WWW.PDF.KNIGI-X.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Разные материалы
 

Pages:   || 2 |

«Консерватизм, либерализм и радикализм в России в период подготовки крестьянской реформы 1861 года формирование в России либерализма как направления общественно-научной ^ысли и антикрепостнического ...»

-- [ Страница 1 ] --

Консерватизм, либерализм и радикализм в России

в период подготовки крестьянской реформы 1861 года

формирование в России либерализма как направления общественно-научной

^ысли и антикрепостнического движения, выражавших потребности перехода

страны на буржуазный путь развития, происходило в конце XVIII — первой по­

ловине XIX в. В 40—50-х годах сложились, хотя еще четко и не размежевались,

основные направления общественно-политической мысли: охранительно-крепостяйческое (консервативное), революционно-демократическое (радикальное) и ли­ берально-буржуазное (прагматически-умеренное).

Следует признать, что в советской историографии длительное время имели место, во-первых, всемерное выдвижение на первый план радикального направ­ ления общественной мысли и освободительного движения, во-вторых, недооцен­ ка либерализма, в-третьих, преувеличение степени различий и размежевания от­ дельных направлений и их внутренних течений. Указанные просчеты, прежде всего в оценке революционного направления, допускались и автором настоящей статьи.

Причиной отмеченных недостатков были как общее противопоставление роли в истории революций и реформ и интересов различных классов и социальных слоев, так и недостаточный учет специфики конкретных исторических ситуаций, в которых развивалась общественная мысль и протекало освободительное движе­ ние.

В России конца XVIII — первой половины XIX в. они были направлены на поиск путей и методов, с одной стороны, сохранения и укрепления крепостни­ чески-самодержавного строя, а с другой — на его ликвидацию.



Поэтому исход­ ным рубежом размежевания направлений общественной мысли и освободитель­ ного движения было отношение к крепостничеству. В этом плане отчетливо вы­ деляются два лагеря идейных и общественных направлений — консервативный и либерально-радикальный. Разумеется, в каждом из них были свои существенно отличные внутренние течения. Различия между этими течениями были связаны с решением вопроса о том, как сохранить старое или как перейти от старой сис­ темы социально-экономических отношений к новой системе, т.е. каковы должны быть содержание преобразований и методы их проведения. В этой связи нельзя стирать или вовсе игнорировать различия, например, между теми консерватораМи, которые стояли за сохранение крепостничества в неизменном виде, и теми, fro допускал возможность при сохранении сути этих отношений перехода к их более мягким формам. Точно так же имели место хорошо известные и раскрытые обширной литературе принципиальные различия между буржуазным либерализ­ мом и революционным демократизмом. Но их единство в указанной первооснове Приводило к совпадению позиций по ряду вопросов, что делало границы между Либерализмом и радикализмом по ряду аспектов размытыми. Были свои различия И среди либералов, и среди революционных демократов.

Указанные нерасчлененность и неоднозначность явлений исторической реаль­ ности должны учитываться исследователями при их анализе и оценке. Последние

•е должны быть одномерными и прямолинейными. Это относится не только к событиям идейной жизни и общественного движения и не только к эпохе паде­ ния крепостничества. Например, представляются преувеличенными или просто неубедительными не только упреки в адрес Герцена за либеральные колебания, но и умеренных представителей декабризма за неприятие или отход от радикаль­ ных позиций, славянофилов за сходство ряда их идей с охранительной идеоло­ гией и т.д.

Нужен корректив и в утвердившуюся оценку расстановки социальных и об­ щественно-политических сил в эпоху отмены крепостного права.





Как известно, В.И. Ленин, исходя из того, что буржуазное аграрное развитие могло протекать при ведущей роли в этом процессе либо помещичьего (буржуазно-консерватив­ ный, «прусский» путь), либо крестьянского хозяйства (буржуазно-демократичес­ кий, «американский» путь), выделял в эпоху ликвидации крепостничества два ла­ геря борющихся социальных и общественно-политических сил — помещичье-буржуазный и крестьянско-демократический.

С позиций ретроспективного подхода (а постановка вопроса о путях буржу­ азной аграрной эволюции относится к началу XX в.) выделение двух указанных лагерей общественно-политических сил является правомерным. Здесь учитывает­ ся исторический результат, т.е. объективные итоги борьбы за те или иные условия и методы ликвидации крепостничества. Но ведь сами участники этой борьбы могли и не знать того, к каким историческим результатам приведет их деятель­ ность. Ведь одним из проявлений объективного хода исторического развития яв­ ляется то, что результат той или иной деятельности может не совпадать с теми целями, которых стремились достигнуть ее участники. Более того, этот результат может быть таким, которого никто не ожидал и к которому никто не стремился.

Поэтому перед исследователем стоит двоякая задача при анализе и оценке об­ щественных явлений и исторических деятелей. С одной стороны, следует исхо­ дить из учета изучаемой исторической реальности и судить о ней (в том числе и выделяя направления этой деятельности и выясняя линии размежевания общест­ венных сил) не по тому, в какой мере современники предвидели будущее или чего они не сделали в плане последующего развития, а по тому, что они дали нового, содействующего прогрессу сравнительно со своими предшественниками и современниками. Короче говоря, историк должен прежде всего рассмотреть изу­ чаемые явления в контексте соответствующей исторической эпохи, на уровне ее понимания современниками. Это будет реально-исторический подход.

С другой стороны, правомерен взгляд на события и лица в ретроспективноисторическом плане с учетом хода последующего исторического развития. Такой подход будет углублять понимание объективной сути изучаемых явлений. Они будут познаваться на уровне сущности более высокого порядка, и результаты по­ добного анализа, естественно, могут не совпадать с выводами первичного поряд­ ка. Конкретным проявлением такого несовпадения и является указанное различие в выделении направлений общественной мысли и общественного движения в эпоху отмены крепостного права.

Таким образом, необходимо единство двух подходов. Ни один из них не дол­ жен абсолютизироваться. Применительно к консерватизму, радикализму и либе­ рализму эпохи падения крепостного права в советской историографии длительное время имела место абсолютизация одного из них. Это и вынуждает в данном слу­ чае столь подробно говорить о в общем-то хорошо известном принципе истори­ ческих исследований.

Важное значение при изучении общественно-идейных и практически-полити­ ческих течений (включая и специфику размежевания консерватизма, радикализма и либерализма в период подготовки крестьянской реформы 1861 г.) имеет также, как представляется, учет еще двух теоретико-методологических моментов.

Один из них связан с необходимостью выделения в сложнейших процессах идейно-общественной жизни и социально-политической борьбы разных целевых уровней или этапов. Первый состоит в выработке совокупности идей, выражаюших тот или иной взгляд а те или иные явления и проблемы общественной жизни. Этим занимается обычно очень узкий круг идеологов, теоретиков. Собст­ венно идейная сфера общественной жизни при ее любом содержательном харак­ тере не оказывает сама по себе воздействия на общий ход исторического разви­ тия. Она лишь отражает «мыслительный» уровень общества, что, разумеется, яв­ ляется его важнейшей характеристикой и показателем его интеллектуального по­ тенциала. Но этот потенциал может быть использован в том или ином приклад­ ном аспекте, но может остаться и невостребованным.

Идеи обретают практическую значимость лишь тогда, когда они становятся основой общественного движения, т.е. тогда, когда образуется определенный круг людей, которые ставят своей задачей претворить эти идеи в жизнь и для этого в определенных организационных формах (кружки, общества, партии) ведут работу по их распространению и привлечению сторонников. Это — второй уровень или этап идейно-общественной жизни. Успех общественного движения зависит от его размаха. Оно может быть широким и узким. Это определяется социальной мас­ штабностью и значимостью предлагаемых для реализации идей, привлекательнос­ тью в плане удовлетворения определенных социальных потребностей и интересов й, наконец, ясностью поставленных задач и ожидаемых результатов. Идеи, овла­ девшие широкими массами людей, как известно, превращаются в материальную силу. Но при самом широком развитии общественного движения того или иного рода оно лишь выражает потребность в решении тех или иных задач, предлагает программы и методы соответствующих преобразований.

В общественном движении, как и в идейной сфере, ведущую роль играют ли­ деры.

Наконец, особой сферой является сама практика общественных преобразова­ ний, проводимых на основе тех или иных идей и опирающаяся на те или иные социальные и общественные силы. Здесь решающая роль принадлежит государ­ ству, и прежде всего его верховному руководству. В России с ее самодержавным строем определяющее значение имела позиция императора. В этих условиях воз­ можности практической реализации программ преобразований, выдвигаемых теми или иными течениями общественной мысли и общественного движения, во многом зависели от того, насколько их лидерам удавалось выйти в высшие пра­ вящие сферы и на самого императора и убедить их в необходимости предлагае­ мых преобразований.

Короче говоря, при изучении общественной мысли и общественного движе­ ния и проводимых на их основе преобразований следует учитывать меру вклада и исторической ответственности идеологов, общественных деятелей и политиков.

Второй методологический момент касается принципов оценки идей, общест­ венных движений и политики государства эпохи падения крепостничества в Рос­ сии. Чаще всего историки исходят здесь из их радикальности или последующей исторической оправданности. Что же касается того, в какой мере они адекватно учитывали суть исторической реальности, обоснованно выбирали заключенные в ней объективные альтернативные возможности и вырабатывали оптимальные пути и методы решения поставленных задач, то этому не уделяется должного вни­ мания.

Безусловно, что люди сами делают свою историю. Но они не могут делать ее, как им вздумается, ибо они действуют при обстоятельствах, созданных не ими, а данных им и перешедших из прошлого. Любое историческое поколение может радикально изменить ход общественно-исторического развития. Но действовать оно может лишь на основе полученного исторического наследия. И деятельность эта будет тем эффективнее, чем адекватнее будет воспринята историческая реаль­ ность и чем в большей мере будет использовано это наследие как материальное, так и духовное. И стремление сохранить из существующего отжившее или малоИ. Д. Ковальчснко эффективное, пусть даже путем того или иного его подновления, и отказ от всего и вся из прошлого, и попытки создать все заново — в конечном счете в той или иной мере отрицательно сказываются на общественном прогрессе и в плане за­ держки его темпов, и в аспекте социального размаха приносимых им благ. Выс­ шей целью прогресса, говоря словами известного русского народника Петра Лав­ рова, является безостановочное совершенствование личности (а потому и обще­ ства) в физическом, умственном и нравственном отношении. Прогресс — это многообразие, это органическое сочетание всего рационального из старого и ре­ ально достижимого из нового. Все отмеченное необходимо учитывать при изуче­ нии и оценке и идей, и общественных движений, и политики.

Отмене крепостного права в России посвящена огромная отечественная и за­ рубежная литература1. В ней в большей или меньшей степени освещены самые различные аспекты подготовки и проведения крестьянской реформы 1861 г., в том числе и проблемы консерватизма, радикализма и либерализма. В краткой статье нет возможности даже сжато изложить полученные исследователями ре­ зультаты. Поэтому остановимся лишь на одном моменте. Он касается того, в какой мере идеологи, общественные деятели и политики (прежде всего высший эшелон власти во главе с императором) адекватно воспринимали наиболее суще­ ственные черты сложившейся исторической ситуации и находили оптимальные варианты ликвидации крепостнических отношений. Кстати, именно эти вопросы в наименьшей степени изучены исследователями.

*** К середине XIX в. кризис феодально-крепостнической системы в России до­ стиг своей кульминационной стадии2. Суть этого кризиса состояла в том, что воз­ можности социально-экономического прогресса на базе крепостнических отно­ шений были исчерпаны. Конкретно это проявлялось в застое и даже снижении уровня сельскохозяйственного производства, ухудшении состояния крестьянского и помещичьего хозяйства и положения крестьян. С другой стороны, ограничива­ лось и сковывалось прогрессирующее развитие народного хозяйства на основе то­ варного производства и буржуазных отношений. Таким образом, отчетливо про­ являлась объективная социально-экономическая потребность ликвидации кре­ постнических отношений.

Исторической особенностью России было не только то, что в ней господство­ вали самые суровые формы феодальных отношений и их ликвидация задержалась сравнительно с другими странами Европы. Само по себе это стимулировало от­ мену крепостного права. Сложность этого процесса усугублялась наличием в аг­ рарном строе страны ряда других специфических черт.

Важнейшее значение имело то обстоятельство, что из двух форм организации сельскохозяйственного производства в феодальную эпоху, а именно мелкого крес­ тьянского и крупного помещичьего хозяйства, ведущая роль принадлежала хозяй­ ству крестьянскому.

В 50-х годах XIX в. на долю крестьян приходилось около че­ тырех пятых (78,1%) всех посевов. В товарном производстве зерна роль помещи­ ков и крестьян была примерно равной (помещики давали чуть больше). Лишь в западных районах страны (Прибалтика, Литва, Западная Белоруссия и Правобе­ режная Украина) ведущую роль играло помещичье хозяйство. Основной причи­ ной указанного положения было широкое распространение в России системы гоИз новейших работ она наиболее обстоятельно охарактеризована в монографии Л.Г. Захаровой «Самодержавие и отмена крепостного права в России. 1856—1861» (М.,

1984. Введение).

См.: Ковальченко И.Д. Русское крепостное крестьянство в первой половине XIX в.

М., 1967. Заключение.

сударственного феодализма. Накануне отмены крепостного права государствен­ ные крестьяне составляли половину крестьянского населения. Северные и вос­ точные окраины Европейской России й Сибирь фактически не имели крепост­ ного помещичьего хозяйства. В итоге в России объективно-экономически мелкое крестьянское хозяйство представляло значительно более широкую основу для перехода от крепостнических к товарно-буржуазным отношениям, чем крупное помещичье хозяйство. Разумеется, это не могло остаться не замеченным для наи­ более проницательных современников.

Другой существенной отличительной чертой был общинный строй деревни.

Уравнительно-передельная община с круговой порукой была распространена во всех районах, кроме указанных западных. Длительность существования и важная роль общины в деревне были обусловлены, как убедительно показано в новейших работах Л.В. Милова1, прежде всего неблагоприятными природно-климатически­ ми условиями на большей части территории страны.

Говоря о крестьянской общине, следует иметь в виду, что ее роль не своди­ лась к уравнительным земельным переделам (на основе учета трудовых ресурсов семьи и качества земельных угодий), круговой поруке и общей ответственности за деяния крестьянского мира, хотя все это имело важнейшее значение. Общи­ на — это жизненный уклад деревни, это — система, проявление и влияние ко­ торой выходило далеко за пределы собственно деревни. С общинным строем было тесно связано и помещичье хозяйство, и интересы помещика, и политика государства. К сожалению, в советской историографии длительное время не уде­ лялось должного внимания всестороннему изучению крестьянской общины, хотя досоветская историография оставила по этому сюжету большое научное наследие.

Лишь в последнее время интерес к истории крестьянской общины в России зна­ чительно возрос.

