WWW.PDF.KNIGI-X.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Разные материалы
 

«ЛАТЕНТНЫЕ ФУНКЦИИ МЕЖДУНАРОДНЫХ ОБРАЗОВАТЕЛЬНЫХ РЕЙТИНГОВ КАРИМОВА Алла Бекмухамедовна – доктор политических наук, профессор Российского государственного гуманитарного ...»

110 Социологические исследования № 6, 2016

© 2016 г.

А.Б. КАРИМОВА

ЛАТЕНТНЫЕ ФУНКЦИИ МЕЖДУНАРОДНЫХ

ОБРАЗОВАТЕЛЬНЫХ РЕЙТИНГОВ

КАРИМОВА Алла Бекмухамедовна – доктор политических наук, профессор Российского государственного гуманитарного университета, Россия, Москва (albecar@yandex.ru).

Аннотация. Статья посвящена анализу методологии реформирования университетского образования на основе концепции общества знания. Терминологический анализ трех моделей обществ знания, разработанных ЮНЕСКО, ОЭСР и Всемирным банком, позволил обнаружить латентные функции глобальных образовательных рейтингов. Необходимость их выявления обусловлена тем, что в современном мире знание рассматривается как основной фактор/ресурс социального развития, приобретает характеристики рыночного продукта, стало оказывать решающее влияние на все виды экономической активности.

Ключевые слова: общество знания • международный образовательный рейтинг С 1960-х гг. в научном дискурсе находятся три социальных конструкта, связанных с понятиями наука и образование: общество знания (knowledge society), общества знания (knowledge societies), общество, основанное на знании (knowledge-based society).

В документах Европейского союза (ЕС) и российском политическом дискурсе фигурирует понятие экономика, основанная на знании. Термин “общество знания” предложил американский политолог Р. Лэйн для моделирования процесса привлечения экспертов к принятию политических решений [Lane, 1966: 650].



Представленные в докладах Всемирного банка (ВБ) [Constructing Knowledge Societies…, 2002], ЮНЕСКО [К обществам знания..., 2005] и ОЭСР [Tertiary Education..., 2008] аргументация и рекомендации строительства обществ знания свидетельствуют о том, что в XXI в. идея приобрела формат глобального международного проекта. Однако центральное понятие проектируемого постиндустриального будущего – знание – остается непроясненным. Документы международных организаций позволяют сделать вывод, что появлению экономики, основанной на знаниях, предшествует создание общества знания, организационным ядром которого являются высшие учебные заведения.

ЮНЕСКО видит общества знания как общества, источником развития которых выступает собственное многообразие и собственные способности. ОЭСР выделяет в строительстве общества знания четыре процесса, приглашая на этот путь и своего официального партнера – Россию: формирование человеческого капитала через обучение; построение базы знания через исследования образования; распределение и использование знания через взаимодействие пользователей этих знаний; поддержание знаний через межпоколенческое сохранение и передачу. ВБ, опираясь на Генеральное соглашение по торговле услугами (ГАТС) ВТО, включает в третичный сектор глобального рынка образовательную отрасль посредством: коммодификации знания (превращение в товар); университетов, поставляющих свои услуги на рынок образовательных услуг; создания гибких механизмов для перемещения преподавателей и студентов;

информационных систем оценки эффективности исследовательской деятельности (рейтинги) и т.д.

Каримова А.Б. Латентные функции международных образовательных рейтингов В установочном документе ЮНЕСКО Higher Education in a Globalized Society… “растущее значение общества знаний/экономики” обозначено как один из ключевых катализаторов новых явлений в высшем образовании [Higher Education.





.., 2004: 7], затрагивающих как развитые, так и развивающиеся национальные экономики. Его появление связано с реструктуризацией системы вузовского образования в целях подчинения деятельности университетов рыночной дисциплине, поскольку “государства-нации перестали быть единственным провайдером высшего образования, а академическое сообщество перестало обладать монополией на принятие решений в сфере образования”. Механизмом трансформации служит включение торговли образовательными услугами в поле ответственности ГАТС. Это “стало реальностью и этого изменить уже нельзя”, констатируется в документе ЮНЕСКО [Higher Education..., 2004: 8]. В новой глобальной образовательной реальности эксперты ЮНЕСКО видят немало проблем, но особенно акцентируют угрозу нерегулируемости рынка сбыта услуг в развивающихся и переходных экономиках, что ведет к разрушению национальных структур образования.

