WWW.PDF.KNIGI-X.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Разные материалы
 

«П.И. Болдаков Иркутск, Россия «ИНСТИНКТ БЫТИЯ» КАК СТИЛЕОБРАЗУЮЩИЙ ФАКТОР В РАССКАЗЕ М. ВЕЛЛЕРА «ЛЕГЕНДА О СТАЖЕРЕ» ИЗ ЦИКЛА «ЛЕГЕНДЫ ...»

«Magister Dixit» - научно-педагогический журнал Восточной Сибири

№2 (06). Июнь 2012 (http://md.islu.ru/)

УДК82.091

ББК83.3(2)

П.И. Болдаков

Иркутск, Россия

«ИНСТИНКТ БЫТИЯ» КАК СТИЛЕОБРАЗУЮЩИЙ ФАКТОР В

РАССКАЗЕ М. ВЕЛЛЕРА «ЛЕГЕНДА О СТАЖЕРЕ» ИЗ ЦИКЛА

«ЛЕГЕНДЫ НЕВСКОГО ПРОСПЕКТА»

В данной статье рассматривается проблема индивидуального стиля. Цель исследования – выявить принцип мировидения М.И. Веллера, проявляющийся через художественно-стилевую функцию мифологических образов и мотивов.

Ключевые слова: индивидуальный стиль; индивидуализация средств поэтики; стилеобразующий фактор; М.И. Веллер; принцип конструирования произведения; первичная модель.

P.I. Boldakov Irkutsk, Russia

«BEING INSTINCT» AS A STYLE-FORMING FACTOR IN THE STORY

«THE LEGEND ABOUT A TRAINEE» BY M.I. WELLER FROM THE

SERIES «LEGENDS OF NEVSKY PROSPECT»

This article deals with the problem of the individual style. The research aim is to define the principle of the author`s world view, which can be found throw the artisticstylistic function of the mythological images and motives in the story.

Key words: individual style; author`s poetic manner; M.I. Weller; the principle of style-formation for artistic creative work; «the inner form».



© Болдаков П.И., 2012 В книге «Все о жизни» М. Веллер утверждает, что «инстинкт бытия существует и проявляется в человеке на трех уровнях: ощущения, разум, действия»

[Веллер, 2004, с. 746].

Отсюда можно сказать, что, во-первых, подсознательное, безотчётное чувство жизни проявляется в человеке как комплекс, включающий способность логически и творчески мыслить, чувственное восприятие окружающей действительности, а также поведение человека. Формула М. Веллера как бы раскладывает человека на функции: ощущения, разум, действия, которые, каждая на своем уровне, могут существовать отдельно. Следовательно, существование человека может также распадаться на сумму отдельных функций.

Во-вторых, инстинкт есть некая врождённая способность, проявляющаяся безотчётно, без контроля сознания, нечто, что присуще сфере подсознательного, то есть инстинкт – это то, что уходит корнями в глубокую архаику человеческой души. Следовательно, стилевыми проявлениями образа идеи «инстинкта бытия» и вариацией этого образа станут архетипы и мифологические мотивы.

В-третьих, если рассмотреть проявление инстинкта бытия в человеке пристальнее, можно предложить другую интерпретацию. Классик-философ утверждал, что бытие определяет сознание. Человек живет в социуме, он не мыслит себя вне общества, вне духовных и материальных общечеловеческих ценностей. Человеку свойственно сравнивать, анализировать и делать выводы о соответствии его личных условий жизни и условий жизни окружающих его сограждан. Таким образом, инстинкт бытия можно интерпретировать как наличие у человека внутреннего чутья материальных условий жизни общества. Внутреннее чутьё вырабатывает программу действий, то есть поведение человека для достижения им оптимального уровня условий жизни. Но что происходит, когда человек не может соответствовать адекватным условиям? Внутренне чутьё генерирует идеи, которые становятся программой действий, осознанных или неосознанных.





