WWW.PDF.KNIGI-X.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Разные материалы
 

«Парадокс социологии заключается в том, что несоциологическое, необъективированное, доксическое1 выступает ее необходимым моментом. Опыт социолога как социального агента разделяется на доксический и ...»

Теория. Методология

© 2000 г.

Ю.Л. КАЧАНОВ

ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ПРЕДПОСЫЛКИ ЭМПИРИЧЕСКОГО

ИССЛЕДОВАНИЯ СОЦИОЛОГИЧЕСКОЙ ТЕОРИИ

КАЧАНОВ Юрий Львович - доктор философских наук, главный научный сотрудник

Института социологии РАН.

Парадокс социологии заключается в том, что несоциологическое, необъективированное, доксическое1 выступает ее необходимым моментом. Опыт социолога как социального агента разделяется на "доксический" и "научный". Исследователь, участвующий в социальной действительности еще и в качестве практического агента общественных отношений, не может непосредственно объективировать универсальные синтетические аспекты своих собственных практик. Это всеобщее социальное содержание опыта социолога, остающееся невыраженным на доксическом уровне, проявляется затем в форме понятийных схем науки.

Допредикативный доксический опыт нерефлективен, предметы его неопределенны и текучи (поскольку предмет всегда есть знание о нем, а знание предполагает рефлексию), а различие "действия/свойства/предметы" еще не оформлено в суждениях (ср. [1]). Формируя непредметные, нетематические смыслы, допредикативный доксический опыт производит основу, обосновывающую любой артикулированный смысл, коль скоро тематическая действительность любого предмета конституируется только на базе его нетематической данности (ср. [2]). Итак, доксический опыт - это опыт непредметный и дорефлективный.

Однако не существует беспредметного опыта; просто в доксическом опыте дано не отсутствие сущих, а нетематическая возможность их присутствия, т.е. сущие еще не тематизированы как предметы познания2. Из неопределенности предмета и допредикативного характера доксического опыта вытекает невозможность получения в нем какого-либо предметного знания: доксические знания суть дорациональные пред-знания. Доксическое отношение не выводит за пределы социального опыта, но позволяет правильно объяснять его в целом. Оно представляет собой жизненно-практический опыт социального мира как опыт практик, связь с социальным миром, предшествующую любой мысли о нем. Поскольку нетематическая данность предшествует конституированию любого тематического предмета, постольку любой возможный тематизированный социологический опыт возможен единственно на основе доксического опыта (ср. [3]).

Нельзя абсолютно оторвать рефлексию от доксического опыта (см.: [4]). В конце концов, рефлексия - инструмент социологического опыта как целого, средство его организации, орудие взаимодействия с предметом исследования. Она не посредник, репрезентирующий социологу предмет исследования вне зависимости от ансамбля его практик. А этот ансамбль практик не только не отделим в действительности, но и не может быть помыслен в абстракции без своей доксической компоненты. Разумеется, нельзя впадать в другую крайность, представляя, что рефлексия может мешать социологическому познанию, и что лишь дорефлективный опыт способеноткрывать социологу сущие так, как они реально бытийствуют.

Существование доксического отношения представляет собой condicio sine qua поп социальной действительности. В этом смысле докса не есть всего лишь дорефлективное осознание социальной действительности, но существенный момент самой этой действительности. Социальная наука вписана в социальную действительность. В той мере, в какой наука символически воспроизводит сложившееся состояние социальной действительности, она производит доксическое знание.

Поясним сказанное. Докса представляет собой prima facie практики агента3, а не просто "ложное сознание". Докса есть сама социальная действительность, а не всего лишь искаженное осознание агентом действительности. Это проявляется в том, что "теоретически" социолог может отдавать себе отчет в том, что его единичные практики обусловлены социальными отношениями, они суть момент универсальных синтетических структур. Однако "практически" он не может не производить свои действия как индивидуальные и аналитические. Таким образом, социолог не в состоянии непосредственно объективировать универсальные синтетические аспекты своих собственных практик не потому, что ему не хватает "правильной" теории, а потому что его практики вписаны в доксическое отношение. Разрыв между доксическим и научным опытом социолога происходит - если происходит - в социальной практике науки, а не исключительно в абстракции4.

