и механизмов национального сознания превращают первоначальные квази-группы в реальные конфликтующие образования, располагающие оформленными латентными интересами, программами, обеспечивающими биполярность противостоящих коалиций. Группоцентрические психологические установки и стереотипы выдвигают на первый план национальный эгоизм, чувства и идеи вражды, ненависти, дают мощный импульс конфликту, создавая и огромный взрывной потенциал. Националистические стереотипы, установки и "образ врага" складываются годами, иногда столетиями, передаются новым поколениям по мере социализации личности. Национальными обидами и болью, особенно если они сопряжены с притеснениями, гнетом, депортациями, геноцидом, пронизаны мифы и легенды, фольклор, народное творчество - музыка, архитектура, памятники истории, литература, поэзия. Внешнее раздражение, настороженное отношение, особенно исходящие от сопредельных наций, общение с которыми в прошлом трудно назвать безмятежными и добродетельными, могут вновь актуализировать историческую память, попытки иррационального деления на "мы" и "они", придать новые проявления национальной вражде и неприязни.

Агрессивная направленность мышления становится мощной подпоркой для национальных элит в конфликтах. Но раз конфликт вбирает в себя широкие социальные слои и факторы национального сознания, психологии, то нереализованные интересы населения, его нерешенные проблемы непрерывно питают негативное массовое настроение. Опросы общественного мнения в национальных автономиях устойчиво, начиная с 1991 г., свидетельствуют, что основными причинами возникновения напряженности между людьми разных национальностей называются: ухудшение экономической ситуации в стране (60-65%);

неспособность центральных властей стабилизировать обстановку (40%); просчеты в национальной политике (40-45%). Деятельность же национальных фронтов, целенаправленное разжигание национальной розни националистически настроенными людьми, группами - в ответах респондентов (русских и нерусских) оказались на последнем месте [см. 5, с. 49-50; 164].

Удовлетворение потребностей этнической жизни служит результатом последовательной государственной политики, разработка и реализация которой является функцией федеральных властей. Поскольку такой политики - продуманной, обоснованной и приемлемой для всех народов, населяющих Россию - у федерального Центра, увы, пока нет, в фокусе многих конфликтов попрежнему остается громадная совокупность не только социально-экономических проблем, но и вопросов прав и полномочий национальных субъектов Федерации, их самостоятельности, суверенитета, культурно-языковой практики.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Здравомыслов А.Г. Социология конфликта. М.. 1994.

2. Бурдье П. Социология политики. М., 1993.

3. Дарендорф Р. Элементы теории социального конфликта // "Социс", № 5, 1994.

4. Вебер М. Протестантская этика и дух капитализма. Избранные произведения. М., 1990.

5. Россия: Социальная ситуация и межнациональные отношения в регионах. М., 1996.

6. Бердяев Н, Философия неравенства. М.. 1990.

7. Российский социум в 1994 году: конфликтологическая экспертиза // "Социс", № 2, 1995.

%. Дмитриев А.В., Степанов Е.И.. Чумиков А.Н. Российский социум в 1995 году: конфликтологическая

Похожие работы:

«Идзанаги1 Буссицу ~ Neo-traditionalism of Japan Neo-traditionalism of Japan Объект Идзанаги ~ Японский Нео-традиционализм Team Shanghai Alice 2012-08-11 (Comiket 82) Перевод: Cyrus Vorazan Редактура: RainCat, MelancholyCat Блог «Кикаки» h...»

«ДО Я А. А. М А Л И Н Ы Ч Е В Р ационализация производства ;I осиновом нолотой г НЛЕПНИ ГОСЛЕСТЕХИЗДАТ • 19 3Б 6/777 Ъ Ш А. А. Малинычев м-иа Р 2 ЭЧ0 \ Рационализация производства осиновой колотой книг: ОБЯ. ' й...»

«№ 1 8 М А Й 2 0 11 П О ЭЗ ИЯ 2 Екатерина ВИХРЕВА МАЯКИ В СНЕГАХ (подборка стихов) 3 Дмитрий МУХАЧЕВ НОВАЯ ГОЛОВА (подборка стихов) 7 Евгений БАННИКОВ ВОСЬМАЯ НОТА (подборка стихов) 12 Елена ГЕШЕЛИНА ПРЕДСТАВЬ, ЧТО ПРИШЛА ВОЙНА (подборка стихов) 15 Татьяна БАЙМУНДУЗОВА В ЭТИ ГОДЫ (подборка стихов) 21 Дмитрий ЧЕРНЫШКОВ НИКТО НА...»

«Елена Филипповна Архипова Логопедический массаж при дизартрии Логопедический массаж при дизартрии: ACT: Астрель; Москва; 2008 ISBN 978-5-17-047849-1, 978-5-271-18347-8 Аннотация В книге определены цели и задачи логопеди...»

«ISSN 2518-1467 (Online), ISSN 1991-3494 (Print) АЗАСТАН РЕСПУБЛИКАСЫ ЛТТЫ ЫЛЫМ АКАДЕМИЯСЫНЫ ХАБАРШЫСЫ ВЕСТНИК THE BULLETIN НАЦИОНАЛЬНОЙ АКАДЕМИИ НАУК OF THE NATIONAL ACADEMY OF SCIENCES РЕСПУБЛИКИ КАЗАХСТАН OF THE REPUBLIC OF KAZAKHSTAN 1944 ЖЫЛДАН ШЫА БАСТААН ИЗДАЕТСЯ С 1944 ГОДА PUBLISHED SINCE 1944...»

«БИБЛИОТЕКА ЭЛЕКТРОМОНТЕРА М. Л. Г О Л У АВТОМАТИЧЕСКОЕ ПОВТОРНОЕ ВКЛЮЧЕНИЕ О РАСПРЕДЕЛИТЕЛЬНЫХ СЕТЯХ ЭНЕРГОИЗДАТ ББК 31.27-05 Г62 УДК 621.316.1.064-52 РЕДАКЦИОННАЯ К О Л Л Е Г И Я : В. Н. Андриевский, С. А. Бажанов, Ю. В. Зайцев, Д. Т. Ко­ маров, В. П. Ларионов...»

«О ВЕСЕЛОВСКОМ Д. Н. — в ПОМПОЛИТ ВЕСЕЛОВСКАЯ Екатерина Сергеевна, родилась в 1880-х. Получила высшее образование, литературовед. Вышла замуж за Николая Константиновича Веселовского, в семье — сын Дмитрий. Проживала в Санкт-Петер...»





















 
2017 www.pdf.knigi-x.ru - «Бесплатная электронная библиотека - разные матриалы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.