WWW.PDF.KNIGI-X.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Разные материалы
 

Pages:     | 1 | 2 ||

«Материалы Всероссийской студенческой интернет-конференции 23 – 24 апреля 2012 г., Екатеринбург Екатеринбург РГППУ Министерство образования и науки ...»

-- [ Страница 3 ] --

Главное выразительное средство – шок, вызов – явления нехудожественной природы, но именно они своей парадоксальностью, своим демонстративным антиэстетизмом создавали некую эстетическую ситуацию. В некоторой мере арт-дизайн был преемником поп-арта 1950-х гг. Однако если в попарте демонстрацией привычных обыденных предметов вызывалось ощущение нелепых, алогичных связей, то в арт-дизайне 1980-х – скорее наоборот, элементарными средствами создавался сложный идеологический подтекст. Поэтому арт-дизайн и стал дерзкой (но более безопасной, чем традиционная живопись) формой протеста художника против окружающей его лжи общественной жизни [1]. К средствам арт-дизайна относятся: декоративные свойства материалов, системы озеленения, моменты зоодизайна, произведения декоративно-прикладного искусства [3].

Арт-дизайн воплощает собой новый тип художественного сознания.

Уход от вербализации смысла – один из основных принципов дизайна. Воплощение средствами дизайна задачи искусства – такова суть арт-дизайна.

Важно отметить, что два основных «ингредиента» арт-дизайна – дизайн и искусство – не механически совмещаются в арт-дизайн-объекте, а взаимодействуют концептуально. Как известно, подлинное произведение дизайнерского искусства – концепция, а не вещь. Происходит сублимация содержания в форму-знак.

Исследователи выявили, что во второй половине XX века теории постмодернизма адресуют свои произведения уже не общественному вкусу, а индивидууму (субъекту восприятия).



Теоретиками-культурологами было сформулировано новое понимание культуры как некой бессистемной коллекции знаков и образов, накопленных в архиве памяти человечества. Известно, что сложившаяся в современной арт-практике ситуация кардинально изменила бытие художественной формы: современное искусство уже давно следует призыву П. Пикассо «делать все из всего подряд». В результате – безликие комбинации материалов, нагромождение стандартных образов, засилье банальных стереотипов. Из новых сочетаний материалов рождается новая эмоциональность, возникают новые тактильные качества, которым трудно найти аналоги [2].

Практика доказала, что современный дизайн в XXI веке стал ходовым аукционным товаром. Многие крупные аукционные дома обзаводятся департаментами дизайна. Так, Phillips de Ригу выбрал дизайн одним из приоритетных направлений, Tajan или Artcurial, проводят регулярные дизайнерские торги. С двухтысячного года в Чикаго действует успешный аукционный дом Wright, специализирующийся исключительно на дизайне и добившийся за восемь лет хороших результатов. Кстати, у Wright есть онлайн-магазин, где, не слезая с дивана (возможно, даже дизайнерского), можно купить шедевры классиков – Имсов, Нельсона, Понти, Перриан и многих других – и самые свежие работы только что засветившихся художников.

Выдающиеся произведения современных мастеров (а крупные аукционы предпочитают общаться именно с ними), сегодня находятся на зыбкой границе между дизайном и современным искусством. Нередко прямо из рук автора, они перекочевывают в экспозиции мировых музеев. Практика выпуска дизайнерских предметов ограниченным тиражом поддерживает ощущение уникальности и в то же время позволяет «урвать кусочек» не только музейным коллекциям, но и богатым корпоративным и частным клиентам.

Когда речь заходит о ценах, то очевидно, что функциональность вещи не столь однозначна и ножу мало быть просто острым, а часам просто точными, чтобы завоевать внимание. Так что предметам, продающимся на аукционах, худо-бедно хватает функций, связанных с «иррациональностью потребностей». А рост цен свидетельствует о том, что дизайн-объекты с реализацией этих функций прекрасно справляются. Показательный пример: в мае 2000 года кушетку «Локхид» любимчика дизайнерских аукционов Марка Ньюсона купили за $105 тыс., а в октябре 2007-го она стоила уже $1,5 млн. Обе происходили из серии в 10 экземпляров (10-й и 7-й экземпляр соответственно).





Аукционные лоты демонстрируют к тому же разнообразие интересов современного дизайна. Это, с одной стороны, стол или слоистое кресло, где применены самые современные материалы и компьютерные технологии, и с другой – работы участников, озабоченных проблемами экологии и предлагающих увидеть новое в старых вещах.

