WWW.PDF.KNIGI-X.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Разные материалы
 

Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 10 |

«РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК ИНСТИТУТ CОЦИОЛОГИИ МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ФГАНУ «ЦЕНТР СОЦИОЛОГИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЙ» Г.А. ...»

-- [ Страница 1 ] --

РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК

ИНСТИТУТ CОЦИОЛОГИИ

МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ФГАНУ «ЦЕНТР СОЦИОЛОГИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЙ»

Г.А. Чередниченко

ОБРАЗОВАТЕЛЬНЫЕ

И ПРОФЕССИОНАЛЬНЫЕ

ТРАЕКТОРИИ

РОССИЙСКОЙ МОЛОДЕЖИ

(НА МАТЕРИАЛАХ СОЦИОЛОГИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЙ)

Москва • 2014 УДК 316.3/.4 ББК 60.56 Ч-46 Чередниченко Г.А.

Ч-46 Образовательные и профессиональные траектории российской молодежи (на материалах социологических исследований). — М.: ЦСП и М, 2014. — 560 с.

ISBN 978-5-906001-29-0.

В книге содержится анализ влияния таких важнейших факторов как состояние демографической ситуации, идущих в системе образования трансформаций и социальной дифференциации, перемен на рынке труда и занятости молодежи на формирование образовательных и профессиональных траекторий разных ее групп. На материалах госстатистики и ряда социологических исследований изучаются вопросы о том, как молодежь реализует свои стартовые образовательно-социальные ресурсы, аккумулирует в дальнейшем образовательный капитал и конверсирует его в профессиональные позиции на начальном этапе трудовой карьеры. Рассматриваются возникающие на этой основе социальные проблемы.



УДК 316.3/.4 ББК 60.56 © Чередниченко Г.А., 2014 © Центр социального прогнозирования ISBN 978-5-906001-29-0 и маркетинга, 2014 ОГЛАВЛЕНИЕ ВВЕДЕНИЕ................................... 5

ГЛАВА 1. МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ВОПРОСЫ ИЗУЧЕНИЯ

ОБРАЗОВАТЕЛЬНЫХ И ПРОФЕССИОНАЛЬНЫХ

ТРАЕКТОРИЙ МОЛОДЕЖИ.................. 16

1.1. Вступление молодежи в самостоятельную жизнь:

подходы к изучению.................... 16

1.2. Жизненный старт молодежи как социальная проблема.......................... 35

1.3. Образовательные и профессиональные траектории молодежи: исследовательские концепты........ 49

1.4. Информационная база и методика исследований... 78

ГЛАВА 2. ВНЕШНИЕ РЕГУЛЯТОРЫ, ОПРЕДЕЛЯЮЩИЕ

ЖИЗНЕННЫЙ СТАРТ.................... 102

2.1. Демографические процессы и молодежь, вступающая в жизнь................... 102

2.2. Рынок труда и занятость молодежи.......... 119

2.3. Пути молодежи через ф

–  –  –

ГЛАВА 5. НАКОПЛЕНИЕ ЧЕЛОВЕЧЕСКОГО КАПИТАЛА

И СПРОС НА РЫНКЕ ТРУДА: ИХ ВЗАИМОСВЯЗЬ

КАК ОСНОВНАЯ ДЕТЕРМИНАНТА ВЫСТРАИВАНИЯ

ТРАЕКТОРИЙ......................... 360

–  –  –

ГЛАВА 6. ДЕФИЦИТ РЕСУРСОВ КАК РЕГУЛЯТОР

ФОРМИРОВАНИЯ ТРАЕКТОРИЙ (НА ПРИМЕРЕ

ОБРАЗОВАТЕЛЬНЫХ И ПРОФЕССИОНАЛЬНЫХ

КАРЬЕР МОЛОДЫХ РАБОЧИХ).............. 410

–  –  –





ЗАКЛЮЧЕНИЕ............................... 531 ЛИТЕРАТУРА............................... 548 ВВЕДЕНИЕ Социальные проблемы формирования жизненных траекторий молодежи неизменно привлекают внимание исследователей и общества в целом. Молодежь, как правило, оказывается в эпицентре происходящего в социуме и, в конечном счете, определяет облик общества в будущем. Условия, в которых происходит такое формирование, определяются развитием экономики, политики, науки, технологий, демографической ситуации, системы образования, состоянием рынка труда и др. Предоставляемые этими внешними регуляторами потенциальные возможности неодинаково используются разными социальными группами молодежи, имеющей разные способности, реализующей разные стратегии поведения. Несбалансированность в развитии общественных подсистем, с одной стороны, и социальная дифференциация общественного поведения молодежи в ходе освоения образовательных и профессиональных ресурсов — с другой, вызывают рассогласованность процессов самореализации молодых людей и как следствие — высокую вероятность возникновения дисбалансов при формировании образовательных и профессиональных траекторий. Явный, открытый характер одних конфликтов и скрытое, латентное существование других делают исключительно актуальным своевременное и непрерывное, на каждом этапе общественного развития, изучение образовательных и профессиональных траекторий молодежи.

В проблематике социального поведения юношей и девушек на старте жизненного пути хорошо изученными в российской и в зарубежной социологии являются вопросы социальной детерминированности субъективных и объективных аспектов выбора: зависимости образовательных и профессиональных планов и реального поведения в сфере образования и труда от аскрептивных факторов — социального происхождения, образования родителей, материального положения семей, поселенческого состояния, пола, расы, национальности и др. Указанные социальные взаимосвязи были и остаются непременными детерминантами получения образования и вступления в самостоятельную профессиональную жизнь. Между тем в современных обществах под напором динамизма изменений социальных условий Введение жизни, их глобализации, подверженности мировой экономической конъюнктуре, плюс в нашей стране — коренной трансформации общественных структур — за последние 20 лет существенно возросло воздействие внешних и других регуляторов на образование и трудовую деятельность молодежи. Одновременно в сегодняшнем быстро меняющемся мире, как подчеркивается в программном документе XVII Международного социологического конгресса1, социальность человека далеко не целиком детерминирована социальными структурами и механизмами, а сами перемены все в большей мере определяются действиями и интенциями индивида. Применительно к нашей проблематике это означает, что в формировании образовательных и профессиональных траекторий возрастает роль социального поведения субъекта: освоения предоставляемых возможностей, самореализации, личных инвестиций.

Особо актуальным становится изучение возможностей, условий и ограничений, которые создаются состоянием и развитием отдельных подсистем общества для формирования образовательных и профессиональных траекторий молодежи, а также того, как этот потенциал реализуется молодыми людьми на старте их жизненного пути и как они обретают последующие образовательные и профессиональные ресурсы.Ответы на эти вопросы имеют познавательную и практическую значимость, помогают обществу в обнаружении и сглаживании возникающих противоречий, что проявляется в нескольких взаимосвязанных аспектах.

Образовательные траектории молодежи складываются в результате длительного последовательного или дискретного (повторного, возобновляемого) обращения к разным видам и формам системы образования. Поскольку в ней в последние 20 лет усиливается социальная дифференциация, складываются подсистемы элитного, массового и псевдообразования, изучение реального поведения юношей и девушек в сфере образования неизбежно выводит на проблемы социального неравенства, неодинаковых у разных групп молодежи шансов доступа к качественному образованию, на проблемы социСм. XVII ISA World Congress. Sociology on the move [online]. Дата обращения 24.06.2010. URL: http://www.isa-sociology.org/congress2010/.

Введение ального воспроизводства через институты системы образования. Эти институты не только позволяют получать знания и профессиональные навыки, но совокупностью своего функционирования, легитимируя предоставление специальности и квалификации, закрепляют социально-культурные различия в позициях отдельных индивидов и групп в обществе, обеспечивают или купируют социальную мобильность, степень доступа в дальнейшем к другим общественным благам.

Можно утверждать, что вопросы демократии и неравенства в обществе во многом определяются формирующимися на жизненном старте образовательными (и взаимосвязанными с ними профессиональными) траекториями молодежи.

Самостоятельное воздействие на всю ситуацию старта жизненных траекторий оказывает демографическая ситуация, вернее, волнообразное строение возрастного состава населения страны. В самостоятельную жизнь вступают то многолюдные, то малочисленные поколения, что создает неодинаковые возможности доступа к учебным и рабочим местам, оказывает или не оказывает дополнительное давление на рынок труда, способствует или нет росту безработицы среди молодежи. Все это ставит злободневные вопросы и перед системой образования и перед системой трудоустройства. Ситуация быстро и кардинально меняется, и управляющим структурам надо своевременно получать от исследователей точную и достоверную информацию, чтобы предвидеть и упредить возникающие весьма противоречивые проблемы.

Рассматриваемая проблематика непосредственно связана с состоянием рынка труда, с трудоустройством молодежи.

Под влиянием структурных преобразований производства, конкурентного механизма регуляции трудовых отношений, несоответствия между спросом и предложением рабочей силы существенно усложняется трудоустройство молодежи, складываются различия в профессиональных траекториях социально продвинутых и социально обездоленных групп. Молодые люди застают определенные институты рынка труда, определенную структуру занятости, в которые они должны вписаться. В то же время в первую очередь за счет молодежи, за счет получения ею новых, актуальных, востребованных экономикой специальностей и квалифиВведение каций происходит перераспределение всего занятого населения между секторами экономики, видами деятельности, профессиями в пользу тех, которые в большей степени соответствуют современным экономическим вызовам. Тем самым молодежь вносит свой вклад в экономическое развитие страны. Оптимизация профессиональных траекторий молодежи благодаря адаптации инструментов рынка труда (специфических норм, институтов), большей подстройки системы профессионального образования к актуальным запросам сферы труда и общества способна усилить рациональное использование созидательного потенциала молодого поколения.

Изучение данной проблематики особенно актуально в свете борьбы неолиберальных и иных моделей развития, в том числе консервативных направлений и схем.

Общество, идя по пути неолиберальных реформ, неизбежно сталкивается с их позитивными и негативными последствиями. Тем важнее знать, как складываются социальные механизмы формирования образовательных и профессиональных траекторий, какие новые дисбалансы возникают, каковы возможности их разрешения. Знание разных сторон рассматриваемой проблематики позволяет вырабатывать меры социального управления, давать практические рекомендации.

Проблема исследования, представленного в книге, может быть сформулирована как противоречие между неравномерностью и автономностью развития отдельных социальных подсистем, таких как система образования, рынок труда, демографическая ситуация, и потребностью общества и личности в оптимизации образовательных и профессиональных траекторий молодежи, то есть усилий общества по выравниванию возможностей реализации молодежью своих способностей и стратегий получения образования и трудоустройства, а также последующего накопления образовательных и профессиональных ресурсов.

Исследования социальных проблем молодежи занимают одно из ведущих мест в мировой социологии. Внимание к молодежной проблематике существенно возрастает в периоды крупных социальных потрясений. Так, самые значительные теоретические и методологические изыскания, Введение посвященные возможности образовательной и профессиональной реализации различных групп молодежи в тех или иных конкретных социальных условиях, связаны с движениями молодежного протеста в 1960-е годы в Западной Европе и США. Видные социологи (К Мангейм, Р. Будон, Р. Коллинз. Ф.Г. Кумбс и др.2) в этот период и позже проводят исследования проблем молодежи, вступающей в самостоятельную жизнь, связанных с неравенством в образовании, трансмиссией статусов, взаимосвязью между системой образования и структурой властных отношений в обществе. Особо следует отметить работы Дж. Коулмана и П. Бурдье3, которые оказали большое влияние на развитие социологии в США и во Франции, а также в других странах.

С начала 1960-х годов изучение социальных проблем молодежи стало важным направлением возрождающейся отечественной социологии. Большое влияние на развитие социологии вообще и социологии молодежи в частности оказали исследования В.А. Ядова и А.Г. Здравомыслова4, которые были посвящены изучению отношения молодых людей к труду. Различные аспекты социальных проблем образования и труда молодежи, вступающей в самостоятельную жизнь, анализировались в работах В.Н. Шубкина (положившего начало этому направлению исследований), Н.А. Аитова, И.В. Бестужева-Лады, В.В. Водзинской, С.Н. ИконниMannheim K. Le problme des gnrations /Traduction de l’allemand par G. Mauger et N. Perivolaropoulou. Paris:Ed. Nathan, 1990; Кумбс Ф.Г. Кризис образования в современном мире. Системныйанализ. М.: Прогресс, 1970;

Collins R. The Discovery of Society. N. Y., 1972; Boudon R. L’ingqlit des chances (la mobilit sociale dans les socits industrielles). Paris, 1973; Grignon C. L’ordre des choses. Les fonctions sociales de l’enseignement technique. Paris, 1971; Touraine A.

Quel emploi pour les jeunes? Vers des stratgies novatrices. Paris: UNESCO, 1988;

Bynner J., Roberts K. Youth and Work. Anglo-German Foundation. London, 1991;

Evans K., Heinz W.R. Becoming Adults in England and Germany. Anglo-German Foundation. London, 1994.

3 Coleman J. S. The Adolescent Society. N. Y.: Free Press, 1961; Equality of Educational Opportunity. Washington, 1966; Youth: Transition to Adulthood.

Chicago: University of Chicago Press, 1974; Bourdieu P., Passeron J-C. Les hritiers.

Paris: Ed. de Minuit, 1964; La reproduction. Elments pour une thorie du systme d’enseignement. Paris: Ed. deMinuit,1970.

4 Человек и его работа (социологическое исследование) / Под ред.

А.Г. Здравомыслова, В.П. Рожина, В.А. Ядова. М.: Мысль, 1967.

Введение ковой, В.Т. Лисовского, Л.Я. Рубиной, М.Н. Руткевича, М.Х. Титмы, Ф.Р. Филиппова и других ученых5.

В условиях кардинальных перемен в общественной жизни страны в 1990–2000-е гг. изучение проблем молодого поколения, вступающего в жизнь, несколько изменилось.