Далее в книге «Все о жизни» М. Веллер описывает модель человека. Модель человека видится писателем как «энергопреобразующая». Функция человека заключается, в конечном счете, в способности расконсервировать эволюционные возможности Вселенной настолько, что это позволит уничтожить «старую» Вселенную и одновременно «в первовзрыве» создать новую Вселенную.

Возможность взрыва человеком старой Вселенной можно рассмотреть как своего рода хулиганское действие, направленное на разрушение «старого доброго» и привычного состояния мира. В этом случае созидательная, культурная функция героя оборачивается своей противоположностью, а именно, проявляется в отрицательных действиях и поступках, направленных на деконструкцию Вселенной. Следовательно, в этом случае можно говорить об актуализации мифа о культурном герое и его демонически-комическом дублёре – трикстере.

Мы исходим из того, что М. Веллер, как художник, обладая особым видением реальности, создает в произведении оригинальный образ человека. Средства поэтики, которые писатель использует, обусловливаются художественным замыслом. Формулу М. Веллера «инстинкт бытия» в человеке – «ощущения, разум, действия» можно рассматривать как исходный пункт внутренней формы, составляющую «первичную модель» (термин Лосева) стиля произведения.

Внутренняя форма мыслится в качестве образа первичных впечатлений («образ образа», «образ идеи» (Минералов)) писателя во внеэстетической деятельности, художественно переосмысленных в произведении.

Писатель в процессе творчества индивидуализирует изобразительновыразительные средства. М.М. Бахтин говорил о поэтике – «основной структурной особенности художественного мира» [Бахтин, 1994, с. 212] – писателя как о принципе его мировидения. Структурная особенность произведения, следовательно, обусловливает стиль, понимаемый М.М. Бахтиным как «принцип художественного вдения и художественного построения словесного целого»

[Бахтин, 1994, с. 212]. Таким образом, можно говорить о взаимосвязи авторского мировидения и мироощущения и принципа конструирования произведения.

Индивидуальный стиль при таком подходе понимается как художественное выражение мировидения и эстетического мироощущения автора, воплощенных в принципе создания художественного произведения и ощутимых в каждом составном элементе произведения и законченном произведении в целом. Эстетическое мироощущение автора складывается из его непосредственно-оценочного отношения к действительности, формируемого на основе чувственного отражения этой действительности в его сознании и в форме бессознательного, проявляющегося в архетипических образах, мотивах и пр., и способности создавать её художественный образ.

Отсюда задачей статьи является анализ рассказа «Легенда о стажере» с целью развернуть формулу «инстинкта бытия», чтобы определить принцип мировидения автора. Принцип, проявляющийся через художественно-стилевую функцию мифологических образов и мотивов в рассказе.

В предисловии к циклу рассказов «Легенды Невского проспекта» повествователь с ностальгией говорит о Невском проспекте как улице-символе причастности «духу и славе истории» со времен Российской империи. Кроме этого, автор подчеркивает значение Невского в судьбе человека как места становления личности, проспект «сам по себе уже родина, государство и судьба». И как свойственно любой стране имеет свой фольклор. Следовательно, историческая перспектива акцентирует архаичность как доминанту. На наш взгляд, использование автором мотива истории и мотива фольклора обусловлено стилевым принципом.

В произведении «Легенда о стажере» в центре повествования молодой, здоровый парень, Василий, «мастер спорта по вольной борьбе в семидесяти килограммах и чемпион какой-то области» [Веллер, 2000, с. 238]. Его «обучение» в Ленинградском университете на французском отделении филологического факультета заключалось в том, что «он раз в семестр показывался с зачеткой получать свой «уд.» [Веллер, 2000, с. 239], предъявляя записку от проректора по спорту. Проблема изучения французского языка перед ним не стояла. Университету он был нужен как успешный спортсмен, защищающий честь вуза на различных спортивных соревнованиях. Персонаж изображен как «простой и надежный русский парень», «крепыш-самородок» не обременённый интеллектом, для которого обучение в университете состояло исключительно в выступлениях на состязаниях. Причина этому коренилась в системе образования, которая подчинялась идеологическому устройству государства: «Исходили из того, что язык, как и вообще любая наука – дело наживное и не самое главное. Главное – чтоб человек был хороший: наш, правильный» [Веллер, 2000, с. 238].

