WWW.PDF.KNIGI-X.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Разные материалы
 

«УДК 159.962.52 Вестник СПбГУ. Сер. 12. 2011. Вып. 4 А. В. Алтунин, А. Г. Жиляев 1 ОСОБЕННОСТИ УСВОЕНИЯ И ПЕРЕРАБОТКИ ИНФОРМАЦИИ ЛИЧНОСТЬЮ, ...»

УДК 159.962.52 Вестник СПбГУ. Сер. 12. 2011. Вып. 4

А. В. Алтунин, А. Г. Жиляев 1

ОСОБЕННОСТИ УСВОЕНИЯ И ПЕРЕРАБОТКИ ИНФОРМАЦИИ

ЛИЧНОСТЬЮ, НАХОДЯЩЕЙСЯ В СУГГЕСТИВНО ИЗМЕНЕННОМ

СОСТОЯНИИ СОЗНАНИЯ

Процессы восприятия, усвоения, переработки, хранения и воспроизведения информации относятся к базовым характеристикам личности. В настоящее время общепризнан факт взаимодействия в  личности сознательного и  бессознательного компонентов, что в полной мере относится и к информационному обмену личности с окружающим миром. Естественно, что особенности информационного процесса находятся в  центре внимания теоретической и  практической психологии, а  исследования процессов информационного обмена составляют основу психологической диагностики и в  значительной степени учитываются при психологической коррекции. При этом наряду с информацией, отраженной сознанием, существенная роль при психологическом обследовании отводится изучению неосознаваемой личностью информации.

Вместе с тем информационный обмен на любом этапе может включать в себя особые психологические состояния, которые принято обозначать термином «измененные состояния сознания». Это относится как к восприятию информации, так и к условиям ее переработки личностью, формированию памяти и воспроизведения, что в особенности актуально рассматривать с позиций единства сознательного и бессознательного компонентов психической деятельности.



Однако все методы исследования бессознательной информации на том или ином этапе подводят нас к проблемам восприятия, усвоения, переработки и воспроизведения информации личностью, поскольку они включены в процессы информационного взаимодействия между личностью и средой. Часто усвоение и переработка информации, участвующие во всех познавательных процессах, описываются через такое понятие, как восприятие, которое входит в систему других познавательных процессов.

Восприятие можно понимать в двух смыслах: как субъективный образ предмета, явления или процесса, непосредственно воздействующего на анализатор или систему анализаторов, и как процесс формирования этого образа [1, 2].

Как образ восприятие представляет собой непосредственное отражение предмета (явления, процесса) в совокупности его ощущаемых свойств, в его объективной целостности. Это отличает восприятие от ощущения, которое также является непосредственным чувственным отражением, но лишь отдельных свойств предметов и явлений, воздействующих на анализаторы.

Как процесс восприятие — результат сложной аналитико-синтетической деятельности. В  исследованиях установлено, что в  акте восприятия начинается управление действием. Всякое восприятие включает двигательный (моторный) компонент (в виде ощупывания предмета, движения глаз, проговаривания). Поэтому процесс восприятия рассматривают как перцептивную деятельность субъекта [3].

По мнению большинства авторов [1–5], процесс восприятия не ограничивается выделением определенной группы ощущений и объединением их в целостный образ.

© А. В. Алтунин, А. Г. Жиляев, 2011 Он предполагает и  опознание образа, его сопоставление со следами памяти, осмысление и понимание (особенно когда воспринимаются символические объекты, знаки, текст и т. п.).

Таким образом, можно говорить о том, что восприятие с таких позиций соотносится с  процессами усвоения, переработки и  воспроизведения информации, так как задействуются те же познавательные процессы.





Согласно постулатам гештальтпсихологии, восприятие строится по принципу изоморфизма  — структурного уподобления формируемого перцептивного образа воспринимаемому объекту. Вместе с  тем к  основным закономерностям восприятия следует отнести его субъективность: одну и ту же информацию люди воспринимают по-разному, субъективно, то есть в зависимости от своих интересов, знаний, потребностей, способностей, целей деятельности и других субъективных факторов. Зависимость восприятия от содержания психической жизни человека и от особенностей его личности также связывается с фундаментальным понятием апперцепции [6].

