WWW.PDF.KNIGI-X.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Разные материалы
 

«В.М. Хантакова Иркутск, Россия К ПРОБЛЕМЕ ТОЖДЕСТВА И РАЗЛИЧИЯ В МЕЖЪЯЗЫКОВОЙ СИНОНИМИИ Статья посвящена установлению тождественного и ...»

«Magister Dixit» - научно-педагогический журнал Восточной Сибири

№2 (06). Июнь 2011 (http://md.islu.ru/)

УДК 801

ББК 81.032

В.М. Хантакова

Иркутск, Россия

К ПРОБЛЕМЕ ТОЖДЕСТВА И РАЗЛИЧИЯ В МЕЖЪЯЗЫКОВОЙ

СИНОНИМИИ

Статья посвящена установлению тождественного и различного между синонимами разных языков. Анализ не должен ограничиваться поиском эквивалентов в другом языке для одного отдельно взятого синонима. Необходимо обращение к целому синонимическому ряду в сравниваемых языках.

Ключевые слова: межъязыковая синонимия; смысл; значение; асимметрия;

тождество; различие.

V.M. Khantakova Irkutsk, Russia

ON THE PROBLEM OF IDENTITY AND DIFFERENCE IN

INTERLINGUAL SYNONYMY

The article is devoted to the determination of identical and different features of synonyms in different languages. The analysis is not restricted to the search of equivalents of a single synonym in one language. It is necessary to pay attention to the whole group of synonyms in compared languages.

Key words: interlingual synonymy; sense; meaning; asymmetry; identity; difference.

Межъязыковая синонимия, несмотря на большое количество работ, посвящнных сравнительно-сопоставительному изучению отдельных языковых факХантакова В.М., 2011 тов, аспектов и уровней разных языков, в том числе немецкого и русского остатся наименее разработанной областью в лингвистической науке.



Такое положение объясняется сложностью внутренней организации языка (различного рода внутриуровневые и межуровневые связи), а также современным состоянием разработанности одноязычных синонимических словарей и грамматических справочников, не всегда гарантирующих передачу смысловых тонкостей синонимических единиц одного языка при переводе на другой. Исследование межъязыковых синонимических соответствий в немецком и русском языках было ориентировано в основном на потребности практики преподавания иностранных языков и переводческой деятельности.

Имеющиеся работы сравнительно-сопоставительного плана являются необходимой базой для теоретического осмысления и всестороннего изучения проблемы межъязыковой синонимии в рамках контрастивной лингвистики и лингвистической типологии, ставящих себе целью типологические обобщения и определение лингвистических универсалий.

Первый и важнейший фактор при описании межъязыковых соответствий в плане синонимии связан с установлением основания, по которому осуществляется отождествление синонимических единиц разных языков. Теоретическая разработанность проблемы тождества в лингвистической науке, сложность содержащихся правил и обобщений относительно языковых выражений исходят, прежде всего, из методологической посылки понимания языка как естественного продукта человеческого интеллекта, которому (языку) принадлежит исключительная роль в интеллектуальном освоении мира окружающего человека.

При этом окружающий мир, подлежащий выражению посредством языка, один и тот же для любого языка [7], который в свою очередь как «промежуточный»

мир между действительностью и освоением этой действительности человеком фиксирует его национальное мировидение [1]. Действительный мир не действует и не мыслит, он существует и обладает признаками и качествами, которые познает и оценивает человек в меру своего понимания и воображения, а они, пропущенные сквозь коллективное человеческое сознание, отражаются, находя в каждом конкретном языке соответствующие формы выражения [3]. Поэтому в поисках элементов тождественного при межъязыковой синонимии следует обратиться к реализации единой системы мышления, понимаемого как своеобразный динамический процесс, осуществляющийся не только в сфере абстрактнологического познания, но и в ходе познания чувственного [8].