Отметим в данном случае лишь один аспект, связанный с воздействием об­ щинного строя на аграрное развитие страны, ибо он играл важную роль в про­ цессе подготовки крестьянской реформы 1861 г. Речь идет о том, что уравнитель­ ное общинное землепользование, хотя никоим образом не создавало и не могло создать в деревне никакого социального равенства и справедливости, тем ни менее тормозило процесс расслоения крестьян вообще и особенно выделения слоя разорившихся, т.е. не имеющих собственного хозяйства крестьян. Поскольку все крестьяне имели право получить земельный надел и получали его, постольку, во-первых, существовала основополагающая возможность для ведения хозяйства.

И, во-вторых, в условиях круговой поруки община была заинтересована в том, чтобы все входившие в ее состав хозяйства были способны выполнять возлагае­ мые на нее повинности. Основным же условием этого было наличие хозяйства.

В этом были заинтересованы и помещики, и государство, получавшее ренту и другие повинности с подведомственных ему крестьян. Отсюда система разнооб­ разных мер по предотвращению разорения обедневших крестьян. Сюда входили разного рода ссуды, отсрочки и снижение повинностей, слияние маломощных дворов, подселение обедневших крестьян в более состоятельные дворы, установ­ ление надзора и опеки и т.д. Дело доходило до обработки наделов беднейших крестьян барщиной.

Результатом всего этого было то, что слой не ведущих своего хозяйства крес­ тьян в районах общинного землепользования был значительно меньше, чем в районах с подворным распоряжением землей. Это, в свою очередь, приводило к тому, что помещики, эксплуатировавшие крестьян на барщине, вели свое хозяй­ ство, используя не только труд, но и инвентарь, и рабочий скот крестьян. Тем Милов Л.В. Природно-климатический фактор и особенности российского историчес­ кого процесса // Вопросы истории. 1992. № 4—5.

15* самым у помещика не оыло нужды создавать сооственную производственно-тех­ ническую базу и не накапливался опыт ведения хозяйства путем эксплуатации на барщине крепостных крестьян, лишенных средств производства, что имело место в западных районах страны.

Короче говоря, общинная система была «повинна» в том, что большинство помещиков пришли к крестьянской реформе, не будучи в целом готовыми к ве­ дению самостоятельного, отделенного от крестьянского хозяйства. Очевидно, что это, как и вообще проблема общины, не могло не оказывать воздействия на по­ зицию и помещиков, и выражавших их интересы идеологов, общественных дея­ телей и политиков.

Таковы наиболее существенные моменты исторической ситуации, которые не­ сомненно должны были сказаться в воззрениях и деятельности консерваторов, ра­ дикалов и либералов в период отмены крепостного права. Посмотрим теперь, как обстояло дело в действительности.

* * * Прежде чем переходить к рассмотрению позиций консерваторов, радикалов и либералов в период подготовки крестьянской реформы, напомним основные этапы этой подготовки. Это позволит яснее представить расстановку и роль в этом процессе как общественных сил, так и политики государственных верхов.

Непосредственным фактором, вынудившим императора и правящую бюрократию приступить к подготовке реформы, было, как известно, поражение России в Крымской войне.

3 января 1857 г. был создан по аналогии с неоднократно учреждавшимися при Николае I Секретный комитет «для обсуждения мер по устройству быта помещи­ чьих крестьян» во главе с императором. В его состав вошли крупные сановники, в большинстве своем противники отмены крепостного права. Деятельность Ко­ митета, в сущности, была направлена на то, чтобы похоронить вопрос о крепост­ ном праве в бесплодных обсуждениях, как это делалось прежде.

Фактически в обход Комитета Александр II договорился с виленским генералгубернатором Назимовым о том, чтобы дворянство подчиненных ему губерний (Виленская, Ковенская, Гродненская) выступило «с просьбой» (под угрозой вве­ дения стеснительных для помещиков инвентарных правил) о разрешении присту­ пить к подготовке отмены крепостного права. 20 ноября 1857 г. императором был издан рескрипт Назимову, позволяющий учредить в каждой из губерний комитет для составления проектов «об устройстве и улучшении быта помещичьих крес­ тьян». Это был шаг вперед, ибо ставилась задача подготовки проектов, направ­ ленных на улучшение положения крестьян, а не просто обсуждение мер по уст­ ройству быта крестьян, как в Секретном комитете.

В рескрипте излагалась программа реформы. Она сводилась к следующему.

Крестьяне получали личную свободу. Помещикам сохранялось право собствен­ ности на землю имений. Крестьянам оставлялись одни усадьбы, которые они могли выкупить в собственность. Кроме того, помещики предоставляли в поль­ зование крестьянам часть своих земель за выплату оброка или отбывание барщи­ ны. Помещики сохраняли всю полноту власти над крестьянами. Таким образом, программа была ориентирована не на устранение системы феодально-крепостни­ ческих отношений, а лишь на их смягчение. При этом предусматривалось, что и этот переход на более легкие формы феодальных отношений должен происходить постепенно. Намечался переходный период сроком до 12 лет.

См.: Материалы для истории упразднения крепостного состояния помещичьих крес­ тьян в России в царствование императора Александра II. Берлин, 1980. Ч. 1. С. 140—141.

Копию рескрипта Назимову разослали всем губернаторам. Тем самым прави­ тельство подталкивало дворянство к открытию комитетов в других губерниях. Со­ ответствующие просьбы поступили из всех губерний и в 1858 г. началась их де­ ятельность. 8 января 1858 г. Секретный комитет по выработке проектов крестьян­ ской реформы был преобразован в Главный комитет по крестьянскому делу.

В декабре 1858 г. правительство, опасаясь возросшего недовольства крестьян и под воздействием общественного мнения, выдвинуло новую программу крес­ тьянской реформы. По ней крестьяне получали не только личную свободу и усадьбу, но и земельный надел, который они могли выкупить в собственность при содействии правительства. В административном отношении крестьяне обра­ зуют сельские общества с выборным мирским управлением, с которым должен иметь дело помещик. Предусматривалась также регламентация срочно-обязанных отношений (т.е. переходного периода).

Итак, от программы смягчения феодально-крепостнических отношений само­ державие взяло курс на их подрыв. Главное здесь состояло в том, что личное ос­ вобождение крестьян с землей с правом выкупа ее в собственность открывало путь к утверждению крестьянского хозяйства как самостоятельной, т.е. отделен­ ной от феодального поместья, формы общественного производства. Напомним в этой связи, что после крестьянской реформы 1861 г. право выкупа в собствен­ ность своих земельных наделов получили и государственные крестьяне (а также удельные и горнозаводские).

Для рассмотрения проектов, поступивших из губерний, и составления общего проекта крестьянской реформы были образованы Редакционные комиссии1.

Именно Редакционная комиссия разрабатывала проект на вновь выдвинутых ос­ нованиях. После его обсуждения представителями губернских комитетов, приез­ жавшими в Петербург, и внесения изменений окончательный проект в октябре 1860 г. был передан в Главный комитет, где обсуждался до середины января 1861 г. Затем проходило его обсуждение в Государственном совете (высший со­ вещательный орган при императоре) и 19 февраля 1861 г. Положение и Манифест об отмене крепостного права в России были подписаны Александром II.

Такова внешняя канва подготовки реформы. Теперь о непосредственной роли в освободительном процессе идеологов, общественных деятелей и политиков.

Начнем с консервативного лагеря. Его представители не только в лице основ­ ной массы дворянства, что вполне понятно, но и большинства идеологов и чи­ новников, стояли на позициях сохранения всего в неизменном виде. Так, напри­ мер, выражая указанную позицию, тамбовский помещик Бланк утверждал на страницах органа Вольного экономического общества, «что патриархальный се­ мейный союз (помещиков и крестьян. — И.К.), бессмысленно осуждаем только эгоистами, желающими избавиться от священных обязательств, которые они имеют относительно рабочего класса (т.е. крепостных крестьян. — И.К.), или людьми, не имеющими поземельной собственности, или пренебрегающими ею».

А член Секретного комитета М.Н. Муравьев говорил предводителям дворянства, что вопрос об освобождении крестьян «выдумали люди, не имеющие недвижимой собственности: ученые, теоретики, поповичи». Подобную позицию нельзя, как это обычно делается исследователями, представлять только как узкосословный эгоизм крепостников. Здесь отражается сформулированное столетиями искреннее убеждение, составляющее важнейшую черту менталитета помещиков, в том, что именно дворянство как основа государственного строя обеспечивает нормальное Предполагалось образовать две Редакционные комиссии, но фактически работала одна, сохранившая наименование во множественном числе.

Труды ВЭО. 1856. Т. II. С. 124.

Русская старина. 1881. № 2. С. 243.

функционирование и жизни деревни, и жизни всего общественного организма.

Так это было на самом деле в феодальную эпоху.

Понятно, что господство указанных представителей обусловило отрицательное отношение крепостников даже к программе крестьянской реформы, предложен­ ной рескриптами. Так, из помещиков 13 центральных губерний менее одной трети (12 590 человек из 45 811) подписали согласие на улучшение быта своих крестьян по программе рескриптов1. Еще большее неудовлетворение вызвала про­ грамма Редакционных комиссий. В центр и на имя Александра II хлынула волна протестов, в которых, говоря словами камергера М. Безобразова, выдвигались требования «обуздать Министерство внутренних дел (которое руководило подго­ товкой реформы. — И.К.) и Редакционную комиссию в их самовольных действи­ ях»2.

В целом указанную позицию можно оценить как консервативно-реакционный утопизм, ибо ход исторического развития обусловливал неизбежность упраздне­ ния крепостничества.

Было в консервативном лагере и другое течение, представители которого вы­ нуждены были признать неизбежность реформ. Наиболее яркой фигурой среди них был М.П. Погодин. Сын бывшего крепостного крестьянина, выкупившегося на волю, он в 30—40-х годах возглавлял кафедру русской истории в Московском университете. Это был один из наиболее ревностных защитников и проповедни­ ков теории официальной народности, провозглашавшей незыблемость феодальнокрепостнического строя, основы которого усматривались в православии, самодер­ жавии и народности. Неудачный ход Крымской войны подтолкнул Погодина к критическому взгляду на этот строй. В серии историко-политических писем, ши­ роко распространявшихся в рукописях, Погодин отмечал бедственное положение народа и подверг острой критике господствовавшую в России неурядицу в хозяй­ ственной жизни, в управлении страной, в состоянии образования и культуры и т.д. Отвергая возможность в России революции, он опасался взрыва народного недовольства. В одном из писем он заявлял: «Мирабо для нас не страшен, но для нас страшен Емелька Пугачев, Ледрю Роллен со всеми коммунистами не найдут у нас себе приверженцев, а перед Никитой Пустосвятом разинет рот любая де­ ревня. На сторону Мадзини не переметнется никто, а Стенька Разин лишь клик­ ни клич! Вот где кроется наша революция, вот откуда грозят нам опасности, вот с какой стороны стена наша представляет проломы». Погодин призывал нового императора Александра II взять на себя освободительную миссию.

Резкой критике существовавшую систему государственного управления под­ верг в записке «Дума русского» (1855 г.) ПА. Валуев, крупный сановник, пред­ ставитель старинного дворянского рода.

Его итоговая оценка, получившая широ­ кую известность, в том числе и в придворных кругах, была выражена словами:

«Сверху блеск, внизу гниль»4. Все надежды на преобразования Валуев связывал с Богом и новым императором.

Ни Погодин, ни Валуев не предлагали конкретной программы по крестьян­ скому вопросу. Такую программу выдвинул полтавский помещик М.П. Позен, на­ писавший несколько записок (1855—1856 гг.) Александру II. Подчеркивая недо­ вольство крестьян крепостным правом, Позен предлагал предоставлять им лич­ ную свободу за выкуп при согласии на это помещиков. Что же касается земли, Журнал землевладельцев. 1858. Т. III. Раздел VII. С. 43.

Семенов Н. Освобождение крестьян в царствование императора Александра II. Т. II.

СПб., 1889. С. 949.

Погодин М. Историко-политические письма и записки в продолжение Крымской войны 1853-1856 гг. М, 1874. С. 174.

Русская старина. 1891. № 5. С. 354.

то крестьяне могли купить ее при согласии помещика в соответствии с ранее из­ данными указами о вольных хлебопашцах и обязанных крестьянах. Правительство могло содействовать этому путем выдачи крестьянам кредита1. Следовательно, все сводилось лишь к частичным изменениям при согласии на то помещиков.

Итак, даже наиболее трезвомыслящие представители консервативного лагеря, понимавшие необходимость перемен, не шли дальше призывов к ним и допуска­ ли, прежде всего под страхом взрыва массового неповиновения крестьян, лишь частичные изменения в системе крепостнических отношений.

Основное значение подобных выступлений состояло в том, что они подтал­ кивали правящую верхушку и прежде всего императора к каким-то практическим действиям. А такое подталкивание, и именно из консервативного лагеря, было необходимо, ибо придворные круги и Александр II в начале своего царствования не имели определенной позиции в крестьянском вопросе. Это признал в своем выступлении 30 марта 1856 г. перед московским дворянством Александр II. Он сказал: «Слухи носятся, что я хочу дать свободу крестьянам; это несправедли­ во, — и вы можете это сказать всем направо и налево; но чувство враждебное между крестьянами и помещиками, к несчастью, существует, и от этого было уже несколько случаев неповиновения к помещикам. Я убежден, что рано или поздно мы должны к этому прийти. Я думаю, что вы одного мнения со мной, следова­ тельно, гораздо лучше, чтобы это произошло свыше, нежели снизу»2.

В сущности, эта позиция и была выражена в программе, выдвинутой в рес­ криптах. Поскольку ждать больше нельзя, постольку крестьянам предоставляется личная свобода и усадьба за выкуп. Но поскольку помещики стеной стоят за со­ хранение старой системы хозяйствования, постольку крестьянин, как и прежде, может пользоваться землей лишь за барщину или оброк при полном сохранении власти помещика над ним.

Но существовал и набирал все большую силу и расширял свое воздействие на правящую верхушку и императора и их политику лагерь сторонников упраздне­ ния не только крепостного права, но и самой системы феодально-крепостни­ ческих отношений. Ведущую роль здесь играло либеральное направление об­ щественной мысли и общественного движения. Его представители выразили свою позицию во множестве записок и проектов, появившихся после Крымской войны и распространявшихся в обществе и правящих кругах. Отметим наибо­ лее видные из них.

В конце 1855 г. стала распространяться «Записка об освобождении крестьян в России» либерала-западника профессора К.Д. Кавелина, специально изучавшего крестьянский вопрос. В 1857 г. она была опубликована в издававшемся А.И. Гер­ ценом за рубежом сборнике «Голоса из России», а в 1858 г. — в «Современнике».

Кавелин выступает как решительный противник крепостнических отношений.

Они — «гордиев узел, к которому сводятся все наши общественные язвы». При этом на первый план выдвигается тормозящая роль крепостнических отношений в народном хозяйстве страны, прежде всего в сельскохозяйственном производст­ ве. Кавелин утверждал, что «частная поземельная собственность и существование рядом с малыми и больших хозяйств суть совершенно необходимые условия про­ цветания сельской промышленности».