Особенностью стилевой организации рассказа «Легенда о стажере» на уровне выбора слова, соединения слов является частое использование автором разговорных и просторечных слов и выражений. Авторская позиция проявляется в парадоксальном сочетании не только слов внутри одной фразы: «В результате этого обалдуя, …, верного члена партии и спортсмена…» [Веллер, 2000, с.

249], но и периодов: после компонента текста, в котором секретарь парткома дает борцу блестящую характеристику: «А человек – наш, советский» следует «И этому обалдую сообщают, что он едет на полгода в Париж. И он это спокойно воспринимает, как естественное обстоятельство университетской жизни

– Париж так Париж» [Веллер, 2000, с. 241].

Доминантой персонажа является функция действия – он был спортсменом, а именно: борцом. Думается, что выбор спортивного амплуа Василия был не случаен. В контексте целого «борец» – это не только тот, кто занимается борьбой, но и тот, кто готов бороться во имя светлых идей и во имя прогрессивного советского строя.

Василий был старше своих сокурсников, что подчеркивает его житейский опыт, житейскую мудрость; увереннее и спокойнее их. Он прошел армию и, в свои двадцать четыре года, безусловно, знал о жизни больше, чем его восемнадцатилетние коллеги-студенты. Отзыв о нем секретаря партбюро был безупречным: «А человек – наш, советский. Прекрасная армейская характеристика, член партбюро курса, отличный спортсмен; в порочащих связях не замечен.

Защищает повсюду спортивную честь родного университета» [Веллер, 2000, с.

241]. Поскольку у спортивной кафедры был свой план по кубкам и медалям, персонаж выступает как «добытчик» культурных благ.

Преимущество советского вузовского образования в отличие от зарубежного состояло в том, что помимо собственно изучения специальности и получения квалификации, советский студент осваивал передовое марксистко-ленинское учение. «… что такое советский специалист? Во-первых, это специалист, овладевший в полном объеме марксистко-ленинским мировоззрением, и уже вовторых, всем остальным. Именно вот так это было записано, черным по белому, и никакого преувеличения, шаржа и прочего стеба здесь нет. Правда; суровая правда» [Веллер, 2000, с. 238]. Такой фактор основной образовательной программы отличал советского выпускника от зарубежного.

Таким образом, повествователь изображает советского студента a priori обладающего неким эксклюзивным знанием и поэтому оценивает ситуацию академического обмена как неравноценную. «Обмен, конечно, не равноценный даже жульнический: мы им – овладевших передовым учением, они нам – идеологических уродов, буржуйских недорослей» [Веллер, 2000, с. 239]. Так, ситуация превосходства персонажа над окружающими людьми за счет обладания исключительным знанием и готовность выступить для общества в роли демиургамироустроителя актуализирует мифологический мотив культурного героя. Следовательно, в образе борца просматриваются такие качества культурного героя как обучение приемам, искусствам, а также участие в мироустройстве [Мифы народов мира, 1997, с. 26].

Следующие компоненты текста демонстрируют, что в персонаже проявляется такая способность культурного героя как создание определенной социальной организации. «Наш борец назначается помощником председателя по новичкам. … Хотел своих по корпусам строем в ногу повести, но председатель уж остановил это похвальное, но излишнее рвение: французы могут не понять – Европа…» [Веллер, 2000, с. 242]. «Обходит по списочку все комнаты со своими и наставляет, что в десять часов отбой, положение, можно сказать, военное, и дисциплина должна быть соответствующая, кругом буржуазное окружение, а кто против – завтра же полетит домой» [Веллер, 2000, с. 242].