Введение и учет сферы чувственного в лингвистический анализ открывает перед наукой о языке богатейшие возможности в исследовании внутреннего мира человека. В связи с этим одной из задач является интенсификация исследований предметно-содержательных характеристик чувственного в мыслительном процессе, характеризующемся постоянными непрерывными изменениями, в которых отражаются соотношения не только общего и частного, известного и неизвестного, но и субъективного и общепринятого, нейтрального и экспрессивного и т.д.

Следующей методологической посылкой в исследовании межъязыковой синонимии является необходимость устранения существующей диспропорции в объме и качестве исследований, касающихся уровней языка, поскольку поиск межъязыковых соответствий в области синонимии разных языков ограничивался в большинстве случаев изучением лексической семантики. Однако анализ синонимических соотношений языковых единиц показывает, что в переводе с одного языка на другой не всегда и не во всех случаях лексическим синонимам соответствуют синонимы лексического уровня другого языка. Синонимические единицы уровня слова заменяются нередко при переводе на другой язык морфологическими или синтаксическими синонимами. Следует подчеркнуть, что изменение, переоценка, углубление представлений об анализе проблемы синонимии ни в коей мере не изменяет ее главное назначение – служить в качестве одной из систем языка как средства коммуникации и как орудия, инструмента познания.

В исследовании межъязыковой синонимии необходимо принятие еще одной посылки методологической важности, а именно: понимания синонимии как следствия глубокого глобального асимметризма языковой системы, проявляющегося в выражении одного и того же содержания несколькими формами, а отсюда в соотношении двух противоположных и одновременно неразрывных свойств языка – континуальности и дискретности. Поскольку содержание, континуальное по своему характеру, материализуется в более чем одной языковой форме, дискретной по своим свойствам, целесообразно при описании всех случаев межъязыковой синонимии оперировать не одной языковой единицей и ее эквивалентами в другом языке, а целыми синонимическими рядами, в состав которых входят сравниваемые единицы [9]. При таком подходе можно достичь более полного соответствия в случаях межъязыковой синонимии, где пренебрежение частичным, иногда очень незначительным, несоответствием языковых единиц может вызвать нарушение смысловой адекватности при переводе с одного языка на другой, являющейся одним из важных свойств «свободного владения языком».

Так, например, В.Д. Девкин, оценивая перевод идиоматизированного выражения Haben Sie Feuer? как ситуативно оправданное и правильное Разрешите прикурить?, отмечает, что более точным было бы синонимичное выражение Огонька не найдтся? Русское выражение Разрешите прикурить? фиксирует конечный вариант, в то время как немецкое ориентировано скорее на пресуппозицию, т.е. на то, имеется ли у собеседника зажигалка (или спички) или нет, другими словами, условиям для того, чтобы зажечь сигарету [2].

Принятые исходные посылки обусловили в настоящем исследовании обращение не к отдельным синонимам и их эквивалентам в другом языке, а к целым синонимическим рядам. Объектом анализа в данном случае являются два синонимических ряда в немецком и русском языках: ряд с доминантой Angst в немецком языке и соответствующий ему синонимический ряд с доминантой страх в русском языке. Уже при их первичном сравнении нельзя ни заметить, что имеется два вида несовпадений рассматриваемых рядов. Во-первых, число лексем, составляющих синонимический ряд в немецком и русском языках, не совпадает. Во-вторых, в основе смысловых различий между лексемами внутри синонимического ряда лежат разные семантические признаки. Количественные различия имеют место не только при сравнении синонимических рядов в разных языках, но и в разных синонимических словарях одного и того языка, например, сравните словарь под редакцией А.П. Евгеньевой [6] и Новый объяснительный словарь синонимов русского языка [5]. Аналогичная картина в словарях немецкого языка [11; 12].

