WWW.PDF.KNIGI-X.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Разные материалы
 

«УДК 159. 99 Вестник СПбГУ. Сер. 12. 2012. Вып. 1 Н. В. Петрова 1 АНАЛИЗ ФОРМИРОВАНИЯ ДОВЕРИЯ К АВТОРУ И ЕГО ТЕКСТАМ Введение В исследовании «Феномен доверия в публичной ...»

УДК 159. 99 Вестник СПбГУ. Сер. 12. 2012. Вып. 1

Н. В. Петрова 1

АНАЛИЗ ФОРМИРОВАНИЯ ДОВЕРИЯ К АВТОРУ И ЕГО ТЕКСТАМ

Введение

В исследовании «Феномен доверия в публичной интернет-коммуникации» (грант

РГНФ № 10–06–00354а) была поставлена задача изучить проблему доверия/недоверия

в  интернет-среде. При этом возникла потребность более четко определить предмет

рассмотрения, поскольку под доверием могут пониматься разные вещи и  это может вызвать проблемы, связанные с подменой понятий, и сложности в достижении взаимопонимания между исследователями. С другой стороны, структурирование феномена доверия является вполне самостоятельной задачей, решение которой затрагивает в первую очередь содержательные и только во вторую — терминологические вопросы.

Данная работа посвящена одной из основных форм интернет-контента — текстам.

Сегодня внимание к  факторам, оказывающим влияние на степень доверия к  тексту, возрастает в  связи с  усилением конкуренции интернет-ресурсов: новостных и  аналитических сайтов, интернет-магазинов, сайтов общественных и коммерческих организаций и пр. Вследствие этого мы можем найти много практико-ориентированных статей для копирайтеров, в  которых обсуждается, как вызывать доверие у  читателя к своим текстам [см., например: 1].

Характеристика современного состояния проблемы В академических исследованиях мы часто встречаемся с  изучением феномена убеждения, поскольку именно убеждение является одним из  центральных понятий психологии влияния.



Учитывая то, что убедить — значит заставить поверить, уверить [2], факторы убеждения напрямую соотносятся с факторами доверия. В западных академических исследованиях убеждения в интернет-среде чаще всего используется модель убеждения Р. И. Петти и Дж. Т. Качиоппо [3] — модель определения вероятности серьезного осмысления. В ней указаны прямой и косвенный пути убеждения. Прямой связан с апелляцией к критическому мышлению и основывается на логике аргументации, а выбор косвенного пути означает воздействие на человека при помощи «периферических стимулов» — своеобразных подсказок, стимулирующих принятие аргумента без серьезного осмысления. О роли периферических стимулов писал еще Аристотель, называя в качестве факторов, усиливающих убедительность речи, не только качество аргументации, но  и  характер, поведение оратора, его эмоциональное воздействие на слушателей [4]. А. В. Васильев предпринял попытку выделить периферические стимулы, влияющие на процесс убеждения в текстовой интернет-коммуникации [5]. Основываясь на результатах своего исследования, он предложил «формулу» убедительного сообщения, то есть перечислил факторы, благотворно влияющие на доверие к сообщению. Автор этой работы рассматривает факторы убедительности сообщения-совета © Н. В. Петрова, 2012 на форуме. Специфика его метода заключается в том, что читатель (испытуемый) не знакомится с  авторами этих сообщений и  другими их текстами, то есть происходит безличная оценка текста.

Цель исследования — изучение особенностей изменения уровня доверия к очередному тексту автора и к самому автору по мере знакомства с его текстами. В данной работе обращается внимание также не на благотворно действующие на доверие факторы, а на угрозы доверию. Таким образом, объектом исследования является оценка текстов и авторов по параметрам доверия-недоверия, а предметом — факторы, влияющие на процесс формирования такой оценки, в особенности те из них, которые представляют собой угрозу доверию.





Обсуждение результатов исследования Связь доверия к тексту и доверия к автору При формировании доверия к тексту некоего автора, следует учитывать эффект ореола. Представления о  личности, несомненно, влияют на восприятие свойств, поступков и идей этой личности.

Не является исключением ситуация с автором текста:

представления об авторе влияют на оценку его текста. Для примера, Т. В. Тягунова [6] указывает на то, что доверие студентов к текстам основано на их представлениях об авторитете автора, а  Н. А. Логинова [7] демонстрирует эффект ореола в  восприятии учеными научных психологических текстов.