В заключение хотелось отметить, что работы современных дизайнеров часто вызывают сомнения в их удобстве и практичности. Хорошо ли сидится в кресле из многослойного стекла, на акриловом табурете или на стальном диване? Но ведь не зря Геррит Ритвельд, автор хрестоматийного «синекрасного кресла» 1918 года, приклеивал на каждый экземпляр этикетку с цитатой из Кристиана Моргенштерна: «Пользуясь стулом, я бы хотел сидеть не так, как того желает мое седалище, но как было бы угодно моему покоящемуся на стуле духу, если бы он свил сиденье для себя самого». А что может быть прекраснее, чем удовлетворение духовных потребностей?!

Библиографический список

1. Власов В. Г. Большой энциклопедический словарь изобразительного искусства. В 8т. Т.1. – Санкт-Петербург.: ЛИТА, 2000.

2. Журнал Декоративное искусство №5. 2008.

3. Журнал Квартира. 2007.

–  –  –

Опыт научных исследований последнего десятилетия доказывает: информационные технологии нельзя более рассматривать как нечто принадлежащее исключительно миру техники. Они настолько глубоко проникли в научное сообщество, что вычленить их из общего культурологического контекста уже невозможно. Качественный скачок в информационной индустрии свидетельствует о необходимости анализа новейших технологий в общегуманитарном контексте. Одной из основных задач гуманитарного знания является возрождение и сохранение культурного наследия, его передача из поколения в поколение. На реализацию этой актуальной задачи нацелены современные информационные технологии и, в частности, компьютерное моделирование, позволяющее осуществлять оцифровку культурного наследия, включая музейные экспонаты, театральные постановки и массовые сцены. Под массовой сценой в данном контексте подразумевается группа или труппы компьютерных персонажей, имеющих общие цели, набор эмоций, находящиеся в одной окружающей среде и осуществляющие в ней определенные действия.

Применение компьютерных моделей массовых сцен в российской практике, к сожалению, недостаточно проработано как концептуально, так и технологически. В производственный процесс внедряются единичные программные продукты или информационные системы, но общая теоретическая база, включающая методологию, анализ существующих систем, выявление особенностей информационных систем находится в зачаточном состоянии.

Таким образом, существует необходимость разработки теоретической и практической основы компьютерного моделирования массовых сцен, в результате чего было бы возможно эффективно использовать средства, предоставляемые новыми информационными технологиями. В работе особое внимание уделяется применению компьютерных моделей массовых сцеп в кино- и видеопроизводстве: специфике создания, развития и использования. Данное направление является одним из наиболее перспективных в настоящее время для применения компьютерных моделей массовых сцен. При анализе публикаций как иностранных, так и российских ученых, было выявлено, что тема является сферой интересов различных наук, существуют различные подходы, позволяющие осмыслить данный феномен с разных точек зрения.

Исторически проблема компьютерного моделирования массовых сцен стала активно обсуждаться с 80-х годов ХХ-го века. Это не значит, что до этого времени задача воссоздания массовых сцен не существовала. Однако 'только появление вычислительной техники с определенной степенью мощности позволило обратить внимание исследователей на проблему компьютерного моделирования с позиций междисциплинарных подходов. Сложность и многогранность проблемы породили большое количество исследовательских групп, как в академическом, так и в корпоративном секторе. К концу 80-х годов появились работы, нашедшие практическое применение. Широкий комплекс вопросов использования компьютерных моделей массовых сцен в самых различных областях был подробно рассмотрен в трудах зарубежных исследователей Reynolds, Bouvier, Mataric и Tcrzopoulos, Helbding, Mataric, Blumberg, Perlin и многих других. Теоретические и технические аспекты компьютерной симуляции массовых сцеп были подробно изложены в монографии «Crowd Simulation»

Thalmann и работах его учеников.

Вопросы эффективности технических решений создания различных моделей (кино, видеопроизводство, реконструкция памятников культуры, компьютерные игры и т.

д.) постоянно обсуждаются в специальной литературе и на различных международных конференциях. Коммерческие компании и академические учреждения в развитых странах масштабно используют возможности компьютерных моделей массовых сцеп, чтобы создать визуальные эффекты к фильмам («Звездные войны», «Мумия», «Властелин колец», «Послезавтра» и др.), разработать компьютерные игры («Unreal», «Mass Effect» и др.) и реконструировать культурные памятники («Римский театр»).