Дифференцированность трактовок проблемы организации обществ знания подвели к необходимости определить результаты инструментальных воздействий на национальные структуры образования, осуществляемых глобальными (ВБ) и международными акторами (ЮНЕСКО, ОЭСР).

Британский автор А. Нунн усматривает в коммерциализации высшего образования, предпринятой развитыми экономиками для выхода из глобального финансово-экономического кризиса, отмену критерия общественной пользы (главного в социальном государстве), который препятствует мобильности международного финансового капитала “для инвестиций в новые и уже существующие отрасли экономики, такие как сфера услуг” [Нунн, 2015]. Ж.-Л. Трюэль, вице-президент французской ассоциации экономистов Le Cercle Kondratieff (Центр Н.Д. Кондратьева) объясняет низкую результативность инновационной отрасли в России отсутствием в национальной экономической политике, предусматривающую необходимую “комбинацию материальных и нематериальных, технических и финансовых связей”, последовательность цепочки стратегических “отраслей в структуре национальной производительной системы” [Трюэль, 2015: 234].

Качество инновационной составляющей экономики измеряется числом международных патентов – материальным продуктом образовательной/исследовательской деятельности.

Четыре индикатора табл. 1 позволяют ожидать высокий результат. Но он не реализуется по причине нестыковки смысловых связей между реальным и нематериальным секторами российской экономики, по-разному трактующих и использующих знание.

В реальном секторе от всех занятых в нем работников требуют эффективности – производства высокотехнологичного товара. В нематериальном – качеств, позволяющих

–  –  –

увеличивать человеческий капитал. Таким образом, в суждениях Ж.-Л. Трюэля обнаруживается стремление указать, что “в деле сообщения науке жизненного характера” необходимо исходить из национальных целей развития.

Анализ современных подходов к феномену знание позволяет видеть, что в качестве товара оно утрачивает свои социокультурные основания во всех наблюдаемых конструкциях общества знания. Потеря национальной идентичности образования как раз и вызывает тревогу у экспертов ЮНЕСКО. Знание, представленное стандартизированным набором качеств вуза, выделяющим уникальные достижения в науке, деловую активность, использование IT, способность “предоставлять услуги высшего образования через границы и торговать образовательными услугами” [Higher Education..., 2004: 5] в международной среде конвертируется в фактор доминирования конкретных социально-экономических агрегаций. Межстрановую интеллектуальную конкуренцию “для поднятия и поддержания главенства на международном рынке …” русские академики И.И. Янжул и А.И. Чупров выявили уже в XIX в. [Экономическая..., 1886: 1–26, 30]. Эти выводы подтверждаются исследованием функций международных рейтингов, оценивающих качества высших учебных заведений и предоставляющих решения широкого класса структурных и образовательных задач [Каримова, 2015: 24–34].

На важность дифференцированного подхода к функциям обратил внимание Р. Мертон, отметивший, что изучение латентных функций позволяет разграничить планируемые цели и функциональные последствия действия, избежать “конфликтных перспектив и интерпретаций в одном и том же обществе” [Мертон..., 2006: 151– 183]. Эта рекомендация заставила выявлять латентные функции с позиций определения методологии трансформаций университетских сообществ, рассматривая “оценку (рейтинга. – А.К.) – как соответствующий процесс проверки реализации мотива” [Мильман..., 1991: 76] создателей международных рейтингов вузовской деятельности.

Конструирование рейтингов чаще всего связно с перемещением образовательной деятельности в третичный сектор экономики с учетом интересов руководителей вузов, отраслевых чиновников, работодателей и частично студентов (иногда и других участников рынка образования) к международным образовательным программам, академическому обмену, высокой заработной оплате труда. Получение оценки внешне выглядит хаотично, спонтанно и разнонаправленно, но именно так формируются рейтинги. Однако латентные смыслы выявляются в процессе создания рейтинговой оценки (определения критериев, подбора экспертов и пр.), преобразуясь в скрытые функции контроля и внешнего управления. Технология их подготовки направлена на создание глобальной информационной инфраструктуры экономики знания, заставляя образовательные институции следовать нормам рыночного поведения.

Практически все международные рейтинги отражают конкуренцию ведущих вузов, позиции которых определяет англоязычная научная периодика, фигурирующая в “Journal Citation Reports” (США). Отсутствие издания в этом списке, составляемом на основе методики импакт-фактора (IF), означает: журнал не имеет или утратил свою научную ценность. Кроме того, стать автором избранных изданий может помешать недостаточное по меркам издания знание английского языка [Просвирякова, 2012].