Семантическое различие между Angst и Furcht состоит в том, что Angst, в отличие от Furcht, имеет значение «неясное чувство опасности». Между тем, характерные для естественного языка явления размытости, нечткости и неопределнности значений не всегда позволяют установить резкие границы и жсткие деления. Этим можно объяснить случаи использования обоих синонимов в ситуациях, когда известна конкретная причина чувства страха: (1) …sie sah ihn traurig an, und er hatte Angst, sie wrde weinen [14] и (2) Karl errtet leicht, weil er befrchtet, Madeleine werde seinen Seitensprung mit Liliane bekanntgeben [16].

Оба синонима могут быть употреблены в ситуациях, когда состояние страха связано с предположением об опасности, которая может привести к нежелательным последствиям. Чувство страха имеет характер опасения, связанного с неуверенностью говорящего, т. е. это именно тот случай, когда слово Furcht может использоваться в значении страха, не связанного с какой-либо конкретной опасностью.

Смысловым различиям немецких Angst и Furcht лишь приблизительно соответствуют различия между страхом и боязнью [5] в русском языке. Страх – это ощущение непосредственной опасности, к которой человек не готов и чувствует возможность потери нормального контроля над ситуацией. Чувство страха может быть вызвано также предположением человека о будущем. Человек может испытывать страх, считая, что произойдт нечто плохое для него, которое он не сможет предотвратить или что-либо изменить, чтобы это нечто плохое не произошло [5]. Страх – это очень сильный испуг, сильная боязнь [4].

А боязнь в первую очередь связана с предположением опасности, которая может привести к нежелательным последствиям. Боязнь предполагает предусмотрительность, осторожность, нерешительность и неуверенность в себе. Страх, согласно словарным толкованиям, это «чувство сильной тревоги, беспокойства в ожидании чего-л. неприятного, нежелательного, непредвиденного» [6].

Страх может быть «бльшим или меньшим, т.е. в большей или меньшей степени влиять на человека» [5]. Боязнь, в отличие от страха, – это несильное чувство, и она в меньшей степени, чем страх, влияет на человека в целом. Поэтому в русском языке словом, значение которого ближе всего по смысловому содержанию к немецкому слову Angst, является страх: Es ist einfach Angst. Jmmerliche Angst vor der letzten, groen Angst [14]. – У меня просто страх. Жалкий страх перед последним и великим страхом [16].

Отметим, казалось бы на первый взгляд, не вполне логичное и объяснимое употребление в одном предложении (в начале предложения и в конце) одного и того же слова Angst в немецком и страх в русском языке. Однако в такой тавтологии есть оправданная закономерность, обусловленная смысловым развертыванием в тексте от неизвестного к известному, от нейтрального к экспрессивному. Такое смысловое развртывание реализуется противопоставлением двух прилагательных перед существительными Angst и страх: jmmerlich и gro в немецком языке и жалкий и великий в русском. Повтор одного и того же слова и градация прилагательных перед ним передают нарастающую силу эмоции страха в обоих языках. В толковании лексемы страх также актуализируются признаки, которые свойственны немецкому слову Angst, при описании внешности, мимики и жестов человека, когда он испытывает состояние страха.

Об этом свидетельствует употребление слова страх в русском языке в словосочетаниях, обозначающих ненормальное функционирование внутренних органов субъекта и связанные с этим неприятные ощущения. Иллюстрацией этому могут служить примеры следующих словосочетаний со словом страх: обмирать от страха, вс внутри опустилось от страха, сердце обрывается от страха, ноги подгибаются от страха, зубы стучат от страха, поджилки трясутся от страха, от страха потерять дар речи и т.д. [5]. Сравнение признаков, актуализируемых при описании внешнего и внутреннего состояния человека, испытывающего страх/Angst, показывает, что в этих случаях наблюдается отношение тождества в проявлении выражаемых данными лексическими единицами эмоций. Как известно, не обязательно должна сохраняться общность словообразовательной формы при переводе с одного языка на другой. Это является проявлением общей условности и не исключается при сопоставлении синонимических рядов в разных языках, о чм могут свидетельствовать следующие примеры текстовых фрагментов: «Dazwischen liegt der Krieg», dachte Karl. Er empfand Angstdruck ber dem Magen. Freude und Ungeduld waren weg.