Роль мышления и  речи в  процессах переработки информации рассматривали Ж. Пиаже, Л. С. Выготский и  другие видные ученые [7, 8]. Они делали основной упор на развитие этих процессов в онтогенезе, прежде всего — в детском возрасте. Сначала ребенок знает свой мир главным образом благодаря тем привычным действиям, с помощью которых он управляется с этим миром. Со временем мир оказывается представленным ему еще и в образах, сравнительно свободных от действий. Постепенно формируется дополнительно способность переводить действия и образы в языковые средства, что создает третью систему представления. Каждый из трех способов представления — действенный, образный и символический — отражает события своим особым образом.

Итак, мы видим, что в этих подходах в рамках процессов восприятия, усвоения, переработки и воспроизведения информации на определенной стадии их исследования вводится понятие «образ» как некий продукт или этап этих процессов.

Процессы переработки информации личностью являются основным предметом исследования в когнитивной психологии [9]. Представители данного направления рассматривали процессы переработки информации, используя в качестве главного понятия когнитивную схему. Схема — это имеющиеся у человека план сбора и программа переработки информации об объектах и событиях, воспринимаемых органами чувств.

Когнитивные схемы складываются в индивидуальном опыте человека, но отчасти являются врожденными. Они позволяют определенным образом воспринимать, перерабатывать и хранить информацию о прошлом, настоящем и будущем [9–11].

С биологической точки зрения, схема  — часть нервной системы. Это некоторое активное множество физиологических структур и процессов.

Функции схемы можно проиллюстрировать посредством нескольких аналогий.

Во-первых, схему можно рассматривать как систему приема информации, на языке вычислительных машин это называют форматом. Форматы определяют, к какому виду должна быть приведена полученная информация, чтобы дать ей непротиворечивую интерпретацию [9, 11].

Основой различения схемы и образа становится различие между воображением и  восприятием. Воображение как переживание наличия образа не есть восприятие, но  оно представляет собой внутренний аспект готовности к  восприятию воображаемого объекта. Сами образы производны от перцептивной активности. Восприятие же предполагает непрерывной сбор информации, в котором не находится места для осознания и  переживания образа. Образы появляются тогда, когда процесс восприятия прерван или отсрочен. Схема в общем случае отличается от образа, так как она рассматривается в  качестве компонента непрерывного процесса восприятия. Когда внимание субъекта останавливается на схеме, она осознается и переживается им, то схема выступает как образ. Образы не воспроизведения или копии ранее сформированных перцептов, так как восприятие не сводится к получению перцептов в первую очередь. Образы — не картинки в голове, а планы сбора информации из потенциально доступного окружения [9, 11].

Таким образом, при изучении процессов восприятия, усвоения, переработки и воспроизведения информации в качестве одного из ключевых элементов этих процессов используется понятие «образ», который возникает во внутреннем плане человека на определенных этапах этих процессов. Однако часто слово «образ» ассоциируется с  чисто визуальным образом, поэтому в  дальнейшем необходимо заменить его понятием «представление», которое, возможно, более приемлемо в данном случае, так как в представление включаются как визуальный, так и аудиальный, кинестетический, понятийный, эмоциональный и другие компоненты.

Однако процессы переработки информации личностью, по мнению большинства авторов [12–16], протекают как на сознательном, так и на бессознательном уровнях.

Значит, мы можем предположить, исходя из позиций единства сознательного и бессознательного компонентов личности, что и процесс формирования представлений также затрагивает бессознательные структуры. И когда мы говорим о бессознательной переработке, то на передний план выходит представление о когнитивном бессознательном.

Этот термин был впервые применен Пиаже [17], который говорил о том, что зачастую осознанию доступен лишь процесс и результат мыслительной деятельности, сами же принципы, согласно которым этот процесс функционирует, от сознания скрыты.

Под принципами этих процессов он и  понимал когнитивное бессознательное. Сейчас же понятием «когнитивное бессознательное» объединяются почти все процессы, связанные с возможностью бессознательной переработки информации личностью. Среди явлений, относимых к области когнитивного бессознательного, можно выделить имплицитное научение, имплицитную память, подпороговое восприятие, автоматичность, различные виды установок, интуицию.