Кавелин отвергал доводы противников отмены крепостного права, считавших, что именно помещичье хозяйство обеспечивает страну хлебом. Он писал, что «и теперь крестьяне крепостные и некрепостные поставляют на рынки огромные См.: Захарова Л.Г. Самодержавие и отмена крепостного права в России. 1856—1861.

М, 1984. С. 29-31.

Голос минувшего. 1916. № 5—6. С. 393.

Кавелин К.Д. Сочинения. Т. II. СПб., 1898. С. 34.

массы хлеба и их хлеб нередко бывает даже лучшего качества, чем помещичий»1.

Кавелин указывал, что после отмены крепостного права интересы помещиков будут обеспечены тем, что «владение значительной поземельной собственностью выступит еще более на первый план и станет главным характеристическим отли­ чием дворянства»2.

Эти принципиальные положения свидетельствуют о глубоком знании истори­ ческой реальности и понимании того, что не только крупное помещичье, но и мелкое крестьянское хозяйство, свободное от крепостнических пут, может быть эффективной формой экономического прогресса, а сам этот прогресс будет наи­ более успешным при сочетании различных форм производства.

Много внимания уделял Кавелин и раскрытию социальной опасности сохра­ нения крепостничества. Если крепостное право, указывал он, «останется в тепе­ решнем своем виде, то несколько десятков лет позднее оно взорвет на воздух все государство»3.

Указанная оценка исторической ситуации определяла и программу отмены крепостного права. Крестьяне должны получить свободу со всем принадлежащим им имуществом и с землей, которой они пользовались. Помещик получает воз­ награждение за землю и личность крестьянина, ибо крепостные — такая же их собственность, как и земля.

Крепостные отношения должны быть отменены путем постепенных реформ сверху, ибо «мирные...успехи везде вернее и прочнее развития сомнительным и тяжким путем переворотов и смертельных опытов»4.

Кавелин выступал прежде всего как теоретик. Но аналогичные позиции зани­ мали и известные либералы, которые были и крупными помещиками. Так, сла­ вянофил А.И. Кошелев, еще в 40-х годах доказывавший необходимость отмены крепостного права, в середине 50-х годах составил записку «О необходимости уничтожения крепостного состояния в России». Эта необходимость усматривалась прежде всего в том, что крепостной труд является препятствием к усовершенст­ вованию сельского хозяйства и развитию промышленности. Далее, подчеркивая растущее недовольство крестьян, Кошелев писал: «Боже сохрани, если явится какой-нибудь Пугачев: кровь польется рекою; не только люди более образован­ ные, но и само правительство не будет в состоянии себя защитить ни войсками, ни крепостями»5.

Кошелев выступал за немедленное и повсеместное освобождение крестьян с принадлежащими им наделами, «ибо лишение крестьян постоянной оседлости породило бы у нас такой пролетариат, какого не представляет даже Европа».

Кроме того, крестьяне не примут освобождение без земли. Помещики получают выкуп или за землю, или за повинности6. Освобождение крестьян происходит путем добровольных соглашений помещиков и крестьян, но «при побуждении со стороны правительства, под его надзором и под угрозою провести освобождение правительственным порядком»7. Здесь следует отметить призыв к правительству проявить твердость.

Другой славянофил, Ю.Ф. Самарин, выражая интересы помещиков степной полосы, где господствовала барщина, в славянофильском журнале «Сельское бла­ гоустройство», издававшемся А.И. Кошелевым, не выступая прямо против ресКавелин К.Д. Сочинения. Т. II. С. 28-29.

Там же. С. 126.

Там же. С. 54.

Там же.

Кошелев А.И. Записки. Берлин, 1884. Приложение. С. 91.

Там же. С. 95—97.

Там же. С. 27-28.

криптов, доказывал необходимость предоставления крестьянам всей земли, кото­ рой они пользовались. Однако он решительно выступал против немедленного и полного освобождения крестьян и отстаивал установление переходного периода, в течение которого крестьяне будут отбывать барщину. Это определялось, по его мнению, невозможностью при отсутствии значительного рынка наемной рабочей силы быстрой перестройки помещичьих хозяйств на буржуазный лад1.

Предводитель дворянства Тверской губернии А.М. Унковский в декабре 1857 г. в записке на имя Александра II отразил интересы помещиков нечерно­ земных, промышленных губерний. Он критиковал программу рескриптов за ее умеренность и постепенность освобождения крестьян с длительным переходным периодом. Это, по его мнению, затормозит переход помещичьих хозяйств к новой системе производства. Унковский предлагал единовременное освобождение крес­ тьян с землей за выкуп земли и личности. Размер надела определяется доброволь­ ными соглашениями, но правительство должно установить величину наименьше­ го надела и наибольшего размера выкупа за нее. Выкуп же личности крестьянина должен быть возложен на все сословия2.

Таким образом, либералы вместо программы постепенного личного освобож­ дения крестьян и сохранения их земельной зависимости от помещиков и фео­ дальных повинностей за нее предлагали ликвидацию крепостнической системы.

Главным здесь было отделение крестьянского хозяйства от помещичьего и пре­ вращение крестьян в свободных и самостоятельных мелких производителей. По­ мещики же, оставаясь крупными земельными собственниками, должны были вести свое хозяйство на основе наемного труда. Это был реалистический подход, учитывавший сущность фактической исторической ситуации и возможности пос­ ледующего развития.

В сфере политической либералы, как и консерваторы, оставались верными сторонниками самодержавного строя. Так, видный либерал Б.Н. Чичерин, харак­ теризуя программу либералов, писал: «Под словом преобразования мы отнюдь не разумеем ограничения верховной власти: безумно прибавлять к существующей неурядице безурядицу представительную, не конституционные сделки нам нужны, а самодержавные реформы»3.

Верхом радикализма либералов здесь были требования, изложенные в адресе Александру II, пяти делегатов, приезжавших в Петербург для обсуждения проекта реформы, составленного Редакционными комиссиями. Они предлагали: образо­ вать путем выборов хозяйственно-распорядительное управление, общее для всех сословий; учредить независимую судебную власть, т.е. суд присяжных, с подчи­ нением местных должностных лиц непосредственной ответственности перед судом; дозволить обществу путем печати доводить до сведения верховной власти недостатки и злоупотребления местного управления4.

Эти положения в основном были реализованы в земской, судебной и других реформах, проведенных после отмены в 1861 г. крепостного права.

Таковы были пожелания либеральных кругов, представленных почти исклю­ чительно дворянами, выражавшими интересы помещиков, заинтересованных в буржуазной перестройке своих хозяйств. Роль формирующегося класса торговопромышленной буржуазии в решении вопроса о крепостном праве была незна­ чительной в силу его немногочисленности и идейно-общественной неорганизо­ ванности. В этом была одна из особенностей России сравнительно с Западной Европой.

Самарин Ю.Ф. Сочинения. Т. III. М, 1885. С. 19 и ел., 32 и след.

Джаншиев Г.А. М. Унковский и освобождение крестьян. М., 1894. С. 63—64.

Голоса из России. Вып. IV. 1858. С. 145-146.

Материалы для истории упразднения крепостного состояния... Ч. II. С. 174—175.

*** Теперь кратко о том, как разворачивалось движение за «внедрение» либераль­ ной программы отмены крепостного права в политику правительства, ибо в ко­ нечном счете, как известно, крестьянская реформа 1861 г. была проведена в ос­ нове своей по этой программе. Наиболее обстоятельно связанные с этим вопросы освещены в работе Л.Г. Захаровой1.

Основная борьба за воздействие на правительство и прежде всего на Алек­ сандра II, охватившая период с конца 1857 г. и до осени 1858 г., велась между либералами и консерваторами, хотя в ней, как увидим далее, принимали участие и радикалы. Деятельность либералов концентрировалась, с одной стороны, в гу­ бернский комитетах, занимавшихся подготовкой проектов реформы, а с другой — в Министерстве внутренних дел.

В губернских комитетах большинство членов составляли консерваторы. Лишь в Тверской губернии либералы имели большинство. Но в итоге бурных обсужде­ ний, порой принимавших характер острых конфликтов, в разрешение которых вынуждено было вмешиваться правительство, в десяти комитетах было составлено по два проекта реформы — консерваторами и либералами.

Таким образом, либеральное движение приобрело определенный практичес­ кий размах. Это создавало опору для либерально настроенных деятелей в среде правительственных чиновников. Усилия последних сосредоточивались в Минис­ терстве внутренних дел, куда за поддержкой обращались и либералы с мест.

На либеральных позициях в целом стоял сам министр — С.С. Ланской. Он привлек для работы в министерстве либерально настроенных крупных чиновни­ ков — Н.А. Милютина, Я.А. Соловьева, А.Г. Тройницкого. П.И. Мельникова (Печерского) и др. Наиболее активным из них был Милютин. Однако положение ми­ нистра было сложным, ибо в течение первой половины 1858 г. в центре верх брали консерваторы. Был даже момент, когда Ланской, высказавшийся против предложения о повсеместном учреждении генерал-губернаторств и получивший замечание от царя, собирался уйти в отставку.

Однако к осени 1858 г. события развернулись таким образом, что позиция Александра II и правительства в вопросе крестьянской реформы радикально из­ менилась. Как уже указывалось, главным в условиях отмены крепостного права был вопрос о земле, а именно — остается ли вся земля в собственности поме­ щиков и крестьяне получают ее в пользование за повинности или крестьяне ос­ вобождаются с землей с правом выкупа ее в собственность. От первого подхода, провозглашенного в программе рескриптов и отстаиваемого консерваторами и подавляющим большинством помещиков, произошел переход ко второму — ос­ вобождению крестьян с землей с правом выкупа ее в собственность.

Было несколько причин такого поворота. Главное состояло в том, что при­ ближалось к переделу социальное и общественно-политическое напряжение, ца­ рившее в стране в обстановке начавшейся подготовки крестьянской реформы. Все яснее обнаруживалось, что и «низы не хотят» жить по-старому, и «верхи не могут управлять» по-старому. Прежде всего росло напряжение в деревне. Это подчер­ кивал в конце 1858 г. шеф жандармов2. Здесь особенно сильные впечатления про­ извели волнения крестьян в Эстляндии (апрель—июнь 1858 г.) в ответ на введеЗахарова Л. Г. Указ. соч. Гл. III.

Так, в отчете за 1858 г., характеризуя положение в деревне, он писал: «Здесь я обя­ зуюсь выразить уверенность, что в конце текущего года объявление, хотя в главных чертах, положительных оснований правительства для улучшения положения помещичьих крестьян необходимо... Терпению при ожидании есть предел, следовательно окончанием означен­ ных работ долго медлить невозможно» (Зайончковский П.А. Отмена крепостного права в России. М„ 1954. С. 102.).

Л9 гние в 1856 г. положения о крестьянах1. Расследовавший причины волнений ге­ нерал-майор из свиты Александра II Н.В. Исаков в записке на его имя подчер­ кивал, что они коренятся в нерешенности земельного вопроса. Личное освобож­ дение крестьян без земли «не умеряет зла, но, напротив, усиливает его», а поло­ жение 1856 г. «не вразумит крестьян, потому что не затрагивает по существу глав­ ного вопроса — земельного»2. Жизнь развеяла иллюзию о достаточности лишь личного освобождения крестьян. Это укрепляло позиции либералов и умеряло неуступчивость консерваторов и подталкивало правительство и Александра II к более решительным действиям.

Сыграла определенную роль в плане ознакомления с положением дел и по­ ездка Александра II по стране с 10 августа по 20 сентября 1858 г., во время ко­ торой он посетил 10 центральных и западных губерний.

Усиливалось воздействие на императора либеральных кругов, выходивших на него с записками и предложениями, и прежде всего близких к нему людей из царской семьи и личного окружения. Из числа последних особое влияние на Александра II оказывали брат, великий князь Константин Николаевич, поддер­ жавший либералов, и ближайший личный друг — генерал-адъютант Я.И. Ростовцев.

Не прошли бесследно и призывы ко всеобъемлющему решению крестьянского вопроса, исходившие из среды радикально настроенных представителей общест­ венной мысли и освободительного движения.

Лидерами революционно-демократического направления в период подготовки и отмены крепостного права были А.И. Герцен и Н.Г. Чернышевский. Об их взглядах и общественной деятельности, как, впрочем, и других революционных демократов, написано множество исследований. Поэтому коснемся лишь наиболее принципиальных вопросов, связанных с оценкой их позиции в проблеме лик­ видации крепостного права. Здесь доминируют два подхода. Первый выражается в стремлении принизить их радикализм, демократизм и революционность, ввести их в русло либерализма. Этот подход характерен для русской досоветской и за­ падной историографии. Второй состоит во всемерном подчеркивании и даже аб­ солютизации их демократизма и революционности. Он был присущ советской ис­ ториографии. Всякие отступления от радикализма трактовались, вслед за В.И. Ле­ ниным, лишь как либеральные колебания, которые не определяли общей пози­ ции и изживались. При этом упускалось из виду, что Ленин оценивал Герцена и Чернышевского прежде всего как политик, а не как ученый, что, естественно, су­ жало подход в этой оценке.

В целом оба указанных подхода являются одномерными и потому ограничен­ ными. Необходимо конкретное выявление в воззрениях и деятельности и Герце­ на, и Чернышевского, и всех других демократов и революционеров соотношения утопизма, реализма и экстремизма. Тогда не будет нужды в абсолютизации их по­ зиций.

Хорошо известно, что русские революционеры-демократы 40—60-х годов (как, впрочем, и позднее) были социалистами-утопистами. Герцен был основополож­ ником особой модели социализма для России, «русского крестьянского социализ­ ма». Ошибочно полагая, что революция на Западе будет революцией социалисти­ ческой, Герцен из поражения революции 1848 г. сделал вывод об отсутствии на Западе сил, способных совершить социалистический переворот, потерял веру в См.: Кахк Ю.Ю. Эстония в общероссийской революционной ситуации конца 1850-х — начала 1860-х годов // Революционная ситуация в России в 1859—1861 гг. М., 1965.

Захарова Л.Г. Указ. соч. С. 120—121.

революционные возможности европейского пролетариата. Сравнивая Россию с Западом, он пришел к выводу о том, что Россия может прийти к социализму, минуя путь Запада, т.е. путь капитализма. Залог этого он видел в праве каждого на землю, в общинном владении ею и в мирском самоуправлении. «На этих на­ чалах, — писал он, — и только на них может развиться будущая Русь»1. Как от­ мечал Ленин, в этом учении не было ни грамма социализма2. Это была чистей­ шая утопия. Она была присуща и Чернышевскому, и другим радикалам.