Внимание исследователей (Ф.Г. Зиятдиновой, Ю.А. Зубок, И.М. Ильинского, Л. Коклягиной, В.С. Магуна, В.В. Семеновой, В.С. Собкина, В.И. Чупрова, Ф.Э. Шереги и др.) было перенесено на социально-экономическую составляющую молодежной проблематики, проблемы занятости молодежи и безработицы, молодежных рынков труда, сдвигов в трудовых ценностях и новых форм потребительского поведения, материального благосостояния и социальной защиты молодежи, предпочтений и поведения в сфере политики и т. д6.

5 Шубкин В.Н. Выбор профессии в условиях строительства коммунизма // Вопросы философии. 1964. № 8; Социологические опыты. М.: Мысль, 1970;

Лисовский В.Т., Иконникова С.Н. Молодежь вступает в жизнь. Л., 1969; Руткевич М.Н., Филиппов Ф.Р. Социальные перемещения. М.: Мысль, 1970; Васильева Э.К. Социально-профессиональный уровень городской молодежи.

Л., 1973; Титма М.Х. Выбор профессии как социальная проблема (на материалах конкретных исследований в ЭССР). М.: Мысль, 1975; Филиппов Ф.Р.

Всеобщее среднее образование в СССР. (Социологические проблемы). М.:

Мысль, 1976; Рубина Л.Я. Советское студенчество. М.: Мысль, 1981; Аитов Н.А., Александров Г.Н., Мавлютов Р.Р. Высшее техническое образование в условиях НТР. М.: Высшая школа, 1983; М.: Бестужев-Лада В.И. Молодость и зрелость. Размышления о некоторых социальных проблемах молодежи.

М., 1984.

6 Чупров В.И., Быкова С.Н. Молодежь России: на пороге рынка между бедностью и нищетой // Социологические исследования. 1991. № 9; Жизненные пути одного поколения / Под ред. Л.А. Коклягиной, В.В. Семеновой,

М.Х. Титмы. М.: Наука, 1992; Чупров В.И. Социальное развитие молодежи:

теоретические и прикладные проблемы. М.: Социум, 1994; Собкин В.С. Жизненные ценности и отношение к образованию: кросскультурный анализ Москва-Амстердам. М.,1994; Старшеклассник в мире политики. М., 1997;

Зиятдинова Ф.Г. Социальные проблемы образования. М.: РГГУ, 1999; Зубок Ю.А. Проблема риска в социологии молодежи. М.: МГСА, 2003; Магун В.С.

Структура и динамика трудовых ценностей российского населения // Россия:

трансформирующееся общество / Под ред. В.А. Ядова. М.: Канон-Пресс-Ц, 2001; Иванченко Г.В. На пороге профессиональной карьеры: социальные проблемы и личностные стратегии выбора // Мир России. 2005. Т.14. № 2; Шереги Ф.Э. Молодежь и социальная структура [online]. Дата обращения 20.08.2013.

URL: http://prognoz.isras.ru/files/File/publ/Molodeg_i_soc_structura.pdf;

Российская молодежь: настроение, ожидания, ценностные ориентации. М.:

ЦСП, 2013.

Введение На материалах Сибирского региона исследуются образовательные и профессиональные стратегии школьной, студенческой, работающей и безработной молодежи, связанные с выбором образования и профессии, изучается становление новых морально-этических норм, ценностных ориентаций молодого поколения в постсоветский период7. В рамках концепций непрерывного образования, накопления человеческого капитала как важнейшей составляющей успешности жизненных траекторий в инновационно ориентированном обществе возрастает интерес исследователей к социальным аспектам, формам, методам и интенсивности накопления молодыми новых знаний, навыков и умений8.

Появляются работы, в которых отражены обобщающие и комплексные социологические исследования проблем образования, процессов социализации и самореализации молодежи, ее роли в воспроизводстве социальной структуры российского общества.Молодежь изучается в фокусе социальных противоречий, разрабатываются вопросы молодежной политики (М.К. Горшков, Д.Л. Констатиновский, Ф.Э. Шереги).9.

7 Харченко И.И. Образовательные и профессиональные стратегии молодежи: сигналы среды и индивидуальные мотивы // Россия и россияне в новом столетии: вызовы времени и горизонты развития: Исследования Новосибирской экономико-социологической школы / Отв. ред. Т.И. Заславская, З.И. Калугина, О.Э. Бессонова. Новосибирск.: Изд-во СО РАН,

2008. Харченко И.И. Современная молодежь Сибири: образовательные и профессиональные стратегии / Науч. ред. З.И. Калугина. Новосибирск.:

ИЭОПП СО РАН, 2008.

8 Геворкян Е.Н. Рынок образовательных ресурсов: аспекты модернизации. М.: Маркет ДС, 2005; Телегина Г.В. «Образование в течение жизни»:

институализация в европейском контексте и ее оценка // Непрерывное образование в политическом и экономическом контекстах. М.: ИС РАН, 2008;

Марцинкевич В. Инвестиции в человека: экономическая наука и российская экономика (Что скрывается за термином «человеческий капитал») // Мировая экономика и международные отношения. 2005. № 9; Ломакина Т.Ю. Современный принцип развития непрерывного образования. М., 2006; Макарова М.Н. Труд в обществе знаний: образование под вопросом. М.: Изд-во ЛКИ, 2007.

9 Российская молодежь: проблемы и решения. М.: ЦСП, 2005; Константиновский Д.Л. Неравенство и образование. Опыт социологических исследований жизненного старта российской молодежи (1960-е годы — начало 2000-х). М.: ЦСП, 2008; Горшков М.К., Шереги Ф.Э. Молодежь России: социологический портрет. М.: ЦСПиМ, 2010.

Введение Изучение образовательных и профессиональных траекторий молодежи. берет начало с исследований жизненных путей поколений как социального и исторического феномена (М. Коли, Г. Элдер, К. Майер), образовательных и профессиональных карьер (С. Горард, Э. Хьюз, М. Блумер, П. Хадкинсон, С. Спайлерман, Ф. Белхем, Б. Кроссан). В ответ на потребности государственного управления в выработке и принятии решений на основе научных данных в развитых странах мира появились масштабные лонгитюдные исследования-мониторинги образовательных и трудовых траекторий молодежи. В русле этого тренда в 2009 году НИУ ВШЭ был начат масштабный лонгитюдный проект мониторинга образовательных и трудовых траекторий выпускников школ и вузов (И.Д. Фрумин, Д.Ю. Куракин, Д.С. Попов), направленный на развитие фундаментальной науки и на лучшее понимание того, насколько учебный процесс адекватен требованиям, предъявляемым рынком труда и обществом к подготовке молодых специалистов. Кроме того, у нас в стране изучение жизненных траекторий разных групп молодежи уже долгое время ведется под руководством Д.Л. Константиновского коллективом исследователей, представляющих учеников и последователей В.Н. Шубкина10.

Основное внимание уделяется изучению аскрептивных и субъективных факторов принятия последовательных решений и выбора опций, обнаружению связей между социальными, психологическими предикторами и реально сделанными выборами, а также шансов различных социальных групп на получение того или иного уровня образования, выявлению депривированных групп и разного рода барьеров (социальных, институциональных) в получении и продолжении образования.Вместе с тем вполне очевидна необходимость комплексного изучения, включающего теоретикометодологическую и эмпирическую основы, содержащего анализ влияния в современных условиях таких важнейших факторов как демографическая ситуация, происходящие в системе образования трансформации и социальная дифференциация, перемены на рынке труда и занятости молодежи на формирование образовательных и профессиональных 10 Библиографические ссылки по этому блоку см. в разделе 1.3.

Введение траекторий разных групп молодежи. Речь идет об относительно длительном процессе использования предопределяемых внешними регуляторами возможностей и ограничений в ходе реализации стартового образовательного капитала и последующего освоения путем накопления образовательнопрофессиональных ресурсов «сильными» и «слабыми» социальными группами молодежи. Цель данной работы — приблизиться к решению поставленной задачи.

Объектом исследования служат социальные группы молодежи. Прежде всего это лица, завершившие среднее образование в разных типах средних учебных заведений: средних дневных школах, средних специальных учебных заведениях и колледжах (ССУЗах), профессиональных училищах и технических лицеях (ПУ). Об этих группах, представляющих большую часть возрастной когорты, собирается информация о первом важнейшем жизненном выборе — выборе учебного заведения и/или места работы, за которыми стоят определение своей социальной позиции и шире — своего места в социуме. Предусмотренные методикой исследования повторные опросы позволяют собрать информацию о последовательных шагах и решениях в сфере получения профессионального и дополнительного образования и трудовой деятельности бывших выпускников средних учебных заведений спустя три и 10 лет самостоятельной жизни. Кроме того, объектом исследования выступают молодые рабочие промышленных предприятий и молодежь, получившая образование за рубежом и вернувшаяся на родину. Анализ социального поведения на протяжении 10 лет в области образования и труда бывших выпускников средних учебных заведений позволяет составить представление о траекториях разных (на старте) образовательных групп большей части когорты молодежи, а информация о молодых людях с дефицитом стартового образовательного капитала и тех, кто обладает редким и привилегированным образовательным ресурсом, дает возможность сопоставить тенденции и зависимости складывающихся траекторий у двух полярных категорий.

Книга, предлагаемая вниманию читателей, основана на композиции данных государственной статистики и материалов ряда социологических обследований и интервьюирования. Публикации Федеральной службы государственной Введение статистики и предоставленные ею первичные данные служат базой для анализа в ракурсе молодежной проблематики демографических процессов, состояния и динамики рынка труда и занятости молодежи, развития системы образования.

Данные государственной статистики везде, где это возможно, являются дополнением и фоном эмпирической базы анализа. Эта база представлена материалами четырех исследовательских проектов, три из которых проводились в последние годы отделом социологии образования Института социологии РАН под руководством Константиновского Д.Л. Автор принимала в них участие в качестве разработчика методики исследований и интерпретатора соответствующих материалов (см. раздел 1.4). Четвертый проект был авторским. Во-первых, речь идет о лонгитюдном исследовании выпускников средних школ, средних специальных учебных заведений и профессиональных училищ Новосибирской области, которых в течение 10 лет трижды опрашивали (а часть массива на третьем этапе еще и интервьюировали) на предмет их выбора профессии и трудоустройства, последовательных шагов и решений в сфере получения профессионального и дополнительного образования и трудовой деятельности. Во-вторых, представлено исследование жизненных траекторий рабочей молодежи, которое осуществлялось путем количественного опроса молодых рабочих промышленных предприятий 13 регионов России. Третьим является качественное исследование отдельной категории– тех, кто после учебы за границей, вернулся на родину; изучалось, как пребывание с учебными целями в странах Запада сказывалось на формировании их сознания и профессиональных карьерах. В книге приводятся результаты тех частей исследовательских проектов, которые разрабатывались автором. Четвертым проектом было социологическое исследование социального функционирования специализированных школ с углубленным изучением иностранного языка и опрос выпускников этой институции (в Москве) по проблемам выбора профессии и трудоустройства.

Совокупная информационная база позволяет представить в книге анализ воздействия, которое внешние регуляторы (демографическая ситуация, состояние рынка труда и занятости молодежи, структура и функционирование системы Введение образования) оказывают на формирование образовательных и профессиональных траекторий молодежи. Иначе говоря, позволяет ответить на вопрос о том, как внешние факторы определяют те ресурсы, которые молодежь обретает в ходе формирования и аккумулирования человеческого капитала и его конверсии в профессиональные позиции на начальном этапе трудовой карьеры. Рассматриваются разные группы молодежи, различающиеся типом оконченного среднего учебного заведения, уровнем последующего профессионального образования и дополнительного обучения, социально-профессиональными позициями, местом жительства. При этом автор сознает, что представленные в книге материалы характеризуют лишь некоторые проблемы, встающие перед молодежью, когда та обращается к образованию и начинает трудовую деятельность;

уровень научной разработки в разных разделах книги неодинаков, а ряд вопросов требует дополнительного исследования и теоретического осмысления. Тем не менее автор надеется, что эта публикация будет полезной для анализа и осмысления процессов формирования образовательных и профессиональных траекторий молодежи в условиях сегодняшних общественноэкономических трансформаций.

Автор глубоко признателен своему бывшему, в течение многих лет, научному руководителю Владимиру Николаевичу Шубкину и надеется, что он включил бы эту книгу в продолжение своего исследовательского проекта.

Автор особенно благодарит всех, кто принимал участие в обсуждении книги, поддержал мысль написать ее, высказывал замечания по этой и предшествовавшим ей работам, вошедшим в конечный вариант: Д.Л. Константиновскому, Е.Д. Вознесенской, Л.А. Козловой, А.Л. Темницкому, Ю.Б. Епихиной, В.В. Семеновой, И.А. Халий, М. де СенМартен, Ж.-П. Фагеру и другим.

Автор просит принять благодарность коллег по исследовательскому проекту, всех, кто участвовал в подготовке материалов — Ф.А. Хохлушкину, С.А. Ланскую, Е.С. Попову, руководителя IT-центра Е.А. Григорьеву, обеспечившую информационную поддержку, а также руководителя Центра социального прогнозирования и маркетинга Ф.Э. Шереги за выполнение на основе хозяйственного договора ряда опросов.