…«Zweiter Hof, Eingang links, zwei Treppen, zweite Tr links». Beim Hinaufsteigen betrachtete er die verkratzten schablonierten Wnde. Richard hatte ihm das Schablonenmuster aufgezeichnet. Der Druck ber dem Magen wich nicht. Er wollte umkehren, spter wiederkommen [16]. – «Все это сделала война», – подумал Карл. Его охватил страх. Исчезли радость и нетерпение. … «Второй двор, вход налево, второй этаж, вторая дверь налево. Подымаясь по лестнице, он всматривался в измазанный трафарет на стенах. Рихард когда-то нарисовал ему этот узор. Страх не покидал его. Он хотел уйти, вернуться позже» [17].

Сложному слову в немецком языке Angstdruck в русском варианте соответствует словосочетание охватил страх. Словарные дефиниции и сочетаемостные характеристики слова страх показывают, что для него не свойственно сочетание с такими глаголами, как тяготить, угнетать, стеснять. Что касается немецкого слова Angst, то оно определяется как «mit Beklemmung, Bedrckung, Erregung einhergehender Gefhlszustand» [9].

Это значение дат Angst возможность соединения с одним из производных слов лексической единицы Bedrckung Druck. В результате соединения Angst и Druck образуется сложное слово Angstdruck, которому из множества возможных синонимических средств выражения данного чувства в русском языке соответствует словосочетание охватил страх. Данное словосочетание с наибольшей полнотой по сравнению с другими возможными средствами выражения такого состояния отражает влияние чувства страха на функционирование внутренних органов человека и связанные с этим неприятные ощущения.

В языковой реальности сопоставимы не только доминанты, но и периферийные элементы синонимических рядов:

1. Er war so bewegt und gelst vor Freude, da sie ihre Hand erst nach Sekunden zurckziehen konnte, Schrecken im Gesicht und zugleich die Wahnsinnshoffnungen einer Frau … [15]. – Он так был взволнован и так полон радости, что она только спустя мгновение отняла свою руку. На лице был испуг и в то же время безумная надежда женщины… [17 ].

2. Der Schrecken war so klar, da der Beamte den Kopf langsam wieder auf das Kissen sinken lassen mute [15]. – Ужас был настолько силен, что чиновник медленно опустил голову обратно на подушку [17].

Примеры показывают, что одна и та же лексема Schrecken в немецком языке переведена в одном случае как испуг (в первом примере), в другом случае как ужас (во втором примере), являющимися составляющими одного синонимического ряда с доминантой страх. Испуг, как и ужас, – неконтролируемое чувство. В отличие от ужаса, испуг не успевает сильно повлиять на поведение человека и его действия. Поэтому, если можно сказать, что она обезумела от ужаса, то сочетание глагола обезуметь со словом испуг невозможно: *она обезумела от испуга. Испуг обусловлен внезапным и неожиданным ощущением опасности, эта опасность вызвана, как правило, чем-то незначительным, но неожиданным и конкретным, а ужас возникает при столкновении человека с чем-то чудовищным. Эти семантические характеристики слова испуг мотивировали его употребление при переводе немецкого Schrecken в первом примере, поскольку слово Schrecken определяется в толковых словарях немецкого языка как неожиданное и очень непродолжительное чувство страха [9]. Во втором примере немецкому Schrecken соответствует в русском тексте слово ужас. Человек испытывает чувство ужаса, когда он осознат, что с ним или с его близкими людьми произойдт что-либо ужасное. При этом он ясно представляет себе то, чего сильно боится. Контекст, в котором употреблена данная лексическая единица, показывает, что чиновник сильно боится того, что отныне вся его жизнь безвозвратно изменится. Совпадение значений «сильное чувство страха», «неожиданное чувство страха» оказало решающее влияние на выбор слова ужас в русском языке в качестве синонима слову Schrecken. Однако в другом примере русскому слову ужас соответствует Entsetzen: Er stie einen Schrei des Entsetzens aus. Der Hund bellte. Der Wagen war verschwunden [16]. – Стрелочник в ужасе закричал. Собака залаяла. Вагон исчез [16].