Компонент текста – эпизод в ресторане «Максим» – иллюстрирует еще одно качество культурного героя: борьбу со стихийными хаотическими природными силами, которые пытаются смести установленный порядок. Часто в обличье природных сил выступают образы иноплеменников [Мифы народов мира, 1997, с. 27]. «Парень залпом выпивает стакан, нюхает корочку, и с маху бьет лакея в морду со словами по-русски: «Как подаешь, скотина?!»» [Веллер, 2000, с. 247].

Несмотря на то, что события в ресторане похожи на спектакль, и даже наблюдается периодичность зрелища, что еще больше сближает действо с театром, то есть, очевидна некоторая степень условности, можно утверждать, что в данной реплике персонажа заложен протест против нарушения определенного стереотипа социальных отношений.

Итак, в образе студента-борца, с одной стороны, актуализирован архетип культурного героя. Персонаж обладает типичными характеристиками героя: он физически крепкий, здоровый; он владеет исключительным знанием (марксистко-ленинское учение), которое может быть использовано для построения нового мироустройства; он готов передать знания людям и бороться во имя создания идеологически новой картины мира.

С другой стороны, образ культурного героя является по своей природе амбивалентным, поэтому функция культурного героя не является в персонаже борца доминантной. Это обусловлено авторской ироничной и сатирической позицией. На наш взгляд, именно ироничная позиция автора актуализирует «тёмную» сторону культурного героя: трикстера. «Ну, по части естественных наук борец умел качать шею и стоять на мосте.

Дважды два знал твердо, но пестики с тычинками уже путал: ни уха, ни рыла» [Веллер, 2000, с. 239], «Он к этому языку относился, как партизан восемьсот двенадцатого года к недобитому французскому парикмахеру» [Веллер, 2000, с. 239]. «Кафедра ропщет: позвольте, но он же ни бельмеса по-французски! Он же спортсмен. Он же не ведает, в какой стороне та Франция находится! Он вообще считает, что это парфюмерная фабрика женского белья, а Наполеон был гитлеровским генералом» [Веллер, 2000, с. 240]. Эти примеры показывают развенчание героического как доминанты в персонаже.

К другим типичным характеристикам трикстера можно отнести: применение хитрости для достижения успеха в деле. «А в комнате наш задумывается, смотрит в окно, пересчитывает свои тощие франки. Соображение такое, что раз уж он начальник, то надо использовать преимущества своего положения» [Веллер, 2000, с. 242]. Борец решает погулять по центру Парижа потому, что «Он с крестьянским здравомыслием рассудил, что французского он не знает, завтра же на первом занятии это выяснится, и его, уличенного во французской непригодности, антикоммунисты-французы вернут к черту отправителю: чего это вы нам подсунули?... Что друзьям-то расскажет?» [Веллер, 2000, с. 243]. «А председатель…запрещает отныне покидать территорию! Он – председателю: да брось ты! Ну чо – дело житейское, клевую бабу склеил… Вот те подход: ты за меня – я за тебя, поддержу там, похвалю, проголосую. И будь здоров, понял?»

[Веллер, 2000, с. 246].

Трикстер прожорлив и похотлив: «Гарсон… принес двойной коньяк. Он сглотнул двойной – шестьдесят-то граммов! лягушатники! – придержал гарсона за рукав и стал втолковывать этому недоумку, что имел в виду бутылку, черт возьми!» [Веллер, 2000, с. 243]. «А за соседним столиком изящная дама кушает что-то вроде мясной подливки. … Наш тычет в направлении этой подливки и растопыривает четыре пальца – неси, значит, четыре порции, как-нибудь подхарчимся» [Веллер, 2000, с. 244]. «И начал он пировать по-французски: выпьет

– закусит – посмотрит по сторонам. Сейчас еще захмелимся – и пойдем пошарим, где тут девочки есть» [Веллер, 2000, с. 244]. «А ничего, в общем, дама. … и не старуха еще, лет так на вид тридцати пяти, в самом соку. Драть да драть такую даму» [Веллер, 2000, с. 244].