Наиболее известными среди исследований, касающихся когнитивного бессознательного, являются исследования подпорогового восприятия. А. Марсел в своих экспериментах применял метод лексического решения, в  котором за словом-стимулом следует целевой стимул. Исследуемому необходимо было принять решение, является ли целевой стимул словом. Принятие такого решения ускорялось, если слово-стимул относилось к той же семантической категории, что и целевой стимул. Марсел использовал маскировку слов-стимулов, чтобы испытуемые не могли с уверенностью их распознать, и тем не менее применение этих слов-стимулов значительно ускоряло решение лексической задачи. На этом основании он сделал вывод о  том, что смысловой анализ информации может осуществляться и без ее осознания [16].

Важным феноменом когнитивного бессознательного является имплицитное научение, то есть способность успешно использовать на практике осознаваемые правила выполнения тех или иных действий. Зачастую это касается сложнокоординированных действий, состоящих из множества операций. Примером имплицитного научения является усвоение языка, когда человек становится способным отличить грамматически верные конструкции от неверных, хотя и не может четко сформулировать правила, по которым строятся эти конструкции. Имплицитное научение является неотъемлемым и чрезвычайно важным свойством человеческой психики, без которого было бы очень трудно представить адаптацию к новым условиям, если бы она осуществлялась только за счет осознанного понимания закономерностей. Именно способность бессознательно определять алгоритмы в событиях окружающей среды и действовать сообразно им приводит к успешному реагированию в самых различных ситуациях.

Наиболее же актуальными для настоящего исследования являются эксперименты, связанные с постгипнотической амнезией. Испытуемым предлагалось запомнить список несвязных слов, затем в суггестивно измененном состоянии сознания им внушали, что они забыли его. В тесте на свободное припоминание испытуемые не могли вспомнить ни одного слова из заученного списка, однако при выполнении ассоциативного теста они были в состоянии вспомнить какие-то слова из него [12]. Традиционно одной из  моделей изучения информационного обмена личности является психологическое исследование, проводимое в измененном состоянии сознания испытуемого. Подобные состояния в  различных психологических направлениях определяются и  трактуются по-разному. Есть объединяющие их понятия «транс», «медитация», «аутогенная тренировка», одним из  наиболее распространенных состояний измененного сознания, в котором исследуется бессознательно воспринимаемая информация, является состояние, возникающее в  результате суггестии. Эти состояния описываются терминами «гипноз», «гипнотическое состояние». В нашей работе мы также использовали гипносуггестию с целью получения измененного состояния сознания, позволяющего исследовать особенности взаимодействия личности и воспринимаемой ею информации.

Несмотря на то, что суггестия и суггестивные методы психологической коррекции сейчас находятся на периферии научного поиска и  предмет этот не изучается в  значительном количестве направлений и  школ, в  практической работе суггестия остается наиболее последовательно применяемым методом психотерапии. В то же время в понимании механизмов суггестивных методов содержится достаточное количество противоречий и недостаточно исследованных аспектов. Это связано отчасти со сложностями стандартизации результатов суггестии, методологической неоформленностью в подходах к исследованию суггестивных феноменов. С другой стороны, интерес к  данной тематике авторитетных исследователей прошлого (З. Фрейд, В. М. Бехтерев, К. И. Платонов, И. П. Павлов, П. И. Буль, Л. Шерток, В. Е. Рожнов, С. Гроф), развивавших и расширявших научное знание, свидетельствует о значимости суггестивных методов и создает определенную направленность в дальнейшем научном поиске. Задача настоящей работы вытекает из необходимости осмыслить и проанализировать результаты практической деятельности, имеющие непосредственное отношение к изучению механизмов эффективности психологической коррекции, и заключается она в уточнении особенностей информационного обмена в  суггестивно измененном состоянии сознания. Поскольку основной объем информации традиционно формируется за счет вербального взаимодействия, то исследование особенностей восприятия, усвоения, переработки и  воспроизведения такой информации представляет особый интерес.

При этом, учитывая широкое распространение методик анализа бессознательной продукции в методологии различных направлений психологии, также возможно представить потенциальную заинтересованность различных школ психологии в результатах настоящего исследования.

Объектом исследования являются психологические характеристики личности, отражающие информационный обмен между личностью и средой.

