WWW.PDF.KNIGI-X.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Разные материалы
 

«УДК 327:329.17(52) В.В. КОЖЕВНИКОВ Национализм во внешней политике Японии на современном этапе: миф или реальность Анализируется японский национализм, выделены основные ...»

Востоковедение Вестник ДВО РАН. 2013. № 1

УДК 327:329.17(52)

В.В. КОЖЕВНИКОВ

Национализм

во внешней политике Японии

на современном этапе:

миф или реальность

Анализируется японский национализм, выделены основные его типы. На примере территориальных споров Японии с Китаем и Южной Кореей рассмотрены проблемы национализма во внешней политике Японии

на современном этапе, представлены возможные перспективы усиления национализма во внутриполитической жизни Японии в ближайшем будущем.

Ключевые слова: национализм, японский национализм, государственный национализм, теория «нихондзинрон», политическая жизнь Японии, территориальные споры.

Nationalism in foreign policy of Japan at the present stage: myth or reality. V.V. KOZHEVNIKOV (Institute of History, Archaeology and Ethnography of the Peoples of the Far East, FEB RAS, Vladivostok).

In this article the Japanese nationalism is analyzed, its main types are allocated. On the example of territorial disputes of Japan with China and South Korea nationalism problems in foreign policy of Japan at the present stage are considered, possible prospects of strengthening of nationalism in internal political life of Japan in the near future are presented.

Key words: nationalism, Japanese nationalism, state nationalism, «nihonjinron» theory, political life of Japan, territorial disputes.

Осенью 2012 г. в среде экспертов по международным отношениям в Восточной Азии и СМИ активизировались дискуссии о растущем национализме в Японии.



Сегодняшние политологи и журналисты обычно придают слову «национализм» негативный оттенок (степень негативности зависит от позиции конкретного автора и СМИ, в котором он выступает). Поводом для дискуссий послужило обострение отношений Японии с КНР и Республикой Корея из-за территориальных споров. Способствовало расширению дебатов и сентябрьское избрание бывшего премьер-министра С. Абэ новым главой Либеральнодемократической партии Японии (ЛДП) – ведущей оппозиционной партии Японии. Это привлекло внимание в связи с приближающимися парламентскими выборами, на которых победу пророчат именно ЛДП.

Прежде чем отвечать на вопрос, действительно ли в современной Японии и ее внешней политике поднимает голову национализм, необходимо напомнить смысл понятий «национализм» и «японский национализм» в нашем менталитете. В представлении современных российских специалистов национализм – доктрина и политическая практика, основанные на понимании нации как основы государственности, хозяйственных и КОЖЕВНИКОВ Владимир Васильевич – кандидат исторических наук, заведующий Центром внешней политики и международных отношений (Институт истории, археологии и этнографии народов Дальнего Востока ДВО РАН, Владивосток). E-mail: v.ronin@rambler.ru Статья подготовлена при финансовой поддержке гранта ДВО РАН № 12-1-ОНФН-01 «Национализм и этно-конфессиональные факторы в формировании и реализации внутренней и внешней политики стран Северо-Восточной Азии на рубеже ХХ–ХХ1 вв.».

культурных систем. В зависимости от смысла, вкладываемого в понятие нации, национализм имеет две основные формы – гражданский (или государственный) и этнический.

Этнический национализм (чаще просто национализм или этнонационализм) предполагает, что нация является высшей формой этнической общности, имеющей право на государственную форму организации, включая институты, ресурсы и культурную систему.

Гражданский национализм в своих не крайних, умеренных формах близок патриотизму, а как антитеза этнонационализму он иногда называется интернационализмом.





Носителем этнонационализма является интеллектуальная элита, которая ставит целью сохранение целостности и самобытности этнической общности, развитие родного языка и образования, пропаганду исторического наследия и традиций. В своей культурной функции он играет положительную роль, если не ведет к национальной самоизоляции, не содержит в себе установок, направленных против культур других народов. Политический же этнонационализм нацелен на достижение преимуществ для представителей одной национальной группы в сфере власти и управления. Как правило, он содержит в себе негативные стереотипы в отношении других народов [4].