Трикстер обладает гиперэротизмом: «А наш парняга похож на Жерара Депардье, только лицом куда свежей и проще и корпусом стройнее; и смотрится он на фоне парижских заморышей и вырожденцев очень даже и очень ничего.

Настоящим мужчиной смотрится» [Веллер, 2000, с. 244]. «И он ей показывает, как в нашей деревне кобыл объезжают, почем фунт сладкого и сколько в рубле алтын. И она приходит в совершеннейший экстаз…» [Веллер, 2000, с. 245].

«Здоровьишко у французов не то. Кураж не тот. Он же профессиональный спортсмен, он деревенский здоровый парень, вырождение наций его не коснулось: он привык и не с такими партнерами на ковре возиться. А тут удовольствие!» [Веллер, 2000, с. 245].

Трикстер нарушает нормы общинного права и общинной морали [Мифы народов мира, 1997, с. 27]: «А сержант-борец, подкрутив гайки подчиненным, идет отдохнуть на свежий воздух. И к десяти не возвращается. И к завтраку не возвращается. И вообще не возвращается» [Веллер, 2000, с. 242]. «Консульство запрашивает председателя землячества: он у вас что – ого? Ого, подтверждает председатель, получивший накануне два раза по морде и тысячу франков»

[Веллер, 2000, с. 248].

Развертывание событий в рассказе происходит на фоне начала международного культурного обмена студентами между вузами СССР и Европы. Так выходит, что Василию выпадает честь отправится на стажировку на шесть месяцев в Париж. В столице Франции борец случайно знакомится с очень состоятельной француженкой и завязывает с ней любовные отношения. Связь с француженкой длится целый год. За это время студент-борец показывает себя настоящим героем любовником. «…и вообще она даже не предполагала, что такие мужчины бывают на самом деле, а не только в легендах» [Веллер, 2000, с. 247]. Легенда

– предание о героических личностях [Ожегов, 1995]. Легенда также может трактоваться как «приблизительный синоним понятия миф»

[http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%9B%D0%B5%D0%B3%D0%B5%D0%BD%D0 %B4%D0%B0.html].

А.Ф. Лосев трактует миф как «в словах данную чудесную личностную историю» [Лосев, 1990, с. 578]. После возвращения борца из Франции действительно случилось чудо: он заговорил на очень хорошем французском языке. «Он за этот год в совершенстве - таки овладел французским! То есть ни малейшего, разумеется, представления о теории, но прекрасный парижский выговор, абсолютная правильность речи и достаточно богатый словарный запас» [Веллер, 2000, с. 248].

Появление имени английского романтика Дж.Г. Байрона как пропагандиста «постельной» методики и «известного полиглота» (Веллер) в произведении оказалось совсем не случайным. В данном случае мы наблюдаем авторскую ироничную позицию, которая проявляется, во-первых, в парадоксальном соединении периодов.

Например, в следующей последовательности компонентов:

сначала идет компонент о совершенном владении борцом французским языком по возвращении на родину, как результат необычной методики, потом следует компонент – замечание секретаря партбюро о работе партии по отбору прекрасных и талантливых специалистов для стажировки и укор о «неправильной методике преподавания языков на романской кафедре», и затем – компонент о том, как этого «обалдуя и верного члена партии» оставили на кафедре в аспирантуре.

Во-вторых, на наш взгляд, ироничная позиция автора заключается в перифразе Байрона как автора «Дон Жуана». Байрон обращается в своей лироэпической поэме к образу легендарного Дон Жуана. Образ Дон Жуана, в свою очередь, также восходит к мифологическому трикстеру.

Таким образом, романтическое двоемирие в ироничном постмодернистском контексте осмысливается в новом ракурсе: реальным миром оказывается окружающая парижская действительность, а в качестве мира фантазий и грёз выступила утопическая идея построения коммунистического общества. «Он тоже не предполагал, что райская жизнь и французская любовь возможны наяву, а не в буржуйской антисоветской пропаганде» [Веллер, 2000, с. 247].