Итак, доверие к тексту, очевидно, зависит от доверия к автору. Помимо прочего, зависимость доверия к тексту от авторитета автора следует из обыденного опыта: если о некоторой сенсации сообщает журнал “Nature”, мы доверяем ему охотнее, нежели сообщению о той же сенсации на мигающем баннере желтой прессы.

С другой стороны, влияние текста на доверие к автору не менее очевидно — как бы иначе мы составляли представление о том, насколько виртуальному автору стоит доверять? Мы интуитивно можем оценить адекватность незнакомого блоггера, прочитав несколько страниц его текста. К примеру, если он то и дело ссылается на сомнительные факты или разделяет не принимаемую нами позицию, мы решаем, что ему не следует доверять.

После прочтения очередного текста может измениться доверие к автору, а от текущего доверия к автору зависит доверие к его очередному тексту. Это некие функции, которые можно изучать. Например, один и  тот же текст вызывает доверие к  автору в разной степени в зависимости от текущего доверия. При столкновении с неправдоподобным тезисом в тексте высокоавторитетного автора читатель будет склонен разрешить возникший когнитивный диссонанс в пользу авторитета, и доверие к нему если и уменьшится, то незначительно. При столкновении с тем же тезисом в тексте незнакомого студента тот же человек с большей вероятностью сгладит диссонанс, думая, что студент не разбирается в вопросе, и доверие к нему уменьшится более заметно.

Эти рассуждения можно попытаться формализовать, структурировать понимание взаимного влияния доверия к  тексту и  доверия к  автору. Есть некоторая «объективная» характеристика текста, в соответствии с которой он должен вызывать доверие конкретного человека. В данном случае под объективностью мы понимаем то, что она зависит только от читателя и содержания текста и не зависит от автора. То есть речь идет о таком доверии читателя к тексту, которое возникло бы в отсутствие какихлибо представлений читателя об авторе. Назовем эту характеристику текстуальным доверием.

Итак, текстуальное доверие — функция от двух переменных, самого текста и читателя. Если написано, что все лебеди малиновые, то у большинства людей текстуальное доверие к такому тексту — нулевое. Текстуальное доверие — понятие в значительной степени теоретическое. Это доверие к тексту, которое возникло бы, если бы человек не имел никакой возможности оценить авторитетность источника. В  реальности такое встречается крайне редко. Даже если читатель не знает автора, он испытывает доверие к газете или сайту, где он видит статью. Если сайт для него нов — к оформлению сайта и т. п. Но в экспериментальной ситуации, когда испытуемому «в лаборатории»

предлагается текст неизвестного автора, можно получить текстуальное доверие в относительно чистом виде.

В жизни же есть реальное доверие, которое вызывает у  человека прочитанный текст. Назовем его итоговым доверием. Итоговое доверие к  конкретному тексту часто не совпадает с текстуальным. Если текстуальное доверие к информации о пользе жареной и жирной пищи практически нулевое, то в случае, если это будет заявлением ВОЗ или всемирно признанных диетологов, итоговое доверие к ней может быть весьма значительным.

Таким образом, итоговое доверие к  тексту является функцией от текстуального доверия к тексту и авторитетности автора на момент чтения. Но есть еще по крайней мере одна переменная, оказывающая влияние на итоговое доверие. Она связана со склонностью читателя полагаться на авторитет, то есть сглаживать когнитивный диссонанс между собственным и авторитетным мнением за счет отказа от первого. Назовем эту переменную доверием к себе. Доверие к себе регулирует то, как получившийся баланс между текстуальным доверием и авторитетностью автора влияет на итоговое доверие.

Заметим, что доверие к  себе, склонность полагаться на себя  — это достаточно устойчивая характеристика человека. Она может изменяться в  течение жизни, но  в  рамках изучения доверия конкретного читателя конкретному автору ее можно принимать за константу, так как все остальные характеристики доверия в нашей модели меняются намного быстрее.

Итак, человек читает текст, у него формируется итоговое доверие к этому тексту, и в зависимости от этого корректируется авторитетность автора для данного человека.

При оценке следующего текста этого автора будет играть роль авторитетность, сформировавшаяся после прочтения предыдущего текста (см. рис. 1).