Предметом  — динамика личностных характеристик, отражающих особенности информационного обмена личности со средой, связанная с формированием суггестивно измененного состояния сознания Гипотеза: формирование суггестивно измененного состояния сознания существенно изменяет ряд психологических паттернов, отражающих особенности восприятия, усвоения, переработки и воспроизведения информации, сохраняющиеся после суггестивно измененного состояния сознания. При этом восприятие стимульной информации позволяет исследовать особенности неосознаваемых представлений, отражающих особенности информационной картины мира, фиксированной личностным бессознательным.

В этой связи была предпринята попытка изучить особенности усвоения и переработки информации в суггестивно измененном состоянии сознания, а также влияние этой модели на постсуггестивное состояние человека. В качестве вербально предъявляемых стимулов в  исследовании использовались понятия, отражающие различные аффективные состояния, встречающиеся в жизни каждого человека. Отбор стимулов производился методом экспертных оценок по признакам значимости и частоты узнаваемости. Таким образом, нами анализировалась структура представлений, отражающих как когнитивные, так и эмоциональные паттерны. В результате работы экспертной группы были выделены 12 таких стимульных понятий: «любовь», «счастье», «печаль», «горе», «радость», «радушие», «равнодушие», «зависть», «спокойствие», «удовольствие», «тревога» и «напряжение».

Для решения поставленных задач нами применялась следующая методика: в экспериментальной группе испытуемые выполняли задания теста Л. Сонди, после чего им предлагался ряд стимульных понятий. Необходимо было описать каждое понятие, дать ему характеристику, объяснить значение. После этого происходило классическое формирование суггестивно измененного состояния сознания, в котором испытуемым еще раз перечислялся ряд тех же понятий-стимулов. После выхода испытуемых из суггестивно измененного состояния сознания им предлагалось вспомнить, описать, охарактеризовать и  объяснить те представления, которые возникали в  ответ на предъявление стимульных понятий во время сеанса. Также испытуемые должны были написать структурированное эссе, отвечая на вопросы, для того чтобы определить параметры возникавших представлений. Через некоторое время после этого они повторно выполняли тест Сонди. Критерием того, что испытуемые действительно находились в суггестивно измененном состоянии сознания, служила проверка отсутствия критичности в ответ на внешние раздражители, предъявляемые вне раппортного взаимодействия. Тест Сцонди был выбран нами в качестве одной из диагностических методик, так как для решения поставленных нами задач, одной из которых является изучение влияния выбранной нами модели изменения состояния сознания на постсуггестивное состояние реципиента, была необходима методика, которая, с одной стороны, была бы проективна, с другой — давала бы набор объективных характеристик, интерпретация которых не зависима от опыта и подготовки экспериментатора.

В контрольной группе процесс эксперимента протекал точно так же за исключением того, что не происходило формирование суггестивно измененного состояния сознания, то есть понятия-стимулы всякий раз предъявлялись в бодрствующем состоянии.

Подтверждение того, что испытуемые контрольной группы не находились в суггестивно измененном состоянии сознания было получено в  результате проверки наличия критичности в ответ на внешние раздражители.

Экспериментальная группа насчитывала 56 человек, контрольная группа  — 30.

В исследовании приняли участие испытуемые обоих полов в возрасте от 18 до 37 лет.

В обеих группах эксперимент проводился в вечернее время.

Результаты исследования У 92,9% испытуемых в экспериментальной группе в ходе исследования наблюдалось изменение отражения понятий-стимулов с когнитивного на эмоционально-чувственное в  суггестивно измененном состоянии сознания (например, удовольствие описывалось одной испытуемой до сеанса так: «достижение потребности»; после  — «теплый, переливающийся красками шар, наполненный вдохновенными переживаниями»). Из них 71,2% испытуемых изначально испытывали негативные эмоции («ощущение чего-то резкого, колющего»), 28,8% — позитивные («было спокойно, хорошо»).