Искусство посредством архетипа «переводит наверх те образы, которых … наиболее недостает» [Юнг, 2002, с. 129] обществу и тем самым наделяет художника ролью воспитателя духа своего времени. Думается, что использование в качестве стилевого принципа архетипического мотива дублёра культурного героя – трикстера, призвано обратить внимание читателя на проблему настоящих героев, истинных лидеров.

Цикл рассказов М. Веллера «Легенды Невского проспекта» был издан в 1993 году. В новейшей истории России – это не простое время. Только что закончилась перестройка, произошёл распад СССР (1991) и молодая Российская Федерация оказалась в ситуации «начала времен», периода становления собственной государственности. России ещё предстояло пережить «лихие девяностые». Время, когда в лидеры выходили выдающиеся личности, которые не всегда выполняли функции культурных героев. Часто впереди оказывались их пародийно-комические дублёры – трикстеры – разного рода криминальные элементы, политические и финансовые авантюристы.

По нашему мнению, в рассказе поднимается проблема героя нашего времени. Кто он? Какой он? Каким он должен быть? Это лишь некоторые вопросы времени. Думается, что М.И. Веллер осознано или неосознанно дает ответ на эти вопросы в духе постмодернистской иронии.

Ироничен главный сюжетный образ, заложенный в названии произведения «Легенда о стажере». В современной России время выносит на поверхность не настоящих героев, а их дублеров, стажеров, двойников. Технологии сегодняшнего дня в сфере связей с общественностью позволяют достигать любых поставленных целей, пусть даже самых, на первый взгляд, невероятных.

Дж. Байрон начинает свою поэму «Дон Жуан» с постановки проблемы поиска героя:

«Ищу героя! Нынче что ни год Являются герои, как ни странно.

Им пресса щедро славу воздает,

Но лесть, увы, непостоянна:

Сезон прошел – герой уже не тот»

[Байрон, 1972, с. 200].

Но даже когда герой найден, то он оказывается, в конечном итоге, трикстером. Современное российское общество нуждается в герое-лидере, способном действительно стать, прежде всего, нравственным примером. Размышлений на эту тему имеется достаточно в современной российской и зарубежной публицистике.

Итак, делая вывод, можно сказать, что в рассказе «Легенда о стажере» формула «инстинкта бытия» в человеке реализована амбивалентной архетипической парой: культурный герой и трикстер. В рассказе художественно осмысливается в духе постмодернистской иронии тема героя нашего времени.

Библиографический список

1. Байрон, Дж. Г. Паломничество Чайльд-Гарольда. Дон-Жуан [Текст] / Дж. Г. Байрон. – М. : Издательство «Художественная литература», 1972. – 863 с.

2. Бахтин, М. М. Проблемы творчества Достоевского [Текст] / М. М. Бахтин. –Киев : NEXT, 1994. – 383 с.

3. Веллер, М. Всё о жизни [Текст] / М. Веллер. – СПб. : Пароль, 2004. – 751 с.

4. Веллер, М. И. Легенды Невского проспекта [Текст] / М. И. Веллер. – Харьков : Фолио; Ростов н/Д. : Феникс, 2000. – 448 с.

5. Лосев, А. Ф. Диалектика мифа [Текст] / А. Ф. Лосев // Из ранних произведений. – М. : Издательство «Правда». «Вопросы философии», 1990. – С. 393Минералов, Ю. И. Теория художественной словесности (поэтика и индивидуальность) [Текст] : учебник для студ. филол. фак. высш. учеб. заведений / Ю. И. Минералов. - М. : Гуманит. изд. Центр ВЛАДОС, 1999. - 360 с.

7. Мифы народов мира [Текст] : энциклопедия : в 2 т. / [гл. ред. С. А. Токарев]. – М. : НИ Большая Российская энциклопедия, 1997.

Т. 2 : К – Я. – 1997. – 719 с.

8. Ожегов, С. И. Толковый словарь русского языка: 80000 слов и фразеологических выражений [Текст] / С. И. Ожегов, Н. Ю. Шведова. – М. : АЗЪ, 1995. – 928 с.