Утопичной была и вера в возможность крестьянской революции. И не только социалистической, но и буржуазной. Крестьянство, как хорошо известно, само по себе было способно лишь на стихийные, политически бессознательные бунты, а социального слоя (класса), способного возглавить борьбу крестьянства и придать ей политический характер, в России XIX в. не было. Это понимали и сами ра­ дикалы. Что же им оставалось делать в условиях начавшейся подготовки отмены крепостного права? Выхода было два: либо подталкивать крестьян к разрушитель­ ному бунту, т.е. занять экстремистские позиции, либо добиваться наиболее бла­ гоприятных для крестьян условий ликвидации крепостничества, призывая к этому либералов, правящие верхи и императора, т.е. стать на путь исторического реа­ лизма.

И Герцен, и Чернышевский, и другие радикалы были достаточно глубокими мыслителями, трезвыми и ответственными деятелями, чтобы стать на этот путь.

Поэтому Герцен, отвечая на письмо в «Колокол», автор которого призывал звать Русь к топору, писал, что «к топору, к этому ultimo ratio притесненных, мы звать не будем — до тех пор, пока останется хоть одна разумная надежда на развязку без топора»3. Признавал допустимость реформ и более радикально настроенный Чернышевский. При этом он справедливо подчеркивал, что «значительные ре­ формы могут быть проводимы только настоятельным требованием публики, толь­ ко серьезный гнев ее может побеждать сопротивление враждебных общественно­ му благу интересов»4.

На преодоление сопротивления противников ликвидации крепостничества и были направлены основные усилия Герцена, Чернышевского и других радикалов в период подготовки крестьянской реформы. Как социалисты они были сторон­ никами общественной формы собственности. В работе «О поземельной собствен­ ности» (1857 г.) Чернышевский писал: «Та форма поземельной собственности есть лучшая для успехов сельского хозяйства, которая соединяет собственника, хозяина и работника в одном лице. Государственная собственность с общинным владением из всех форм собственности наиболее подходит к этому идеалу». Но это был идеал. Практически же радикалы добивались освобождения крестьянства с землей. В «Современнике» в начале 1858 г. Чернышевский писал, что «основ­ ным принципом своих желаний по делу освобождения крепостных крестьян мы должны принять то, чтобы они не остались без земли»6. Герцен полагал, что «мужик хочет себе лишь мирскую землю, лишь ту, которую он оросил потом лица своего, которую приобрел святым правом работы, больше он не требует»7.

Указанные требования совпадали с позициями либералов. Но представляется неправомерным трактовать это совпадение как колебания Герцена, ЧернышевГерцен А.И. Поли. собр. соч. и писем / Под ред. М.К. Лемке. Т. X. С. 120.

Ленин В.И. Поли. собр. соч. Т. 18. С. 11.

Колокол. Лист 64. 1 марта 1860 г. С. 531.

Чернышевский Н.Г. Поли. собр. соч. Изд. 1939-1952 гг. Т. VIII. С. 72.

Там же. Т. IV. С. 434.

Там же. Т. V. С. 91-92.

Герцен А.И. Поли. собр. соч. и писем. Т. VIII. С. 150.

ского и др. в сторону либерализма и усматривать в этом заблуждение или непос­ ледовательность их позиций в крестьянском вопросе. Это был трезвый реализм, основанный на адекватном учете конкретной исторической ситуации.

Неправомерно и их отождествление с либералами. Для последних освобожде­ ние крестьян с землей было максимумом их устремлений, а для первых — мини­ мумом конструктивного решения вопроса о крепостничестве. Не следует забывать и того, что сами либералы эпохи падения крепостничества были далеки от при­ числения радикалов к своему направлению. В 1856 г. Кавелин и Чичерин, обра­ щаясь к Герцену, писали: «Вы удивляетесь, отчего Вам не шлют статей из России, но как же Вы не понимаете, что нам чуждо водруженное вами знамя»1. В 1858 г.

Чичерин писал: «Вы открываете страницы своего журнала безумным воззваниям к дикой силе; вы сами, стоя на том берегу, с спокойной и презрительной иронией указываете нам на палку и на топор, как на поэтические капризы, которым даже мешать неучтиво»2.

Либералы и радикалы были едины в главном: в необходимости ликвидации крепостнических отношений, в освобождении крестьян с землей, в превращении их в свободных, самостоятельных мелких хозяйств. В этом плане они представ­ ляли один антикрепостнический лагерь. И здесь борьба радикалов против кре­ постников и их воздействие на правительственные круги, безусловно, имели не­ маловажное значение. Особенно велика была в этом роль «Колокола» как бес­ цензурного органа. За его публикациями внимательно следили высшие чинов­ ники и сам император3.

Но либералы и радикалы были существенно отличными направлениями в антикрепостническом лагере. Они выражали различные социально-классовые ин­ тересы и преследовали различные конечные цели. Первые отстаивали интересы стремящихся к перестройке своих хозяйств помещиков и торгово-промышленной буржуазии, а вторые — крестьянства. Идеалом первых были проводимые само­ державием постепенные реформы, а вторых — народная революция, упраздняю­ щая и крепостничество, и самодержавие.

Эти принципиальные расхождения особенно отчетливо проявлялись в реак­ ции на конечные условия отмены крепостного права. Либералы торжествовали и восхваляли реформу, а демократы осуждали ее грабительские по отношению к крестьянам условия и сохранение власти помещиков над деревней. Это и было причиной того экстремизма, который проявлялся в это время у радикалов. Так, Герцен и Огарев развивали идею военно-крестьянского восстания, где решающая роль отводилась войскам, которым должен был содействовать народ4.

Чернышев­ ский в романе «Пролог», характеризуя реформу, говорил устами главного героя:

«Вопрос поставлен так, что я не нахожу причин горячиться даже из-за того, будут или не будут освобождены крестьяне; тем меньше из-за того, кто станет освобож­ дать их, либералы или помещики. По-моему, все равно. Или помещики даже лучше». Лучше потому, что крестьяне скорее поймут учиненный над ними гра­ беж и поднимутся на организованную борьбу. И то, и другое было утопией, но утопией экстремистской, в отличие от утопии идейной, которой являлась наивная вера в возможность перехода к социализму.

Голоса из России. Вып. 1. 1856. С. 35.

Герцен А.И. Поли. собр. соч. и писем. Т. IX. С. 411—412.

См.: Эйдельман Н.Я. Герцен против самодержавия. М., 1973.

См.: Литературное наследство. Т. 61. 1953. С. 501 и др.

Чернышевский Н.Г. Поли. собр. соч. Т. XIII. С. 188.

Так воздействие целой совокупности факторов привело к выработке и приня­ тию новой программы крестьянской реформы. Ее суть была раскрыта в принятом 4 декабря 1858 г. Высочайшем повелении. Главное сводилось к тому, чтобы, ос­ вободив крестьян с землей с правом выкупа ее в собственность, содействовать «всеми возможными мерами к ограждению большого сельского хозяйства, но без стеснения личной свободы крестьян и без нарушения тех прав, кои будут им да­ рованы, оказывая всемерно покровительство устройству и мелких хозяйств, дабы сохранить нашу земледельческую промышленность и устранить всякие опасения в доставке хлеба, нужного для продовольствия войска и городов и поддержать нашу хлебную торговлю с иностранными государствами»1. Идеи наиболее после­ довательных сторонников устранения крепостничества из среды либералов стали основами политики самодержавия в аграрном вопросе. Однако предстояла еще большая работа по подготовке положений о конкретных условиях и механизме проведения реформы и новом устройстве деревни. На местах этим занимались гу­ бернские комитеты. В социальном циркуляре им предписывалось объяснить, «в чем именно будет состоять предложенное ими улучшение настоящего состояния помещичьих крестьян в отношении как личных прав, так и хозяйственного их быта». В целом дело необходимо вести так, чтобы крестьянин ощутил немедленно улучшение своего положения, помещик немедленно успокоился, а сильная власть на местах не колебалась2.

В центре выработки общего проекта реформы учреждался, как указывалось, особый орган — Редакционные комиссии. Это был, как единодушно признавали современники и историки, нетрадиционный орган. Он был подотчетен только императору. Возглавлял Комиссии по указанию Александра II Ростовцев, став­ ший осенью 1858 г. на последовательные позиции освобождения крестьян с зем­ лей. Редакционные комиссии состояли из представителей правительственных уч­ реждений и независимых экспертов (помещиков, ученых, общественных деяте­ лей). Большинство из них были убежденными сторонниками освобождения крес­ тьян с землей. Ведущая роль в Комиссиях принадлежала либеральным чиновни­ кам во главе с Н.А. Милютиным. Важную роль играл знаменитый впоследствии ученый П.П. Семенов (Тян-Шанский). Из экспертов наиболее активны были Ю.Ф. Самарин и В.А. Черкасский. Отличительной чертой работы Комиссий было стремление и умение ее либеральных членов достичь договоренности по спорным вопросам. Этому содействовало единство в принципиальных подходах и атмосфе­ ра ответственности, деловитости и доверия. Это был сплоченный круг единомыш­ ленников и профессионалов высокого ранга. Поэтому неудивительно, что когда на прощальный обед, устроенный либералами в связи с закрытием Комиссий, не смог явиться один из либеральных членов, то он прислал письмо, которое начи­ налось словами: «Друзья и товарищи».

Еще одной чертой в работе Комиссий отличавшей их от других бюрократи­ ческих органов самодержавия, была широкая для того времени гласность. Труды Комиссий в количестве 3 тыс. экземпляров распространялись среди чиновников в центре и рассылались в губернии.

В данном случае нет необходимости рассматривать содержание подготовлен­ ных Комиссиями конкретных положений об отмене крепостного права и мехаЖурналы Секретного и Главного комитетов по крестьянскому делу. Т. 1. СПб., 1915.

С. 298-299.

Сборник правительственных распоряжений по устройству быта крестьян, вышедших из крепостной зависимости. Т. 1. СПб., 1861. С. 206—207. См. подробнее: Захарова Л.Г.

Указ. соч. С. 124-126.

низма их реализации. Заметим лишь, что в главном вопросе — о размерах выде­ ляемых крестьянам наделов — Комиссии ориентировались на размеры, близкие к существовавшим. Они более чем вдвое превышали то, что предлагали губерн­ ские комитеты.

В важном вопросе об общине, несмотря на то что либеральные члены Комис­ сий, за исключением Самарина, были сторонниками личной, а не общинной зе­ мельной собственности, за основу был принят «существующий факт» и исключа­ лась предписанная сверху ломка общины. При этом преследовались не просто прагматические, прежде всего фискальные, цели. В общине усматривался, как указывает П.П. Семенов, «самый твердый оплот против последних усилий поме­ щиков сохранить за собой прежнюю власть над крепкими земле крестьянами»1.

Община, таким образом, представлялась как форма социальной самозащиты крестьян. Предполагалось, что со временем община изживет себя.

Социалисты-утописты, как известно, отстаивали общину и как основу для ор­ ганизации в будущем коллективного производства. Но против этого выступали либералы2.

За общину стояли консерваторы и правительство, но именно как орган, через который на основе круговой поруки можно обеспечить выполнение повинностей и управление деревней.

*** Детально разработанные Редакционными комиссиями положения крестьян­ ской реформы поступили для обсуждения сначала в Главный комитет по крес­ тьянскому делу, а затем в Государственный совет. Здесь господствовали консер­ ваторы, заботившиеся прежде всего о помещиках. Поэтому в проект Комиссий были внесены поправки в пользу помещиков (прежде всего сокращены наделы и увеличены повинности). Но главное, чего добивались как максимума либералы и как минимума радикалы и на что пошло правительство и Александр II, сохрани­ лось. Крестьяне получили личную свободу с землей с правом ее выкупа в собст­ венность при финансовой поддержке правительства.

В целом реформа была компромиссом, исходившим из исторической реаль­ ности. В этом проявилась мудрость реформаторов.

Они сумели понять, что в России невозможно безземельное освобождение крестьян и тем самым отказ от превращения их в свободных и самостоятельных мелких производителей. И причиной этого было понимание не только того, что крестьяне не примут безземельное освобождение, но и того, что нельзя успешно развивать народное хозяйство страны, лишая ведущую форму сельскохозяйствен­ ного производства — мелкое крестьянское хозяйство — основ самостоятельного, независимого от помещиков социально-экономического прогресса.

Но идя на уступки объективной необходимости и учитывая практически-ис­ торическую целесообразность, самодержавие стремилось всемерно соблюсти и интересы помещиков. Александр II, открывая заседание Государственного совета и характеризуя проект реформы, имел все основания сказать: «... Вы убедитесь, что все, что можно было сделать для выгод помещиков, сделано...».

Захарова Л.Г. Указ. соч. С. 158.

Так, например, Кошелев писал: «Г.Чернышевский защищает мирское пользование или владение землею — и в этом мы с ним вполне согласны, но Чернышевский смотрит на нынешнюю нашу общину как ступень к другой, где явится общинный труд со всеми принадлежностями; туда за г.Чернышевским мы следовать не расположены». (Русская бе­ седа. 1857. Т. IV. Кн. 8. «Критика». С. 170.) Журналы и мемории общего собрания Государственного совета по крепостному делу.

Пг., 1915. С. 4.

Открыв путь для последующего, буржуазного по своей сути, прогресса, крес­ тьянская реформа вместе с тем не обеспечивала не только равных возможностей, но даже и прав для развития помещичьего и крестьянского хозяйств. Прогресс последнего, несмотря на то, что именно оно являлось основной формой сельско­ хозяйственного производства, ограничивался и неблагоприятными условиями от­ мены крепостного права, и сохранением сословного и фажданского неравенства.

Но в истории ничто не остается бесследным. В начале XX в., когда были исчер­ паны возможности профессирующего афарного развития, созданные крестьян­ ской и другими реформами, в стране разразился острейший социально-экономи­ ческий и общественно-политический кризис, приведший к трем революциям.

Столыпинская аграрная реформа (Мифы и реальность) Современная эпоха характеризуется бурным ростом интереса к историческому прошлому нашей страны, особенно в XX в., в новейший период ее истории.

Широкий интерес к познанию прошлого, стремление как можно больше и быстрее узнать о его «белых пятнах» и «всю правду» истории оказывают воздей­ ствие на историко-познавательный процесс. Этот процесс характеризуется в на­ стоящее время, во-первых, особым смыслом в тех событиях, в которых заключе­ ны истоки современных недостатков и искажений в развитии советского обще­ ства. Во-вторых, все больше внимания уделяется выявлению в прошлом альтер­ нативных возможностей развития, реализация которых привела бы к иному ходу и результату этого развития. Наконец, в-третьих, в условиях, когда выдвигаются новые цели, современники, как писал В.О. Ключевский, «ищут и исторического оправдания этим интересам и практических указаний на средства к достижению этой цели»1.

В указанной связи одним из явлений в истории нашей страны, которое вы­ звало в последнее время много споров, оказалась столыпинская аграрная рефор­ ма. Советские историки уделяют значительное внимание ее изучению2. История этого изучения заслуживает специального историографического анализа. Поэтому отметим здесь лишь некоторые моменты, обусловившие выбор круга вопросов, рассматриваемых в настоящей статье.