В современной научной литературе существует стремление хронологически разделить феномен национализма на «хороший» и «плохой». С таким подходом можно соглашаться или нет, но действительно в процессе исторического проявления национализма возрастала его неконструктивная, даже опасная для развития человечества составляющая.

В целом можно признать национализм сложным общественным феноменом, имеющим социальное, экономическое, политическое, идеологическое, психологическое, духовное измерения.

Термином «японский национализм» традиционно обозначают широкий круг общественно-политических движений в Японии, возникших в связи с формированием японской политической нации и японского национального государства со второй половины XIX в.

Данный концепт включает в себя: 1) этнический, или так называемый культурный, национализм (миндзокусюги), который обосновывает уникальность японского этноса; 2) политический национализм (кокуминсюги), определяющий японцев как политическую нацию и обосновывающий ее право на существование; 3) государственный национализм, или этатизм (коккасюги), который легитимизирует существование японского государства и рассматривает последнее как совершенную форму организации японской политической нации.

В данной статье мы рассматриваем проявления национализма в современной внешней политике Японии, оставляя за пределами анализа другие его формы, а также такое явление, как японский ультранационализм, который может быть самостоятельной, отдельной темой исследования.

Итак, «японский национализм» – понятие многоплановое, требующее комплексного исследования. В 2012 г. вышла в свет работа М. Крупянко и Л. Арешидзе «Японский национализм. Идеология и политика» [3], в которой подробно рассмотрен процесс становления и развития японского национализма. Однако, разумеется, последние проявления национализма во внешней политике Японии остались за бортом исследования.

Когда мы говорим о национализме в Японии на современном этапе, необходимо оговорить, какой аспект национализма мы имеем в виду. В первую очередь нас интересует проблема влияния идей национализма и этно-конфессиональных факторов на формирование внутренней и внешней политики Японии в складывании новой конфигурации международных отношений в регионе и нового регионального порядка. В рамках этой проблемы возникает вопрос, корректно ли, говоря о современной внешней политике Японии, употреблять традиционный термин «национализм».

Мировая история показала, что национализм прогрессивен в периоды формирования наций, ее защиты от внешних врагов, т.е. когда он выполняет функцию сохранения и развития самобытности нации. Но он же превращается в свою противоположность – в шовинизм – как только становится платформой теории национальной исключительности, превосходства одной нации над другой [1]. Это характерно и для Японии. Российские исследователи утверждают, что «националистические круги этой страны объясняют экономические успехи своеобразием японской культуры, традиций, особым мышлением японцев. Главное, несмотря на эту послевоенную “вестернизацию”, Япония сохранила свою самобытность, и прежде всего благодаря ей, как утверждают националисты, японское общество добилось процветания» [2]. Еще во второй половине XIX в. в Японии появилась теория нихондзинрон (букв. теория японца), в рамках которой анализировался национальный характер японцев. В русле этой теории рассматривались вопросы сравнения Японии и внешнего мира.

Именно тогда проявился традиционный японский феномен дуализма:

сочетание комплекса превосходства и комплекса неполноценности в Японии по отношению к внешнему миру. В каждый исторический период один из них имел преобладающее значение. После реставрации Мэйдзи (1868 – начало 1880 г.) в Японии преобладал комплекс неполноценности, так как Япония открыла для себя новый мир, которому она уступала по всем позициям. С конца XIX в. на первый план выходит комплекс превосходства по отношению к странам-соседям, особенно после побед в Японо-китайской и Русскояпонской войнах. В 30-е годы ХХ в. он наполнился концепцией «особой миссии Японии»

в странах Восточной и Юго-Восточной Азии. Это выражалось в представлении Японией себя в качестве освободителя народов этого региона от «белого империализма». Поражение во Второй мировой войне снова вызвало к жизни комплекс неполноценности, который был вытеснен выходом Японии на передовые экономические рубежи в мире в середине 70-х годов. В XXI в., когда Япония столкнулась с экономическим кризисом и уступила КНР место второй экономики мира, на повестку дня снова выходит проблема повышения своего международного авторитета.