Ужас возникает тогда, когда человек сталкивается с чем-то чудовищным или предполагает нечто чудовищное, вызывающее интенсивное и глубокое переживание, которое не может быть слишком длительным и продолжается определнное время [5]. В другом словаре ужас интерпретируется как сильный страх [6]. Также отмечается неожиданность осознания того, что существует нечто чудовищное, перед кем человек бессилен. Это воздействует на человека ошеломляюще. К разнообразным характеристикам ужаса в русском языке добавляется значение «контролируемость», даже если человек испытывает это чувство не непосредственно, а в процессе своих размышлений о будущем.

Entsetzen представляет собой «ein sehr groer Schreck od. Schock Grauen»

[9]. В немецком Entsetzen, как и в русском ужасе, акцентируются такие свойства, как неожиданное ощущение опасности, часто непродолжительное, короткое по времени протекания, сильное чувство страха. Entsetzen определяется как «ein sehr groer Schreck». А слово Schreck, в свою очередь, толкуется как «ein pltzliches (sehr oft kurzes) starkes Gefhl der Angst» [9]. В словаре под редакцией Варига отмечено также, что Schreck(en) – это «heftige, pltzliche, mit Angst und Entsetzen verbundene Gemtserschtterung; schrecklicher furchterregender Vorgang» [13]. При этом слово Entsetzen тесно связано со значениями другого элемента рассматриваемого ряда – Grauen, в смысловом объме которого имеются такие значения, как «ein Ereingnis, das Entsetzen hervorruft», «etw. wirkt schockierend auf den Betrachter» [9].

В словарном толковании Entsetzen наглядно представлено взаимное тяготение составляющих синонимический ряд, что проявляется в наличии не только общих, но и взаимоперекрещивающихся смысловых компонентов единиц синонимического ряда, ведущих к взаимодействию, уточнению, дополнению и т.д. Характер этих отношений обусловливает «размытость» границ как между синонимами в одном ряду (это появление континуальности), так и между синонимическими рядами, разрушение чткого размежевания между ними и, в конечном счте, незамкнутость синонимических рядов. Таким образом, в смысловом объме Entsetzen особым образом упорядочены смыслы Angst, Grauen и Schreck, взаимосвязь и взаимодействие которых представляет синонимический ряд как своеобразную семантическую целостность, которой свойственны тождество и различие, жсткость и пластичность, постоянство и изменчивость континуальность и дискретность его составляющих. Становится понятным, насколько важно оперировать не пословными лексическими соответствиями, а полным, достаточным и эксплицитным описанием всех языковых единиц в рамках синонимического ряда и особенностями их употребления. Смысловой объм доминанты Angst в немецком языке совпадает не полностью, а частично со смысловым объмом доминанты страх в русском языке. Частичное смысловое совпадение наблюдается между словами Schreck, Entsetzen в немецком языке и словом ужас в русском. Оказалось, что некоторые значения Angst удобно передать не с помощью слова страх, а словом ужас и словосочетанием охвачен страхом. Взаимосвязь и пересечение семантических компонентов Angst и его синонимов в пределах синонимического ряда выглядит иначе, чем картина этих взаимосвязей у слова страх с его синонимами в русском языке.

Вышесказанное позволяет прийти к выводу о том, что первый и важнейший фактор при описании межъязыковых соответствий в плане синонимии связан с установлением основания, по которому осуществляется отождествление синонимических единиц разных языков. Одним из компонентов процесса отождествления является референция сопоставляемых синонимических единиц, поскольку при взаимодействии синонимов в тексте, в отличие от изолированных синонимов, представленных в словаре, где указываются потенциальные возможности референции, имеется в виду лишь одна из возможных референций.