Инвестиции иностранных студентов в бюджеты вузов сделали образовательный имидж английского языка еще более привлекательным, породив новую глобальную тенденцию межуниверситетского соревнования в преподавании на английском языке [Mitchell].

В этом камуфляже под интернационализацию состязаются как англоязычные, так и неанглоязычные вузы.

Критерии ранжирования выстроены таким образом, что ведущие позиции в рейтингах могут занять вузы, чьи регламенты акцентируют особым образом сформированную исследовательскую направленность (см. табл. 2 и 3).

Таблица 2 Наиболее влиятельные глобальные рейтинги университетов

–  –  –

Массив данных, характеризующий организацию учебного процесса, качество и количество учебной и методической литературы – основной вид деятельности преподавательских коллективов, – остается для внутреннего пользования. Одноязычный уклон IF должен был исключить использование этого инструмента в других культурных ареалах. Однако социальные медиа (информационная площадка рейтинга) и “закон” глобализации (эффект масштаба) преодолели культурные и институциональные рамки. Данный вывод иллюстрирует сюжет “Бренд вуза” методики построения шестого по счету российского Национального рейтинга университетов, разработанной ИА Интерфакс (см. табл. 4).

Относительная прозрачность методики построения представленного критерия не мешает отметить спорность обращения к данным веб-сайтов вузов, отмеченных как основные источники данных и в остальных пяти критериях. Следовательно, высшим учебным заведениям России, которые, по некоторым данным, ежегодно отчитываются по 12 тыс. показателям, приходится уделять внимание (рабочее время, персонал) заполнению анкет, также фигурирующих как источник данных практически во всех критериях Национального рейтинга. Вместе с тем критерий “Бренд университета” формирует атмосферу конкуренции, что предполагает дополнительные (не предусмотренные бюджетом) затраты на продвижение своей торговой марки.

При этом если разработчики Webometrics используют вебсайты университетов для оценки уровня присутствия университета в информационном пространстве, то в отечественном рейтинге они применяются для измерения эффективности образовательной, исследовательской, международной, предпринимательской деятельности и социализации.

Отмеченная специфика методики построения российского университетского рейтинга согласуется с выводами британских социологов С. Амслер и К. Болсманна. По сути, образовательные рейтинги трансформируют академические сообщества в торгово-предпринимательские, являются политическим инструментом, который изолирует высшее образование от социальных целей [Amsler, Bolsmann, 2012].

Неясен в российском рейтинге и принцип отбора единиц ранжирования. Так, например, ARWU (Шанхайский рейтинг) включает в свой список те университеты, в которых учились/работают Нобелевские лауреаты и обладатели медали Филдса, авторы журналов “Nature” и “Science”. В этом рейтинге также участвуют университеты со значимым количеством статей, проиндексированных Science Citation Index-Expanded и/или Social Science Citation Index. Такой принцип отбора фактически делает невозможным для российских вузов занять лидирующие позиции в этом списке. Однако здесь важно другое: Шанхайский рейтинг, хотя и занимает, по выражению экспертов, “радикальную позицию” в оценке исследовательской работы, ни в какие другие направления вузовской деятельности не вторгается.

Рейтинг Европейского Союза U-Multirank большое внимание уделяет инновационной составляющей, но при этом подчеркнуто отказывается от функции состязательности и конкуренции, стремясь сохранять специфику национальных систем образования и не банкротить их.

Социологических исследований о влиянии рейтингов на образовательную систему в России не проводилось. Однако появление национальных исследовательских университетов, безусловно, связано именно с международными рейтингами. Как отмечает австралийский исследователь Т. Шейл, такую политику концентрации интеллектуальных ресурсов достаточно часто избирают крупные государства. Но в его анализе не представлены ее результаты [Sheil, 2010]. Судить о действенности подобных вложений позволяют те же международные рейтинги, в которых год от года список лидеров остается практически неизменным.

В российском образовательном пространстве Национальный рейтинг университетов РФ является провайдером глобального тренда новых явлений в высшем образовании, передавая все его оттенки через заимствованные в разных международКаримова А.Б. Латентные функции международных образовательных рейтингов

–  –  –

Примечание. Система профессионального анализа рынков и компаний Интерфакса.