ГЛАВА 1

МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ВОПРОСЫ ИЗУЧЕНИЯ

ОБРАЗОВАТЕЛЬНЫХ И ПРОФЕССИОНАЛЬНЫХ

ТРАЕКТОРИЙ МОЛОДЕЖИ

1.1. Вступление молодежи в самостоятельную жизнь:

подходы к изучению Поколения, вступавшие в самостоятельную жизнь в 1990–2000-е годы, испытывали на себе кардинальные перемены, связанные с коренными трансформациями всей общественной жизни, качественными переменами в политической, экономической, социальной сферах, а также с развертыванием процессов глобализации и информатизации, развитием технологий и сетевого взаимодействия и пр. Социализация выпускников школ, техникумов, колледжей, профтехучилищ в последние 20 лет происходила на фоне быстрых общественных перемен. В своем непосредственном окружении юноши и девушки сталкивались с элементами разрушения и разложения прежних общественных структур и с проявлениями сложных форм, которые принимают новые структуры, в частности, сегодняшний рынок. На их глазах происходят существенное нарастание социальной дифференциации общества и поляризация доходов населения. Существенны также многообразные трансформации системы образования. Наряду с увеличением свободы выбора, связанной с дифференциацией содержания обучения, ростом охвата поколения сверстников профессиональным (в частности, высшим) образованием, отчетливо проявляются новые социальные ограничения. Возникновение негосударственных учебных заведений, появление платных образовательных услуг в средней и высшей школе, а также элитных учебных заведений, плюрализация обучения в общеобразовательной школе, отсев из школы ведут к росту неравенства шансов различных социальных групп молодежи на доступ к разным видам обучения и ступеням образования. По ходу становления рынка труда кардинально изменились условия трудоустройства: отныне молодой человек сам ответственен за поиски работы. В условиях существования безработицы, в том числе структурной,

1.1. Вступление молодежи в самостоятельную жизнь: подходы к изучению проблема трудоустройства молодежи постоянно сохраняет свою остроту.

Радикальные перемены, которые произошли в жизни россиян за последние два десятилетия, оказали большое влияние на различные группы молодежи, особенно на их ценности и реальные образовательные и профессиональные траектории. Они существенно отличаются от того, что фиксировали исследования, проводившиеся в 1960–1980-е годы. Вот почему нужны комплексные исследования социальных проблем российской молодежи на рубеже и в начале третьего тысячелетия. Такие исследования имеют очевидное прогностическое значение, создают необходимую основу для того, чтобы своевременно воздействовать на социальные процессы, разрешать конфликты и противоречия. В особенности необходимо изучение процессов формирования современных — иных, нежели прежде — образовательных и профессиональных траекторий молодежи.

Их формирование происходит под воздействием внешних условий — того набора возможностей и ограничений, которые предоставляет общество и которые обусловленыуровнем развития производства и системы образования, существующим рынком труда и демографической ситуацией, характером социальных отношений, социальной мобильности и рядом других факторов. При этом различия действительных образовательных и профессиональных траекторий молодежи проявляются как дифференциация шансов реализации разными социальными слоями конкретных вариантов в пространстве доступных им возможностей и ограничений, определяемых внешними регуляторами.

Под внешними регуляторами получения и накопления образования и формирования профессиональных траекторий молодежи понимается прежде всего функционирование отдельных подсистем общества –института образования, рынка труда, сферы занятости, демографических процессов. Наряду с этими, наиболее общими, факторами, воздействие (хорошо изученное социологами) оказывают также аскриптивные факторы (место жительства, пол, социальноэкономический статус родителей, уровень их образования и др.), которые обнаруживают себя в виде социального принуждения к действиям и ограничения свободы выбора.

Глава 1. Методологические вопросы изучения образовательных и профессиональных траекторий.

..

Вместе с тем в условиях постиндустриального модернизирующегося общества важную роль в том, как складываются образовательные и профессиональные траектории, играет субъективный фактор — ценностные ориентации, мотивации, предпочтения молодежи, а также те личные инвестиции, которые она вкладывает в достижение поставленных целей, и те личные усилия, которые она предпринимает ради этого. Иначе они могут быть названы достиженческим фактором, который определяет образовательно-социальную позицию, приобретаемую посредством личных усилий в открытом соревновании с другими акторами. Интенсивность и целенаправленность молодежи в накоплении знаний, навыков, квалификации — всего того, что в совокупности определяется как человеческий капитал — все более влияют на получение и накопление образования и формирование профессиональной карьеры, жизненного пути в целом.

Вот почему основная задача предпринятого исследования связана с получением ответа на вопрос: как внешние регуляторы определяют пространство возможностей, условий и ограничений, на котором реализуются стартовый социальный и образовательно-культурный капиталы молодежи и которое позволяет разным группам молодежи обретать последующие образовательные и профессиональные ресурсы по ходу развертывания своих траекторий. Иными словами, важно знать, какими реальными возможностями стартовой реализации и последующего накопления человеческого капитала располагают разные группы молодежи, как они конвертируют наращиваемые образовательные ресурсы в другие виды капиталов (социальный, профессиональный, символический).

Одна из долговременных тенденций, которая реально сказывается на судьбах подрастающего поколения и которую нельзя игнорировать в современных исследованиях молодежи, определяется демографическими процессами. Численность ежегодных когорт молодежи, распределяющихся по тем или иным уровням получения общего и профессионального образования, как и численность ежегодных пополнений работников напрямую зависят от ряда показателей демографического развития населения: числа рождений в предшествующий период, соотношения численности тех,

1.1. Вступление молодежи в самостоятельную жизнь: подходы к изучению кто входит в рабочий возраст, и тех, кто из него выходит, и др. Эти показатели существенным образом сказываются на конкретных условиях доступа в разные типы учебных заведений, условиях трудоустройства, специфике распределения юношей и девушек по сферам и отраслям народного хозяйства. Влияя на шансы разных групп молодежи, на получение того или иного образования, тех или иных рабочих мест, должностей и т.д., демографические процессы проявляются даже в разной степени оптимизма разных когорт.11 В свою очередь, демографическая ситуация зависит от событий, подчас давно минувших. Достаточно пристально вглядеться в неровные очертания половозрастных пирамид, чтобы понять, что бурная история нашей страны преподносила и будет преподносить немало демографических сюрпризов.

Важно иметь конкретные знания о том, как очередная демографическая волна (докатывающаяся отдаленным эхом Второй мировой войны) через различия в численности когорт школьной молодежи, а затем в численности сверстников, поступающих в профессиональные учебные заведения и выходящих на рынок труда, по-разному сказывалась и сказывается в отдельные периоды (со второй половины 1990-х гг. — до середины 2000-х и с 2005 г. и далее в течение всех 2010-х гг.) на функционировании системы общего и профессионального образования, на шансах отдельных поколений в доступе к учебным и рабочим местам разных уровней квалификации и т.д.

За прошедшие два десятилетия одновременно с изменениями каналов образования и подготовки молодежи к самостоятельной жизни радикальным образом поменялась вся ситуация, связанная с трудом человека в обществе. Новые условия вступления молодежи в трудовую жизнь хорошо видны из перечисления тех принципиальных положений, которые свойственны рыночной экономике, характеру ее социально-трудовых отношений, системе социального обеспечения и т.д. и которые жестко проецируются на выбор профессии и реальное трудоустройство, трудовые отношеСм.: Шубкин В.Н.

Социологические исследования выбора профессии:

некоторые проблемы и результаты // Материалы конференции «Коммунистическое воспитание студенчества». Тарту, 1971. Ч. 1. С. 32.

Глава 1. Методологические вопросы изучения образовательных и профессиональных траекторий.

..

ния. К числу этих положений относятся: 1) конкуренция на рынке рабочей силы, где работник является товаром, спрос на который определяется его качеством и конъюнктурой рынка, вопрос о выборе профессии решается в конкретной ситуации на рынке труда; 2) наличие постоянного излишка рабочей силы, порождающего безработицу, весьма высокую среди молодежи; 3) личная ответственность человека в обеспечении себя работой, в том числе в обретении квалификации и во вложении средств и времени в ее получение; 4) принятие решения о размерах вознаграждения за труд (помимо бюджетных организаций) исключительно локально работодателем; 5) социальные гарантии на жилье, медицинское обслуживание и пенсии помимо государственного минимума зависят от успехов в экономической деятельности и от корпоративной принадлежности; 6) отсутствие возможностей прогнозирования спроса на профессии; 7) неопределенность профессионального будущего: невозможность ранней специализации и планирования жизни на отдаленную перспективу для учащихся и студентов; необходимость психологической готовности к возможным изменениям специальности, к постоянному доучиванию и переучиванию, то есть необходимость быть постоянно обновляющимся работником.

Все эти параметры, характеризующие конкурентный рынок труда, который пришел на смену централизованному распределению рабочей силы, и отношения купли-продажи труда, сложившиеся практически во всех сферах профессиональной деятельности, кардинально изменили условия начала самостоятельной взрослой жизни молодого поколения, породив острые экономические, социальные и психологические проблемы.

Под воздействием общих факторов экономического развития, а также в результате расширения сфер общего и профессионального (особенно высшего) образования не могли не изменяться структура занятости молодежи и формирование экономической активности отдельных ее возрастных групп. Известно, что система профессионального образования, перешедшая в большой степени на рыночные условия функционирования, стала предоставлять потребителям образовательные услуги в большем соответствии с их изменяющимися запросами, а сами запросы стали формироваться

1.1. Вступление молодежи в самостоятельную жизнь: подходы к изучению в тесной связи с сигналами рынка труда. Поэтому важный исследовательский интерес представляет изучение реструктуризации занятости молодежи и вопроса о том, как в новых условиях складывается соотношение структуры получаемого молодежью общего и профессионального образования и конфигурации занимаемых ею рабочих мест.

В ходе разработки теоретических и методологических вопросов исследования образовательных и профессиональных траекторий молодежи особое место уделяется социологическому рассмотрению проблем образования и человеческого капитала. Сквозь призму изучения выбора путей получения образования и складывающихся в этой связи профессиональных траекторий молодежи социологи исследуют структуру системы образования и ее взаимодействие с социальной структурой общества.

В новом постиндустриальном мире, где знания и информация становятся наиболее востребованным и перспективным ресурсом, на все стороны развития общества, на обеспечение его устойчивого развития все в большей степени влияет социальный институт образования. Переход к информационному обществу непосредственно зависит от образовательного потенциала граждан, он же предъявляет все более высокие требования к компетентности рабочей силы и в целом к образовательному уровню индивидов. Важным аргументом конкурентоспособности постиндустриального государства сегодня становится высокое качество его человеческого капитала.

Между тем система образования — весьма конфликтная социальная среда и сфера деятельности. Так, крупная общественная проблема состоит в противоречии между декларируемым равенством прав на получение образования и существующей социальной дифференциацией в образовательной сфере. Образование никогда не было и не является прямой и неизменной гарантией жизненного успеха. Вместе с тем, определяя занятие и статус, шансы социальной мобильности, профессиональную карьеру, доступ в дальнейшем к разнообразным общественным благам, то есть, обладая экономической, социальной и символической ценностью, образование существенно влияет на вероятность жизненного успеха. Вот почему в современном обществе неизбежно формируется целый ряд конфликтов между различными Глава 1. Методологические вопросы изучения образовательных и профессиональных траекторий.

..

социальными слоями и группами по поводу образования, демократической или меритократической, селективной моделей его развития. Эти вопросы неизменно оказываются связанными с институтом образования в силу выполняемых им функций.

Любая система образования осуществляет по крайней мере две основные функции. Первая, достаточно явная, функция связана с обеспечением социализации молодого поколения, с трансляцией знаний и профессиональных навыков. Вторая, выступающая латентно, состоит в том, что система образования всегда выполняет роль социокультурного воспроизводства, то есть вся структура ее институций, педагогических методов и способов отбора функционирует так, что обеспечивает сохранение, восстановление и передачу от поколения к поколению социокультурных различий в позициях отдельных индивидов и групп. Сами эти различия система образования легитимирует присущими ей приемами официальной номинации — выдачей дипломов, присвоением званий, степеней и т.д.

Способствуя закрепленности различных групп людей за соответствующими видами деятельности, которые являются неоднородными в социально-экономическом отношении, система образования создает и воссоздает основы социального неравенства, основы присвоения одними людьми власти, собственности, престижа и недостаточности или отсутствия всех этих знаков продвинутости в общественной иерархии у других. В любом обществе высшие социальные слои, элиты стремятся монополизировать свои позиции и передать их своим потомкам. Поэтому система образования становится ключевым моментом в их стратегиях по обеспечению преемственности от поколения к поколению. Разработавшие теорию воспроизводства системы образования П. Бурдье и Ж.-К. Пассерон убедительно доказали, что репродуктивная функция школы есть следствие практик привилегированных классов, обеспечивающих свое социальное воспроизводство12. Благодаря прежде всего наличию стратификации в системе образования, то есть существованию при форBourdieu P., Passeron J.-C. La reproduction. Elments pour une thorie du systme d’enseignement. Paris: Ed. de Minuit, 1970.

1.1. Вступление молодежи в самостоятельную жизнь: подходы к изучению мальном равенстве уровней обучения привилегированных каналов подготовки и учебных заведений, семьи элит или высших классов, используя свои социально-экономические и культурные ресурсы (капиталы), способны предоставлять своим детям качественное образование, что, в свою очередь, позволяет им занимать более продвинутые социальные позиции. В этой связи большой исследовательский интерес представляет изучение функционирования привилегированного типа школы, механизмов накопления и конвертирования специфического культурного капитала, особенностей формирования траекторий его обладателей. Это помогает выявить социальные аспекты происходившей и продолжающейся плюрализации общеобразовательной школы и диверсификации учебных заведений, которая в наши дни получает легитимацию в законе «Об образовании в РФ», вступившем в силу в 2013 году. Углубление дифференциации в современной российской школе как отражение дифференциации общества требует пристального внимания социологов, предполагает специальный анализ образовательных и профессиональных траекторий молодежи.

Привилегированное положение в обществе, культурный капитал, финансовые преимущества, декларированные и неявные льготы — целый ряд факторов, по-разному «работая» и на другие социальные слои, находящиеся на относительно высоких этажах социальной иерархии, создают условия для репродукции детьми более или менее высокого статуса родителей и для восходящей социальной мобильности. При этом выходцы из низов проигрывают. Те, кому не нашлось места на вершине, располагаются по низлежащим этажам иерархии учебных заведений, которая легко отслеживается и хорошо известна в каждом населенном пункте, каждом регионе и в целом по России.