Внешняя референция в смысловой структуре синонимических единиц в разных языках совпадает. Другим компонентом, необходимым для процесса отождествления синонимического соотношения языковых единиц одного языка средствами другого языка, избирается система человеческого мышления, его динамика и направленность в синонимических соотношениях исходного и переводного текстов (это составляет предмет внутренней референции). Этот процесс представляет собой постоянные непрерывные изменения, отражающие соотношение общего и частного, известного и неизвестного, субъективного и общепринятого, нейтрального и экспрессивного и т.д. Соответствие и несоответствие синонимов (количественное и качественное) в разных языках может быть полным и частичным, но динамика мыслительного процесса и направленность этого процесса в синонимических соотношениях исходного и переводного текстов обнаруживают совпадение.

Библиографический список

1. Гумбольдт, В. фон. Избранные труды по языкознанию [Текст] / под ред.

Г.В. Рамишвили. – М. : Прогресс, 2000.- 238 с.

2. Девкин, В. Д. Немецко-русский словарь разговорной лексики: Свыше 12000 слов [Текст] / В. Д. Девкин. – М. : Рус. яз., 1994. -654 с.

3. Золотова, Г. А. К типологии простого предложения [Текст] / Г. А. Золотова // Вопросы языкознания. – 1978. – № 3. – С. 49-61.

4. Ожегов, С. И. Словарь русского языка [Текст] / С. И. Ожегов. – М. : Рус.

яз., 1984. – 816 с.

5. (НОСС) Новый объяснительный словарь синонимов русского языка. Второе издание, исправленное и дополненное [Текст] / под общим руководством акад. Ю. Д. Апресяна. – М.; Вена : Языки славянской культуры:

Венский славистический альманах, 2004. — 1488 с.

6. (ССРЯ) Словарь синонимов русского языка в двух томах [Текст]. В 2 т. Т.

2. / под общ. ред. А. П. Евгеньевой. – М. : Наука, 1975. -835 с.

7. Сепир, Э. Избранные труды по языкознанию и культурологи [Текст] / Э.

Сепир. – М. : ПРОГРЕСС : Универс, 1993.- 656 с.

8. Серебренников, Б. А. К проблеме отражения развития человеческого мышления в структуре языка [Текст] / Б. А. Серебренников // Вопросы языкознания. – 1970. – № 2. – С. 29–49.

9. Хантакова, В. М. Синонимия форм и синонимия смыслов: теоретическая модель анализа интегративного взаимодействия синонимических единиц одно- и разноуровневой принадлежности [Текст] : автореф. дис. … д-ра филол. наук : 10.02.04 / В.М. Хантакова. – Иркутск, 2006. – 37 с.

10. Duden. Deutsches Universalwrterbuch [Текст] / Mannheim, Leipzig, Wien, Zrich : Dudenverlag, 1996.-1816 S.

11. Duden. Ein Wrterbuch sinnverwandter Wrter [Текст] / hrsg. von der Dudenredaktion. – Mannheim, Leipzig, Wien, Zrich : Dudenverlag, 2004. -1104 S.

12. Synonymwrterbuch. Sinnverwandte Ausdrcke der deutschen Sprache [Текст] / Leipzig: VEB: Bibliographisches Institut, 1980. – 830 S.

13. Wahrig, G. Deutsches Wrterbuch [Текст] / G. Wahrig. – Gtersloh: Bertelsmann Lexikon Verlag GmbH, 1977.- 4358 S.

14. Remarque, E.-M. Drei Kameraden [Текст] / E.-M. Remarque. – Moskau :

Verlag fr deutschsprachige Literatur, 1960. -454 S.

15. Ремарк, Э.-М. Три товарища. [Текст] / Э.-М. Ремарк. – Харьков : Фашо:

М. : ООО «Фирма «Издательство АСТ», 1998. - 467 с.

16. Frank, L. Gesammelte Werke. Erzhlungen. [Текст] / L. Frank – Berlin : Aufbau-Verlag, 1957. – S.49-152.

17. Франк, Л. Избранное [Текст] / Л. Франк; пер. с нем. Е. Гнединой. – М. :

Художественная литература, 1958 – 580 с.