Вышесказанное можно также представить в виде формул, которые для одного читателя одного автора рекуррентны и имеют следующий вид:

FT (X) = f (TT (X), A (X – 1), ST) (1) A (X) = g (A (X – 1), FT (X)), (2) где ST — self trust — доверие к себе (условно принимается за константу); A(Х) — авторитетность автора (или доверие к автору) после прочтения текста Х; TT(Х) — textual trust — текстуальное доверие к тексту Х (не зависит от автора, но зависит от доверия к себе); FT(X) — final trust — итоговое доверие к тексту (с учетом имевшегося авторитета автора и доверия к себе).

доверие тексты Рис. 1. Динамика формирования доверия читателя к автору и его текстам.

Примечания: А — авторитетность автора; FT — итоговое доверие к тексту; TT — текстуальное доверие. Точка в столбце с номером X означает соответствующую характеристику (А, FT или TT) после прочтения текста с номером X. Стрелка обозначает влияние одного доверия на другое.

Как наглядно показано на рис. 1, авторитетность автора после прочтения очередного текста складывается из  его предшествовавшей авторитетности и  итогового доверия к предыдущему тексту. А итоговое доверие к очередному тексту — из текстуального доверия как самостоятельной характеристики текста (на текстуальное доверие не влияют другие виды доверия) и авторитетности автора на момент чтения. Также схема наглядно иллюстрирует, что на доверие к  очередному тексту опосредованно воздействуют все предыдущие тексты благодаря их влиянию на представление об авторитетности автора к моменту чтения.

Следует оговориться, что на первый взгляд данная схема иллюстрирует знакомство с текстами одного автора, как если бы оно было дискретным явлением, тогда как в реальности оно скорее непрерывное. В действительности авторитетность автора редко остается константной на протяжении чтения одного текста, она может корректироваться в зависимости от доверия к только что прочитанному отрывку. Для точности иллюстрации следовало бы значительно уменьшить «шаги» и числами 1, 2, 3, 4, 5 и т. д.

обозначить не целые тексты, а те их единицы, после которых происходит коррекция доверий. Тем не менее, схема работает и в пределе (с минимальными шагами), и в дискретном варианте: итоговое доверие для целого текста все равно является функцией текстуального доверия к прочитанному и авторитетности автора в момент начала чтения. Хотя их влияние осуществляется и не в один «шаг», все промежуточные состояния определяются предыдущими, а значит, доверие к одному тексту определяется указанными двумя переменными.

Ошибки как угроза доверию к тексту Глядя на предложенную выше структуру, мы видим, что исходным, базовым источником доверия (как к  автору, так и к  текстам) является только текстуальное доверие. На его основе формируются все последующие виды доверия, то есть итоговое доверие к  какому-либо тексту и  доверие к  автору  — это опосредованные величины.

Поэтому особенно важным представляется изучение факторов текстуального доверия, доверия к тексту как таковому.

Рассмотрим ошибки в тексте, являющиеся важнейшим фактором, оказывающим влияние на формирование недоверия, то есть, представляющим наибольшую явную угрозу текстуальному доверию.

К языковым ошибкам относятся грамматические (в том числе пунктуационные) и  орфографические. К  ошибкам форматирования отнесем отсутствие точек в  конце предложений, отсутствие пробелов после точек, отсутствие заглавных букв в начале предложений и т. п. При этом имеет значение их единичность или повторяемость. Единичная ошибка такого рода, как можно предположить, воспринимается как непреднамеренная, систематическое же появление таких ошибок в тексте может восприниматься как осознанный стиль. Вероятно, на доверии такие интерпретации скажутся по-разному.

О фактических ошибках мы говорим, когда текст содержит неверное утверждение о фактах. Стоит отметить, что в таком виде определение по меньшей мере спорно.

К  примеру, следует ли считать утверждение «Земля имеет цилиндрическую форму»

фактической ошибкой? Очевидно, оно будет оцениваться по-разному в текстах Анаксимандра и современного автора. Сегодня в медицине, физике, истории и многих других областях знания то и  дело обнаруживается несоответствие истине уже хорошо известных фактов, но едва ли мы воспринимаем их как ошибки, поскольку их истинность или ложность еще полностью не установлена.

Для предупреждения возникновения терминологического недоразумения, подчеркнем существование двух полюсов фактических ошибок:

— неверное утверждение фактического содержания, ложность которого установлена и могла быть выяснена автором;

— неверное утверждение фактического содержания, ложность которого не могла быть выяснена автором.

Мы выделяем их как полюса, а не группы, поскольку строгое разграничение здесь не представляется возможным.