При освещении советскими историками столыпинской аграрной реформы ак­ центировалось внимание на раскрытие ее консервативности и ограниченности, антикрестьянской направленности и помещичьей самодержавной сущности. От­ мечалось, что реформа ускорила развитие капитализма в помещичьем и крестьян­ ском хозяйстве, но не привела к завершению буржуазных аграрных преобразова­ ний. Соответствующие выводы основываются на анализе значительного конкрет­ но-исторического материала. Однако целый ряд аспектов в истории реформы не получил надлежащего и обоснованного освещения.

Во-первых, чаще всего столыпинская реформа рассматривается как таковая, без учета того, что в России буржуазное аграрное развитие шло двумя путями — буржуазно-помещичьим и буржуазно-крестьянским, и реформа, направленная на утверждение первого из этих путей, была вслед за революцией 1905—1907 гг.

кульминационным моментом в борьбе за утверждение того или иного из них.

Во-вторых, при показе ускоряющего воздействия реформы на развитие сель­ скохозяйственного производства и социальные процессы в деревне, не раскрываКлючевский В.О. Собр. соч. Т. VII. М, 1969. С. 380.

Из монографических исследований отметим следующие работы: Першин П.Н. Участ­ ковое землепользование в России. М., 1922; Батуринский Д.А. Аграрная политика царско­ го правительства и Крестьянский поземельный банк. М, 1925; Карпов Н. Аграрная поли­ тика Столыпина. Л., 1925; Литвинов И. Столыпинщина. Харьков, 1931; Ефремов П.Н.

Столыпинская аграрная политика. М., 1941; Дубровский СМ. Столыпинская земельная реформа. М., 1963; Липинский Л.П. Столыпинская аграрная реформа в Белоруссии.

Минск, 1978; Герасименко Г.А. Борьба крестьян против столыпинской аграрной политики.

Саратов, 1985, и др.

16 И. Д. Ковальчснко ется тот конкретный вклад, который вносила в это развитие реформа, ибо про­ гресс в аграрной сфере имел место и помимо нее.

В-третьих, нельзя признать достаточно полно раскрытыми все причины про­ вала реформы, в частности те объективные факторы в истории аграрного разви­ тия, которые вообще исключали возможность торжества «столыпинского вариан­ та», а те основные причины, которые анализируются, сводятся к тому, что рефор­ маторам мешали и им не хватило мирного времени!

В итоге остаются нераскрытыми те глубинные противоречия в аграрном раз­ витии, которые обуславливали необходимость Октябрьской социалистической ре­ волюции.

Представляется, что в силу указанных пробелов в научном изучении реформы и в результате поверхностного подхода к ее освещению неспециалистами в мас­ совой печати, и получила в настоящее время широкое распространение трактовка «столыпинского пути» чуть ли не как образца аграрного развития, который, якобы, должен быть учтен, даже воспроизведен в современной перестройке аграр­ ных отношений в советской деревне. Имеет место не только игнорирование ис­ торического подхода и достоверных фактов, но и конъюнктурная фальсификация важного исторического события, что нашло отражение в выступлении нынешнего премьер-министра российского правительства И.С. Силаева на Внеочередном съезде народных депутатов РСФСР1.

Цель настоящей статьи, во-первых, сводится к выявлению соотношений двух путей буржуазной аграрной эволюции, к показу места и роли в сельскохозяйст­ венном производстве и аграрных отношениях помещичьего и крестьянского хо­ зяйства как основы этих путей. Во-вторых, предпринимается попытка рассмот­ реть конкретные изменения, которые произошли в период столыпинской аграр­ ной реформы в экономике и социальных отношениях в деревне и которые пока­ зывают и позитивные сдвиги в аграрном секторе, и причины краха реформы.

Здесь рассматривается как реальный ход аграрного развития, так и прогнозиру­ ются некоторые его аспекты при допустимых альтернативных вариантах. В-тре­ тьих, в обобщенном виде раскрываются те противоречия аграрного развития, ко­ торые неизбежно вели к Октябрьской революции.

Проделанный анализ ограничивается территорией Европейской России, так как, с одной стороны, характер его аграрного строя показывал определяющее воз­ действие на всю страну, а с другой — имеющиеся источники наиболее полно от­ разили ход процесса именно в этом регионе.

Конкретно — фактической основой для решения указанных задач послужили прежде всего данные сельскохозяйственной статистики, собранные Центральным статистическим комитетом и содержащиеся в различных публикациях и архивных фондах.

Обработка и анализ использованных данных потребовали применения наряду с традиционными и математико-статистических методов. В плане методическом наибольший интерес здесь представляет попытка применения методов имитаци­ онно-прогностического моделирования.

Столыпинская аграрная реформа была, как известно, второй после реформы 1861 г. «чисткой» земель для развития аграрного капитализма по консервативноСм.: Советская Россия. 1990. 28 октября.

Источниковедческая характеристика сельскохозяйственной статистики и других мате­ риалов о крестьянском и помещичьем хозяйствах дана в работе «Массовые источники по социально-экономической истории России периода капитализма» (М., 1979. Гл. 5—9).

му, буржуазно-помещичьему («прусскому») пути. В этой связи необходимо на­ помнить о сути двух путей буржуазной аграрной эволюции и особенностях их проявления в России, ибо без учета этого обстоятельства невозможно раскрыть истинный характер и историческое значение столыпинской реформы.

Вопрос о двух путях буржуазной аграрной эволюции был поставлен и широко освещен В.И.Лениным на основе конкретного и фундаментального изучения хода аграрного развития России и других стран. Суть двух путей состояла в следую­ щем. «Буржуазное развитие, — писал В.И. Ленин, — может идти, имея во главе крупные помещичьи хозяйства, постепенно становящиеся все более буржуазны­ ми... Оно может также имея во главе мелкие крестьянские хозяйства, которые революционным путем удаляют из общественного организма "нарост" крепостни­ ческих латифундий и свободно развиваются затем без них по пути капиталисти­ ческого фермерства. Эти два пути объективно-возможного буржуазного развития мы назвали бы путем прусского или путем американского типа»1.

Объективно исторически возможными были лишь два пути буржуазной аграр­ ной эволюции (в их различных вариантах) в силу того, что формы организации сельскохозяйственного производства, предшествующие капитализму, исчерпыва­ лись крупным помещичьим (или рабовладельчески-плантационным, как было на Юге США) и мелким крестьянским хозяйством.

Естественно, что победить мог лишь один из этих путей. И хотя оба они представляли типы прогрессирующего аграрного развития, условия этого прогресса, особенно в период утверждения аг­ рарного капитализма, были существенно различными для широких крестьянских масс. Развития по «прусскому» пути характеризовалось максимальным сохранени­ ем «помещичьих хозяйств, помещичьих доходов, помещичьих (кабальных) при­ емов эксплуатации». «Американский» путь обеспечивал «в наибольших, возмож­ ных вообще при данном уровне культуры, размерах благосостояние крестьянства, уничтожение всех крепостнических и кабальных приемов эксплуатации, расши­ рение свободного крестьянского землевладения»2.

Победа того или иного из двух путей определялась в плане экономическом со­ отношением в сельскохозяйственном производстве помещичьего и крестьянского хозяйства и их производственно-техническим уровнем, а в плане социально-по­ литическом — расстановкой и активностью классовых и общественно политичес­ ких сил, отстаивающих тот или иной путь. При наличии объективных историчес­ ких предпосылок развитие по «прусскому» пути могло быть обеспечено реформа­ ми, проводимыми государством, выражающим интересы помещиков, а по «аме­ риканскому» пути — в результате победы буржуазно-демократической революции, устраняющей все полукрепостнические пережитки и прежде всего их основу — дворянско-помещичье землевладение. Поэтому первый их этих путей был рефор­ мистским, а второй — революционным.

Борьба двух путей буржуазно-аграрной эволюции могла иметь место повсюду, где соседствовали помещичье и крестьянское хозяйство. Практически к началу XX в. почти везде в Европе и Северной Америке победил один из двух путей.

Важнейшей исторической особенностью России было то, что острейшая борьба двух путей буржуазной аграрной эволюции, развернувшаяся со времени отмены крепостного права, вплоть до 1917 г. так и не привела к победе того или иного из них. Это было обусловлено рядом обстоятельств.

Прежде всего следует указать на то, что в Европейской России и к моменту отмены крепостного права, и в течение всей эпохи капитализма господствующее положение в сельскохозяйственном производстве занимало крестьянское хозяйст­ во. Так, в основной отрасли этого производства, т.е. в земледелии, в 50-х годах Ленин В.И. Поли. собр. соч. Т. 16. С. 215-216.

Там же. С. 216. См. также с. 230, 406.

16* А(,1 XIX в. на долю помещиков приходилось 21,9% всех посевов, а в 1916 г. — 11,3%'.

Таким образом, роль помещичьего хозяйства в земледельческом производстве была не только незначительная, но и существенно сократилась в эпоху капита­ лизма2.

Важные изменения произошли и на рынке в отношении крестьянского и по­ мещичьего хлеба. Если, как показывают подсчеты, в середине XIX в. помещики производили немногим более половины товарного хлеба, то в конце эпохи капи­ тализма — лишь пятую часть3.

Аналогичным было положение и в сфере скотоводства. Так, на долю частно­ владельческого (помещичьего по своим размерам) хозяйства приходилось лоша­ дей в 1900 г. 15,3%, а в 1916 г. — 6,2%, а всего скота соответственно — 17,9% и 5,7%4.

Естественно, соотношение крестьянского и помещичьего хозяйства в различ­ ных регионах было неодинаковым, как и разными были темпы падения доли по­ мещичьего хозяйства в различные периоды.

Помещичье хозяйство было наиболее широко распространено в западных рай­ онах страны (Эстония, Латвия, Литва, западные губернии Белоруссии и Украи­ ны). В начале XX в. большая часть товарного хлеба производилась здесь поме­ щиками5.

Господствующее положение крестьянского хозяйства в сельскохозяйственном производстве к моменту крестьянской реформы 1861 г. было обусловлено особен­ ностями аграрного развития России в эпоху феодализма. Важнейшая из них со­ стояла в широком распространении системы государственного феодализма. Даже во многих районах Европейской России (прежде всего на северных, восточных и южных ее окраинах) государственные крестьяне составляли подавляющую часть сельского населения, не знавшего помещичьего хозяйства и помещичьего гнета.

Поэтому, с учетом того, что более 70% помещичьих крестьян находилось на бар­ щине, крестьянское хозяйство все время оставалось ведущей формой организации сельскохозяйственного производства.

Другим существенным фактом, обусловливавшим ведущую роль крестьянского хозяйства и особенно специфику ведения помещичьего хозяйства, было крестьян­ ская община с системой уравнительных земельных переделов и круговой порукой.

В районах распространения такой общины (великорусские, восточно-белорусские и украинские левобережные губернии) при всей ограниченности возможностей к уравнительности тем не менее в силу того, что каждый крестьянин имел право на надел и получал его, сдерживалось образование слоя крестьян, не имевших земли и своего хозяйства.

Особенно важным следствием указанного положения было то, что в период крепостничества подавляющая часть помещиков, ведущих свое хозяйство и экс­ плуатировавших крестьян на барщине, не имела собственной производственноСм.: Ковальченко И.Д. Соотношение крестьянского и помещичьего хозяйства в зем­ левладельческом производстве капиталистической России // Проблемы социально-эконо­ мической истории России. М., 1971. С. 182.

Там же.

Там же. С. 188-190.

Там же. С. 187.

Там же. С. 187.

Иным в этом отношении было положение в западных районах, где отсутствовало уравнительное общинное землепользование и поэтому существовал значительный слой безземельных и малоземельных крестьян, не имевших собственного хозяйства или ведущих его в крайне ограниченных размерах. См., напр.: Очерки экономической истории Латвии (1900—1917 гг.). Рига, 1968; Очерки экономической истории Латвии (1860—1900 гг.). Рига, 1972; Ниедре О. Социальная структура крестьянства Прибалтики (в первые десятилетия XX века). Рига, 1986.

4Я технической базы (рабочий скот и сельскохозяйственные орудия) или она была крайне неразвитой. Помещики имели возможность пользоваться не только даро­ вым трудом крепостных крестьян, но и их рабочим скотом, инвентарем и т.д. Тем самым не был накоплен опыт ведения хозяйства на основе собственной произ­ водственно-технической базы и эксплуатации лишенного средств производства крестьянства.

Поэтому помещичье хозяйство было не в состоянии быстро перестроиться на буржуазный лад после отмены в 1861 г. крепостного права. Сама эта неготов­ ность, а также нежелание лишиться дарового крепостного труда обусловили, с одной стороны, сохранение после реформы не только привилегированного дво­ рянского землевладения, но и целого ряда других факторов, связывавших крес­ тьянское хозяйство с помещичьим (отрезки земли у крестьян, высокие выкупные платежи, права замены угодий и переселения крестьянских усадеб, помещичья власть над деревней вплоть до сохранения телесных наказаний и т.п.), а с другой стороны, потребовали переходного периода, необходимого для создания в поме­ щичьем хозяйстве условий для буржуазной организации этого хозяйства. В ре­ зультате на два десятилетия с лишним растянулся процесс перехода крестьян на выкуп, без чего крестьянское хозяйство не могло утвердиться как самостоятель­ ная и свободная форма сельскохозяйственного производства, и возникла отрабо­ точная система помещичьего хозяйства, во многом сохранившая его крепостни­ ческие черты (крестьянин отрабатывал помещикам со своим рабочим скотом и инвентарем аренду земли и различные ссуды).

В итоге крестьянское хозяйство оказалось под мощным гнетом феодальнокрепостнических пережитков, ограничивавших потенциальные возможности его развития. Обычно основное выражение этого гнета исследователи вслед за В.И. Лениным усматривают в отработках. Безусловно, отработки — сильнейшее проявление помещичьего гнета, наиболее очевидное по своей экономической неаде­ кватности (компенсация трудовых затрат крестьян была здесь примерно вдвое ниже, чем при свободной продаже рабочей силы) и рутинности организации по­ мещичьего хозяйства. Однако при незначительном его объеме и снижении гнет отработок не был столь тягостным для крестьян, как это представляется на пер­ вый взгляд. В самом деле, если бы в начале XX в. весь объем производства в по­ мещичьем хозяйстве базировался бы на отработках первого рода, то и тогда, при том, что на долю помещиков приходилось не более десятой части сельскохозяйст­ венного производства, отработки не были бы для крестьян невыносимыми. Кроме того, следует иметь в ввиду, что такая форма отработочной системы, как издоль­ щина (при предоставлении помещиками не только земли, но и посевных мате­ риалов), была для крестьян, располагающих определенными избыточными срав­ нительно с имеющимся наделом трудовыми ресурсами и средствами производст­ ва, но не обладавшими денежными средствами для аренды земли, экономически выгодна. Она позволяла несколько расширить свое хозяйство без риска потерять денежный капитал в случае неурожая. Крестьянин терял здесь лишь свой труд1.