Социология в своих исходных точках "наивно слепа" (ср. [5]). Она не замечает "полное конкретное бытие" и социальную действительность, которые трансцендентально конституируют ее (ср. [6]). Самоочевидные основоположения социологии предшествуют научной рефлексии. Социология не исследует социальные смыслопорождающие структуры, которым социологические очевидности обязаны своим существованием.

Именно это обстоятельство обусловливает ее наивность. Неявные предпосылки социологии, принимаемые на веру "научным сообществом", чаще всего не объясняются, но именно они во многом определяют характер и границы социологических практик.

Будучи необходимым условием социологического мышления, осуществляясь в актуально данных агенту очевидностях, докса не дана как таковая. Или дана лишь в форме иного - реалистически 5 интерпретируемого неконцептуального концепта "социальная действительность" (см. [7, 8]). В социологическом мышлении социальная действительность предстает как система "присутствий". Понятие "присутствие" обозначает необъективированные условия научной объективации: натурализованные и овеществленные (а не гипотетические и сконструированные) коренные предметы социологии, интерпретируемые как определения социальной действительности, считающиеся первыми и существенными. "Присутствие" - непосредственная форма, в которой социологическое знание дано научной рефлексии, и характеризует наличные аспекты социальной действительности, коим приписывается объективное и необходимое значение.

"Присутствие" - субстанциальная основа конструируемого учеными социального мира6, неподвижная точка зрения науки. "Присутствие" есть "стенографическая запись" застывшей в понятиях определенности, которая якобы присуща социальной действительности. "Присутствие" реинфицирует, гипостазирует абстрактное понятие, превращая его в социальный феномен, который как бы действительно существует.

Иными словами, "присутствие" приписывает понятию субстанциальность, в результате чего понятие начинает мыслиться как нечто вещественное. Однако на практике мы постоянно сталкиваемся с изменчивостью и взаимопереходом всего сущего, а не с субстанциальной устойчивостью социального мира. Поэтому "началом" социологии следует признать скорее становление - "отсутствие". "Присутствие" можно считать артефактом - структурным изъяном классических социологических понятий, пытающихся схватить то, что в принципе ускользает от фиксации - процесс становления7.

Конструируемый социологией социальный мир происходит от первичного пространства соотносительных смыслов. Оно всегда предполагается как нечто самоочевидное, всегда уже дано, как итог непрерывной социологической традиции, становление которой никогда не было предметом специального исследования. Это первичное пространство конституируется как пространство различий между социологическим мышлением (актом мышления, noesis) и предметами социологического мышления (содержанием мышления, поета), и таким образом выступает в роли источника социологических смыслов. Данная "конфигурация значений" опосредствует отношение между социологическим мышлением, мыслящим предмет социального мира, и предметом социального мира, мыслимым в социологическом мышлении. Отношение между социологическим мышлением и предметами социального мира может рассматриваться либо как функциональное (в трансцендентальном исследовании в духе Г. Зиммеля или А. Шюца), либо как причинно-следственное (в духе Э. Дюркгейма или М. Фуко).

В любом случае, генетически в основе функциональных и причинно-следственных отношений, устанавливаемых социологией, лежит первичное смысловое отношение.

Почему первичное пространство смыслов есть ансамбль различий? В социальном мире различие имеет место до тождества. Мышление основывается различием. Социология начинает с "сущего социального мира", под которым понимается вообще все, что может служить предметом мышления, стать "объектом" для "субъекта".

Понятие "сущее" (ens) определяется как то, что может стать предметом социологических практик, и как то, о чем социолог может знать.