9. Википедия [Электронный ресурс] : свободная энциклопедия. –URL :

http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%9B%D0%B5%D0%B3%D0%B5%D0%BD%D0 %B4%D0%B0.html (дата обращения 01.05.2012).

10. Юнг, К. Г. Об отношении аналитической психологии к произведениям художественной литературы [Текст] / К. Г. Юнг // Классический психоанализ и художественная литература / [сост. и общая редакция В.М. Лейбина]. – СПб. :

Питер, 2002. – С. 106-130.



Похожие работы:

«У НУМАРЫ Постановление Министерства образования Республики Беларусь Штомесячны «об утверждении образовательного стандарта дошкольного образования»................. 2 навукова-метадычны ОБРаЗОВаТельНый сТаНДа...»

«НАУКА И СОВРЕМЕННОСТЬ – 2013 5. Лозовецька В.Т. Концептуальні засади формування професійної компетентності фахівця туризму [Електронний ресурс] / В.Т. Лозовецка. – Режим доступу: http://dok.znaimo.com.ua/docs/index-15862.html.6. Лівенцова В.А. Формування культури професійного спілкуван...»

«Оренбургский государственный профессиональнопедагогический колледж КОНСТРУИРОВАНИЕ ОДЕЖДЫ Оренбург 2007г. ББК 38.639 Ш 48 Рецензент ассистент кафедры «Дизайна одежды» ОГУ О.П. Тарасова Шепелева Н.В., Пудовкина Е.В. Конструирование одежды: Учебно-мет...»

«Окончание табл. МОУ «Половинская средняя общеобразовательная школа» Рассмотрено на заседании Согласовано Утверждаю методического заместитель директора по УВР Директор ОУ объединения учителей Никитина Н.И. _Зимина Г.К. математики, физики и _2016г. 2016 г. информат...»

«Известия высших учебных заведений. Поволжский регион УДК 378.1 Э. Т. Раянова СИСТЕМА РАБОТЫ ПО ПРЕДУПРЕЖДЕНИЮ ДЕПРИВИРУЮЩИХ ФАКТОРОВ В ПРОЦЕССЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ Аннотация. Актуальность и цели. Последствия, которые в...»

«1 СЕСОРНОЕ РАЗВИТИЕ ДЕТЕЙ С НАРУШЕНИЯМИ СЛУХА ДОШКОЛЬНОГО ВОЗРАСТА Пахолкина Т.М. ФГБОУ ВО «Череповецкий государственный университет» Череповец, Россия SEZONNOE DEVELOPMENT OF CHILDREN WITH HEARING IMPAIRMENTS SCHOOL AGE Pcholkina T. M. FGBOU VO Cherepovets state University Cherepovets, Russia Содержание...»

«Министерство образования и науки Российской Федерации ФГБОУ ВО «Тверской государственный университет»Утверждаю: Руководитель ООП: _ И.Д. Лельчицкий «1» сентября 2015 г Рабочая программа дисциплины (c аннотацией...»

«Среда и событие: к дидактике тьюторского сопровождения Т.М.Ковалева, М.Ю.Жилина Вызовы современности, стоящие перед системой образования и обществом в целом, требуют системного перео...»

«Серия «Психология развития» «Ребенок в современном обществе» 2007 «Другое детство» 2009 «На пороге взросления» 2011 «У истоков развития» 2013 «Горизонты зрелости» 2015 ДЕПАРТАМЕНТ ОБРАЗОВАНИЯ ГОРОД...»

«МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНЫЙ ЖУРНАЛ «ИННОВАЦИОННАЯ НАУКА» №3/2016 ISSN 2410-6070 студентов только силовой индекс оказался выше среднего, а остальные показатели индекс Кетле, жизненный индекс, индекс Руфье находятся на среднем уровне. Данные педагогических наблюдений позволили изучить процессы организации системы физического во...»








 
2017 www.pdf.knigi-x.ru - «Бесплатная электронная библиотека - разные матриалы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.