Вместе с тем отработки, несмотря на их сокращение, сохранились вплоть до 1917 г. Так, по данным сельскохозяйственной переписи 1916 г., учет соотношения площадей посевов и количества рабочего скота в помещичьем хозяйстве показы­ вает, что помещики могли обработать своим рабочим скотом в Европейской Рос­ сии в целом только примерно две трети своих посевов2. Это свидетельствует о См. подробней: Ковальченко И.Д. Аренда земли бывшими помещичьими крестьяна­ ми в начале 80-х годов XIX в. // Из истории экономической и общественной жизни Рос­ сии: Сб. М., 1976. С. 53 и ел.

Подсчет сделан по: Предварительные итоги сельскохозяйственной переписи 1916 г.

Вып. 1. Европейская Россия. СПб, 1916.

медленном развитии капитализма в помещичьем хозяйстве и широком распро­ странении рутинных, полуфеодальных форм его организации в течение всей эпохи капитализма.

Однако значительно более мощным прессом, ограничивавшим развитие крес­ тьянского хозяйства, были те платежи, которые несло крестьянство за выкуп на­ дельных, покупку и аренду помещичьих земель. Известно, что к 1906 г. крестьяне выплатили 2,5 млрд руб. выкупных платежей. С начала 60-х годов XIX в. до 1910 г. они затратили 2 млрд руб. на покупку частновладельческих земель. Кроме того, крестьяне арендовали у помещиков как минимум 20 млн дес. земли. На это уходило ежегодно в конце XIX — начале XX в. примерно 150 млн руб., а в период столыпинской аграрной реформы — не менее 250 млн руб. Следовательно, крес­ тьяне уплатили помещикам несколько миллиардов рублей за аренду земли. В целом за период капитализма эта плата безусловно превысила 10 млрд руб. Это был мощнейший пресс, ограничивавший развитие крестьянского хозяйства. Гро­ мадные ресурсы были изъяты из производственной сферы, ибо помещики, кото­ рым досталась подавляющая часть этих средств, тратили их чаще всего непроиз­ водительно.

Здесь, правда, заслуживает специального изучения вопрос о том, в какой мере извлеченные у крестьян ресурсы в конечном счете оказались использованными для индустриального развития.

Однако помещики паразитировали не только на развитии крестьянского хо­ зяйства. Они получали также огромные ссуды под залог земли в акционерных зе­ мельных банках и Дворянском государственном земельном банке. К началу 1915 г. этим банком было выдано 3545,1 млн руб. ссуд1.

Наконец, привилегированное помещичье землевладение создавало общую не­ благоприятную экономическую конъюнктуру как для развития сельскохозяйст­ венного производства, так и прогресса на основе буржуазных отношений народ­ ного хозяйства в целом. Тормозящая роль помещичьего землевладения и хозяй­ ства приобрела наибольшую остроту в начале XX в. В это время развитие про­ мышленного капитализма достигло высокого, монополистического уровня. На новый уровень вышло и развитие аграрного капитализма. В начале века проис­ ходило интенсивное формирование единого аграрного капиталистического рынка.

Вслед за складыванием во второй половине XIX в. единого товарного рынка на основную сельскохозяйственную продукцию в начале XX в. в основном сложился единый рынок на средства производства и рабочую силу. Однако для завершения формирования единого капиталистического аграрного рынка необходим был еди­ ный рынок на основное средство сельскохозяйственного производства — землю.

Но в силу ограниченности этого рынка (из свободного товарного оборота были исключены надельные земли, составлявшие в Европейской России, по земельной переписи 1905 г., 138,8 млн дес. против 101,7 млн дес. частновладельческих зе­ мель2) и господства на нем привилегированного помещичьего землевладения в начале XX в. формирование его находилось лишь в самой начальной стадии. От этого страдало прежде всего крестьянство, ибо отсутствие единого земельного рынка приводило к тому, что в России арендные цены не соотносились с реаль­ ной стоимостью земли. Помимо учета этой стоимости аренда включала в себя еще и экономически необоснованный налог землевладельца на арендатора, опиМатериалы по истории аграрных отношений в России в конце XIX — начале XX в.

Статистика долгосрочного кредита в России. М., 1980. С. 38—39.

Проскурякова Н.А. Размещение и структура дворянского землевладения Европейской России в конце XIX - начале XX в. // История СССР. 1973. № 1. С. 59.

См.: Ковальченко И.Д., Милов Л.В. Всероссийский аграрный рынок. XVII — начало XX в. М., 1974. Гл. 8.

рающийся на земельную монополию, привилегии помещичьего землевладения,и нужду крестьян в земле. Этим и обусловливались огромные затраты крестьян на аренду земли.

С другой стороны, неразвитость земельного рынка, задерживая складывание единой средней нормы прибыли в сельском хозяйстве, исключала формирование единой средней нормы прибыли в народном хозяйстве страны в целом. Тем самым ограничивался свободный перелив капиталов из одной сферы в другую, что является непременным условием производственного прогресса на основе за­ конов рынка (законы стоимости, средней нормы прибыли, свободы хозяйствен­ ной деятельности и конкуренции).

К сожалению указанные аспекты тормозящего воздействия помещичьего зем­ левладения и хозяйства на аграрный прогресс и крестьянское хозяйство, а также на народное хозяйство страны в целом еще не привлекли должного внимания ис­ следователей1.

Итак, мощное давление на крестьянское хозяйство со стороны помещика было одним из главных факторов аграрного процесса. Но это давление не сломило внутренних потенций прогрессирующего развития крестьянского хозяйства, важней­ шим показателем чего может служить фактом весьма значительного расширения в пореформенной России землевладельческого производства вообще и сбора зер­ новых культур и картофеля в особенности. Если в 70-х годах XIX в. среднегодовые валовые сборы зерновых составляли 243,4 млн чтв. (четвертей), а картофеля — 40,8 млн чтв., а в переводе на зерно (3 чтв. картофеля = 1 чтв. зерна) — 257 млн чтв., то в 1909—1913 гг. они равнялись 395,5 млн чтв. зерна и 168,2 млн чтв. картофе­ ля, или 451,6 млн чтв. зерна2, т.е. прирост валового сбора составлял 75,7%. Он шел значительно быстрее, чем увеличение населения. Поэтому чистые сборы хле­ бов и картофеля выросли в это время с 2,68 до 3,53 чтв. на душу населения, т.е.

на 31,7%. Это весьма значительный даже по современным условиям прогресс'и он был всецело достигнут крестьянским хозяйством. Разумеется, это никоим об­ разом не означало, что произошло и пропорциональное этому прогрессу улучше­ ние положения крестьян. Основные его плоды достались господствующим клас­ сам, и прежде всего помещикам. Ясно, что если бы крестьянское хозяйство было свободно от давления, то указанный прогресс был бы намного большим, а его плодами воспользовалось бы и крестьянство. Однако в существовавших условиях крестьянский тип аграрного капитализма не мог восторжествовать. Для этого было необходимо прежде всего устранить помещичье землевладение.

Что касается помещичьего хозяйства, то, несмотря на огромные ресурсы, ко­ торые оно извлекло из крестьянского хозяйства и мощную экономическую и со­ циально-политическую поддержку самодержавного государства, оно не только не смогло увеличить свой вклад в развитие сельскохозяйственного производства, но и при сократившихся размерах не достигло в целом производственно-техничес­ кого превосходства над хозяйством крестьянским.

В таблице 1 на основе данных земельной и сельскохозяйственной переписи показана обеспеченность помещичьего и крестьянского хозяйств орудиями и ско­ том в 1917 г. (в среднем по 34 губерниям Европейской России). Лучше крестьян помещики были обеспечены лишь усовершенствованными орудиями (сеялки, жатки, валики, молотильные машины). Наличие у помещиков некоторого коли­ чества машин, приводимых в движение паровыми установками и двигателями ' Лишь в работе A.M. Анфимова «Крупное помещичье хозяйство Европейской России.

Конец XIX — начало XX века» (М., 1969) ряд из них получил конкретное освещение.

Нифонтов А.С. Зерновое производство России во второй половине XIX века. М,

1974. С. 284 (данные за 70-е годы); Сборник статистико-экономических сведений по сель­ скому хозяйству России и иностранных государств. Год 10-й. Пг., 1917. С. 8—34 (данные за 1909—1913 гг.). Подсчет автора.

чества машин, приводимых в движение паровыми установками и двигателями внутреннего сгорания, не оказывало существенного воздействия на производст­ венно-техническую базу их хозяйства1. И только по применению наемного труда помещичье хозяйство значительно превосходило крестьянское. Основой первого был труд наемных рабочих, а второго — семейный труд. Общее положение было таково, что и в указанном аспекте помещичье хозяйство не определяло исход борьбы двух путей буржуазной аграрной эволюции.

–  –  –

Таким образом, в пореформенную эпоху и помещичье, и крестьянское хозяй­ ства развивались по пути капитализма, и к началу XX в. буржуазные отношения в обоих типах хозяйств играли ведущую роль. Однако уровень аграрного капита­ лизма был низким и его развитие сочеталось с многочисленными полукрепост­ ническими пережитками2. В крестьянском хозяйстве господствующее положение занимал мелкобуржуазный уклад, основой этого хозяйства служил семейный труд.

Собственно капиталистическое, фермерское хозяйство, базой которого был наем­ ный труд, играло незначительную роль.

Важной особенностью буржуазного развития деревни было наличие многочис­ ленного слоя беднейшего крестьянства и увеличение его при сокращении зажи­ точной прослойки в конце XIX — начале XX в. По данным военно-конских пере­ писей, 1888—1891 гг. безлошадные и однолошадные дворы в губерниях Европей­ ской России составляли 55,8% всех дворов, а дворы с четырьмя и более лошадь­ ми — 10,7%. Тем самым, с одной стороны, в деревне наличествовала широкая со­ циальная основа для союза рабочего класса с беднейшим крестьянством, с дру­ гой — неустойчивое положение зажиточного крестьянства, приводившее в усло­ виях растущего давления на деревню к его прямо-таки стремительному сокраще­ нию, что ограничивало возможности для превращения зажиточных крестьян в буржуазных фермеров. Все это порождало общее недовольство существующим по­ ложением.

В помещичьем хозяйстве господство буржуазных отношений сочеталось с со­ хранением привилегированного, феодального по своей природе землевладения, служившего основой для экономического и другого гнета крестьянства. Следст­ вием этого было то, что в стране сформировался новый социальный слой, пред­ ставители которого выступали и как организаторы капиталистического сельско­ хозяйственного производства, и как носители полукрепостнических форм земле­ владения и кабальных форм эксплуатации крестьянства. Одни и те же лица одно­ временно были и капиталистами-аграриями, и помещиками-полукрепостниками.

См. подробнее: Анфимов A.M. Указ. соч. Гл. 2.

См.: Ковальченко И.Д., Селунская Н.Б., Литваков Б.М. Социально-экономический строй помещичьего хозяйства Европейской России в эпоху капитализма. М, 1982; Коваль­ ченко И.Д., Моисеенко Т.Л., Селунская Н.Б. Социально-экономический строй крестьян­ ского хозяйства Европейской России в эпоху капитализма. М., 1988.

А.

Альтернативный характер становления в стране аграрного капитализма вызы­ вал острейшую борьбу, охватывающую все классы и социальные слои и общест­ венно-политические силы, а аграрно-крестьянский вопрос был основным вопро­ сом общественной жизни в течение всей эпохи капитализма. И хотя объектив­ но-исторические предпосылки для торжества «крестьянского» капитализма имели | п о д собой несравненно более широкую основу, чем капитализма «помещичьего», исход борьбы двух путей определялся соотношением социальных сил. К началу XX в. неизбежность, если можно так выразиться, прямой «схватки» этих сил, стала очевидной. В революции 1905—1907 гг. решался вопрос о создании условий, необходимых для победы «крестьянского» типа капитализма в буржуазном аграр­ ном развитии. Но революция потерпела поражение, и такие условия не были со­ зданы1. Естественно, помещики и самодержавное государство должны были пред­ принять усилия для укрепления своего господства и обеспечения главенства по­ мещиков в аграрном строе страны и, в конечном счете, торжества консерватив­ ного типа буржуазной аграрной эволюции. Столыпинская аграрная реформа и должна была решить эту задачу.

Официально столыпинская аграрная реформа была провозглашена именным высочайшим указом Сенату 9 ноября 1906 г. «О дополнении некоторых поста­ новлений действующего закона, касающегося крестьянского землевладения и землепользования», который был принят как закон 10 июня 1910 г. Основные идеи, положенные в основу реформы, а именно необходимость ликвидации общин и вовлечение надельных земель в свободный режимный оборот, высказы­ вались задолго до П.А. Столыпина. Их, в частности, активно развивал еще до революции 1905—1907 гг. СЮ. Витте.

Прежде чем рассматривать суть и ход реализации реформы, напомним об общей оценке реформы, данной современниками. Наиболее развернуто и кон­ центрированно она прозвучала при обсуждении аграрного вопроса в III Государ­ ственной думе.

Сам Столыпин, выражая позицию правительства в своем выступлении в Думе (в ноябре 1907 г.), отстаивая реформу, говорил: «Не беспорядочная раздача зе­ мель, не успокоение бунта подачками — бунт погашается силой, а признание не­ прикосновенности частной собственности и, как последствие, отсюда вытекаю­ щее, создание мелкой личной собственности, реальное право выхода их общины и разрешение вопросов улучшенного землепользования — вот задачи, осущест­ вление которых правительство считало и считает вопросами бытия русской дер­ жавы». В другой речи он подчеркивал, что, проводя реформу, правительство «ставило ставку не на убогих и пьяных, а на крепких и сильных»3.

Лидер крайне правых Н.Е. Марков-второй приветствовал «появление нового класса крестьян — мелких собственников или крестьян — помещиков... ибо они дадут больше пищи народу, а следовательно, от их появления народу будет лучше». Те, кто требует отчуждения частной земли, «стоят за голод и нищету наСледует обратить внимание на важность более широкого и глубокого рассмотрения причин поражения революции 1905—1907 гг. Представляется, что любая буржуазная рево­ люция не может победить без поддержки буржуазии. Думается, что отказ российской бур­ жуазии от такой поддержки не сводится, как чаще всего полагают, к одним общественнополитическим мотивам, но имеет свои и более глубокие корни.

Сборник речей. СПб., 1912. С. 45-46.

Там же. С. 75.

ЛП1 рода»1. Помещик-октябрист А.Д. Голицын оценивал общину как стоячее болото, которое дает «послушный материал для всякого рода массовых выступлений».

Путь к прогрессу деревни по его мнению, — «свободная от гнета общины лич­ ность, просвещение, культура и ограждаемый законом упорный частный труд»2.