В этом смысле интересна связь этой теории национального менталитета с так называемым государственным национализмом. Под государственным национализмом в Японии (тэйкокусюги, коккасюги) понимают исторически сложившуюся специфическую государственную идеологию и практику ее применения властями страны в политических целях. «Японский национализм – это особый идеологический конструкт, давно созданный правящими элитами с целью удовлетворения внутренних и внешних потребностей нации, ее специфических интересов» [2]. Его особенность в том, что он сознательно внедряется государством в массовое общественное сознание через распространение эмоциональных чувств, патриотизма, необъяснимой любви и предпочтений к одной «хорошей и уникальной» нации.

Следует иметь в виду, что роль государства как центрального элемента националистической идеологии в Японии особенно значима. Японцы убеждены, что именно государство защищает нацию и национальную культуру. Государство в Японии оказалось способным даже в наиболее неблагоприятных для этого исторических условиях послевоенной американской оккупации (1945–1951 гг.) сохранить культурную идентичность нации, ее коллективную память, этническое прошлое и национальное единство. Оно сделало это вопреки американской политике разрушения традиционного государственного и культурного японского национализма после Второй мировой войны. Власти Японии отстояли национальную и государственную независимость, умело сопротивляясь американской политике демонтажа всего национального, начиная от искоренения духовной основы японского национализма – синтоизма, реформ образования и заканчивая военно-промышленными корпорациями дзайбацу.

Безусловно, национализм в Японии – это не только продукт деятельности государства.

В японском обществе сильны традиционные националистические начала, которые составляют моральный фундамент нации. Но за процессом формирования националистического самосознания японцев всегда стоит государство [3, с. 8].

Правящая элита Японии внушает нации, что ее выживание во враждебном мировом окружении в ХХI в. возможно только на пути объединения коллективных усилий всех японцев «под руководством императора и государства» для защиты независимости и суверенитета страны и выполнения приоритетных задач национального развития. Национализм в Японии и сегодня остается объединительной, защитной силой. Возможно, он останется таковым и в будущем. И связано это только с тем, что национализм как государственная идеология в Японии всегда находил поддержку со стороны подавляющей части общества, он неотделим от существования и выживания японской нации и японского государства. Это видно из пересмотра учебников истории; из того, что Япония окончательно формально признала гимн «Кими га ё», который традиционно напоминает ее соседям о японском милитаристском прошлом; из того, что все более активизируются попытки некоторых политических кругов, в том числе и правительственных, протолкнуть идею пересмотра пацифистской конституции Японии.

В то же время следует помнить разницу между японским национализмом перед Второй мировой войной и современным явлением, именуемым «японский национализм».

Агрессивный и воинствующий национализм кануна войны был своего рода ответом на международную ситуацию того периода, когда значительная часть мира была колонизирована ведущими странами Запада. Лидеры эпохи Мэйдзи были убеждены, что их страна не должна повторить путь Китая, фактически колонизированного. Именно поэтому японское руководство прививало национализм своему народу, чтобы он поддерживал экспансионистскую внешнюю политику Японии.

Современная ситуация с явлением «японского национализма» выглядит иначе. Япония стремится занять свою нишу на международной арене, а не оставаться только верным последователем США. Маловероятно, что современный японский национализм пойдет по пути милитаризма, как в довоенный период. Современная международная ситуация в мире решительно отличается от довоенной. Кроме того, мир необходим Японии для развития ее экономики. Да и демократические силы внутри страны гораздо сильнее, чем до войны, и они будут мешать возрождению милитаризма в Японии [8].

Таким образом, сегодня можно говорить о восстановлении в японской политической действительности идеологии, обслуживающей интересы националистических сил. И самое важное здесь состоит в том, что конечная цель этой деятельности – воздействовать на умы подрастающего поколения японцев в нужном властям направлении.

Одним из доказательств этого является ситуация вокруг территориальных споров Японии с Китаем и Южной Кореей, обострившихся осенью 2012 г. Японское правительство заняло жесткую позицию в отношении о-вов Токто (Такэсима), контролируемых в настоящее время Республикой Корея, на которые претендует Япония. Аналогичную позицию Япония занимает и в отношениях с Китаем относительно контролируемых ею о-вов Сэнкаку (китайское название Дяоюйдао), категорически отвергая притязания на них Китая.