Оно не обозначает некий род событий социального мира наряду с другими (ens поп est genus), но схватывает все, что "есть" в социальной реальности. Всякое сущее представляет собой "это, сейчас и здесь" (haecceitas Дунса Скота). Иными словами, сущее как определенное нечто есть "одно" (ипит). Но в качестве "одного" сущее может выступать, лишь отличаясь от некого "другого" (diversum). Таким образом, исток социологического мышления есть различие. - Тождество - всегда продукт абстрагирующей деятельности, и оттого оно вторично относительно различия (ср. [9, 10]). Именно различие есть условие действительности мышления. Его "несубстанциальной субстанцией" выступает система различий8. Социологическое мышление не является здесь исключением: для того, чтобы мыслить какое-либо сущее социального мира как предмет познания, мы, прежде всего, должны отличать его от чего-то другого. "Сущее" и "событие" социального мира суть схемы различия. Для социальных различий нет координат вне них. Внутренним содержанием социологического мышления служит различение социальных условий. Всякий опыт - это опыт различения. Различие первичнее тождества, поскольку является его условием и производит его предпосылки. Предметное противопоставление объекта субъекту социологического познания следует понимать опосредствованно, из обнимающего их социального мира. Социологические понятия фиксируют социальные различия. Отождествлению предмета предшествует различение: собственно различия конституируют себетождественность предмета социологического опыта как его отношение к себе.

Социологическое видение, прежде всего, есть "точка зрения" на социальные различия. "Точка зрения" социальной науки - возможность упорядочивания социальных различий, событий; она равнозначна совокупности условий, при которых исследователь различает различия. Социальное различие не только различает, но и объединяет, однако, оно не опосредствует и не синтезирует. Всякое сущее социального мира определяется не через родовое понятие и видовое отличие, а через множество социальных различий: от различия к различию.

Социальная наука мыслит различие не в нем самом, а как представленное. Она концептуально опосредствует, погружает его в причинно-следственные отношения и подчиняет тождеству предмета, рассматривая его не как таковое, а как различие между предметами. Производимое от социального, социологическое различие и разделяет, и объединяет, и опосредствует, и синтезирует. Всякое социологическое различие, в сущности, выступает определением, а всякое социологическое определение устанавливает различие. Именно различие является бытийствованием социологического опыта. Социология стала бы трансцендентальной эмпирической дисциплиной, если бы было возможно постичь социальное различие чувственно, не относя его к тождественному предмету, минуя всякое понятийное опосредствование. Коль скоро это не так, ничто в социальном мире не может быть представлено исключительно чувственным образом.

Может показаться, что термин "социологическая теория" многое объясняет.

Особенно в нем схвачены: систематическое опосредствованное знание о социальном мире и необходимый момент неопосредствованных научной рефлексией социальных практик социолога. - Но зачастую социологическая теория абстрагируется от социального мира, разрывает с практической логикой предмета исследования, чтобы выразить внутренние тенденции научного производства. - Область применения социологической теории, строго говоря, ограничена сферой возможного социологического опыта. Тем не менее, опираясь на доксу, социологическая теория стремится — по аналогии - охватить социальный опыт. Социологический опыт не может быть помыслен отдельно от социального опыта, вне связи с ним. Социологический опыт никогда не замкнут в самом себе; скорее он постоянно "превышает" самого себя.

Структура социологической теории может быть представлена как производная от внутренней логики создавших ее практик, как опосредствованных, так и неопосредствованных научной рефлексией. Мы можем вычленить в социологической теории следующие элементы: текст теории, "социально-политический смысл" и "научный смысл". "Социально-политический смысл" социологической теории представляет собой объективацию некоей социальной позиции и может быть выражен средствами обыденного языка. "Научный смысл" несводим к суждениям повседневной коммуникации, но целиком принадлежит автономному "языку социальной науки". В общем случае социально-политический смысл конститутивно не связан с актуальной социальной позицией автора текста теории.

Будем считать "формой теории" совокупность социологических различий, которые мы можем вычленить из текста теории. Социологическое значение "формы теории" заключается не в том, что с ее помощью исследователь способен проникнуть сквозь текст к социально-политическому смыслу, понимаемому как некая "внутренняя природа" или "сущность" социологической теории. Это значение состоит в том, чтобы объяснить, почему социологическая теория может быть принята научным производством, лишь воплотившись в такую форму (коррелирующую, естественно, с определенной позицией производства социологических знаний).