Источник: “Интерфакс” и “Эхо Москвы”, 2015.

ных образовательных рейтингах критерии и смыслы. Воздействие латентных функций международных рейтингов обернулось ослаблением социокультурной привлекательности российского образования и науки не только для зарубежной аудитории, но и для самих россиян. По данным Интеграционного барометра ЕАБР-2015, “молодежь до 25 лет в Армении, Беларуси, Казахстане, Молдове, России и Украине чаще отдает предпочтение получению образования в странах Евросоюза”. И если в Казахстане привлекательность получения образования в России выросла на 5% (с 19 до 24%), то в Беларуси она снизилась более чем в два раза (с 13 до 6%). В целом данные Евразийского барометра [Интеграционный барометр ЕАБР-2015..., 2015: 30] позволяют сделать вывод: по экспорту высшего образования в пределах постсоветского образовательного ареала Россия значительно уступает ЕС.

Стремительно растет тенденция “англоязычности” евразийского образовательного пространства. В практике российских вузов постепенно закрепляется требование подтверждения академической репутации публикацией в журналах по списку Scopus и Web of Science [Публикации]. Эти же примеры можно найти и в других странах ЕАЭС [Публикации ученых КазНТУ, 2015]. При этом российские специалисты не видят разницы между “критерием эффективности того или иного вуза” и качеством “подготовки специалистов” в вузе, считая, что увеличивая долю публикаций, можно обрести звание “эффективного вуза” [Москалева]. Это – квалиметрическая ошибка. В международных рейтингах цитирование играет роль “сборника” предложений, помогая рыночным игрокам выбрать и приобрести эксклюзивную продукцию. В условиях несовершенства 118 Социологические исследования № 6, 2016 российского законодательства по защите интеллектуальной собственности отечественные исследователи могут остаться в проигрыше. Вместе с тем социологический аспект квалиметрии (от лат. qualitas – качество и греч. metreo – измеряю) позволяет получить объективные данные о качестве преподавательского и исследовательского труда, который относится к нематериальному виду деятельности. Но поскольку в отечественных стандартах этих профессий количество публикаций не учитывается, то и на практике уровень академической репутации остается нематериальным фактором.

Как показывают опросы ВЦИОМ, за годы реформ российского образования сложилась тенденция снижения ориентации на исследовательскую деятельность. На вопрос:

“Интересуют ли вас новые достижения в науке и технике?” в 2007 г. отрицательно ответили 32%; в 2011 г. – 42%, а в 2013 г. – 50% опрошенных [Престиж науки в России].

Наименьший интерес к научной карьере демонстрируют представители “сетевого поколения”: молодые бизнесмены, не воспринимающие науку и образование как сферу получения прибылей, и студенты, осознавшие, что образование перестало выполнять функцию социального лифта и наблюдающие прекариатизацию [Стэндинг, 2014] своих преподавателей. В 2014 г. ОЭСР зафиксировала новую тенденцию в российском образовательном пространстве – “высокое неравенство” оплаты труда.

Стремление российских вузов соответствовать предложенным критериям ранжирования породил феномен дедемократизации образовательного пространства (иерархия превосходства, неравенство и конкуренция) или “эффект Матфея”. Этим термином Р. Мертон обозначил проблему, с которой американская наука столкнулась в 1970-е гг. Рассматривая критерии деловой активности университетов (цитирование, число Нобелевских лауреатов и пр.), он выявил процесс организованной поляризации сравнительных преимуществ (научный потенциал, местонахождение в структуре науки и доступ к ресурсам), обусловивший возникновение неравенства «между “имущими” и “неимущими” в науке» [Мертон, 1993: 256].

Резкая критика практики рейтингования звучит и у современных западных авторов.

Обобщая экономические, политические, а также методологические и/или философские точки зрения на применимость рыночных методов индексирования эффективности и производительности учреждений высшего образования, исследователи приводят большую доказательную базу, свидетельствующую, что понятия “университеты мирового класса” и “международные рейтинги” сформировали жаргон, который не имеет отношения ни к целям, ни к содержанию высшего образования [Berrell..., 2015].

В последнее десятилетие российское образование реформируется непрерывно.

На первом этапе (начался в 2005 г.) внедрялись стандарты Болонского процесса (компетентность), по завершению которого российское образование должно было стать полноценной частью единого европейского образовательного пространства.