Кадет А.Е. Березовский указывал, что «теперь истинный план и расчеты прави­ тельства не скрываются и им самим; оно откровенно говорит, что эта мера (аг­ рарная реформа. — И.К.) необходима для того, чтобы приступить к насаждению крепкого крестьянского хозяйства»3. Фракция трудовиков в III Думе полагала, что указ от 9 ноября 1906 г. «преследует политическую цель расслоения деревни на зажиточное меньшинство, которое должно явиться прочной опорой правительства и земледельческого класса, и экономически зависимую и политически совершен­ но бесправную массу». «Он выгоден главным образом помещикам и фабрикантам, так как значительно увеличивает предложение труда и понижает и без того край­ не низкую заработную плату»4. «Правительство поняло, — подчеркивал В.И. Ленин, — что вся масса крестьян против него, и оно старается найти себе союзников из крестьянских богатеев»5. Социально-экономическую и обществен­ но-политическую направленность реформы можно резюмировать словами немец­ кого свидетеля профессора Аугагена: «В широкие крестьянские массы, — писал он, — вгоняется клин путем создания слоя крепких крестьян-собственников. Ува­ жая свою собственность, они создадут в среде самого крестьянства прочную почву для охраны крупного землевладения»6.

Таким образом, основная цель реформы состояла в расширении путем раскола относительного единства и общности интересов крестьянского мира условий для торжества аграрного капитализма в его консервативно-помещичьем, «прусском»

варианте и укрепления социальной опоры самодержавного строя.

Главным путем достижения указанной цели были ликвидация крестьянской общины с присущей ей системой землевладения и землепользования и создание широкого слоя личных крестьян-собственников, ведущих предпринимательское рыночное хозяйство и расширяющих его прежде всего за счет покупки бывших общинных надельных, а не только частновладельческих (прежде всего дворян­ ских) земель, как было до реформы. Указанную суть реформы следует иметь в виду нашим современникам, усматривающим в ней чуть ли не образец для ре­ шения современных аграрных проблем.

Посмотрим, в какой мере правительству удалось практически реализовать на­ меченные реформой меры.

Прежде всего об общине. По данным земельной переписи 1905 г., в 50 губер­ ниях Европейской России насчитывалось 12,3 млн дворов, владевших 138,8 млн дес. надельной земли. На общинном праве владели землей 9,2 млн дворов (76,7% всех дворов), которым принадлежало 100,7 млн дес. (80,4% надельной земли).

Вместе с казачеством на общинном праве находилось 77,2% дворов и 83,4% на­ дельных земель.

По сведениям губернаторов, которые далеко не были заинтересованы в пре­ уменьшении успехов в проведении реформы и располагали наиболее обширными данными о положении дел в губерниях, к 1 января 1916 г. выделились из общины Сидельников СМ. Аграрная реформа Столыпина: Сборник материалов. М., 1973. С. 278.

Там же. С. 282-283.

Там же. С. 287.

Там же. С. 241.

Ленин В.И. Поли. собр. соч. Т. 20. С. 77.

Цит. по: Герасименко Г.А. Указ. соч. С. 22.

Статистика землевладения 1905 г. Свод данных по 50 губерниям Европейской Рос­ сии. СПб., 1907. С. 174-175.

и укрепили землю в личную собственность 2,5 млн дворохозяев (27% всех обшир­ ных дворов), имевших 15,9 млн дес. (14% всех общинных земель)1. Наиболее ак­ тивным выход из общины был в 1908—1910 гг. (вышло более половины всех вы­ делившихся дворов), ас 1911 г. выход из общины резко сократился.

Очевидно, что курс на ликвидацию общины потерпел провал, что подрывало возможность достижения основной цели реформы. И дело здесь не только в том, что выделилось из общины лишь немногим более пятой части дворов. Важно и то, что, во-первых, из общего числа выразивших желание выйти из общины лишь немногим более четверти дворов (26,6%) получили от сельского общества согла­ сие на выход. Большая же часть выделившихся (72,3%) получили разрешение на выход от местных властей, т.е. утверждение личного землевладения совершалось под административным нажимом на деревню2. Во-вторых, из общины вышли от­ нюдь не только наиболее состоятельные крестьяне, стремившиеся вести предпри­ нимательское хозяйство. Это прежде всего видно из того, что на 27% дворов, вы­ шедших из общины, приходилось всего 14% общинных надельных земель.

Конкретные цели выхода из общины рассматриваются в обследованиях и оп­ росах, проводившихся различными организациями и обществами. Так, в ответах корреспондентов Вольного экономического общества выделяются три причины выхода из общины: 1) боязнь потерять при переделе имевшиеся излишки земель;

2) стремление продать землю; 3) желание вести самостоятельное хозяйство3. По сведениям, собранным Московским обществом сельского хозяйства, в 1909 г. ук­ репили землю в собственность для ее продажи 52,5% опрошенных, из опасения потерять излишки земли при переделе — 27,3% и для улучшения хозяйства лишь 18,7%4. Аналогичное положение было и в других районах5.

Таким образом, из общины уходили прежде всего представители полярных слоев деревни — полностью или в значительной мере пролетаризированные ее слои, стремившиеся продать надел, и наиболее состоятельные крестьяне, ведущие предпринимательское хозяйство. Этим было обусловлено то, что самая высокая доля дворов, вышедших из общины, была в районах с наибольшим развитием ка­ питализма в крестьянском хозяйстве. Это губернии — Таврическая (63,6%), Екатеринославская (54,1%), Самарская (49,4%), Киевская (48,6%), Курская (43,8%).

Наименьшее число дворов вышло из общины в Пермской (4%), Вятской (4,9%), Астраханской (5,3%), Вологодской (6,5%) губерниях, т.е. на окраинах Европей­ ской России, где помещичье землевладение и хозяйство играли незначительную роль, а обеспеченность крестьян надельной землей была самой высокой сравни­ тельно с другими районами. Обращает на себя внимание и тот факт, что доля вы­ шедших из общины в нечерноземной полосе (13,8%) была вдвое ниже, чем в чер­ ноземной (27,7%). Исключением была Московская губерния (31,2%)6.

Столь существенные различия в выходе из общины свидетельствуют о том, что этот процесс был тесно связан со спецификой социально-экономического развития различных регионов. Поэтому необходим специальный анализ зависи­ мости выхода из общины от соотношения помещичьего и крестьянского земле­ владения и хозяйства, развития капитализма в городе и в деревне и других фак­ торов. Нуждаются в более глубоком изучении и причины того, почему община выдержала мощный натиск на нее. Поэтому следует не только раскрыть негатив­ ное воздействие общины на аграрное развитие, что прежде всего и делается в исДубровский СМ. Указ. соч. С. 199.

Там же. С. 211.

Чернышев И.В. Общины после указа 9 ноября 1906 г. Ч. 1. М, 1917. С. 48 и др.

Дубровский СМ. Указ. соч. С. 213.

Там же. С. 214.

Там же. Приложение 2 (с. 574—576).

ториографии, но и конкретно показать общину как «демократическую организа­ цию местного управления, как товарищеский или соседский союз»1, в котором остро нуждалось крестьянство, в том числе и зажиточное.

Выход из общины не только превращал наделы в личные владения крестьян, но и предусматривал право сведения их воедино в виде отрубов или хуторов, что значительно расширяло свободу хозяйственной деятельности, без которой не мог сложиться слой крестьян-предпринимателей, на насаждение которого и была на­ правлена реформа.

В 1907—1915 гг. на надельных землях крестьян было создано 1265 тыс. хуторов и отрубов (10,3% от общего числа всех крестьянских хозяйств), под которыми было занято 12232 тыс. дес. земли (8,8% всех крестьянских земель). Всего же с учетом хуторов и отрубов, созданных на землях Крестьянского банка и казны, участковым землевладением было охвачено 15,4 млн дес. земли2, что составляет 11 % от общей площади надельных земель. Очевидно, при таком низком удельном весе индивидуальное участковое хозяйство не могло оказать существенного воз­ действия на общее развитие сельскохозяйственного производства страны.

Важным является и то обстоятельство, что почти половина участкового хозяй­ ства (7 млн дес. из 15,4 млн дес.) было сконцентрировано всего в семи южных и юго-восточных губерниях (Таврическая, Херсонская, Екатеринославская, Харь­ ковская, Саратовская, Самарская, Ставропольская губернии)3, на которые прихо­ дилось менее 10% всех надельных земель. По отношению к ним участковое зем­ левладение составляло здесь примерно треть. Именно здесь, в районах Степного юга и юго-востока Европейской России личное участковое землевладение и зем­ лепользование могло в наибольшей мере воздействовать на ход буржуазной аграр­ ной эволюции.

Расширить и укрепить слой личных собственников-крестьян правительство рассчитывало, во-первых, путем скупки ими надельной земли, поступившей в свободный товарооборот, и, во-вторых, путем содействия покупке крестьянами частновладельческих земель через Крестьянский поземельный банк. Итоги здесь были такими.

Всего в 1908—1915 гг. надельную землю полностью или частично продали 1,1 млн дворов (9% всех крестьянских дворов). Ими было продано 4 млн дес.

земли (2,8% всех надельных земель). При этом 87% проданных земель находилось в общинном, а 13% — в подворном владении4. Очевидно, что указанный размах продажи надельных земель лишь в малой степени влиял на развитие земельного рынка, замедленность формирования которого, как указывалось, тормозила раз­ витие капитализма в стране. Продавали землю в основном беднейшие слои де­ ревни. Это была, если можно так выразиться, продажа «из нужды». Поэтому, как правило, продавался весь надел. Продавали надельную землю и зажиточные крес­ тьяне, но это было связано с более рациональной организацией хозяйства (напри­ мер, переселение на купленные частновладельческие земли). Покупали надельные земли прежде всего крестьяне самостоятельные.

Значительно большую роль в расширении участкового крестьянского земле­ владения в годы столыпинской реформы сравнительно с надельными землями имели покупки частновладельческих земель. Содействие этим покупкам оказывал Крестьянский поземельный банк, учрежденный в 1882 г. Банк продавал крестьяЛенин В.И. Поли. собр. соч. Т. 6. С. 344.

Першин П.Н. Участковое землепользование в России. Хутора и отруба, их распро­ странение за десятилетие 1907—1916 гг. М., 1922. Приложение. С. 46—47.

Там же.

Дубровский СМ. Указ. соч. С. 361.

Там же. С. 371.

нам или принадлежавшие ему земли, купленные у частных землевладельцев, или оказывал путем выдачи ссуд содействие в приобретении ими этих земель у самих владельцев. В годы столыпинской реформы деятельность банка значительно ак­ тивизировалась. Если до 1906 г. крестьянами было приобретено через банк 8,3 млн дес, то в 1906—1916 гг. — 9,6 млн дес. При этом наиболее активной де­ ятельность банка была в 1908—1911 гг., когда площадь приобретенной через банк земли составляла 5,2 млн дес. Далее идет существенное сокращение этих покупок.

Три четверти проданной через банк земли принадлежало дворянам. Среди покуп­ щиков росла доля зажиточных крестьян, которым, несомненно, принадлежала большая часть купленных земель1.

В целом рынок приобретаемых крестьянами через банк земель был более ши­ роким, чем рынок земель надельных. Однако и покупка земли через Крестьян­ ский банк тоже не дала существенных сдвигов ни в насаждении предпринима­ тельских крестьянских хозяйств, ни в развитии земельного рынка. Общие покуп­ ки крестьянами надельных и частновладельческих земель за время столыпинской реформы составляли лишь 10% по отношению к надельным землям (4 млн дес.

надельных и 9,6 млн дес. частновладельческих земель при 139 млн дес. надельных земель). При этом, как указывалось, с 1912 г. начинается падение объема приоб­ ретаемой крестьянами земли. Так, если в 1910—1911 гг. было приобретено (на­ дельных и частновладельческих) 4 млн дес, то в 1913—1914 гг. — лишь 2,9 млн дес.

Одной из важнейших причин низкого уровня товарного оборота земли была социальная узость, помещичья направленность земельной политики самодержа­ вия. Крестьянский банк покупал помещичьи земли по явно завышенным ценам, которые к тому же росли. Так, средняя цена десятины земли, купленной крес­ тьянами через банк до 1906 г., была 81 руб., а в 1906—1916 гг. — 133 руб.2 В итоге росли платежи по ссудам банка, а вместе с ними и задолженность. Характерно, что до 1911 г. задолженность сокращалась (в 1910 г. она составляла 21,3% к го­ довому окладу), ас 1911 г. начинает быстро расти (1914 г. она равнялась 51,6% оклада)3.

Таким образом, с одной стороны, самодержавие стремилось насадить в дерев­ не слой самостоятельных крестьян-предпринимателей, а с другой стороны, вы­ двигая на первый план интересы помещиков, оно мало содействовало этому про­ цессу. Ставка делалась на то, что распад общины приведет к концентрации со­ стоятельными крестьянами в своих руках материальных, и прежде всего земель­ ных, ресурсов деревни. Этой же цели, а также разрядке социального напряжения в деревне, служила и политика переселения крестьян за пределы Европейской России. Итоги этого процесса хорошо известны. Напомним лишь, что в 1880— 1895 гг. в восточные районы страны переселилось 46461,7 тыс. человек, в 1896— 1905 гг. - 107,9 тыс., а в 1906-1911 гг. - 3078,9 тыс. Около пятой части (18,6%) переселившихся в 1896—1916 гг. вернулись обратно. При этом и переселенческое движение достигло своего максимума в 1907—1909 гг., после чего начался его спад.

При всех трудностях, с которыми сталкивались переселенцы, они несомненно внесли, как показано в обширной литературе, существенный вклад в хозяйствен­ ное освоение новых регионов. Однако переселения не ослабили ни земельной нужды крестьянства, ни социальной напряженности в деревне. Ни привели они и к заметному росту могущества состоятельных слоев деревни, хотя прежде всего им достались земли переселенцев.

Батуринский Д.А. Указ. соч. С. 127—131.

Подсчет сделан по: Батуринский Д.А. Указ. соч. С. 127.

Дубровский СМ. Указ. соч. С. 348.

Там же. С. 390-391.

Таковы основные направления и итоги столыпинской аграрной реформы. Со всей очевидностью эти итоги свидетельствуют о том, что столыпинская аграрная реформа провалилась еще до Первой мировой войны. Поэтому безосновательны всякие утверждения о том, что для успеха реформы, а следовательно, и для тор­ жества в России порядков, установившихся в Западной Европе, не хватило мир­ ного времени. При этом, как уже указывалось, игнорируется и то обстоятельство, что буржуазное аграрное развитие шло и по альтернативному, буржуазно-демо­ кратическому пути.

Посмотрим теперь, каково было воздействие столыпинской реформы на общий ход аграрного развития. Судить об этом по целому ряду важных аспектов этого развития позволяют имеющиеся статистические данные как хорошо извест­ ные (урожайная статистика, военно-конские переписи), так и еще не введенные в широкий научный оборот. Особую ценность среди последних имеют сведения о землевладении и землепользовании, размерах посевов и количестве рабочего и другого скота в крестьянских и частновладельческих (помещичьих) хозяйствах в 1906—1907 гг. и 1912—1913 гг., т.е. непосредственно в период реформы, собран­ ные Центральным статистическим комитетом и хранящиеся в ЦГИА. Эти сведе­ ния дают реальную, а не искаженную в официальных публикациях картину со­ отношения крестьянского и помещичьего хозяйства1. Правда они охватывают лишь 19 губерний на первый момент (11 губерний за 1906 г. и 8 — за 1907 г.) и 12 губерний на второй (6 губерний за 1912 г. и 6 — за 1913 г.). Итоги обработки этих данных по ряду показателей приведены в таблице 2.