53,8% испытуемых отмечали переход модальности эмоций (сначала были довольно приятные чувства, потом увидела лицо какой-то злой старухи»). В контрольной группе ни у одного испытуемого тенденции к изменению отражения понятий-стимулов не наблюдалось. В экспериментальной группе у 89,3% испытуемых представления, возникающие в ответ на предъявление понятий-стимулов в суггестивно измененном состоянии, изменялись в сторону визуализации («переливающийся красками шар»). Из них 26% испытуемых отмечали, что к визуальным образам присоединялись и определенные аудиальные представления («вроде бы слышался шум дороги»). 30% утверждали, что присоединялись телесные ощущения («ощущение тепла»). Что касается характеристик этих визуальных образов, то 56% испытуемых отмечали их четкость, 44%  — яркость. Реальность визуальных образов, то есть их соответствие предметам или феноменам реального мира, отмечалась 88% испытуемых. Динамику визуальных образов отмечали 34% испытуемых. 20% испытуемых отмечали, что визуальные образы имели большой размер, 62% испытуемых — средний и 18% — маленький. 38% испытуемых говорили о наличии «Я» в визуальном представлении (как будто смотрят на себя со стороны). 14% отметили, что представляют себя уменьшенными, 24% представляли свои пропорции близкими к  реальности. Возраст в  представлениях о  себе во время гипносуггестии совпадал с реальным у 18% испытуемых, был меньше — у 20%. Связь визуального образа с реальными воспоминаниями отметили 78% испытуемых, 14% говорили о точном совпадении, 64% — об ассоциативном. При том у 68% испытуемых в их представлениях отражались скрытые психотравмы («вспомнила, как в детстве видела мертвую собаку на обочине»). В контрольной группе тенденция к визуализации или другому изменению отражения стимульных понятий не отмечалась.

После проведения гетеросуггестии с предъявлением стимульных понятий в экспериментальной группе по результатам теста Сонди наблюдалось значимое снижение показателей (p    0,05) по факторам: «эпилептоидные тенденции», «кататонические проявления», «депрессивное состояние». В контрольной группе достоверные изменения по тесту Сонди не выявлены, однако отмечена тенденция к снижению по фактору «кататонические проявления» и к повышению по фактору «истерические склонности».

Как свидетельствуют полученные данные, в  гипносуггестивно моделированном измененном состоянии сознания происходит изменение информационной картины мира, отражающейся в системе представлений личности об эмоционально значимых переживаниях. Основным аспектом такого изменения является то, что в гипносуггестивно моделированном измененном состоянии сознания формирование человеком представлений, отражающих чувственную сферу, изменяется с преобладающего изначально когнитивного отражения в сторону эмоционально-чувственного, что позволяет более четко выявлять психотравмирующие эпизоды прошлого. Так в  суггестивно измененном состоянии сознания часть представлений реципиентов отражали реальные события их жизни, преимущественно — ранее скрытые, вытесненные психотравмы. Полученная таким образом бессознательная продукция, отражающая различные «проблемные» зоны психики человека, может послужить дополнительным материалом для психокоррекции и  психотерапии. Другими аспектами изменения информационной картины мира в гипносуггестивно измененном состоянии сознания явились изменения относительных характеристик «Я» и окружающего мира у реципиентов гетеросуггестии, то, что в ответ на аудиально-вербальные стимулы в их сознании возникают зрительные, а также полисенсорные представления, то есть присутствуют тактильные ощущения, звук, изображение.

Таким образом, мы можем сделать вывод о том, что информационная модель в суггестивно измененном состоянии сознания претерпевает значительные изменения, которые сохраняются в личности реципиента в постсуггестивном периоде и влияют на его постсуггестивное состояние.

Литература

1. Брунер Дж. Психология познания. М.: Прогресс, 1977. 418 с.

2. Гибсон Дж. Экологический подход к зрительному восприятию. М.: Прогресс, 1988. 456 с.

3. Гельмгольц Герман Л. Ф. О восприятии вообще // Психология ощущений и восприятия.

М.: Черо, 1999. С. 21–46.

4. Брунер Дж. О  перцептивной готовности //  Психология ощущений и  восприятия. М.:

Черо, 1999. С. 164–181.

5. Леонтьев А. Н. Деятельность. Сознание. Личность. М.: Смысл, 2005. 352 с.

6. Кофка К. Восприятие: введение в гештальттеорию // Психология ощущений и восприятия. М.: Черо, 1999 С. 126–143.

7. Выготский Л. С. Мышление и речь. М.: Аст, 2008. С. 35–496.

8. Пиаже Ж. Речь и мышление ребенка. М.: Римис, 2008. 448 с.

9. Солсо Р. Л. Когнитивная психология. М.: Тривола, 2002. 600 с.

10. Линдсей П., Норман Д. А. Переработка информации у человека. М.: Мир, 1974. 552 с.