Вторая волна реформы (после 2012 г.) обозначила основной целью эффективность – статус, присваиваемый Национальным рейтингом университетов России и ведущими международными образовательными рейтингами, фиксирующими накопление преимуществ [Каримова, 2013]. Однако многолетние исследования американских социологов показывают, что непрерывное увеличение количественных показателей во всех случаях дает отрицательный результат и для науки, и для исследователей, и для образования, и для нации, т.к. приводит к “рассеиванию человеческого капитала в сфере науки и образования” [Мертон, 1993: 269].

Выше показано: понятие эффективность не является эквивалентом понятия качество. Крупнейшие исследователи капитализма указывают на эффективность как на механизм препятствия для вступления на рынок новых игроков [Валлерстайн, 2004: 88].

Могут ли рыночные механизмы улучшить качество образования? Выдержат ли отечественные университеты неизбежные в условиях рыночного хозяйствования кризисы и банкротства? Наконец насколько эффективно подвергать российское образование такому риску?

Каримова А.Б. Латентные функции международных образовательных рейтингов Если же предположить, что реформа, ориентированная на рейтинговые критерии, как-то связана со стратегией строительства экономики знания, то в российском дискурсе она отождествляется исключительно с информационными и коммуникационными технологиями и приватизацией/коммерциализацией образовательных услуг. Это неверно. В классификации ОЭСР образование входит в кластер высокотехнологичных и знаниеемких видов деятельности. Кроме того, высшее образование национально по своей природе и не может обеспечивать несуществующий международный интерес.

В условиях глобализации знание приобретает характеристики рыночного продукта, оказывает решающее влияние практически на все виды экономической активности, формирует производительную отрасль постиндустриального общества, становится основным фактором/ресурсом социального развития. Одновременно определяется главное назначение экономики, основанной на знании, – продуктивное использование знания для приращения ценности человеческой жизни и ее социально-экономической составляющей. Это означает: социальная ценность знания является регулятором цены образования. Однако управление российским рынком образовательных услуг строится в обратной логике, сокращая как объем человеческого капитала нации, так и количество групп населения, способных его накапливать и применять практически [Образовательные капиталы, 2013; Платное образование не по карману, 2015].

Вместе с тем выявленные латентные функции международных образовательных рейтингов показывают, что в российском образовательном пространстве они выступают инструментом влияния на весь процесс производства знаний и нравственного воспитания. Они формируют механизмы государственного финансирования, национальной политики в области образования и науки и в то же время запускают процессы дедемократизации, внешнего контроля и институционального перекоса. Примененные к анализу данных репрезентативных опросов и зарубежных методик опросов [Качество образования, 2016; Кузьмина, 2016; Платное образование..., 2015; Опросы для оценки..., 2016; Удовлетворены ли вы…, 2014] авторские критерии регулярной негативности международных оценок качества и эффективности российского высшего образования (рейтинги и тестирования); масштаба охвата (типы учреждений); ориентирующей статистики состояния межличностных коммуникаций (сведения об отношении к обучающемуся учителя, научного руководителя, персонала библиотек и школьных столовых, о доброте и воспитанности коллег и сокурсников, способах запугивания и пр.) вскрыли процесс трансформации российского общества знания в дифференцированные сообщества подотчетности. …Глухость “к возражениям… со стороны действительности” первый российский лауреат Нобелевской премии академик И.П. Павлов отмечал как одну из основных угроз эволюционному развитию нашего общества и человека.

Жесткая конкуренция глобальных рейтингов за право контроля над мировым научнообразовательным пространством негативно отражается на качестве развития российской науки, создает конфликтные ситуации внутри университетских сообществ и исследовательских коллективов, дезинтегрирует образовательное пространство СНГ, неоправданно возвышая западное университетское образование. Указанные факты актуализируют вступление России в процесс международных рейтинговых коммуникаций со своей концепцией и инструментом оценки качества вузовского образования под эгидой ЕАЭС, способствуя в том числе и интеграции образовательного пространства стран-участниц.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

Валлерстайн И. Конец знакомого мира: социология XXI века / Пер. с англ. под ред. В.Л. Иноземцева. М.: Логос, 2004.

Интеграционный барометр ЕАБР-2015 (четвертая волна измерений). Аналитическое резюме.

СПб.: ЦИИ ЕАБР, 2015.

“Интерфакс” и “Эхо Москвы” определили лучшие университеты страны 2014/2015 учебного года.