Похожие работы:

«Торговые автоматы «БАХИЛКИН» Инструкция оператора «Бахилкин Стандарт» «Бахилкин Мини» Версия документа от 13.01.2010г. © 2009-2010 ООО «Лиском» 1 Содержание Введение Общие сведения Основные элементы автомата Установка и подготовка автомата к работе Настройка автомата Схема работы автомата С...»

«Гаряев Александр Владимирович Развитие теоретического мышления на уроках физики Рецензенты: Е. В. Оспенникова – заведующая кафедрой мультимедийной дидактики и ИТО ПГПУ, доктор педагогических наук, профессор В. Н. Комисаров – доцент кафедры естественно-математического об...»

«Воспитание как приоритетная задача современного образования ЗАДАЧИ ИЗ ТЕКСТА ОЛОНХО Сыромятникова Анна Прокопьевна учитель математики МБОУ «Вилюйская СОШ №3 имени Героя Советского Союза Н.С.Степанова»...»

«Center of Scientific Cooperation Interactive plus Каримова Альфия Искандеровна учитель технологии ГБОУ «Нурлатская школа-интернат для детей с ОВЗ» г. Нурлат, Республика Татарстан ПРЕЕМСТВЕННОСТЬ В ОБУЧЕНИИ, ВОСПИТАНИИ И РАЗВИТ...»

«Рабочая программа Форма Ф СО ПГУ 7.18.2/07 Министерство образования и науки Республики Казахстан Павлодарский государственный университет им. С. Торайгырова Кафедра психологии и педагогики. РАБОЧАЯ ПРОГРАММА Дисциплины Общая пси...»

«Уральский государственный университет им. А. М. Горького СЛОВО В ТРАДИЦИОННОЙ И С О В Р Е М Е Н Н О Й КУЛЬТУРЕ Тезисы межвузовской конференции молодых ученых Екатеринбург, 11 мая 2 0 0 7 г. Екатеринбург Издательство Уральского универ...»

«УТВЕРЖДЕНО Постановление Министерства транспорта и коммуникаций Республики Беларусь 21.04.2008 N 58 ПРАВИЛА ПЕРЕВОЗОК СКОРОПОРТЯЩИХСЯ ГРУЗОВ ЖЕЛЕЗНОДОРОЖНЫМ ТРАНСПОРТОМ ОБЩЕГО ПОЛЬЗОВАНИЯ (в ред. постановления Минтранса от 13.07.2015 N 35) Глава 1 ОБЩИЕ ПОЛОЖЕН...»

«ХИРУРГИЯ ПОЗВОНОЧНИКА 2/2011 (С. 23–26) © С.В. Виссарионов и др., 2011 Хирургическое лечение пациента с сочетанной патологией позвоночника и спинного мозга С.В. Виссарионов, А.П. Дроздецкий, Н.А. Крутелев Научно-исследовательский детский ортопедический институт им...»

«Вестник Пензенского государственного университета № 1 (5), 2014 УДК 15 + 37(082) М. Ю. Денисова ОСОБЕННОСТИ ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ ПОДГОТОВКИ СТУДЕНТОВ К РАБОТЕ С ДЕТЬМИ, ИМЕЮЩИМИ ОГРАНИЧЕНИЯ В РАЗВИТИИ Аннотация. В статье представлен анализ системно-деятельностно...»

«В. И. Блинов В. Г. Виненко И. С. Сергеев МЕТОДИКА ПРЕПОДАВАНИЯ В ВЫСШЕЙ ШКОЛЕ Учебно-практическое пособие Допущено Учебно-методическим отделом высшего образования в качестве учебного пособия для студентов высших учебных заведений, обучающихся по гуманитарным...»








 
2017 www.pdf.knigi-x.ru - «Бесплатная электронная библиотека - разные матриалы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.