Совокупный ресурс, который может быть мобилизован на момент вхождения в систему образования и который должен обеспечивать максимальное получение ренты на образование в будущем, служит первоосновой для реализации жизненных стратегий личности — воспроизводства исходной социальной позиции или ее повышения. Однако этот совокупный ресурс не является простой слагаемой всех видов ресурсов. Учитывая, что различные ресурсы неравномерно распределены Глава 1. Методологические вопросы изучения образовательных и профессиональных траекторий.

..

между различными классами и социальными группами, аккумулирование человеческого капитала происходит также неравномерно, неравномерна и эффективность человеческого капитала на рынке труда. В этой связи рассмотрение возможностей стартовой реализации и дальнейшего накопления образовательно-профессиональных ресурсов по ходу развертывания траекторий молодежи должно вестись в разрезе ее дифференцированных социальных групп.

В накоплении человеческого капитала, ядром которого являются образование и квалификации, культурные ресурсы играют особо важную роль. Именно на систему образования возлагаются сегодня массовые ожидания молодежи как на основной механизм накопления человеческого капитала, который, в свою очередь, служит важным средством социального восхождения. Более того, широко распространено убеждение, что именно система образования должна наделять индивидов культурным капиталом в инкорпорированном виде. Между тем культурный капитал, особенно стартовый, будучи наиболее сокрытым и наиболее социально значимым, главным образом наследуется и передается семьей (о чем свидетельствуют фундаментальные социологические исследования13). Необходимо изучение возникающих сегодня расхождений в запросах молодежи в обретении культурного капитала в его институциональной форме (в форме дипломов) и в потребностях его накоплении в инкорпорированной форме (в виде культурных ресурсов, обладающих непреходящими конверсионными возможностями). То есть, важно исследовать, как в практиках молодежи складывается соотношение в необходимости обращения к инструментальной и терминальной ценностям образования.

13 Coleman J.S. and oth. Equality of Educational Opportunity. Washington, 1966; Jencks C. and oth. Inequality: A Reassessment of the Effects of Family and School in America. N. Y., 1972; Bourdieu P. La distinction. Critique social du jugement. Paris:Ed. de Minuit,1979. P. 109–185; Halsey A. H. Trends in Access and Equity in Higher Education: Britain in International Perspective // Education: Culture, Economy, and Society. Oxford University Press, USA. Apr 1997; Brown Ph.

Cultural Capital and Social Exclusion: Some Observations on Recent Trends in Education, Employment, and the Labor Market // Education: Culture, Economy, and Society. OxfordUniversityPress, USA. Apr 1997.

1.1. Вступление молодежи в самостоятельную жизнь: подходы к изучению Сегодня в запросах общества формируется идея необходимости получения образования в течение жизни. Согласно перспективной модели образования для экономики, основанной на знаниях, обучение в течение всей жизни становится необходимым и все более значимым элементом современных образовательных систем. Все большую роль в них играет как неформальное образование (курсы, тренинги, короткие программы, которые могут предлагаться на любом этапе образования или профессиональной карьеры), так и информальное (спонтанное), которое реализуется за счет собственной активности индивидов в насыщенной культурно-образовательной среде. Изучение того, как дополнительное образование проявляется и сказывается на образовательных и профессиональных траекториях разных групп молодежи — также важная исследовательская задача.

Формированию и накоплению человеческого капитала могут препятствовать объективные факторы, которые выражаются в территориальной удаленности от крупных культурных и образовательных центров, неразвитой информационной инфраструктуре по месту жительства и в школе и т. п. Еще больший барьер могут представлять аскрептивные факторы и уровень полученного самими юношами и девушками формального образования. Чем меньше объем этих стартовых социокультурных ресурсов, тем сложнее молодому человеку задействовать и реализовать имеющиеся у него культурно-образовательные заделы, способности, личные усилия с тем, чтобы успешно и непрерывно формировать и накапливать человеческий капитал.

Объективные барьеры, с которыми отдельные группы молодежи сталкиваются на старте жизненного пути, оказываются особенно обременительными сегодня, когда молодые поколения вступают в жизнь в условиях формирования информационного общества, где образование, знания, владение информацией становятся основными ресурсами, обеспечивающими жизненный успех. Вот почему так важны исследования, позволяющие выявлять низкоресурсные группы молодежи и социальные факторы, предопределяющие их формирование. Использование полученных результатов исследований в практической разработке мер социальной политики способствует преодолению наиболее острых проГлава 1. Методологические вопросы изучения образовательных и профессиональных траекторий...

явлений образовательных неравенств среди молодежи.

Многие из этих проблем еще более осложняются в связи с тем, что сама молодежь не однородна в возрастном и социальном плане. Отдельные возрастные группы молодежи различают в зависимости от этапов социализации, которые включают по крайней мере два больших периода: юность и начало взрослости. Для каждого из этапов характерны свои потребности, ценности, интересы. В юности происходит выбор типа образования и профессии, а начало взрослости сопряжено с завершением профессионального образования, началом трудовой карьеры, вступлением в брак, приобретением первого жилья. Возрастные границы групп молодежи исторически изменчивы. Если старшие возрастные группы молодежи уже становятся субъектами трансформации общества и относительно них речь идет о реализации их потенциала, то младшие группы находятся только в стадии подготовки. Подходя с заведомо усредненных позиций, в настоящее время к самой младшей группе относят юношей и девушек от 15 до 18 лет, к промежуточной (или средней) — молодежь 18–24 лет и к старшей — 25–29-летних.

Кроме того, существует и в последнее время все возрастает расслоение молодежи по широкому спектру социальноэкономических характеристик. Молодежь включает в себя как бедствующие и социально обездоленные группы, которые должны стать объектом социальной молодежной политики, так и весьма богатые, состоятельные слои. Социальноэкономическое неравенство существенно предопределяет и характер вступления в самостоятельную жизнь юношей и девушек. Благоприятные обстоятельства социального старта, в частности высокие шансы на получение престижного высшего образования молодежи, происходящей из слоев новых собственников, не идут ни в какое сравнение с началом самостоятельного пути, например, молодежи из семей сельских тружеников. И здесь к давно известным различиям городской и сельской молодежи наше время добавило существенную социально-экономическую дифференциацию, образовавшуюся в результате поляризации общества на бедных и богатых. О масштабах этих новых различий и их усилении могут свидетельствовать следующие факты.

В 1999 году на 10% населения с высоким материальным

1.1. Вступление молодежи в самостоятельную жизнь: подходы к изучению достатком приходилось 26% общего фонда располагаемых ресурсов, а на долю 10% населения с наименьшим уровнем материального достатка — 2,6% располагаемых ресурсов.14 В 2012 году соответствующие показатели равнялись 31,8% и 2, 7%15, то есть в 1999 году доходы самых состоятельных лиц десятикратно превышали доходы самых малоимущих, а к 2012 году данное различие стало двенадцатикратным.

Ведя речь о социологическом исследовании в русле молодежной проблематики, мы исходим из одного основополагающего положения, к которому уже давно пришла определенная часть российских и зарубежных исследователей молодежи. Речь идет о том, что нужно отказаться от попыток подхода к молодежи как к категории, считая, что она в первую очередь есть феномен перехода16 и должна изучаться как таковая. Остановимся подробнее на разъяснении ряда теоретических положений нашего подхода.

Чаще всего молодежь выделяется как демографическая когорта. И хотя на первый взгляд возраст, как биологическая данность, далек от социальности, этой категорией можно социально манипулировать. Очень часто и ошибочно о молодых говорят как о социальной общности, о самостоятельной группе, имеющей общие интересы, и относят эти интересы к определенному биологического возрасту. Этот факт уже сам по себе представляет очевидную манипуляцию, то есть он свидетельствует о том, что существуют общественные силы, заинтересованные в интерпретации этой группы через единство и общность. На самом деле нужно по меньшей мере учитывать и анализировать различия между разными группами молодежи и уж хотя бы самые важные из них — различия между двумя группами: теми, кто доминирует, и теми, над кем доминируют.

Не удивительно ли, что за те десятилетия, в течение котоДоходы, расходы и потребление домашних хозяйств в 1999 году (по итогам выборочного обследования домашних хозяйств). М.: Госкомстат России, 2000. С. 18.

15 Доходы, расходы и потребление домашних хозяйств в 2012 году (по итогам выборочного обследования домашних хозяйств) [online]. Дата обращения 17.10.2013. URL: http://www.gks.ru/bgd/regl/b12_102/Main.htm.

16 См. например: Les jeunes et les autres (Contributions des sciences de l’homme la question des jeunes, coordonnes par F. Proust). Paris, 1985.

Глава 1. Методологические вопросы изучения образовательных и профессиональных траекторий.

..

рых молодежь ставила острые общественные проблемы (особенно на Западе после 1968 г.) и являлась предметом пристального социологического анализа, не возникло ни одной общей теории молодежи? Не знак ли и не лишнее ли доказательство того, что о молодежи нельзя вести речь как о целостности? На наш взгляд, есть продуктивные теоретические положения, в частности теория смены поколений, предложенная П. Бурдье17. Классическая тема конфликта поколений трактуется им как борьба за обладание между держателями капитала (богатств, власти, рабочих мест, социальных позиций) и претендентами, вступающими в поле игры.

Допустим (а скорее зафиксируем очевидный факт), что «держатели» в целом биологически более старые, а «претенденты», с высокой степенью вероятности, — более молодые. Понятно, что в интересах «держателей» окажется забота о том, чтобы создать и внушить всем такое определение «претендентов», иначе говоря, определение молодежи, дезавуирующее ее претензии на получение тех мест, которые занимают они сами, и одновременно которое делало бы законным то, что молодежь остается по необходимости и надолго прикованной к подчиненным позициям. С другой стороны, те же самые «держатели» пытаются вменить такое определение самих себя, то есть старости, которое легитимировало бы живучесть их господства.

Идеальным примером этих теоретических рассуждений может служить история так называемого «застойного» периода развития нашей страны. Показательно само установление верхней границы молодежного возраста в те годы.

Официальные инстанции, ее устанавливавшие, стремились всячески увеличить возраст, в котором человека относят к молодежи. Если в западных странах в этот период молодыми людьми, как правило, считали лиц в возрасте до 25 лет, то в СССР возрастом выхода из комсомола, молодежной организации подавляющей части подрастающего поколения, были 28 лет, а государственная статистика относила к молодежи лиц в возрасте до 30 лет. Еще дальше отодвигали верхнюю возрастную границу творческие союзы: в сообществе молодых ученых она равнялась 35 годам, а у молодых 17 BourdieuP. Questions de sociologie. Paris: Ed. DeMinuit, 1980. P. 143–154.

1.1. Вступление молодежи в самостоятельную жизнь: подходы к изучению деятелей культуры (кинематографистов, архитекторов и др.) поднималась до 40 лет. В этих цифрах находил свою легитимацию тот факт, что в указанных пределах субъект не мог претендовать на обретение подобающей профессиональной позиции, материального вознаграждения, позволявшего ему содержать себя и свою семью, участие в делах управления и т.д. Иначе говоря, общественному сознанию вменялось в качестве нормы наличие отодвинутого во времени признания за субъектом претензий на законный доступ к некоторым категориям благ или социальных позиций. Показательно, что в этот период в качестве компенсации недостающей социальной взрослости «молодых людей»

и «молодых семей» широко распространяется и становится привычной практика материальной помощи со стороны родительской семьи подросшим детям, создавшим уже свои собственные семьи. Растягивание периода «молодости» и вытекавшая из него социально-экономическая ущемленность молодого поколения (которая осознавалась тогда как «проблемы молодежи») была результатом такого взаимоотношения поколений, когда старшие и даже в большой степени старики присваивали и долго удерживали за собой большинство экономически, социально и политически привлекательных, выгодных и властных позиций. Недаром это было время сильной геронтократизации общества, которая нашла свое исключительное воплощение в структурах высшей государственной власти.

Любое манипулирование с классами возрастов, будь то оттягивание возраста молодости или снижение нижнего рубежа старости, связано с тем, что заново определяется власть, которую придают тем или иным моментам жизненного цикла. В этом манипулировании проявляет себя борьба за власть, которая придается различным поколениям в разрезе отдельных социальных групп. О том, как забота старшего поколения о сохранении своих имущественных и статусных позиций влияла на определение возраста молодости, пишет Р. Ленуар18. Им приводятся сведения из очень давней истоЛенур Р. Социологическийобъектисоциальнаяпроблема // Ленур Р., МерльеД., ПэнтоЛ., ШампаньП. Началапрактическойсоциологии. М.: Институт экспериментальной социологии; СПб.: Алетейя, 2001. С. 91–93.

Глава 1. Методологические вопросы изучения образовательных и профессиональных траекторий.

..

рии, но это не умаляет красноречивости обнаруживаемого феномена. Так, появление понятия «подростковый возраст« в больших городах итальянского Возрождения было связано с тем, что в среде буржуазии родители таким образом отодвигали возраст вступления в брак своих детей с тем, чтобы не лишаться части своего имущества и своей власти, так как брак сопровождался в этой социальной категории передачей семейного состояния. Те же интересы лежали в основе установления во Франции в Средние века в аристократическом обществе возрастного этапа «молодость» и перемещения ее верхней границы практикой удаления сыновей из вотчин (крестовые походы, турниры и т.д.).