3 июня 2015 года. URL: http://www.group.interfax.ru/lnt.asp?lnt=1&id=702 (дата обращения:

6.12.2015).

120 Социологические исследования № 6, 2016 К обществам знания: Всемирный Доклад ЮНЕСКО. 2005. Издательство ЮНЕСКО. URL: http:// unesdoc.unesco.org/images/0014/001418/141843r.pdf (дата обращения: 04.10.2015) Каримова А.Б. Международное воздействие на создание национальных рейтингов: рельефы новой ситуации // Организация и самоорганизация интеллигенции в современном мире. М.:

РГГУ, 2013. С. 297–309.

Каримова А.Б. Международный образовательный рейтинг как метод предоставления оценки и инструмент интеграции научного сообщества // Межсекц. сб. № 5 “Образование и информационное общество” (Материалы VIII Конвента РАМИ, апрель 2014 г.): научное издание. Издательство “МГИМО-Университет”, 2015. С. 24–34.

Качество образования / Онлайн-опрос портала для молодых специалистов CAREER.RU. URL:

https://career.ru/article/12288 (дата обращения: 20.02.2016).

Кузьмина Н., Ускова О. “Утечка мозгов приобретает катастрофические масштабы”. 22 ноября 2010 // URL: http://www.gosbook.ru/node/11585 (дата обращения: 20.02.2016).

Мертон Р. Эффект Матфея в науке, II: накопление преимуществ и символизм интеллектуальной собственности / Thesis. Вып. 3. 1993. С. 256–276.

Мертон Р. Социальная теория и социальная структура. М.: АСТ, 2006.

Мильман В.Э. Компоненты и уровни в функциональной структуре деятельности // Вопросы психологии. 1991. № 1. С. 71–80.

Нунн А. Генеральное соглашение по торговле услугами, высшее образование и реформы в Соединенном Королевстве. 2005. URL: http://scepsis.net/library/id_387.html (дата обращения: 05.12.2015).

Образовательные капиталы. 28.03.2013 / Исследования РОМИР. URL: http://romir.ru/studies/451_ 1364414400 (дата обращения: 22.02.2016).

Опросы для оценки эффективности школ и вузов / Портал surveymonkey.ru URL: https://www.surveymonkey.ru/mp/education-surveys/?repeat=w3tc (дата обращения: 20.02.2016).

Платное образование не по карману. 23.07.2015 / Исследования РОМИР. URL: http://romir.ru/studies/ 694_1437598800 (дата обращения: 22.02.2016).

Просвирякова М., Ишияма Дж. Присылайте только лучшие работы. URL: http://russiancouncil.ru/inner/ ?id_4=787#ishiyama (дата обращения: 11.09.2012).

Москалева О. Поверить индексом науку. URL: http://www.gazeta.ru/science/2012/12/19_a_4896245.shtml (дата обращения: 07.12. 2015).

Престиж науки в России. Пресс-выпуск № 2232 ВЦИОМ. URL: http://wciom.ru/index.php?id=236&uid= 113656. 18 февраля 2013 г. База данных ВЦИОМ. URL: http://wciom.ru/zh/print_q.php?s_id=256&q_ id=20773&date=15.04.2007; http://wciom.ru/zh/print_q.php?s_id=710&q_id=51376&date=30.01.2011;

http://wciom.ru/zh/print_q.php?s_id=893&q_id=62082&date=03.02.2013 (дата обращения: 18.10.

2015).

Публикации ученых КазНТУ, индексируемых в базах данных Scopus и Thomson Reuters. URL: http:// www.kazntu.kz/ru/node/247 (дата обращения: 07.12. 2015).

Стэндинг Г. Прекариат: новый опасный класс. М.: Ад Маргинем Пресс, 2014.

Трюэль Ж.-Л. Понятие национальной системы экономики и ее актуальность для современной России // Экономическая система современной России: анатомия настоящего и альтернативы будущего / Под ред. С.Д. Бодрунова и др. Изд. 2-ое, перераб. и доп. М.: ЛЕНАНД, 2015. С. 231–241.

Удовлетворены ли вы системой образования в России? Пресс-выпуск Левада-Центра. 18.09.2014.

URL: http://www.levada.ru/old/18-09-2014/udovletvorennost-sistemoi-obrazovaniya (дата обращения: 20.02.2016).

Экономическая оценка народного образования. Очерки И.И. Янжула, А.И. Чупрова и Е.Н. Янжул.