Главная ошибка, совершаемая историей социологии, представляет собой отождествление научного смысла, действующего в тексте теории, с социально-политическим смыслом. Социально-политический смысл не есть некая скрытая сущность социологической теории, якобы неосознаваемая самим ученым. Напротив, "среднестатистический" теоретик практически осознает социально-политический смысл как своей, так и чужих теорий, имеет развитую систему предпонятий о социальном порядке и т.д. Но историки социологии сплошь и рядом делают из социально-политического смысла теории тайну, сокрытую как от автора, так и от его современников. Отнюдь! Отношения (конечно, смысловые) между текстом социологической теории, с одной стороны, и ее социально-политическим смыслом, с другой, сравнительно просты. Наиболее важным элементом социологической теории является вовсе не социально-политический, а научный смысл, то "действие" (временная структура, имеющая пространственное значение) научного смысла, которое придает тексту теории ее форму. Можно сказать, что научный смысл лежит ближе к "поверхности" текста социологической теории, нежели ее социально-политический смысл. Однако его труднее вычленить, поскольку он требует специализированных инструментов исследования, которые к тому же должны быть ему в некотором отношении гомологичны. Хотя социальнополитический смысл расположен "глубже" научного, он легче распознается в силу своей политической природы. Форма социологической теории репрезентирует именно взаимодействие научного и социально-политического смыслов, в котором ведущая роль принадлежит собственно научному смыслу. Другой вопрос, что у массовой продукции социологического конвейера научный смысл может быть размыт.

Таким образом, следует отказаться от интерпретации социологической теории как чего-то исключительно индивидуального, случайного по отношению к социальным позициям или научным позициям. Напротив, надо рассматривать социологическую теорию как значимое явление научного производства, содержащее скрытый научный смысл, каковой и надлежит найти (ср. [11-14]). Однако не стоит чрезмерно увлекаться поиском этого скрытого смысла, трактуемого как потаенное содержание формы социологической теории: в первую голову предметом исследования должна стать сама форма, поскольку она может быть понята как результат действия скрытого научного смысла на явный социально-политический смысл теории. Научный смысл социологической теории принадлежит ее форме. Будучи источником социологической теории, ее научный смысл проявляет себя в производстве социально-политического смысла.

Дело в том, что социальная действительность выступает условием и конечной целью социологии. Поэтому социолог занимается всеми конкретно-историческими "социальными вопросами", которые могут в том или ином отношении, прямо или косвенно, иметь своим следствием изменение социального мира. По этим вопросам он занимает позицию внутри самой социологии. Но эта внутринаучная позиция объективно коннотирует с какой-либо из актуально существующих политических позиций.

Социологическая теория политически ответственна, все понятия и утверждения в ней обозначают определенную позицию, причем не только по отношению к другим социологическим теориям, но и по отношению к социальной действительности, полю политики и государству. Однако коннотация социологической и политической позиций не обязывает к политической и общественной деятельности или участию в партийном строительстве. Политическое участие социолога составляет политическую проблему, разрешаемую по-разному в зависимости от научной позиции. Политическому выбору социолога предшествует социологический выбор9.

Отношения между позициями социологического производства не есть текст, но принимают форму текста. Точнее говоря, отношения между научными позициями можно представить как форму текста социологической теории, внешнюю самой теории. Аналогичным образом и отношения между социальными позициями суть внешняя форма текста социологической теории. Это означает примерно следующее: научное и социально-политическое содержания текста социологической теории, внешние по отношению к ней, обусловливают форму этой теории. Основанием системы априорных понятий (имеется в виду эмпирическое историческое a priori в духе К. Хюбнера или М. Фуко) выступает эмпирический и исторический результат практик агентов общественных отношений, среди которых мы можем выделить отношения научного производства и политические отношения. Трансцендентальная социологическая теория определяет себя своим незнанием взаимодействия и взаимопроникновения научной и социально-политической позиций: как только она признает посюстороннее основание своего a priori, это самое a priori как проявление универсального, необходимого и синтетического характера социальных отношений, она (трансцендентальная социологическая теория) перестанет быть самой собой.

Научный смысл есть форма профессиональной социализации индивидуальной научной деятельности, осуществляемой социологическим производством. (Подобным образом возможно представить и социально-политический смысл). Автор социологической теории может не осознавать ее научного и социально-политического смыслов. Во-первых, позиции научного производства и поля политики, соотносимые с этими конструкциями, суть продукты социологии и в качестве таковых не являются всеобщими и необходимыми. Во-вторых, автор может быть слишком "захвачен" конкретными различиями, формирующими текст его теории, чтобы отслеживать синтетические аспекты своих практик, связанные с их обусловленностью социальными отношениями символического производства. Более того, социолог лишь в той мере претендует на универсальность и аподиктичность положений своей теории, в какой упускает из виду всеобщий социально-синтетический характер своей индивидуальной теоретической деятельности, выдавая ее за случайные проявления личной одаренности, констелляцию обстоятельств и т.д. Научный смысл социологической теории есть форма различения, первичная и внешняя по отношению к единичным социологическим различиям, из которых складывается текст (т.е.