Таким образом, в зависимости от эпохи, институций, состава населения (соотношения поколений в возрастной пирамиде) молодость, зрелый возраст, старость определяются в общественном мнении различно. М. Хальбвакс пишет, что возраст является не естественной данностью, а продуктом определенной социальной практики, «это действительно социальное понятие, установленное при сравнении с различными членами группы»19. Различно и «самоощущение», в частности, молодежи в обществе, что видно на примере советской истории. Человеческие жертвы в наиболее активных трудоспособных возрастах в результате революции, гражданской войны, массовых репрессий 1920-х и 1930-х годов, а также Отечественной войны оборачивались тем, что долгие годы удерживалось такое положение, когда новые поколения вступали в жизнь в условиях несколько численно «разреженных» взрослых возрастных когорт и тем самым ослабленной социальной конкуренции, то есть имели относительно благоприятные шансы на занятие привлекательных социальных и профессиональных позиций, продвижение и карьеру. Можно предположить, что наряду с идеологическим давлением этот факт способствовал той поддержке, которую молодежь оказывала советской власти и сталинскому режиму. И только в 1960-е годы, когда воздействие сталинского террора прекратилось, зрелые и старшие поколения стали присутствовать в населении более Хальбваск М. Социальные классы и морфология. М.: Институт экспериментальной социологии — Алетейя, 2000. С. 118.

1.1. Вступление молодежи в самостоятельную жизнь: подходы к изучению равномерно, сдерживая доступ молодых поколений к привлекательным и продвинутым позициям. Со временем процесс удержания старшими и старыми поколениями властных20 позиций стал нарастать, социально-экономическая обделенность молодых поколений в этом отношении начала неуклонно закрепляться, что однозначно сказалось на негативной самоидентификации молодежи 1970-х и 1980-х годов с господствовавшим в те годы режимом.

Экскурсы в далекую и недавнюю историю нужны нам для того, чтобы правильно понять соотношение сил между «держателями» позиций и «претендентами» на них в текущее время и то, каким оно будет в ближайшей перспективе.

Как исход конфликтов между «держателями» и «претендентами» в определенную эпоху отражается на характеристиках, которые придаются господствующим дискурсом молодости или старости? В периоды, когда «держателям»

удается надолго удерживать позиции и власть, они сохраняют власть над внушением преимущественного или господствующего в этот период времени видения отдельных циклов жизни и дискурса о них. Именно тогда молодежи придаются характеристики дисквалифицированного состояния (ее неспособности отвечать требованиям соответствующих позиций), а старости — характеристики значительности, незаменимости, валидности. Бывают и иные эпохи, когда общество «омолаживается», когда не только деятельный слой оказывается представленным относительно молодыми людьми, но и широкие массы молодежи оказываются востребованными на различных поприщах. В эти времена господствующий дискурс расцвечивает молодость всеми достоинствами, что происходит не в последнюю очередь потому, что «претендентам» удается достичь власти (в том числе над внушением) раньше, чем в «стариковские» эпохи.

Борьба поколений может с успехом укрывать другую борьбу, ведущуюся в обществе. Ведь на социальные дискурсы о молодежи, о жизненных циклах в целом можно посмотреть 20 Здесь и далее, когда речь ведется о властных позициях, имеются в виду не только должности высшего руководства и управления (государства, институций и т.д.), но вся иерархическая совокупность позиций, обладатели которых выполняют соответствующие властные, руководящие функции (вплоть до мастера и десятника, руководящего несколькими рабочими).

Глава 1. Методологические вопросы изучения образовательных и профессиональных траекторий.

..

и с иных позиций. Не пытаются ли эти дискурсы используемыми категориями внушить такое видение социального мира, которое в первую очередь делит его с точки зрения возраста, скрывая и противопоставляя его другим принципам видения, например, делению с точки зрения классов или пола?

Эффект подобного камуфляжа имела вся история длительной и очень активной к финишу борьбы за «Закон о молодежи» и внезапного спада накала активности с последовавшим незаметным ее прекращением. Напомним, что признание ущемленности социально-экономического положения молодежисо стороны «министерства молодежи» — центральных структур ВЛКСМ — произошло в самом начале 1980-х годов. Ко времени перестройки комсомол уже сознательно взял на себя патерналистскую роль в лоббировании молодежных проблем. В конце 1980-х годов прямые преемники центральных органов власти ВЛКСМ энергично боролись, создавая большой общественный резонанс, за принятие «Закона о молодежи».

Тогда закон, казалось должен был быть вот-вот принят Съездом народных депутатов СССР но вдруг вся бурная активность сошла на нет. Дело в том, что в эти годы под патронажем ЦК КПСС и государственных органов власти шел стремительный рост центров Научнотехнического творчества молодежи (НТТМ): решающие постановления партии и правительства были приняты в июне 1986 и марте 1987 года21. Как обнаружили исследования генезиса российского предпринимательства22, запущенный этими постановлениями механизм деятельности НТТМ предоставлял благоприятные условия для предпринимательской деятельности. Как видим, лоббисты молодежных проблем не просто не добились улучшения прав всей молодежи, 21 Постановление ЦК КПСС от 25 июня 1986 г. «Положение о структуре и органах управления общественно-государственной системой научнотехнического творчества молодежи» и Постановление Совета министров СССР, ЦК ВЛКСМ и ЦК ВЦСПС № 321 от 13 марта 1987 «Об образовании Координационного совета научно-технического творчества молодежи и оплате труда членов творческих молодежных коллективов и штатных работников центров научно-технического творчества молодежи». Собрание постановлений СССР. 1987. № 20. Статья 76.

22 См. отчет о проекте Н.А. Шматко «Предприниматели России: генезис новой социальной группы», представленный на французском языке в Центр европейской социологии Дома наук о человеке (Париж). 1996. С. 40–43.

1.1. Вступление молодежи в самостоятельную жизнь: подходы к изучению но под знаменем защиты этих прав получили прежде всего экономические привилегии своему собственному детищу — организациям бывшего комсомола, которые быстро превращались в коммерческие структуры благодаря принятым постановлениям. Иначе говоря, за ширмой борьбы поколений они одержали победу в классово-экономическом плане. Таким образом, активность вокруг «Закона о молодежи», знаменовавшая собой кульминацию давления «претендентов»

всего предшествовавшего периода 1970-х и 1980-х годов на старшие поколения, имела своим результатом прорыв к экономической власти лишь той малой части поколения, которая присвоила себе право выступить в защиту его интересов.

В перестройку и постперестроечное время при перераспределении собственности, трансформации экономических структур и институтов, кардинальных изменениях на рынке труда одновременно происходило изменение в определении социальных и профессиональных позиций, то есть того, чем может легитимно заниматься человек, чтобы материально, социально, психологически обеспечивать свое существование в обществе и в малых его группах. Поскольку изменения определения социальных и профессиональных позиций нарушали установленные до сих пор привычные формы, их носителями оказывались, как правило, молодые социальные субъекты. Прорыв молодого поколения в новые, в том числе властные, позиции неизменно сказывается в дискурсах о молодежи. В эпоху, когда речь заходит об отправке на пенсию «держателей», такие их качества, как мудрость, осторожность, опыт трактуются как консерватизм, архаизм, дряхлость. Симметрично этому, в переломные времена, когда речь идет о преждевременном захвате власти «претендентами», их неопытность, горячность, безумство окрашиваются в такие характеристики, как смелость, динамизм, креативность. Именно таков был дискурс о новых предпринимателях. Контент-анализ биографических материалов предпринимателей, опубликованных в СМИ, обнаруживает такие их общие характеристики, как инициативные, свободные, гибкие, «люди, создавшие самих себя» и т.д.23.

23Шкаратан О.И. Феномен предпринимателя: интерпретация понятий // Мир России. 1994. № 2.

Глава 1. Методологические вопросы изучения образовательных и профессиональных траекторий.

..

В переходной и кризисной ситуации молодежь отказывается от того, чтобы ее отсылали к молодежному состоянию, то есть к состоянию подготовки, становления. Поэтому перестройка и время экономических перемен стали эпохой прорыва плотины геронтократии. Молодежь, которая явилась в новых экономических условиях «претендентами», потеснившими «держателей», имела доступ к массовым позициям, обеспечивающим человеку достойное экономическое и социальное существование, а также доступ к привлекательным и исключительно привлекательным позициям, предполагающим продвижение и быстрые карьеры.

Таких «старших» молодых, укрепившихся в рамках высоких стандартов жизнеобеспечения, а также социально и экономически продвинутых, оказалось в конце 1980-х — в 1990-е годов много. Поэтому далее более многочисленные когорты «дебютантов» (с середины 1990-х по середину 2000-х гг.) сталкивались с относительно молодыми из лиц среднего поколения «держателями» господствующих позиций, что несколько блокировало для широких масс младшей молодежной когорты обретение в тех же масштабах продвинутых карьерных позиций24. Иначе говоря, в указанный период новое поколение вступало в жизнь при некотором сокращении шансов на привлекательное трудоустройство. Это значит, что у «претендентов» при прочих равных условиях наблюдалось уменьшение возможностей доступа к тем профессиональным позициям, которые несколько раньше занимали их одногодки, наделенные теми же аттестатами и дипломами. Это положение меняется в самые последние годы, когда с 2005 года медленно, а в 2010-е годы все быстрее сокращается численность ежегодной когорты семнадцатилетних.

24 Более затрудненный доступ молодежи к высокостатусным занятиям с начала 90-х по середину 2000-х гг. усиливался действующим в этом же направлении демографическим фактором (о чем подробнее речь пойдет ниже в разделе 2.1). Как известно, численность когорты 17-летних увеличилась на 505 тыс. человек с 1990 по 2004 г. (год наивысшей численности сверстников), соответственно число рождений в 1973 и 1987 гг. составляло 1 млн. 995 тыс.

чел и 2,5 млн. человек. См: Демографический ежегодник России, 2001. М.,

2002. С. 133.

1.2. Жизненный старт молодежи как социальная проблема

–  –  –

Выбор профессии и обретение социального статуса В ходе формирования образовательных и профессиональных траекторий молодежи выбор профессии — одно из главных, основополагающих решений, неразрывно связанное с обретением социального статуса. Это как бы двуединая задача. Человек может не только выбирать из громадного спектра существующих профессий, но и сам создавать себе занятие, создавать рабочее место для себя и множества других людей. Так или иначе он определяет: а) кем быть, тоесть какое место занять в системе общественного разделения труда, в какой мере именно этот вид труда будет обеспечивать удовлетворение материальных и духовных потребностей личности, раскрытие и использование ее способностей и задатков; б) к какой социальной группе принадлежать, то есть соответствующий социальный статус индивида; в) где работать, ибо «дерево» общественного разделения труда не представлено в каждом регионе всеми своими ветвями, поэтому выбор занятия связан и с выбором места жительства; г) с кем работать, поскольку занятия различаются по проценту мужчин и женщин, возрасту, социальному составу и т. п.; д) какой стиль жизни избрать, ибо он тесно коррелируется с определенными занятиями; е) в конечном счете — всю жизнь.

Обретение занятия и статуса — важный показатель свободы, достигнутой обществом. Там, где нет свободы, по сути, нет и самоопределения. Проблема свободы обретения профессии и статуса — относительно молодая научная проблема. Она появляется лишь по мере освобождения широких народных масс от жесткой экономической необходимости.

Как философская и социологическая проблема она возникает лишь тогда, когда речь идет не об отдельных индивидах, а обо всех членах общества.

В этом случае сразу обнаруживается, что выбор профессии и статуса всегда связан с определенными ограничениями, которые представляют собой своеобразное проявление необходимости. Самым общим и самым важным ограниГлава 1. Методологические вопросы изучения образовательных и профессиональных траекторий...

чителем свободы выбора профессии является структура существующего общественного разделения труда, которая обусловлена достигнутым уровнем и характером развития производительных сил и производственных отношений общества, а также свободой предпринимательской деятельности. Именно они определяют качественную и количественную стороны вакансий, которые общество предлагает поколениям, вступающим в самостоятельную трудовую жизнь, притом, что сами поколения эту структуру вакансий могут видоизменять своей инициативой.

Начало образовательных и профессиональных траекторий, обретение профессии и статуса развертывается на огромном поле, на территории всей нашей страны: миллионы юношей и девушек стремятся найти свое место в жизни, поприще для приложения своих сил, для самовыражения, а общество — промышленность, сельское хозяйство, сфера обслуживания, система образования, бизнес и новые возникающие потребности в производстве товаров и услуг — предлагает определенное число вакансий, мест работы и учебы.

Ясно, что свобода выбора стеснена рядом ограничений, которые постоянно надо иметь в виду, если действительно стремиться расширить свободу обретения занятия и статуса для всех. Иначе говоря, это не только личная, но и общественная проблема. Для ее понимания надо ясно представлять, что все первые решения молодежи сотканы из противоречий. Да иначе и не может быть: в начале пути противоречивы сами условия и обстоятельства.

Свобода социально-профессиональной реализации не лимитируется лишь рамками существующего уровня общественного разделения труда. Ограничения могут порождаться теми или иными формами власти, внеэкономического принуждения, неадекватными производственными отношениями. Переход от внеэкономических к экономическим формам принуждения обусловливает распространение скрытых механизмов ограничения свободы выбора. В современном развитом обществе равенство во многом только декларируется, а в действительности имеет место неравенство, которое является следствием частной формы собственности, порождающей не только социально-классовую, но и культурную, национальную поляризацию. Здесь социокультурЖизненный старт молодежи как социальная проблема ная селекция при выборе профессии и статуса начинается с выбора школы, поскольку она обеспечивает определенный уровень подготовки, продолжается во время получения профессионального образования, при трудоустройстве и затем на протяжении всей профессиональной жизни.

Существуют также личностные лимиты, из-за которых человек не имеет возможности избрать то или иное занятие.

Это связано с физическими, психическими, интеллектуальными, волевыми факторами. Хочет, но не может — это правило наглядно проявляется при профессиональном отборе. Оно касается не только занятий, требующих отменного здоровья (космонавты, летчики и т.п.), но и профессий умственного труда. В последнем случае специфика требований к различным видам труда еще более дифференцирована, нюансы часто неуловимы, потенциальные задатки и способности проявляются в зависимости не только от возраста, но и от ситуации, методов их выявления. Интеллектуальные способности очень своеобразно сочетаются с психическими и волевыми качествами. Такие методы, как экзамены, баллы, тесты, ЕГЭ, использовавшиеся ранее и используемые сегодня, несовершенны и дают определенный процент ошибок, особенно при выявлении чисто творческих способностей, которые в высшей степени латентны и непредсказуемы.