–  –  –

Эти настроения нашли отражения и в японском обществе. В сентябре и октябре 2012 г. в Токио прошли достаточно массовые демонстрации у китайского посольства. Справедливости ради следует заметить, что форма протестов в Японии не приобрела такого массового и разнузданного характера, как это наблюдалось в Китае, где они превращались в погромы японских магазинов, предстаДемонстрация ультраправых (http://www.economist.com/ вительств фирм и т.п.

node/21564263) Симптомы национализма стали распространяться в обществе, в котором ранее откровенный национализм был характерен только для традиционных ультраправых организаций (их около 800), объединенных во «Всеяпонский Совет патриотических организаций» (Дзэнъай кайги), насчитывающий десятки тысяч человек. В последнее время стали появляться новые националистические политические организации, например группа «Гамбарэ нихон» (букв. «Твердо стоять, Япония!»). Она основана бывшим генералом Томогава Тосио, который был уволен в 2008 г., после того как призвал к отказу от пацифизма, настаивая на праве Японии укреплять свою обороноспособность [7]. Именно члены этой организации в августе 2012 г. высаживались на о-ва Сэнкаку, чтобы подтвердить права Японии на эти острова, в ответ на акцию жителей Гонконга, которые доказывали обратное.

В последние годы сторонники усиления национализма все более активизируются. Примером этого может служить деятельность бывшего мэра Токио С. Исихара, который еще в 1989 г. опубликовал в соавторстве с председателем фирмы «Сони» А. Мори эссе «Япония, которая может сказать “Нет”». В этом эссе они провозгласили идею освобождения Японии от опеки США и проведения самостоятельной (независимой) внешней политики на международной арене. В мировом сообществе это было воспринято как откровенное проявление национализма. С. Исихара стоит у истоков нынешнего обострения ситуации вокруг о-вов Сэнкаку. Именно он выразил готовность выкупить за счет муниципалитета Токио три из четырех этих островов. Тогда правительство Японии само совершило эту покупку, чтобы не дать Китаю повод для спекуляций вокруг этой сделки. Премьер-министр Ё. Нода побоялся, что С. Исихара, который к тому времени собирался создавать свою политическую партию, попытается занять острова или найдет способ использовать их, чтобы спровоцировать Китай и быстро получить поддержку японской общественности. Однако Китай не принял объяснения Ё. Нода и воспринял покупку как свидетельство того, что Япония пытается нарушить статус-кво, которое существовало до сих пор.

Как усиление националистических настроений в японском политическом истеблишменте рассматривается экспертами избрание в сентябре 2012 г. С. Абэ лидером ведущей оппозиционной партии Японии – ЛДП. Они полагали, что его жесткая позиция по отношению к Китаю поможет ему снова стать преСинтаро Исихара – лицо японского национализма мьер-министром. Будучи премьер-мини- («Agence France-Presse/Getty Images». – http://online.wsj.

стром в 2006–2007 гг., С. Абэ часто раз- com/article/SB100008723963904441303045775583642146 дражал Китай своими комментариями 36398.html) истории двусторонних отношений. Сразу после избрания лидером партии он заявил о том, что намерен «защищать территориальные воды вокруг Сэнкаку». Считается, что С. Абэ стремится к тому, чтобы Япония стала «нормальной страной», способной самостоятельно защищать себя. Он выступает за усиление японской военно-морской мощи, увеличение японских расходов на оборону свыше 1% ВНП, как это традиционно существовало в Японии многие годы.

С. Абэ выступает также за то, чтобы патриотизм преподавался в школах, недавно он выразил сожаление, что, будуСиндзо Абэ («Associated Press». – http://www.

чи премьер-министром, не посетил храм washingtontimes.com/news/2012/sep/23/nationalism-mayЯсукуни, в котором почитаются воины, rise-in-next-government-could-rais/print/) отдавшие жизнь за Японию (в том числе и военные преступники времен Второй мировой войны). Именно он в год своего премьерства повысил статус Управления национальной обороны до Министерства обороны.

Возможность его возвращения на пост премьер-министра рассматривалась в соседних странах как знак усиления националистических настроений в Японии. И вероятность этого была весьма высока.

Так и произошло. На досрочных парламентских выборах 16 декабря 2012 г. победила Либерально-демократическая партия Японии. По результатам голосования она получила больше половины мест в нижней палате парламента. 26 декабря 2012 г. С. Абэ избран новым премьер-министром Японии. По мнению многих обозревателей, это приведет к появлению в Японии правительства, настроенного более националистически.