к тому, что мы назвали формой текста):

научный смысл есть момент социальных отношений социологического производства, общественная инстанция, гарантирующая общезначимость продуктов индивидуальных практик социолога (в пределе - гарантирующая истинность теории).

*** Необходимо истолковывать социологическую теорию, в том числе, и из внетеоретических связей. Для социологической теории концептуальная оптика - это еще не все. Научное обобщение, представляющее познавательный предмет, не исчерпывает эмпирическое содержание теории как совокупности текстов, произведенных в определенной научной позиции в определенное историческое время. Речь идет о месте данной теории в ансамбле смысловых и силовых отношений научного производства, которое, в свою очередь, с неизбежностью связано с политическим производством.

Изложенные нами предпосылки эмпирического анализа социологической теории направлены на преодоление сложившегося в социальной науке отношения к теории как к абстрактному общему понятию. Мы попытались обнаружить за якобы логическим формализмом общих концептов некий исходный горизонт теории, ее социальное основание. Этим социальным основанием выступают позиции научного и политического производств, которые объективирует социологическая теория.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Latour В. Nous n'avons jamais ete modernes. Paris: Ed. La Decouverte, 1997.

2. Cohein В., Dndier N.. Thevenot L. Les Objets dans l'action. Paris: Ed. de EHESS, 1993.

3. Heidegger M. Die Grundprobleme der Phanomenologie // Heidegger M. Gesamtausgabe / Hrsg. F.-W. von Herrmann. Bd. 24. Frankfurt am Main: Vittorio Klostermann Verlag, 1975. S. 230.

4. Мерло-Понти М. Феноменология восприятия / Пер. с фр. под ред. И.С. Вдовиной, С.Л. Фокина. СПб.:

Наука, Ювента, 1998. С. 13.

5. Гуссерль Э. Картезианские размышления / Пер. с нем. Д.В. Скляднева. СПб.: Наука, Ювента, 1998.

С. 177.

6. Husserl Е. Die Krisis der Europaischen Wissenschaften und die transcendentale Phanomenologie. Eine Einleitung in die phanomenologische Philosophie / Hrsg. von W. Biemel // Husserliana. Bd. VI. Den Haag: Martin Nijhoff,

1962. S. 197.

7. Archer M.S. Realist social theory: The morfogenetic approach. Cambridge: Cambridge university press, 1995.

8. Collin F. Social reality. L.; N.Y.: Routledge, 1997.

9. Луман Н. Теория общества (вариант San Foca'89) / Пер. с нем. А.Ф. Филиппова // Теория общества.

Сборник / Пер. с нем., англ. / Вступ. ст., сост. и общ. ред. А.Ф. Филиппова. М.: КАНОН-пресс-Ц, Кучково поле, 1999. С. 203-212.

10. Кюнг Г. Онтология и логический анализ языка / Пер. с нем. и англ. А.Л. Никифорова. М.: Дом интеллектуальной книги, 1999. С. 198-211.

11. Bloor D. Knowledge and social imagery. Chicago; L.: University of Chicago press, 1991.

12. Knorr-Cetina K. The manufacture of knowledge. An essay on the constructivist and contextual nature of science.

Oxford: Oxford university press, 1981.