Необходимость, ограничивающая свободу образовательного и профессионального выбора, выступает в разных ипостасях: и в рамках общественного разделения труда, и в сословных, классовых ограничениях, и в преимуществах, создаваемых властью, и в привилегиях, обусловленных имущественным положением, и в культурном наследии, принимающем также форму привилегий, и в скрытой селекции, осуществляемой системой образования, и в личностных факторах, обусловленных различиями физических, психических, интеллектуальных и волевых качеств.

В то же время свобода обретения профессии и статуса не является самоцелью. В известном смысле она сама есть необходимость, непременное условие развития личности, ее максимальной самореализации, использования всех задатков, способностей, талантов. Тем самым обеспечение свободы выбора занятия выступает одним из условий оптимального Глава 1. Методологические вопросы изучения образовательных и профессиональных траекторий.

..

сочетания способностей индивидов и потребностей общества, способствует резкому повышению эффективности использования интеллектуального потенциала и, в конечном счете, экономического и социального уровня развития общества.

При изучении обретения молодежью профессии и статуса мы исходим из того, что общественное поведение личности является результатом сложного взаимодействия различных факторов, сводящихся к специфике личности и к специфике внешних воздействий на нее. В этом взаимодействии внешним условиям принадлежит особая роль, ибо сама индивидуальность формируется в значительной мере под их влиянием. В конечном счете, они определяются экономическими условиями, а непосредственно — условиями групп и организаций, которые имеют специфические нормы и ценности, управляющие поведением индивида. Общественное поведение молодежи при выборе профессии и статуса не является в этом смысле исключением. Оно также определяется как спецификой личности, так и влиянием внешних условий. При этом внешние условия оказывают существенное воздействие не только на отношение к профессиям, на личные планы, но и на решения, на поведение различных групп молодежи.

Выбор индивидом определенного вида трудовой деятельности в рамках существующей структуры потребностей общества в кадрах по профессиям, сложившейся на основе разделения труда, или создание своего занятия согласно развитию потребностей в производстве новых товаров и услуг (с соответствующим закреплением социального положения), мы называем обретением профессии и статуса.

В процессе социализации под воздействием семьи, школы, малых групп, средств массовых коммуникаций и пр. у индивида вырабатываются социально-профессиональные ориентации, склонности и установки. Эти субъективные представления, личные интересы и устремления могут соответствовать, а могут и вступать в противоречие с объективной ситуацией наличных учебных и рабочих мест и вакансий.

Личные планы и ориентации могут быть выражением осознанных способностей и задатков индивида, а могут лишь отражать степень его амбиций и притязаний. Так или иначе, но реальным выбор профессии и статуса становится под воздействием внешних условий; характер социальных отноЖизненный старт молодежи как социальная проблема шений и социальной мобильности, уровень развития производства и системы образования, демографическая ситуация и т.п., определяя структуру вакансий по профессиям и соответствующую структуру подготовки кадров, обусловливают реализацию субъективных социально-профессиональных склонностей, превращают их в реальный выбор.

Ведя речь об обретении профессии и статуса молодежью, нельзя не затронуть такого важного аспекта этого процесса, как тенденция откладывания во времени (времени проживания молодости) самого этого обретения, то есть перекладывания на все более старший возраст доступа к полноценной, в том числе полной занятости (с соответствующим стабильным статусом), и матримониального самоопределения. Молодежь все чаще и все дольше проживает время молодости в состоянии переходного социального статуса (между детством и обретением всей полноты социальных ролей взрослого человека). Когда-то ранее переходный статус отмечался только в привилегированных классах (дети которых длительные годы посвящали студенчеству). Сегодня переходный период между окончанием обязательной учебы и доступом к труду в режиме полного рабочего времени распространяется на очень широкие слои населения. Разумеется, содержание и виды деятельности, которыми заполнен этот период (учеба, периодическая работа, безработица и т.д.), а также его продолжительность у разных социальных групп различаются. Вместе с тем общим оказывается то, что для многих в этот период характерна занятость в периферийном сегменте рынка труда (нестандартная занятость, работа в неформальном секторе, без оформления трудовых отношений и пр.), которая может перемежаться краткосрочной подготовкой, безработицей и т.п.

Тенденция более позднего вступления молодежи в брак и распространение конкубината25 — также одна из характеристик удлинения процесса проживания молодости вне закрепления определенного статуса. Об увеличении периода 25 Гурко Т.А. Трансформация брачно-семейных отношений // Россия: трансформирующееся общество / Под ред. В.А. Ядова. М.: КАНОНПРЕСС-Ц, 2001.С.272- 283; Чупров В.И., Зубок Ю.А., Уильямс К. Молодежь в обществе риска. М.: Наука, 2001.С.145.

Глава 1. Методологические вопросы изучения образовательных и профессиональных траекторий.

..

проживания молодости в промежуточном статусе говорят данные о студенчестве, ставшей в настоящее время массовой группой молодежи. По результатам обследования вторичной занятости студентов, большинство из них подрабатывают во время дневной учебы, причем дополнительное занятие имеют в равной степени как студенты из малообеспеченных, так и из состоятельных семей. Дело в том, что приоритетные мотивы занятости у них отличаются: первые прежде всего работают ради необходимости обеспечивать себе средства существования, а вторые — чаще ради установления контактов, налаживания связей, которые могут пригодиться при трудоустройстве в будущем26.

Разумеется, длительное обучение и профессиональная подготовка реализуют стремления молодежи обрести как можно более инвестиционно ценные для рынка труда дипломы и свидетельства. Вместе с тем это и сознательная политика государства, цель которой — удержать все большую часть молодых когорт в стенах учебных заведений и тем самым снизить давление ежегодных молодых пополнений на рынок труда, чреватый и без того молодежной безработицей.

Таким образом, период молодости все в большей степени становится периодом «откладывания», назначение которого — перенести на несколько последовательных этапов процесс «прилаживания», «подгонки» диспозиций и позиций, иначе говоря, социально-профессиональных ориентаций и реально обретаемого (относительно завершенного) занятия и статуса.

Это помогает на уровне общества сглаживать, микшировать конфликт между субъективными склонностями молодежи и объективными потребностями в профессиях и занятиях.

На эту тенденцию молодежь отвечает своими социальными и социально-психологическими стратегиями. Здесь возможно индивидуальное или коллективное сопротивление, когда молодые люди во что бы то ни стало ищут позицию, которая соответствовала бы их первоначальным социальным ориентациям. Это может происходить путем стратегии «ресколяризации» (возвращения к учебе): увеличивая свой образовательный капитал и/или переориентируясь на приКонстантиновский Д.Л., Чередниченко Г.А., Вознесенская Е.Д. Российский студент сегодня: учеба плюс работа. М.: ЦСП, 2002.С.38–39, 43–44.

1.2. Жизненный старт молодежи как социальная проблема оритетные на сегодняшнем рынке труда сектора, отрасли, профессии, молодой человек стремится достичь такого занятия и статуса, которые были бы лучше «подогнаны» к его первоначальным диспозициям или еще более амбициозно трансформированным ориентациям. И наоборот, молодые люди могут приспособить свои диспозиции, снизить свои ориентации до предлагаемых занятий и статусов, то есть, по сути, предпринять работу по развенчанию своих иллюзий:

последовательно интерьоризировать те реальные позиции (профессию, место работы, статус), которые предлагаются им в обмен за имеющиеся дипломы и которые поначалу казались им временными, промежуточными. То есть продолжительный период молодости уходит на то, чтобы привыкнуть к себе такому, каков ты реально есть.

Растягивание во времени жизненного пространства процесса выбора молодежью профессии и обретения статусов взрослого человека вынуждает обратиться к иным понятиям, более адекватно на сегодняшний день отражающим существо происходящих процессов.

Образовательная и профессиональная траектории

В методологическом плане обращение к концептам «образовательная и профессиональная траектории» вместо понятия «образовательно-профессиональное самоопределение»

вызвано трансформациями социальной практики. В пореформенное время в России сложилась новая модель получения образования и занятости молодежи в ходе ее жизненного старта. Традиционная модель перехода «учеба–работа»

уходит в прошлое. Она предполагала, по крайней мере, для большинства сверстников, дискретность процесса, последовательную смену учебной деятельности на трудовую, то есть такую ситуацию, когда индивид после получения общего или профессионального образования выходил на рынок труда «окончательно и навсегда», получал постоянную и полную занятость, а до этого момента не имел опыта трудовой и профессиональной деятельности. (Исключение составляла немногочисленная часть выпускников основной и полной средней школы, поступавших в профессиональные учебные Глава 1. Методологические вопросы изучения образовательных и профессиональных траекторий.

..

заведения не сразу по окончании школы, а спустя один-два года.) Образование в такой модели рассматривалось с точки зрения его «функциональности», мерой которой полагалось последующее трудоустройство; образование выступало ступенью и механизмом, «запускающим и направляющим»

успешное трудоустройство и развитие карьеры, и оно использовалось по принципу «образование на всю жизнь».

За последние 15–20 лет сложилась новая модель образовательного поведения и трудовой занятости молодежи в период начала самостоятельной жизни. В современных условиях происходит расширение инвестиций в человеческий капитал и образование: большая доля сверстников стремится получить полное среднее и высшее профессиональное образование, а также вскоре обращается к дополнительному обучению. Это, с одной стороны, отодвигает на более старший возраст получение рабочего места с постоянной и полной занятостью. С другой стороны, как уже отмечалось, все большее распространение получает феномен выхода на рынок труда и обретения первичного трудового опыта студенческой молодежью. Кроме того, все более широко распространяются различные формы нестандартной занятости — рабочие места непостоянной, временной, неполной занятости и т.п., позволяющие совмещать и/или чередовать учебу и работу.

Складывается ситуация, когда после окончания общего образования определенный — и часто достаточно большой — промежуток времени молодости посвящается не только первичному профессиональному образованию, но и дополнительным формам обучения как в структурах формального, так и неформального и информального образования. Этапы обучения и профессиональной деятельности теперь стали попеременно сменять друг друга или протекать параллельно. Молодежь, получая первоначальное образование и выходя на рынок труда, не только работает, но может периодически возвращаться к образовательной деятельности. Все реже молодой человек или девушка оканчивает одно (общее или профессиональное) учебное заведение и сразу приступает к работе. Сложился специфический рынок молодежных мест труда, включающий самые разные виды временной, краткосрочной, непостоянной, в режиме неполной занятости, не оформленной трудовыми отношениями работы, которую

1.2. Жизненный старт молодежи как социальная проблема можно совмещать с учебой. Таким трудом, который перемежается с обращением к формальному, неформальному и информальному образованию, занята все большая часть молодежи. Словом, у нас сложилась ситуация, аналогичная той, что уже продолжительное время наблюдается в странах Запада, где характерное для современной культуры пролонгирование периода молодости, связанное с попеременным обращением к образованию и труду, давно фиксируется социологами27.

Переход от образования к труду перестал быть дискретным процессом из двух этапов: получения определенного уровня образования и обретения на его основе социальнопрофессионального статуса. В сегодняшних условиях переход от образования к труду превратился в длительный процесс взаимосвязанного попеременного или параллельного получения и возобновления учебы и работы, обозначать который целесообразно в терминах образовательная и профессиональная траектории. Важным исходным принципом концепции такого перехода является принцип непрерывности этих траекторий. В методологическом плане подобная постановка проблематики исследования выводит на использование парадигмы непрерывного образования, в рамках которой в качестве операциональной модели анализа выделяется модель «образование в течение жизни»28.

Основной теоретической новацией современной парадигмы стало расширение понятия образования, в которое теперь включают все то, что имеет целью «изменить установки и модели поведения людей путем передачи им новых знаний, развития новых умений и навыков… Образование — это компонента в любом виде человеческой деятельности»29.

Серьезным преимуществом данной предельно расширительной трактовки образования является возможное включение 27 См.: Les jeunes et les autres. (Contributions des sciences de l’homme la question des jeunes, coordonnes par F. Proust). Paris, 1985; Galland O. Sociologie de la jeunesse. L’entre dans la vie. Paris: ArmandColin, 1991.

28 См. Телегина Г.В. «Образование в течение жизни»: институализация в европейском контексте и ее оценка // Непрерывное образование в политическом и экономическом контекстах / Отв. ред. Г.А. Ключарев. М.: ИС РАН,

2008. С. 16–37.

29 Воронина Т.П. Философские проблемы образования в информационном обществе. Автореф. дисс.... д-ра филос. наук. М., 1995. С. 29.

Глава 1. Методологические вопросы изучения образовательных и профессиональных траекторий.

..

в модель системы непрерывного образования одновременно формального, неформального и информального30.

Формальное и неформальное образование по большей части осуществляются в рамках действующих в обществе институтов: первое — в рамках образовательных учреждений, второе — в рамках различных курсов и кружков, ассоциаций и союзов, публично объявленных образовательных программ и т.п. (оно может иметь как профессиональную направленность, так и общекультурное значение и не ставить целью аттестацию учащихся). Информальное образование реализуется в крайне изменчивых формах, которые слабо проявляются в публичном пространстве и связаны с большим числом разнообразных процессов поиска и получения информации. Примерами могут служить самообразование, протекающее в самых различных формах (чтение литературы, пользование Интернетом, самообучение по учебникам и программам для повышения общего культурного уровня или получения специальных профессиональных знаний) либо предполагаемое в начале любой работы (как и в процессе ее исполнения) обучение и дообучение с учетом потребностей данной профессии и рынка труда. Все эти формы непрерывного образования рассматриваются как частные, конкретные проявления и характеристики образовательных траекторий молодежи. Подобное предельное расширение понятия сферы образования исходит из парадигмы информационного общества, когда любой активный поиск, получение, переработка и использование информации рассматриваются как образовательный процесс. Трактовка образования как взаимодействия формального, неформального и информального процессов, идущих как в рамках системы образования, так и вне её (и, в частности, на рабочем месте) лежит в рамках теории человеческого капитала, сформулированных на рубеже 1950–1960-х годов Т. Шульцем и Г. Беккером31.