–  –  –

Прежде всего интересно посмотреть, как изменилось в годы реформы соотно­ шение крестьянского и помещичьего хозяйства. Доля помещиков в крестьянском и частновладельческом землевладении во всех районах сократилось. Сократилась (кроме Нечерноземного района) и доля помещичьих посевов. Характерно, что в двух черноземных районах, на которые приходилась подавляющая часть посевов всех 17 рассматриваемых губерний, сокращение доли помещичьих посевов в Южном районе было намного ниже, чем в Среднечерноземном. Но в целом па­ дение роли помещичьего хозяйства в рассматриваемый период происходило ин­ тенсивней, чем в период от реформы 1861 г. и до реформы Столыпина1. Это следствие широкой распродажи земель помещиками под воздействием револю­ ции. Столыпинская реформа не внесла здесь существенных изменений. Крестьян­ ский поземельный банк лишь более активно, чем прежде, содействовал выгодной продаже земли помещикам.

Существенным является тот момент, что в Западном и Южном районах воз­ росла доля рабочего скота, принадлежавшего помещикам. Следствием этого было то, что здесь значительно увеличилась доля помещичьих посевов, которые могли быть обработаны собственным рабочим скотом (на западе — с 71,1 до 90%, а на См.: Ковальченко И.Д. Соотношение крестьянского и помещичьего хозяйства... С. 185.

юге _ 68,1 до 82,4%)'. Эт° Т" несомненное свидетельство ускорения процесса ут­ верждения буржуазных отношений в помещичьем хозяйстве. Вместе с тем в Среднечерноземной полосе, где была сосредоточена большая часть помещичьих посе­ вов рассматриваемых губерний, эта доля изменилась несущественно (с 53,2 до 55,9%) и была лишь немИ° г и м более половины. Это значит, что здесь были ши­ роко распространены отработки. Среднечерноземная полоса, как и до реформы, осталась бастионом полукрепостнических пережитков.

В целом столыпинская реформа не внесла каких-либо существенных измене­ ний в развитие помещичьего хозяйства. Да и не ставила такой задачи. Цель со­ стояла в обратном — в с 0 Х Р а н е н и и в неприкосновенности буржуазно-консерва­ тивного, сопряженного с крепостническими пережитками характера развития по­ мещичьего хозяйства.

Конкретные изменения в крестьянском землепользовании и хозяйстве состо­ яли в следующем. Везде в землепользовании (кроме западных губерний) сокра­ тилась доля арендованных и возросла (кроме южных губерний) доля покупных земель. Покупные и арендуемые земли составляли существенную часть земле­ пользования в Южном районе, но за время реформы она не возросла, а сокра­ тилась (с 30,4 до 25,1%). 0 другом земледельческом районе (Среднечерноземном) товарная часть землепользования возросла с 11,9 до 15,2%. В общем изменения в структуре крестьянского землепользования не были существенными. Так, сред­ негодовой прирост покупных земель крестьян в 19 губерниях составил в 1877— 1905 гг. 6 9% а в 1906—1913 гг. — 7,4%, т.е. реформа, несмотря на то, что теперь крестьяне покупали в собственность и надельные земли, не дала ожидаемых ре­ зультатов2. В целом крестьянское землепользование осталось низкотоварным, надельно-натуральным.

В состоянии крестьянского хозяйства каких-либо серьезных сдвигов также не произошло. Относительные размеры общего землепользования крестьян (всех зе­ мель на двор), за исключением Южного района (где они остались прежними), не­ сколько сократились. Но размеры посевов и количество рабочего скота на двор, кроме Нечерноземного района, остались неизменными. Наиболее высоким в ука­ занном отношении уровень крестьянского хозяйства был в Южном районе.

Конечные результаты воздействия столыпинской реформы на развитие сель­ скохозяйственного производства отражаются в его состоянии. Посмотрим, каким было состояние основной отрасли этого производства — земледелия. Выше уже говорилось о его существенном прогрессе в конце XIX — начале XX в. Что же дала для этого прогресса столыпинская аграрная реформа?

Обобщенным показателем успехов в развитии сельскохозяйственного произ­ водства являются данные об объеме производимой продукции (см. табл. 3).

Валовые сборы земледельческой продукции в 1909-1913 гг., т.е. в разгар сто­ осли лыпинской реформы, возр сравнительно с началом века незначительно (всего же на 7,3%). Среднегодовой прирост этих сборов заметно снизился (до 1,46% против 2,41%). Поэтому утверждения о росте сбора хлебов в период реформы в два раза ' являются чистейшим вымыслом. Даже по сравнению с 70-ми годами XIX в. этот прирост (по зерновым и картофелю) составил всего 75,7%. Реформа 1 в Доля посевов помещик° которая могла быть обработана их рабочим скотом, была сь определена так Рассчитывал° количество посевов на голову рабочего скота в целом по губернии На основе этого расчета и с учетом численности рабочего скота помещиков вы­ числялась площадь посевов, которую помещики могли бы обработать своим рабочим ско­ том. Затем эта площадь соотносилась с общей площадью посевов помещиков.

Подсчет по: Статистика землевладения 1905 г. СПб., 1907. Табл. II и материалы ЦСК за 1906 и 1913 гг.

См.: Огонек. 1989. № 45- С. 12.

не привела к сдвигу в развитии земледелия. Пик этих сдвигов был пройден до революции 1905—1907 гг.

–  –  –



Pages:   || 2 |
Похожие работы:

«Выступление Председателя Счетной палаты Российской Федерации С. В. Степашина на Совещании по вопросу совершенствования системы государственного контроля Москва, Кремль, 17 октября 2007 года Уважаемые коллеги, друзья! Прежде всего, хотел бы поблагодарить наших коллег из Контрольного управлен...»

«СФЛОУЛАИН пк102162 -02 ИЗОЛЯЦИЯ СТЫКОВ ТРУБОПРОВОДОВ Ш трубопроводах с изоляцией из пенополиуретана основным и наиболее ответственным этапом является изоляция стыков, которая обеспечивает прочные и водонепроницаемые соединения между трубами и другими элементами трубопровода. Только надежный стык может обеспечить расчетный срок эксплуатации. ЗАО МосФлоу...»

«3rd International Conference «Research, Innovation and Education» 2016 Bashanaeva G.G. FEATURES OF ATTENTION OF STUDENTS OF INTROVERTS AND EXTROVERTS IN EMOTIONALLY SIGNIFICANT SITUATION Bashanaeva Gulizar Gadzhievna, Candidate of Psychology, associate professor of the Chair of Common and practical psychology in Moscow City...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ ЧЕЛЯБИНСКОЙ ОБЛАСТИ ПРИКАЗ 24 марта 2014 года № 03/ 938 Челябинск Об утверждении Положения и состава государственной экзаменационной комиссии Челябинской области в 2014 году В соответствии с Порядком проведения государственной итоговой аттестации по образовательным программам среднего общего образова...»

«УДК 624.012.4 СТЫКОВОЕ СОЕДИНЕНИЕ ПЛИТЫ ПОКРЫТИЯ И КОЛОННЫ В МОНОЛИТНОМ ЖЕЛЕЗОБЕТОННОМ БЕЗБАЛОЧНОМ КАРКАСЕ Рихтер Д.А., Иовенко А.А. Научный руководитель – к.т.н., профессор Яров В.А. Сибирский Федеральный Университет В связи с постоянным ростом плотности городской застройки особое место и назначение среди соо...»

«Энди Робин Кавет Грегг Как выйти сухим из воды. Искусство выкручиваться из самых неловких жизненных ситуаций Текст предоставлен издательством http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=6022864 Как выйти сухим из воды. Искусство выкручиваться из самых неловких жизнен...»

«Т.А. Васильева АКТЫ ДЕЛЕГИРОВАННОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА КАК ИСТОЧНИК ПУБЛИЧНОГО ПРАВА ЗАРУБЕЖНЫХ СТРАН Одной из особенностей развития публичного права зарубежных стран во второй половине XX – начале XXI в. является придание конституционного статуса актам делегированного законодательства и широкое использование данного нормативного...»

«Автоматизированная копия 586_312992 ВЫСШИЙ АРБИТРАЖНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ПОСТАНОВЛЕНИЕ Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации № 11082/11 Москва 15 декабря 2011 г. Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации в составе: председательствующего – Председателя Высшего Арбитр...»

«СБОРНИК ПО НОРМАМ ТЕХНОЛОГИЧЕСКОГО ПРОЕКТИРОВАНИЯ ПРЕДПРИЯТИЙ BIBLIOTECA CONDUCTORULUI БИБЛИОТЕЧКА РУКОВОДИТЕЛЯ Chiinu СОДЕРЖАНИЕ Введение 1. Нормы технологического проектирования комплексов для выращивания вешенки, НТП-АПК 1.10.09.003-04.2. Нормы технологи...»

«1 Рецензия на концерт 24 ноября 2011 года «По страницам Русской музыки» в Большом зале ГМК имени Гнесиных студента 4 курса «Теория музыки» Александра Тлеуова. В минувший четверг в нашем Большом зале прошёл замечательный «интернациональный» концерт, в котором приняли участие студенты вокального, струнного, фор...»

«Распределение по семестрам Номер Учебные занятия Число Форма семесткурсоитоговой ОбВ том числе ра щий вых аттестаАудиторные Самостоятельобъем проекции (заная работа ВсеИз них тов (рачет, экго ЛекЛаб. Практ. бот), замен) ции расчетных заданий 6 55 34 16 8 10 21 зачет Методика преподавания русского языка занимает одно из ц...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ БАШКИРСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ВЕСТНИК МАГИСТРАТУРЫ Сборник научных статей магистрантов Уфа РИЦ БашГУ УДК 343 ББК 64.410 В38 Печатается по решению редакционно-издательского совета Башкирского государственного университета Ответств...»

«ТЕМА №11 «ОДИНОЧНЫЙ ОБЫКНОВЕННЫЙ СТРЕЛОЧНЫЙ ПЕРЕВОД» Особенности конструкций стрелочных переводов и требования, предъявляемые к ним.Отличительными особенностями стрелочных переводов от обычного пути на перегонах являются: разрыв рельсовой колеи в месте пересечения внутренних рельсовых нитей в зоне крестовины; прикрепление...»

«Економічні науки розрізі визначених періодів часу, що обумовлені метою та завданнями. Дієвість – здійснення оцінки конкурентоспроможності, та активний вплив, регулювання її рівня через блоки аналізу, контролю, управління та інші елементи. Інформативність – оцінка рівня конкуренто...»

«УДК 331.108 Е.В. Юровских, г.Шадринск Менеджер проекта В статье дан обзор понятия «менеджер проекта», раскрыты требования к качествам менеджера проекта, предложены основные направления деятельности по повышению эффективности управления проектами. Менеджер проекта, программное обесп...»

«Жилье в Воронеже, а именно новостройки Воронежа в 2013 году. Что было? Что есть? Чего ждать? Добрый день, Уважаемые наши посетители сайта, и возможно будущие покупатели. Данная статья о жилье в Воронеже не рекламная, а моя попытка как специалиста в это...»

«Любовь БОЙЦОВА Гражданин против государства? Положение об ответственности государства перед гражданами за причиненный им государством ущерб включено в Конституцию Российской Федерации. Однако в плане законодательных...»

«Глава 18 ГОРМОНЫ И ДИНАМИКА ФУНКЦИОНАЛЬНОЙ МЕЖПОЛУШАРНОЙ АСИММЕТРИИ М.П. Чернышева, Р.И. Коваленко При относительной стабильности структурных основ межполушарной асимметрии, определяемых ипсии контрлатеральными афферентными входами церебральных центров, проявления...»

«ПРЕДМЕТ ПОЛИТИЧЕСКОЙ ФИЛОСОФИИ Т. А. Алексеева АЛЕКСЕЕВА Татьяна Александровна, кандидат философских наук, зав. сектором Института философии РАН. Если политология оценивается отечественным научным сообществом как дисциплина, необходимая и важная для системы современного знания, то политическую...»

«ГОДОВОЙ ОТЧЕТ ПЕНСИОННЫЙ ФОНД www.pfrf.ru РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ПЕНСИОННЫЙ ФОНД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ГОДОВОЙ ОТЧЕТ ГОДОВОЙ ОТЧЕТ 2012 СОДЕРЖАНИЕ ОБРАЩЕНИЕ ПРЕДСЕДАТЕЛЯ ПРАВЛЕНИЯ ПЕНСИОННОГО ФОНДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ А. В. ДРОЗДОВА 1. 6 О ПЕНСИОННОМ ФОНДЕ РОССИЙ...»

«ПОЗОР, МУЖЕСТВО И ПРОЗРЕНИЕ: 444 ДНЯ, КОТОРЫЕ ИЗМЕНИЛИ АМЕРИКУ Mark Bowden. Guests of the Ayatollah: The Iran Hostage Crisis, the First Battle in America's War with Militant Islam. Atlantic Monthly Press: 2006. 704 p. Рецензия – Константин Эггерт Мое личное мнение таково: ср...»

«238 УДК 004.4:541 Моделирование процесса физической адсорбции методом вероятностного клеточного автомата Варфоломеева В.В., Терентьев А.В. ФГБОУ ВПО «Самарский государственный аэрокосмический университет им. академика С.П. Королева (национальный исследовательский универси...»

«1 коллективно. Поручить такое дело можно группе из нескольких человек, которые, не отвлекаясь на другие вопросы, основательно изучат доверенную им проблему и подготовят возможные варианты ее решения. Совету надо только поставить задачу этой группе общественных управля...»

«ОГЛАВЛЕНИЕ Номер раздела, Номер Название раздела, подраздела, приложения подраздела, страницы приложения Введение Основания возникновения обязанности осуществлять раскрытие информации в форме ежеквартального отчета. I. Сведения о банков...»

«Структура программы подготовки специалистов среднего звена по специальности 38.02.07 Банковское дело Общие положения 1.1. Нормативные документы для разработки ППССЗ 1.2. Общая характеристика ППССЗ, в том числе Цель (миссия) ППССЗ Срок освоения ППССЗ Тру...»

«Харчикова Елена Александровна воспитатель, вторая, МБДОУ «Детский сад № 16» г. Торжок har4ickova.alena@yandex.ru «Современные подходы к развитию познавательной активности у детей дошкольного возраста» Аннотация: Познавательное ра...»

«НАУЧНЫЕ В Е Д О М О С Т И -'-, | С е р и я Естественные науки. 2 0 1 1. № 9 (104). Выпуск 15/2 152 УДК (581.8 + 58141:582.682 + 615.322 АНАТОМО-МОРФОЛОГИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ ЦВЕТОНОСОВ МАК...»








 
2017 www.pdf.knigi-x.ru - «Бесплатная электронная библиотека - разные матриалы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.