Дополнительную интригу в развитие ситуации в политической жизни Японии вносит появление на политической арене молодого амбициозного политика – мэра г. Осака Тору Хасимото. «Фашист», «популист», «милитарист», «шут» и даже «Путин» – вот некоторые клички, которыми награждают японского политика Тору Хасимото, пишет на страницах «The Wall Street Journal» журналист и преподаватель Кен Хидзино. Как отмечает автор, 42-летний Хасимото делает поразительную политическую карьеру [5]. Политик победил на выборах мэра в Осаке в 2008 г. благодаря своим обещаниям отобрать часть полномочий у центральной власти в Токио. В 2010 г. он создал «Партию реставрации Японии», которая готовится участвовать в парламентских выборах с целью завоевать большинство в нижней палате. Более 60% японских избирателей по всей стране одобряют планы Хасимото работать в политике на общенациональном уровне. Основное внимание в его программе уделяется внутренним проблемами, но предполагается, что во внешней политике он будет придерживаться националистической линии. Не случайно на логотипе новой партии, который был представлен на церемонии образования партии, изображена карта Японии, включающая и спорные острова Сэнкаку.

Разумеется, японские избиратели в целом не разделяют политику националистов. Они более озабочены внутренними проблемами Японии: застоем в экономике, вопросами социального обеспечения, энергетическими проблемами. Не случайно же в протестах у китайского посольства принимали участие все-таки в основном члены ультраправых организаций. Но, с другой стороны, похоже, что японское общество хотело бы иметь жесткого лидера, который смог бы не только решить внутренние проблемы, но и противостоять Китаю, его повышающейся мощи, а также ракетным проектам КНДР. Это дает возможность политикам эксплуатировать идеи национализма.

Американский аналитик Дж. Ниэ писал недавно, что наблюдаемые в Японии тенденции смещения в сторону правых настроений довольно трудно охарактеризовать как милитаристские. Он приводит пример опроса студентов из университета Васэда об отношении к военным. Хотя значительное количество студентов выразило желание, чтобы Япония улучшала свои возможности самообороны, подавляющее число людей отвергло идею разработки ядерного оружия и поддержало продление зависимости от американо-японского договора о безопасности. По словам одного из молодых специалистов, «мы заинтересованы в консервативном национализме, а не милитаристском. Никто не хочет вернуться в 1930-е годы» [6]. Дж. Ниэ также подчеркивал, что многие молодые японцы говорили ему, что они «сыты по горло» застоем и дрейфом. На вопросы о правой тенденции в политике некоторые молодые члены парламента выразили надежду, что она может произвести перестройку среди политических партий, которая приведет к более стабильному и эффективному национальному правительству. Аналитик делает вывод, что, «если умеренный национализм будет запряжен в ярмо политических реформ, результаты могли бы быть положительными как для Японии, так и для остального мира» [6]. В то же время если углубление националистических настроений в Японии приведет к популистской позиции и получению большинства голосов на родине, то «это будет раздражать ее соседей, отчего и Японии, и всему миру будет хуже. Рябь, вызванная событиями ближайших месяцев в японской политике, разойдется далеко за пределы страны» [6].

Таким образом, сегодня можно считать, что националистические идеи находят отклик и понимание во влиятельных кругах японского общества. Но пока еще рано говорить о том, что националистическая волна накрыла Японию. Точно так же пока преждевременно думать, что японские националисты запустили процесс реанимации государственного национализма в Японии. Пока они действуют осторожно, маскируя свою идеологию под либеральную, и говорить о полной победе националистических сил в Японии в начале ХХI в. преждевременно.

ЛИТЕРАТУРА

1. Арин О.А. Японский национализм: синдром превосходства или ущербности // Проблемы Дальнего

Востока. 1990. № 1. С. 82–91. – http://asiapacic.narod.ru/countries/japan/japan_nasionalizm.htm (дата обращения:

15.11.2012).

2. Крупянко М.И., Арешидзе Л.Г. Япония: идеология государственного национализма // История и современность. 2010. № 2. С. 185–215.