30 См. подробнее: Непрерывное образование и потребность в нем / Отв.

ред. Г.А. Ключарев; ИКСИ РАН. М.: Наука, 2005. С. 9.

31 Беккер Г.С. Человеческое поведение: экономический подход. Избранные труды по экономической теории. М.: Изд. дом ГУВШЭ, 2003. С. 49–155;

Schultz, T. W. The Economic Value of Education. N.Y.: Columbia University Press, 1963; Investment in Human capital: the Role of Education and of Research. N.Y.,

1.2. Жизненный старт молодежи как социальная проблема

Человеческий капитал

Под человеческим капиталом понимается совокупность воплощенных в человеке экономически ценных ресурсов — знаний, навыков, мотиваций, способностей к восприятию и продуцированию новой информации — полученных им в процессе образования и практической деятельности32. Он формируется как накопленный результат образовательной деятельности в течение предшествующей жизни и неотчуждаем от его носителя (человека). Ряд исследователей определяют человеческий капитал как образовательный ресурс человека33, его образовательный (человеческий) потенциал34.

Теория человеческого капитала основана на экономических расчетах и закономерностях, выявленных эмпирически. Они свидетельствуют, что на протяжении ХХ века накопление интеллектуальных ресурсов общества опережало темпы накопления физического капитала, а повышение образовательного уровня работников приводило к абсолютному и относительному росту их доходов. Благодаря теории человеческого капитала вложения в человека стали рассматриваться как источник экономического роста, не менее важный, чем «обычные» капиталовложения. Эти идеи оказали серьезное воздействие на экономическую политику государств, на изменение отношения общества к вложениям в человека. В таких вложениях научились видеть инвестиции, обеспечивающие производственный, причем долговременный по своему характеру, эффект. Это обеспечило теоретическое обоснование для ускоренного развития системы образования и подготовки кадров во многих странах мира.

1971; G.S. Becker. Human Capital: A Theoretical and Empirical Analysis, with Special Reference to Education. N. Y: NationalBureauofEconomicResearch, 1964.

32 Подробно об истории и различных направлениях исследований в ракурсе теории человеческого капитала см.: Добрынин А.И., Дятлов С.А., Цыренова Е.Д. Человеческий капитал в транзитивной экономике: формирование, оценка, эффективность использования. СПб.: Наука, 1999. С. 7–56.

33 Геворкян Е.Н. Рынок образовательных ресурсов: аспекты модернизации. М.: Маркет ДС, 2005. С. 87–96.

34 Марцинкевич В. Инвестиции в человека: экономическая наука и российская экономика (Что скрывается за термином «человеческий капитал») // Мировая экономика и международные отношения. 2005. № 9. С. 32–39.

Глава 1. Методологические вопросы изучения образовательных и профессиональных траекторий.

..

Формирующийся человеком в результате инвестиций и накоплений определенный запас знаний, навыков, способностей, мотиваций целесообразно используется им в процессе труда, содействует росту его производительности и заработка, формирует способности участия в процессе производства.В теории человеческого капитала образование рассматривается не как потребительское, а как инвестиционное благо: индивид, включившись в образование, откладывает часть потребления на будущий период, поскольку полностью или частично тратит свою производительную способность — человеческий капитал — на наращивание ее самой. В каждый момент времени он выбирает, сколько ему учиться, то есть сколько инвестировать в человеческий капитал. Экономическим стимулом продолжения обучения выступает увеличение своей будущей производительной способности, что в принципе означает увеличение своих будущих заработков. Жертвуя сегодня потенциальным текущим заработком и отдавая предпочтение обучению, индивид планирует получать более высокие заработки в будущем. Таково его экономическое поведение независимо от того, платит он за образование или получает его «бесплатно». Данная теория, как и вся неолиберальная парадигма, в рамках которой эта теория развивается, возлагает всю ответственность за собственные жизненные успехи или неудачи на самого индивида.

Для целей последующего анализа образовательных и профессиональных траекторий молодежи важно учитывать, что в рамках теории человеческого капитала выделяются два типа образования (обретения знаний и навыков) — общее и специальное. Общий человеческий капитал (общие знания и навыки), производимый системой образования, может быть конвертирован между отраслями, между предприятиями и организациями, между рабочими местами.

Специальный человеческий капитал производится предприятиями (организациями), наделяющими работников специальными навыками и знаниями, которые зачастую не могут использоваться вне определенных рабочих мест.

Аналогичное различие, имеющее экономическую основу, существует между двумя формами обучения: с отрывом от производства (в школе, колледже, вузе) и без отрыва — на

1.2. Жизненный старт молодежи как социальная проблема рабочем месте. В первом случае все время учебного «труда», вся производительная способность индивида расходуется на накопление человеческого капитала. Во втором случае аккумулирование человеческого капитала осуществляется непосредственно в процессе трудовой деятельности (здесь также может складываться ситуация, когда часть рабочего времени уделяется приобретению знаний и навыков, а часть — собственно производительному труду). В эмпирических исследованиях количественными показателями объема накопленного человеческого капитала выступают в первом случае — число лет обучения с отрывом от производства в образовательных учреждениях, во втором — стаж работы, как количественный индикатор объема обучения на рабочем месте.

Теория человеческого капитала, предполагающая опору на парадигму непрерывного образования, на модель «образования в течение жизни», становится важнейшим методологическим инструментом изучения образовательных и профессиональных траекторий молодежи. С одной стороны, эти траектории тесно связаны, поскольку рекурсивно связаны рынок труда и система образования. Образование как процесс приобретения знаний и навыков (понимаемый как непрерывное накопление человеческого капитала) не заканчивается с получением формального диплома учебного заведения, а является неотъемлемой составной частью всей жизненной траектории. В частности, это означает, что между образовательной и профессиональной траекториями нет принципиальных разграничений: по мере развертывания жизненной траектории индивид неоднократно (либо регулярно) пересекает границу, которую можно считать условной, между областью образования и областью профессиональной деятельности. С другой стороны, будучи тесно связанными, образовательная и профессиональная траектории — это все же разнородные проявления перемещений в пространстве социальных позиций. Образовательная траектория может быть определена как получение ее субъектом формальных квалификаций, институционально подтвержденных компетенций, информально приобретенного опыта в виде знаний и навыков. При таком подходе она представлена как движение прежде всего от «уровня» к «уровГлава 1. Методологические вопросы изучения образовательных и профессиональных траекторий...

ню» образования, от диплома к диплому, от квалификации к квалификации, но и как формально не фиксируемое приращение и приумножение знаний и навыков. В то же время профессиональная траектория определяется с точки зрения перехода субъекта от одной позиции на рынке труда к другой, различающихся уровнем оплаты труда, престижностью профессии, социальным статусом профессии и пр. и оцениваемых в ракурсе карьерной успешности / неуспешности.

Итак, образовательная траектория может выступать в виде своего рода «инвестиций». Переход от одной стадии получения образования к другой может означать реализацию стратегии приобретения более ценного (в перспективе) образовательного ресурса или стратегии расширения набора квалификаций и навыков. Профессиональная траектория становится социальным полем применения данных ресурсов, а вернее, их конверсии в соответствующие позиции на рынке труда. В этой логике более оплачиваемая, престижная, высоко статусная позиция выступает как мера усилий, вложенных в получение образования.

Признавая, что представленная цепь развития социальных взаимосвязей возможна на практике, нельзя не оговориться, что в целом выстроенную связь «образовательная траектория» — «профессиональная карьера» следует понимать прежде всего как теоретическую и достаточно одностороннюю схему, упрощающую и расчленяющую в аналитических целях (на «инвестиции» и «отдачи») реальную взаимосвязь образовательной и профессиональной траекторий.

Эти траектории очень трудно разграничить, отделить друг от друга, поскольку их объединяет процесс кумуляции опыта в виде знаний, навыков, профессиональной и социальной деятельности. Получение образования, накопление человеческого капитала не могут быть сведены к средству достижения профессиональных позиций, поскольку они самоценны для индивида, для его личностного и социального развития. Путь в образовании и путь в профессии одинаково самоценны, а образовательная и профессиональная траектории оказываются рядоположенными как в ценностных ориентациях, так и в социальной практике индивида.

Одновременно следует учитывать, что в ходе анализа образовательных траекторий в операциональном плане мы

1.3. Образовательные и профессиональные траектории молодежи: исследовательские концепты будем вынуждены прибегать к оценке стартового общего или профессионального образования респондентов с точки зрения его «функциональности», мерой которой полагается последующее трудоустройство, занятие тех или иных социально-профессиональных позиций, получение того или иного размера вознаграждения за труд. Далее, последующие обращения субъекта в систему образования, которые могут быть инициированы профессиональной деятельностью и носить характер адаптации, развития профессиональных компетенций, повышения квалификации или переквалификации, овладения смежными специальностями, а могут являться реализацией личных стратегий повышения уровня образования и обучения новой профессии, также будут нами в операциональном плане анализироваться в логике функционального рассмотрения. Повторим, что это не более чем неизбежный аналитический прием. При этом изучение с позиций образовательной и профессиональной траекторий означает, что стартовое (или базовое) общее или профессиональное образование не рассматривается с точки зрения решающей образовательной ступени, направляющей всю последующую профессиональную траекторию молодежи. Эта функция в равной степени выполняется как стартовым образованием, так и разного рода формами непрерывного образования и дополнительного обучения.

1.3. Образовательные и профессиональные траектории молодежи: исследовательские концепты В последние годы у нас в стране обмечается растущий интерес социологов, экономистов, практиков системы образования к исследованию образовательных и профессиональных траекторий молодежи. Прежде чем представить обзор этих работ, уточним теоретические аспекты указанных понятий. Те социальные феномены и социальные процессы, которые обозначаются этими понятиями и которые охватывают продолжительный период перехода от школы к стабильным (относительно) профессиональным статусам и первым годам трудовой деятельности, имеют длительную Глава 1. Методологические вопросы изучения образовательных и профессиональных траекторий.

..

историю изучения как в нашей стране, так и за рубежом.

За этот период претерпели изменения сами исследуемые социальные явления и концепты, их обозначающие. Попытаемся очертить основной круг наиболее часто используемых понятий.

–  –  –

В ряде теоретических разработок подчеркивается, что концепты, связанные с логикой лонгитюдного присутствия молодежи в образовательной и профессиональной системах, прежде всего должны рассматриваться на общем фоне перехода к жизни взрослых. Он соотносится с рядом таких ключевых жизненных событий, как завершение школьного и профессионального образования, получение полной занятости, уход из жилища родителей, жизнь собственной семьей, появление первого ребенка.

М.Дж. Шенахен определяет эти события начала жизни взрослого человека понятием «маркеры переходности»

(transition markers)35. Они могут совершаться в линейной очередности (учеба, выход на рынок труда, начало супружества, появление ребенка), а могут и в реверсивной (рождение ребенка, возобновление учебы, начало супружеской жизни).

О. Галлан36 различает два аналитических среза, которые необходимо учитывать при исследовании процесса вступления во взрослую жизнь. Первый — публичный срез, то есть переход от системы образования к рынку труда, от завершения учебы к профессиональной интеграции; второй — частный (семейный, матримониальный), то есть переход от жизни с родителями к формированию супружеских отношений и собственной семьи.

35 Shanahan M.J. Pathway to adulthood in changing societies: Variability and mechanisms in life course perspective // Annual Review of Sociology. 2000. No 26.

P. 667–692.

36 Galland O. L’ ntre dans la vie adulte en France. Bilan et perspectives soe ciologiques // Sociologie et Socites. 1996. Vol. 28. No. 1. Р. 37–46; Sociologie de la jeunesse. 4e dition. Paris: Armand Colin, 2007.

1.3. Образовательные и профессиональные траектории молодежи: исследовательские концепты И хотя наш исследовательский интерес касается только первого среза, необходимо учитывать, что они взаимосвязаны и испытывают на себе влияние крупных исторических перемен. Так, в традиционном индустриальном обществе указанные пары событий совершались параллельно для большинства молодежи. С конца 1950-х годов эти события перестали совпадать. Мы присутствуем при постоянном удлинении сроков обучения, увеличении возраста прихода на рынок труда, возраста образования семьи у молодых когорт.

Повышение «порогов вступления» во взрослую жизнь оказывается двойным. «Прежде всего, — пишет О. Галлан, — пороги выхода из подросткового состояния более не соответствуют порогам входа во взрослый возраст.

Образуются промежуточные пространства смешанного назначения:

между пребыванием в стенах учебного заведения и работой, с одной стороны, между жизнью у родителей и формированием новой семейной пары, — с другой. Кроме того, более не являются синхронными профессиональные и семейные пороги: молодежь, вступившая в профессиональную жизнь, откладывает на несколько лет момент ухода из жилища родителей, а после этого в среднем еще более двух лет не начинает жить собственной семейной парой»37. Автор заключает, что молодость не может более рассматриваться как простое продолжение подростковости, а должна трактоваться как период жизни, промежуточный между подростковым и взрослым возрастом. Эта фаза «социализации, подготавливающей к исполнению ролей взрослых», характеризуется «экспериментированием, или определением собственной самости — статуса, конструируется благодаря социальному опыту, получаемому в процессе итераций, который состоит из попыток и ошибок и длится до тех пор, пока не будет достигнут удовлетворительный компромисс. Именно работа по такому конструированию характеризует сегодня появление фазы «отодвигания», или отсрочки»38.

Попытаемся очертить круг теоретических представлений, позволяющих адекватным образом моделировать 37 Galland O. L’entre dans la vie adulte en France. Bilan et perspectives sociologiques // Sociologie et Socites. 1996. Vol. 28. No. 1. Р. 41.