13. McCarthy E.D. Knowledge as culture: The new sociology of knowledge. London-New York: Routledge, 1996.

14. Science as practice and culture / Ed. by A. Pickering. Chicago: University of Chicago press, 1992.

ПРИМЕЧАНИЯ Доксический опыт есть изначальный опыт социального мира - феноменологически не редуцируемый опыт различения. Согласно "принципу принципов" феноменологии, исследователь должен, во-первых, "вынести за скобки" все причинно-следственные отношения между социальным миром и его собственным Я; вовторых, ему следует отринуть все предпринятые до него интерпретации данных или существующие относительно них теории. (См.: Husserl E. Ideen zur einer reinen Phanomenologie und phanomenologischen Philosophie. Erstes Buch: Allgemeine Einfuhrung in die reine Phanomenologie / Hrsg. von K. Schuhmann // Husserliana. Bd. HI/1. Den Haag: Martin Nijhoff, 1976. § 24.) Но что, например, означает то обстоятельство, что "фактически наличные данные" (gegebene Daten) даны? Феномен определяется через данность, но сама данность никак в феноменологии не определяется. Однако подвергая феноменологической редукции предметности и теории, никто не в силах свести к чему-либо другому доксический опыт, понимаемый как изначальный социальный опыт различения. Понятие "докса" в одно и то же время схватывает как вполне определенный тип социального опыта, так и некую общую структуру любого социального опыта. (В качестве исходного опыта социального различия, доксический опыт лежит в основе всех других видов социального опыта.) Во втором значении доксический опыт выступает в роли "субстанциального", генетически необходимого момента всякого социального опыта.

Согласно традиции, восходящей к И. Канту, предмет конструируется субъектом из чувственных ощущений; он есть конечная, а не исходная точка научного исследования. (Предмет = синтезированное рассудком единство множественности данного в ощущениях.) Предмет восприятия имеет место в интенциональной имманентности сознания. Сущее становится предметом, когда агент представляет его в смысле субъективной апперцепции, причем сознание диктует условия возможности всякого опыта. Иными словами, исследователь не просто воспринимает сущее, а устанавливает и удостоверяет его. Социальные условия существования научного агента производства утверждаются в новоевропейском познании как предикаты сущего вообще. Сущность преобразуется в предметное содержание объекта, а существование - в присутствие, факт предстояния перед воспринимающим субъектом. Представлять означает ставить сущее как предмет перед собой и удостоверять представленное как таковое. Представление это опредмечивание, подразумевающее освоение и присвоение. "Представление" имеет еще и другой смысл, например, сценическое представление, но оба смысла часто совпадают.

Социальные практики суть все то, что делают социальные агенты, включая, разумеется, и целесообразные преобразования предметов, взятые в их социальных формах. Практики не могут быть сведены ни к объективному научному познанию, ни к субъективному опыту сознания, а являются действительным осуществлением социальных отношений. Практики - события социального мира. Событие есть производное от изменения. Можно сказать, что практики являются изменениями социального мира, производимыми агентами. Говоря о доксе как практиках, мы имеем в виду прежде всего опыт социального различия.

Структура социальных отношений принуждает каждого агента воспринимать действительность исходя из собственной точки зрения и, таким образом, иметь весьма ограниченное и деформированное видение действительности. Поэтому можно квалифицировать способы поведения и самовыражения агентов как неосознанные. Отсюда вытекает определение символического насилия как недооценивания, коренящегося в неосознанном приспособлении субъективных структур к объективным.

"Научный реализм утверждает, что объекты, состояния и процессы, описываемые правильными теориями, существуют на самом деле" (Хакинг Я. Представление и вмешательство. М.: Логос, 1998. С. 35).

Социальный мир - это все то, что имеет место, чему случается быть (was der Fall ist) (ср. Витгенштейн Л. Logisch-philosophische Abhandlung = Логико-философский трактат // Витгенштейн Л. Философские работы: Ч. 1. М.: Гнозис, 1994. С. 5). Формально (adjective) социальный мир есть ансамбль фактов, понимаемых как отношения сущих (см.: там же), а содержательно (substantive) - совокупность взаимосвязанных социальных явлений (ср. Кант И. Критика чистого разума, В446). Под "социальным миром" мы понимаем ансамбль всех условий во всех рядах причин социальных событий. "Социальная реальность" трактуется нами как то, что полностью находится вне социально обусловленного, а "социальная действительность" — как реалистически (или "натуралистически") понимаемый неконцептуальный концепт. Если мы изобразим всю совокупность условий в ряду причин социальных событий, то получим представление о социальном мире. Если же вообразим себе то, что полностью находится вне социально обусловленного, то мы получим представление о социальной реальности. Социальная реальность не может быть явлена вне предметного социального мира. Вопрос о социальной реальности может быть поставлен лишь из горизонта социального мира. Но предметная определенность сущих социального мира как таковая, их осмысленность возникает лишь в горизонте всегда уже предпосланной социологу социальной реальности.