3. Крупянко М., Арешидзе Л. Японский национализм. Идеология и политика. М.: Междунар. отношения, 2012. 401 с.

4. Мунтян М.А. Национализм и его судьба в меняющемся мире: Теоретические аспекты. – http://viperson.

ru/wind.php?ID=276126&soch=1 (дата обращения: 01.11.2012).

5. Hijino Ken. Osaka, the Man Who Should Be King. Mayor Toru Hashimoto has the decisiveness and discipline to shake up Japan’s ailing politics // The Wall Street J. 2012. April 30. – http://online.wsj.com/article/SB10001424052702 304050304577375550893117354.html? mod=googlenews_wsj (дата обращения: 05.10.2012).

6. Nye J.S. Националистический поворот Японии // Рroject-syndicate. 2012. November 30, Friday. – http://www.

project-syndicate.org/commentary/is-rising-japanese-nationalism-a-threat-by-joseph-s--nye/russian (дата обращения:

03.12.2012).

7. Thomas A. Nationalism is on the rise in Japan // Deutsche Welle. 16.10.2012. – http://www.dw.de/nationalism-ison-the-rise-in-japan/a-16309783 (дата обращения: 29.10.2012).

8. Varma L. Japanese Nationalism Response to Changing Regional and International Environment. – http://chr.

Похожие работы:

«www.NetBook.perm.ru Научно-образовательный портал БИБЛИОТЕКА УЧЕБНОЙ И НАУЧНОЙ ЛИТЕРАТУРЫ Данное издание является первым в нашей стране учебным пособием по аналитической философии. В нем всесторонне рассматривается аналитическая философия как сложнейшая совокупность школ и направлений современной философии...»

«Учебно-методический комплекс дисциплины Налоговая и бюджетная система региона Конспект лекций Налоговая и бюджетная система региона ТЕМА 1. РЕГИОНАЛЬНАЯ БЮДЖЕТНО-НАЛОГОВАЯ СИСТЕМА Устройство бюджетной системы Российской Федерации. 1.1. Бюджетный федерализм. 1.2. Дох...»

«Память – кладовая знаний. Цели: пробудить у детей интерес к самопознанию, самовоспитанию; формировать положительную оценку способствовать самоорганизации, самодисциплине детей. Подготовительная работа с детьми Выбрать ученицу на роль Мнемозины, прочитать с ней е реплики.Оборудование...»

«COBAHO l Приложение к свидетельству № об утверждении типа ff * СИ ФГУП н и in*. вим Менделеева средств измерений Н.И. Ханов 2010 г. Внесены в Государственный реестр средств Калориметры дифференциальные из...»

«Бертольд Ульсамер о системных расстановках и работе с травмой Автор: Administrator 01.08.2010 14:41 Обновлено 23.09.2010 05:20   Бертольд Ульсамер. Работа с травмой и семейные расстановки: несовместимы или дополняют друг друга? Bertold Ulsamer. Trauma Work and Family Constellations: Irreconcilable or Complementary? Статья была...»

«РАЦИОНАЛИЗАЦИЯ СХЕМЫ ТЕПЛОСНАБЖЕНИЯ РАЙОНА ГОРОДА Кашина Екатерина Владимировна Сибирский федеральный университет, г.Красноярск Голованова Лилия Владленовна Сибирский федеральный университет, г.Красноярск Власов Демид Николаевич ООО «Крамзэнерго», г.Красноярск Одной из основных проблем в сфере теплоснабжения является неудовлетворител...»

«RES HUMANITARIAE XVI, 2014, 54–65 ISSN 1822-7708 Ala Diomidova – Vilniaus universiteto Kauno humanitarinio fakulteto docent. Moksliniai interesai: kognityvin lingvistika, vertimo teorija, diskurso analiz. Adresas: Muitins g. 8, LT-44280 Kaunas. Tel.: +370 610 00 179. El. patas: alla.diomidova@gma...»

«В.К. ХМЕЛЕВСКОЙ, В.И. КОСТИЦЫН ОСНОВЫ ГЕОФИЗИЧЕСКИХ МЕТОДОВ Министерство образования и науки Российской Федерации Федеральное государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Московский государств...»








 
2017 www.pdf.knigi-x.ru - «Бесплатная электронная библиотека - разные матриалы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.