38 Idem. Р. 43.

Глава 1. Методологические вопросы изучения образовательных и профессиональных траекторий.

..

переходы между позициями в школьной системе и статусами взрослого человека. Для описания этих процессов английская социологическая традиция оперирует следующими понятиями: course (линия поведения), pathway (путь), learning career (образовательная карьера), life course (жизненный путь), school to work transition (переход от школы к труду), life transition (жизненные перемещения), trajectory (траектория)39. Еще бльшим количеством различных терминов располагает французская социология: ittineraire scolaire (школьный маршрут), cheminement (путь / прохождение), parcours (продвижение / пройденный путь), trajectoire (траектория), carriere (карьера), а также концепция transition (переход / преобразование), которая выводит на семантическое поле таких понятий, как passage (переход), bifurcation (разветвление), tournants (повороты), changement de phases (перемена этапов)40. Следует также иметь в виду термин 39 Giele J.Z., Elder G.H. Methods of life course research: Qualitative and quantitative approaches. N. Y.: Sage Publications, 1998; Lesley A., Krahn H. Youth pathways in articulated postsecondary systems // Enrolment and Completion Patterns of Urban Young Women and Men. 1999. Vol. 29. No. 1. P. 47–82; Bloomer M., Hodkinson P. Learning careers: Continuity and change in young people’s dispositions to learning // British Educational Research Journal. 2000. No. 26 (5). Р. 583–597;

Bhlmann F. The corrosion of career? Occupational trajectories of engineers and business economists in Switzerland. Lausanne: University of Lausanne, 2008;

Crockett L.J. Agency in the life course: Concepts and processes // Agency, motivation, and the life course. Lincoln: University of Nebraska Press, 2002. P. 1–29; Elder G.H. The life course // The encyclopedia of sociology. Rev. ed. N. Y: MacMillan, 2000; Shanahan M.J. Pathway to adulthood in changing societies: Variability and mechanisms in life course perspective // Annual Review of Sociology. 2000. No. 26.

P. 667–692.

40 Treanon J-R. Le concept de «carriere» // Revue Francaise de Sociologie. 1960.

No. 1. P. 73–80; Massot A. Cheminements scolaires de secondaire V l’universit // Revue canadienne de l’ducation. 1979. Vol. 4. No. 3. P. 22–41; Sylvain L., Laforceet L., Trottier C. avec la collaboration de Massotet A., Georgeault P. Les cheminements scolaires des francophones, des anglophones et des allophones du Qubec au cours des annes 1970. Qubec: Conseil de la langue Franaise, 1985; Passeron J.-C. Biographies, flux, itinraires, trajectoires // Revue Franaise de Sociologie. 1990. No.

31 (1). P. 3–22; Bessin M. Parcours de vie et temporalits biographiques: quelques lments de problmatique // Informations sociales. 2009. No. 156. P. 12–21; Cam P. La diversit des parcours: Les tudiants la croise des chemins //Les tudiants en France. Histoire et sociologie d’une nouvelle jeunesse. Rennes: Presses Universitaires de Rennes, 2009. Р. 307–330; Monchatre S. Ds carrires aux parcours … en passant par la competence // Sociologie du travail. 2007. No. 49. P. 514–530; Pollien

1.3. Образовательные и профессиональные траектории молодежи: исследовательские концепты scolarisation (сколаризация), который недостаточно адекватно переводится на русский язык словом «обучение», поскольку обозначает формальную характеристику прохождения индивидом инстанций образовательной системы.

Если в разговорном языке эти понятия часто употребляются в синонимическом ряду, то в теории, напротив, они лежат в основе различных подходов и моделей: с одной стороны, transition (переход/преобразование), с другой — pathway/trajectory, parcours/trajectoire (пути/траектории — по-английски и по-французски cоответственно).

Биографический подход

Концепты transition (переход/преобразование) прежде всего разрабатываются биографическим подходом. У.И. Томас и Ф. Знанецкий, изучавшие польских мигрантов в США, были пионерами этого метода, который, начиная с 1920-х годов, сложился вокруг Чикагской школы. Развивавшие в дальнейшем этот метод Э. Хьюз, А. Страусс и Б. Глезер (Вторая Чикагская школа)41 подчеркивали важность измерения «процессуальности» изучаемых феноменов. Г. Беккер при исследовании аутсайдеров уже вводит понятия переходов и карьер в своей работе, опубликованной в 1963 г.42.

Следует подчеркнуть, что представители Второй Чикагской школы (и этим они существенно отличаются от П. Бурдье и его последователей) в изучении биографий оставляют место для личного выбора субъекта. Их особо интересуют моменты бифуркаций, моменты принятия решений в определенных значимых точках жизни. Они используют биографиA. Faire une pause ou bifurquer? Essai d’une typologie des trajectoires de formation // Education et Socits. 2010. No. 26/2. P. 123–143; Zimmermann B. Ce que travailler veut dire, une sociologie des capacits et des parcours professionnels. Paris: Economica, 2011.

41 Hughes E.C. Le regard sociologique. Essais choisis // Textes rassembls et prsents par J.M. Chapoulie. Paris: EHESS, 1996; Strauss A. Professions, work, and careers. San Francisco: Sociology Press. 1971; Glaser B., Strauss A. Status passage.

Chicago: Aldine, 1971.

42 Becker H. Outsiders. Etudes de sociologie de la dviance. Paris: Mtaili, 1985.

Глава 1. Методологические вопросы изучения образовательных и профессиональных траекторий.



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 10 |
Похожие работы:

«Аннотация к рабочим программам по искусству (музыка) на 2016-2017 учебный год 1-4 классы (начальное общее образование) Рабочая программа по музыке для 1-4 классов составлена на основе Федерального государствен...»

«Программа дисциплины «Учение о биосфере» Автор: проф., д.г.н. Горшков С.П. Цель освоения дисциплины является формирование у студентов представлений об организованности биосферы как балансе между косной и живой природой и ее важности как непререкаемого предмета защиты при принятии любых...»

«„МОСКОВСКОЕ КНИГОИЗДАТЕЛЬСТВО. 1916, ; ПРАВДА СЕРДЦА. Л'Ьто 1914 года въ Ориь маленькой эстонской дерев^шкб на лишить берегу Финскаго залива, проходило прАяттао и спокойно. Въ начала л%та никто здЬсь и не думалъ о близости большой европейской (войны. Все время стояла прекрасная погода, ясная...»

«ISSN 2079-9446 НАУЧНЫЙ ИНТЕРНЕТ-ЖУРНАЛ ЭЛЕКТРОННОЕ ПЕРИОДИЧЕСКОЕ ИЗДАНИЕ www.erce.ru ерейти к содерж нию ISSN 2079-9446 www.erce.ru Ежемесячный научный интернет-журнал Зарегистрирован в Федеральной службе по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Свидетельство о ре...»

«I KO S O C E A N I A Лето 2015 IKOS INFINITE LIFESTYLE: Новое понимание роскошного отдыха в стиле «все включено» Курорты Ikos Resorts пересматривают классическую концепцию «все включено» и создают «Безмятежный Стиль Отдыха» (Infinite Lifestyle), предлагая совершенно новый уровень отдыха, где особое значени...»

«0711293 диплом ди плом (ИГ НМ\ (КГГМФИКЛЦИМ ГОСТ Г 1-Я степени ККГШЧР ГИ(1Л1 КЛ'ЮТЯЛ М Ю СРП ИЛИКЛЦНИ ГИГГГМ КЛЧЬ. ШЛ Ч.ЛМ1 -ФОНД* « в в е й * • * •—, * PUU:RIJ.«JUI.I3HW. ОТКРЫТОЕ АКЦИОНЕРНОЕ ОБЩЕСТВО О I'l ИФИКА! COO'I ill i • м ш и «г МЦЕНСКИЙ ЗАВОД ИМ rOHIIIMfl f H IIM-l...»

«ОБЩЕРОССИЙСКИЙ СОЮЗ ОБЩЕСТВЕННЫХ ОБЪЕДИНЕНИЙ АССОЦИАЦИЯ ОНКОЛОГОВ РОССИИ Клинические рекомендации по диагностике и лечению злокачественных опухолей поджелудочной железы Утверждено на Заседании прав...»

«Проект Курсы-по-1С.рф Дистанционный тренинг Полный курс по 1С:Бухгалтерии 8 (редакция 3.0) Часть 8: Лизинг основных средств и учет нематериальных активов Версия книги: 1.0.3 Бесплатное обновление материалов курса: www.Kursy-po-1C.ru/buh3-update Е. Гилев, Ф. Насипов...»

«Андрей Шадурский СЛАНЦЕВАЯ РЕВОЛЮЦИЯ И НОВЫЕ ПРАВИЛА ИГРЫ: ЕСТЬ ЛИ УГРОЗА РОССИЙСКИМ ЭНЕРГЕТИЧЕСКИМ ПОЗИЦИЯМ В ЕВРОПЕ? В настоящее время уже невозможно отрицать сам факт так называемой сланцевой революции. Критически оценив ее масштабы и проанали...»

«Зарегистрировано в Минюсте России 16 апреля 2012 г. N 23850 ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО ЛЕСНОГО ХОЗЯЙСТВА ПРИКАЗ от 5 декабря 2011 г. N 512 об утверждении правил заготовки и сбора недревесных лесных ресурсов В соответствии со статьей 32 Лесного кодекса Российской Федерации (Собрание законодательства Рос...»

«Открытое акционерное общество Уралкалий ИНН 5911029807 УТВЕРЖДЕН Советом директоров ОАО Уралкалий Протокол № 141 от 04.02.2005 Секретарь Совета директоров Д.В. Ярославцев _ (подпись) ЕЖЕКВАРТАЛЬНЫЙ ОТЧЕТ Открытого акционерного общества Уралкалий Код эмитента: -А за:...»

«А.В. Шмельков ГОРОДА КАК РЕГИОНАЛИЗИРОВАННЫЕ СОЦИАЛЬНЫЕ ПРАКТИКИ В статье предпринята попытка показать, что город представляет собой сообщество, локализованное в пространстве-времени, то есть что он обладает свойствами социальной системы. Статья не претендует на формирование новой социальной теории у...»

«ВЕСТНИК ТОМСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО УНИВЕРСИТЕТА 2011 Философия. Социология. Политология №4(16) УДК 1 (091) М.Н. Вольф ЭПИСТЕМИЧЕСКИЙ ПОИСК В ДИАЛОГЕ ПЛАТОНА «МЕНОН» Обсуждаются принципы обоснования эпистемического поиска...»

«ISSN 2222-0364 Вестник ОмГАУ № 2 (22) 2016 ВЕТЕРИНАРНЫЕ НАУКИ 8. Low-level laser (light) therapy (LLLT) in skin: 8. Low-level laser (light) therapy (LLLT) in skin: stimulating, healing, restoring / P. Avci et al. // Semin Custimulating, healing, restoring / P....»

«проекТы по ТочНоМУ ЗеМЛеДеЛиЮ в роССии. СоДерЖаНие Что Вы знаете о компании Агри 2.0? СКАНИРОВАНИЕ ПОЧВЫ VERIS Неоднородности поля как основа концепции точного земледелия.4 На какие параметры проводится сканирование? Калибровка карт...8 Зачем нужны карты Veris? НАВИГАЦИОННЫЕ GPS/GL...»

«УДК 621.039.332.4 ВЛИЯНИЕ ФЕРМЕНТАТИВНО-ПОЛИСАХАРИДНЫХ КОМПЛЕКСОВ НА ФРАКЦИОНИРОВАНИЕ ИММУНОСОДЕРЖАЩИХ БИОСИСТЕМ 1Родионова Н.С., 1Глаголева Л.Э., 1Ольховская Ж.В. ФГБОУ ВПО «Воронежский государственный университет инже...»

«2ШЗШШ 1ШПЦМЧ-ЫГ№91 5Ь1,Ы»ЦЛ1'Р ИЗВ Е С Т И Я АКАДЕМИИ НАУК А Р МЯ Н С К О Й ССР ^и»игш1|шЦш11 ({(ипшрдщССЬг № 12, 1957 Общественные наука КРИТИКА И БИБЛИОГРАФИЯ Революционный путь Сурена Спандаряна1 Изучение и освещение жизни и деятельности Сурена Спандаряна имеет не только научно-познавательное, но...»

«Acta Paediatrica, 2006: Suppl 450: 96-101 Связь между физическим ростом и развитием моторики в Стандартах Роста Ребёнка, разработанных ВОЗ ГРУППА ВОЗ ПО МНОГОФОКУСНОМУ ИССЛЕДОВАНИЮ ЭТАЛОНОВ РОСТА1, 2 Отдел питания, Всемирн...»

«Федеральное государственное учреждение «Научный центр акушерства, гинекологии и перинатологии имени академика РАМН В.И. Кулакова» Министерства здравоохранения и социального развития Российской Федерации Базовый протокол ведения родов Баев О.Р. Комиссарова Л.М. Пучко Т.К. Васил...»

«ТОЛЬКО ЦИФРЫ: БОЛЕЕ 150 МЛРД РУБЛЕЙ СОСТАВЯТ РАСХОДЫ БЮДЖЕТА САМАРСКОЙ ОБЛАСТИ В 2015 ГОДУ. Это один из самых крупных бюджетов в Приволжском федеральном округе – объемы нашей казны примерно равны объемам бюджета Татарстана, в три раза больше казны Удмуртии, чуть ли не в четыре раза больше, чем в Ульяновс...»

«Лучшее произведение номера октябрь Лучшее произведение номера. Октябрь 2016 Балада о командире Иосиф Брумин Правы бывалые моряки: «Как корабль назовешь, так он и поплывет». Торпедные катера не удостоились названий, у них четырехзначные номера и в обиходе их зовут по последней цифре: «е...»








 
2017 www.pdf.knigi-x.ru - «Бесплатная электронная библиотека - разные матриалы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.