Вопрос о том, мог ли автор выявить ложность факта мало поддается формализации с точки зрения здравого смысла. Можно сказать, что и Анаксимандр имел возможность удостовериться в том, что Земля не является цилиндрической, сделай он нужные наблюдения. В конечном счете, вопрос состоит в оценке адекватности количества необходимых для выяснения ложности факта усилий. В той мере, в которой ответ размыт, размываются и границы между группами. В этой ситуации наиболее разумным представляется выделить полюса возможности установления ложности, а не две дискретные группы.

Различие фактических и логических ошибок также не всегда очевидно. К примеру, многие тексты современных авторов сегодня нельзя диагностировать как содержащие фактические ошибки (так как истинность или ложность фактов пока не установлена).

Тем не менее, если они таковыми являются (что может выясниться со временем), там, скорее всего, содержатся логические ошибки, приведшие авторов к фактическим. Например, отсутствие достаточных оснований для вывода.

Однако когда человек судит о  тексте, на его суждение могут повлиять лишь те ошибки, которые он воспринял (в том числе неосознанно). Если современный научный текст содержит фактическую ошибку, о  которой не знает еще ни один ученый мира, едва ли это сможет повлиять на доверие сегодняшнего читателя к нему.

Заметим, наконец, что, в соответствии с данной классификацией, намеренно неверно изложенные факты и искаженная логика (интеллектуальная нечестность) также будут относиться к ошибкам в тексте. Это представляется обоснованным хотя бы потому, что читатель не всегда имеет возможность определить сознательность искажения информации или логики. Прочитанный в  одном случае текст может выглядеть намеренной дезинформацией, прочитанный в другом — свидетельством о недостатке компетентности или интеллектуальной силы автора. Нам же нужно стремиться к единообразию описания текста вне зависимости от контекстов, а значит, необходима возможность описания текста вне всякого контекста.

Помимо места в предложенной классификации, отметим еще два свойства ошибки, которые могут оказать существенное влияние на доверие к автору:

1. Ошибка относится к профессиональной области автора. Одна и та же ошибка должна оцениваться как более грубая, если вопрос лежит в области профессиональной компетенции автора, чем в том случае, если автор не претендует на глубокое знание предмета.

2. Ошибка относится к профессиональной области читателя. Это может сыграть определенную роль, так как, во-первых, больше вероятность, что читатель заметит ее.

Во-вторых, читатель может быть склонен более сурово относиться к  ошибкам, если они касаются той области, о которой он хорошо осведомлен. Когда такую ошибку совершают его коллеги, он правомерно заключает, что они некомпетентны. За пределами своего профессионального коллектива он встречается с высказываниями, имеющими отношение к его профессиональной сфере заметно реже (обычно так происходит). Однако «работающий» вывод о совершающем такие ошибки коллеге может ассоциативно распространяться на всех людей, в том числе на тех, кто не обязан быть сведущим в узкопрофессиональном вопросе. В-третьих, здесь может сработать простое рассуждение: «Когда он пишет о том, что я знаю, совершая ошибки, как я могу быть уверенным, что он не делает ошибок в остальном, в том, в чем я не разбираюсь?» В данном случае на читательское восприятие автора повлияет сам прецедент.

Выводы

1. В работе предложены конструкты для описания феноменов доверия к тексту и к  автору: текстуальное доверие, итоговое доверие, авторитетность автора и  доверие к себе. Дана схема влияния уже сформировавшихся представлений на доверие, которое будет оказано. Доверие к  тексту и  авторитетность автора представлены как рекуррентные функции в общем виде. Дальнейшие исследования поведения введенных функций, несомненно, могут быть интересными.

2. В качестве факторов, представляющих угрозу для доверия к тексту, рассмотрены ошибки и  предложена их классификация (языковые, ошибки форматирования, фактические, логические). В работе описана специфика каждой из предложенных категорий с точки зрения ее влияния на доверие к тексту и его автору. Указаны также два немаловажных фактора, связанных с ошибкой в определенной профессиональной области (автора либо читателя).

3. Изучение влияния отдельных видов ошибок на доверие представляется перспективным направлением научных исследований. Как влияют на доверие языковые ошибки в  тексте? Снижает ли логическая ошибка доверие к  фактической информации? Повышают ли фактические ошибки критичность к авторской логике? Насколько падает доверие в зависимости от того, к какой профессиональной области относится ошибка автора? Ответы на эти вопросы могут не только стать теоретической основой понимания механизмов формирования недоверия, но и помогут получить сведения, которые возможно применить в психологической, журналистской, политической и маркетинговой практике.