СПб., Тип. И.Н. Скороходова, 1896.

Amsler S., Bolsmann C. University ranking as social exclusion // British journal of sociology of education.

2012. № 33(2). Р. 283–301.

Berrell M., Martin T., Changarath R. Indexing as a Method of Ranking Higher Education Institutions // Mevlana International Journal of Education (MIJE). Vol. 5(2). Р. 61–77. 31 August, 2015.

Constructing Knowledge Societies: New Challenges for Tertiary Education. The World Bank. Washington, D.C. 2002. URL: http://siteresources.worldbank.org/INTAFRREGTOPTEIA/Resources/Constructing_ Knowledge_Societies.pdf (дата обращения: 04.10.2015).

Higher Education in a Globalized Society. UNESCO Education Position Paper. 2004. URL: http://unesdoc.

unesco.org/images/0013/001362/136247e.pdf (дата обращения: 05.12.2015).

Lane R. The decline of politics and ideology in a knowledgeable society // American sociological review.

N.Y., 1966. Vol. 31. № 5. Р. 649–662.

Mitchell N. Universities compete by teaching in English. 3 February 2016 // BBC News. URL: http://www.

bbc.com/news/business-35429233 (дата обращения: 19.02.2016).

Sheil T. Moving beyond university rankings: developing a world class university system in Australia // Australian Universities’ Review. 2010. № 52: 1. Р. 69–76.

Tertiary Education for the knowledge society. 2008. URL: http://www.oecd-ilibrary.org/education/tertiaryeducation-for-the-knowledge-society_9789264046535-en;jsessionid=3d7thrbktgo1m.x-oecd-live-01

Похожие работы:

«Гнилицкая Дарья Александровна СЕКСУАЛЬНОЕ ПРИНУЖДЕНИЕ И СЕКСУАЛЬНОЕ ПОНУЖДЕНИЕ КАК ФОРМЫ СЕКСУАЛЬНОГО НАСИЛИЯ Адрес статьи: www.gramota.net/materials/1/2011/5/2.html Статья опубликована в авторской редакции и отражает точку зрения автора(ов) по рассматриваемому вопросу. Источник Альманах современной науки и образования Тамбов:...»

«Ассоциация компаний-консультантов в области связей с общественностью ГОДОВОЙ ОТЧЕТ — 2015 1 www.akospr.ru Ассоциация компаний-консультантов в области связей с общественностью Об Ассоциации Ассоциация компаний-консультантов в области связей с общественно...»

«Сергей Белановский Метод фокус-групп Эпиграф. «Цезарь встал, совершил возлияние и объявил тему нашего симпозиума: является ли поэзия даром богов или, как утверждают некоторые, продуктом человеческого ума?». Торнтон Уайлдер, «Мартовские иды». Оглавле...»

«Пацюкова Ольга Алексеевна МОРФЕМНЫЙ СТАТУС ФИНАЛИ -ИСТИК/А/ В ИМЕНАХ СУЩЕСТВИТЕЛЬНЫХ Статья посвящена словообразовательной структуре имен существительных на -истик/а/. Их неоднозначная квалификация со слово...»

«Группа компаний Beeco Products Beeco Products – инновации и строгий контроль качества. Производитель и экспортер украинского меда наивысшего качества Продукты собственного производства С начала своей работы Beeco Products ориентировалась Мед на экспорт гомогенизированного меда. Сего...»

«Acta Paediatrica, 2006; Suppl 450: 66-75 Оценка различий по полу и гетерогенность достижения моторных вех среди популяций, вовлечённых в Многофокусное Исследование ВОЗ Эталонов Роста ГРУППА ВОЗ ПО МНОГОФОКУСНОМУ ИССЛЕДОВ...»

«1565 Раздел VI Группа 35 Группа 35 Белковые вещества; модифицированные крахмалы; клеи; ферменты Примечания: 1. В данную группу не включаются:а) дрожжи (товарная позиция 2102);б) фракции крови (кроме альбумина, в...»

«1. Цели подготовки Цель – изучить особенности конструкций машин и аппаратов перерабатывающих производств, приемы и способы расчета и конструирования рабочих органов оборудования, отвечающих требованиям технологических процессов переработки для достижения максимального уровня качества продуктов при наименьшей себестои...»








 
2017 www.pdf.knigi-x.ru - «Бесплатная электронная библиотека - разные матриалы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.