Но как можно интерпретировать становление, не имея самого становящегося, т.е. как можно наблюдать движение, не обладая абсолютной системой отсчета? Для этого нами предлагается относительная конструкция "присутствия отсутствия" (см. Кочанов ЮЛ. Начало социологии. М.: ИЭС; СПб.: Алетейя, 2000).

8 Система различий как "несубстанциальная субстанция" не предшествует сознанию и выступает его достаточным основанием лишь в том смысле, что является конститутивной формой сознания.

9 Особо оговорим, что отношения подобия между структурой социальных позиций и структурой социологических концепций вовсе не равнозначны возможности неопосредствованного перехода от социальной позиции к социальной теории или возможности толкования научной продукции как объективации совокупности социальных условий существования ученого.

Ниже редакция публикует статью главного редактора журнала Международной социологической ассоциации "International Sociology" г-на Саид Амир Аржоманда, считая, что ее содержание касается ситуации в современной российской социологии. Хотим обратить внимание читателей на то, что статья начата с воспроизведения мыслей классиков социологии, крупных социологов современности, сформулированных ими в первых номерах тех периодических изданий, которые были созданы этими учеными и которые до сих пор определяют достижения современного социологического знания.

Похожие работы:

«Допущены к торгам на бирже в процессе размещения « 11» февраля 20 14 г. Идентификационный номер 4В021703349В ЗАО «ФБ «ММВБ» (наименование биржи, допустившей биржевые облигации к торгам в процессе их размещения) _ (наименование должности и подпись уполномоченного лица биржи,...»

«Пушкин Александр Сергеевич Барышня-крестьянка В одной из далёких наших губерний находилось имение Ивана Петровича Берестова. В молодости своей служил он в армии, вышел в отставку в начале 1797 года, уехал в свою деревню и с тех пор он оттуда не выезжал. Его жена давно умерла. Он построил дом по с...»

«ДЕЛО «УИНГРОУ (WINGROVE) против СОЕДИНЕННОГО КОРОЛЕВСТВА» Постановление суда от 25 ноября 1996 г. В деле Уингроу (Wingrove) против Соединенного Королевства, Европейский суд по правам человека, заседая, в соответствии со статьей 43 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (Конвенции) и положениями Суда А...»

«№8 Номер посвящается Алле Сергеевой Москва–Париж–Санкт-Петербург www.glagol.jimdo.fr РЕДАКЦИОННАЯ КОЛЛЕГИЯ: Алла Сергеева Наталья Богдановская Наталья Черных Владимир Сергеев Главный редактор — Елена Кондратьева-Сальгеро Обложка: Евгений Иванцов, «Рыбная ловля в облаках» — 1 стр. Фото Alice S — 4 стр. Стихи...»

«О КАЗАРНОВСКОМ Ю. А. — во ВЦИК КАЗАРНОВСКИЙ Юрий Алексеевич, родился в 1905. Получил среднее образование. Начинающий писатель, с 1923 — первые публикации в газетах и журналах. 19 декабря 1927 — арестован в Ростове-на-Дону как «участник контрре...»

«ДУОМИКС ПУ 460 / ДУОМИКС ПУ 280 Распылительный пистолет ПУ4040 www.wiwa.com ПОЛИУРЕЯ – СЕРИЯ УСТРОЙСТВ Распылительный пистолет ПУ 4040 ДУОМИКС 280 для нанесения пены Инновационные Полимочевина приобретает все большее значение как высоустановки для кокачественный материал для нанесения покрытий. Она принанесения меняется для защиты от корр...»

«Совместное заявление Японии и Республики Казахстан «О расширенном стратегическом партнерстве в век процветания Азии» С 6 по 9 ноября 2016 года Президент Республики Казахстан Н.А.Назарбаев по приглашению Правительства Японии посетил Японию с официальным визитом. В пред...»





















 
2017 www.pdf.knigi-x.ru - «Бесплатная электронная библиотека - разные матриалы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.