Литература

1. Шардаков Д. Доверие читателя: что это за фактор, и  как его создать. Май 2011. [Электронный ресурс]. URL: http://shard-copywriting.ru/copywriting-secrets/trust (дата обращения:

10.09.2011).

2. Ожегов С. И., Шведова Н. Ю. Толковый словарь русского языка: 80 000 слов и фразеологических выражений / Российская академия наук. Институт русского языка им. В. В. Виноградова.

4-е изд., дополненное. М.: Азбуковник, 1999. 944 с.

3. Petty R. E., Cacioppo J. T. Communication and persuasion: Central and peripheral routes to attitude change. New York: Springer-Verlag, 1986.

4. Аристотель. Риторика // Античные риторики / пер. Н. Платоновой. М.: Изд-во Моск. унта, 1978. С. 15–164 c.

5. Васильев А. В. Психологические приемы убеждения на интернет-форумах: дипломная работа (рукопись). СПб.: Изд-во С.-Петерб. ун-та, 2011.

6. Тягунова Т. В. Функция и поле текста в образовательной коммуникации // «Коммуникативный поворот» современного образования: сб. науч. статей. Минск: Пропилеи, 2004. С. 49–46.

7. Логинова H. A. Российская психология и ее восприятие в Казахстане // Международный форум в Сочи: науч. мат-лы междунар. форума и школы молодых ученых ИП РАН. Сочи, 2006.

Похожие работы:

«2 Стратегия и позиционирование компании. Сегментирование покупателей 2.1. Основы стратегии компании Этапы формирования ассортимента в магазине Как происходит формирование ассортимента? Появляется предложение поставщика, оно рассмат...»

«Исманжанов Анвар Исманжанович д-р техн. наук, профессор, директор Кыргызско-Узбекский университет г. Ош, Кыргызстан Джолдошева Толгонай Джапаровна канд. техн. наук, доцент, заведующая кафедрой Ошский технологический университет г. Ош, Кыргызстан Адылов Чыныбек Абдижалилович старший пр...»

«КОМПЬЮТЕРНЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ И МОДЕЛИРОВАНИЕ 2015 Т. 7 № 3 С. 661673 СЕКЦИОННЫЕ ДОКЛАДЫ УДК: 004.9 Технология формирования каталога информационного фонда В. Н. Добрынин1, И. А. Филозова2, а ГОУ ВПО «Международный универ...»

«Владимир Максимович Ераносян Колорады Серия «Нация» http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=9361582 Владимир Ераносян. Колорады: Эксмо; Москва; 2015 ISBN 978-5-699-79033-3 Аннотация Война – отвратительна. Война между братскими народами – отвратительна вдвойне. Отравленные...»

«Ювелирная Россия Новостной еженедельник 10 января 2017 № 461 ПрограММа ВыСтаВок »юВелирНая роССия« 1–5 февраля 2017 2–5 марта 2017 »Санкт-Петербург, кВЦ »Экспофорум Москва, ВДНХ, павильон 75 6–9 апреля 2017 22–2...»

«Будущее грузовых авиаперевозок в России География Нам посчастливилось родиться и работать в стране с уникальным географическим положением и размахом территорий. Наши земли исконно лежат между западноевропейской и азиатской частью материка Евразия. И мы как российские...»

«Автоматизированная копия 461_509460 ВЫСШИЙ АРБИТРАЖНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ПОСТАНОВЛЕНИЕ Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации № 7070/13 Москва 15 октября 2013 г. Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской...»

«МЕЖГОСУДАРСТВЕННЫЙ СОВЕТ ПО СТАНДАРТИЗАЦИИ, МЕТРОЛОГИИ И СЕРТИФИКАЦИИ (МГС) INTERSTATE COUNCIL FOR STANDARDIZATION, METROLOGY AND CERTIFICATION (ISC) ГОСТ МЕЖГОСУДАРСТВЕННЫЙ 31769СТАНДАРТ МЕД Метод определения частоты встречаемости пыльцевых зерен (DIN 10760:2002, NEQ) Издание официальное...»








 
2017 www.pdf.knigi-x.ru - «Бесплатная электронная библиотека - разные матриалы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.