11. Найссер У. Познание и реальность. М., 1998. 230 с.

12. Аллахвердов В. М., Воскресенская Е. Ю., Науменко О. В. Сознание и когнитивное бессознательное // Вестн. С.-Петерб. ун-та. Сер. 12. 2008. Вып. 2. С. 10–19.

13. Бассин Ф. В., Прангишвили А. С., Шерозия А. Е. Роль бессознательного в активности мышления и речи // Бессознательное. Т. 3. Тбилиси, 1978. С. 27–46.

14. Тихомиров O. K. Психология мышления. М.: Академия, 2007. 288 с.

15. Фаликман М. В., Койфман А. Я. Виды прайминга в исследованиях восприятия и перцептивного внимания. Ч. I // Вестн. Моск. ун-та. Сер. 14. 2005. № 3. С. 86–97.

16. Marcel A. J. Selective effects of prior context on perception // In Requin J. Anticipation and behavior. Paris, 1980. P. 412–430.

17. Пиаже Ж. Аффективное бессознательное и  когнитивное бессознательное //  Вопросы психологии. 1996. № 6. С. 125–131.

Похожие работы:

«АРТРОМЕГА (ARTHROMEGA) Универсальное агентство Про-Фарма Диетические добавки, способствующие нормализации функции опорно-двигательного аппарата СОСТАВ И ФОРМА ВЫПУСКА: табл., № 30, № 60 Состав: 1 таблетка содержит: активные ингредиенты: акулий хрящ (порошок) — 375 мг, глюкозамин сульфат — 250 мг, хондроитин сульфат — 200 мг, но...»

«1 Министерство здравоохранения и социального развития Российской Федерации Государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Московский государственный медикостоматологический университет» Научно-ис...»

«Игумен Митрофан (Гудков) Помоги, Господи, изжить гордыню Текст предоставлен издательствомhttp://litres.ru/ Помоги, Господи, изжить гордыню: Сибирская Благозвонница; Москва; 2009 ISBN 978-5-91362-185-6 Аннотация Эта книга поможет всем,...»

«I IAql1 I ~~~~ IУНТУРА АшоповоrЩIОlhlDО. ===~.ОНЫЕ.CCBE.OBA.I. Российский государственный гуманитарный университет центр типологии и семиотики фольклора ra о·г·и Ольга Христофоров а КОЛДУНЫ И ЖЕ...»

«МОСКОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ имени М. В. ЛОМОНОСОВА ФАКУЛЬТЕТ НАУК О МАТЕРИАЛАХ МЕТОДИЧЕСКАЯ РАЗРАБОТКА ОПРЕДЕЛЕНИЕ ПЛОЩАДИ ПОВЕРХНОСТИ И ПОРИСТОСТИ МАТЕРИАЛОВ МЕТОДОМ СОРБЦИИ ГАЗОВ А.С. Вячеславов, М. Ефремова Москва 2011 С...»

«НАУЧНЫЕ СООБЩЕНИЯ УДК 82.091 ПОЛЕМИКА ВОКРУГ ГИПОТЕЗЫ ДВУХ ИСТОЧНИКОВ В СОВРЕМЕННОЙ БИБЛЕЙСКОЙ ГЕРМЕНЕВТИКЕ А. В. Арапов Воронежский государственный университет Поступила в редакцию 2 июня 2014 г. Аннотация: современная аргументация сторонников гипоте...»

«УДК: 78.071.1 Т.В. Букина Феномен творческой репутации А.К. Глазунова (социологический взгляд) В музыкальном Петербурге конца XIX – начала ХХ веков фигура А.К. Глазунова была окружена ореолом особого почтения. Удостоившись чести стать первым вы...»

«Система Internet/Intranet Банк-Клиент Национального расчетного депозитария версия 3.1.48.72 Руководство пользователя Система Internet Банк-Клиент НКО ЗАО НРД ОГЛАВЛЕНИЕ ВВЕДЕНИЕ 1. УСТАНОВКА 2. ПРЕЖДЕ, ЧЕМ НАЧАТЬ УСТАНОВКУ 2.1 ПЕРВЫЙ СЕАНС РАБОТЫ С АРМ 2.2...»








 
2017 www.pdf.knigi-x.ru - «Бесплатная электронная библиотека - разные матриалы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.