Однако при столь высоком уровне развития данной технологии в мире в отечественной социокультурной сфере не предпринималось известных попыток комплексно исследовать и обобщить существующий общемировой междисциплинарный опыт, а затем создать на его основе концепцию использования компьютерных моделей массовых сцеп. Кроме того, не исследовался вопрос выбора инструментов моделирования для производственной реализации типовых моделей. В связи с этим, объектом данного исследования были выбраны теория и практика программных и технических решений по разработке компьютерных моделей массовых сцен с позиции эффективности их дальнейшего использования в производственных целях.

При всем вышесказанном необходимо отметить, что в России область компьютерного моделирования является развитой, широко и успешно применяется в различных областях. Например, для моделирования макроэкономических процессов В. Л. Макаров [2, с. 25-45] и Л.Р. Бахтизин [1] активно используют мультиагентный подход к моделированию людских масс. В других дисциплинах (социология, естественные пауки, психология и т.д.) также имеется ряд работ, из которых были почерпнуты полезные в данном исследовании положения.

Как правило, акцент делается на моделировании массовых сцен в социокультурной сфере, что определяет основные требования к ней:

1. визуально правдоподобная симуляция действий участников массовой сцены и массы в целом.

Требования к поведению толпы виртуальных персонажей отличаются от требований к индивидуальному персонажу первого плана. Их поведение может быть более условным, т. к. зритель воспринимает это виртуальное сообщество как единое целое и редко выделяет его отдельных участников. Одним из важнейших утверждений является то, что каждый персонаж является уникальным агентом с собственным поведением, по все вместе они управляемы и являются общностью. Эта управляемость получила название - хореография массовой сцены. В отличие от симуляций в областях социологии или психологии, где на первое место ставится высокая достоверность симуляции и возможность получения статистических данных с дальнейшей их интерпретацией, для модели массовой сцепы в социокультурной сфере главным является ее управляемость и предсказуемость действий каждого виртуального персонажа внутри массы.

При несоблюдении данных условий невозможно получить требуемую модель.

2. Фотореалистичная визуализация массовой сцены Большинство областей применения массовых сцен не требуют фотореалистичной визуализации, обходясь графическими примитивами для первичной интерпретации результатов (социальная психология, архитектура, экономика и т.д.). В социокультурной же сфере такой подход к визуализации является недостаточным, т.к.

модель должна иметь высокую степень правдоподобия, оцениваемую зрителем.

Исследователями и разработчиками программ предложен следующий алгоритм, который, на наш взгляд, способствует решению основных задач:

• проанализировать подходы к построению модели массовых сцен, принятых в других дисциплинах (социальная психология, естественные науки, социология, культурологи, этнология);

• проанализировать существующие компьютерные технологии разработки массовых сцен;

• выявить специфику компьютерных моделей массовых сцен на современном и этапе с точки зрения возможности их использования в социокультурной сфере;

• разработать базовую модель компьютерной массовой сцепы, включая выработку форматов представления и инструментарий.

Реализация поставленных задач на практике, как правило, позволяет получить следующие результаты:

1. в ряде областей информатики, психологии, социологии, естественных наук и культурологии существуют идеи и положения, которые могут быть полезны при решении проблемы компьютерного моделирования массовых сцеп в социокультурной сфере. Исследование феномена коллективного восприятия имеет особое значение для современного информационного общества;

2. компьютерная модель массовой сцены может быть максимально приближена к массовой сцене, снятой па физическое оптическое устройство;

3. мультиагентная система па основе гибридной технологии (нейронные сечи и нечеткая логика) является в настоящее время наиболее подходящей для моделирования компьютерной массовой сцены в социокультурной сфере;

4. имеет место тенденция к конвергенции подходов к моделированию массовых сцеп в исследованиях междисциплинарного характера.

Предложенная автором информационная система обеспечивает производство типовой массовой сцены. Не особенность заключается в том, что она дает возможность людям, не имеющим технического образования, создавать массовые сцепы высокого уровня сложности. Данный аспект является критичным для воссоздания массовых сцен в социокультурной сфере.

Успешное создание компьютерной модели массовых сцен применительно к кинематографу показало, что использование ее в социокультурной сфере возможно. Применяя результаты, полученные в данной работе, автор начал разработку компьютерной модели массовых сцен для использования в электронных трехмерных реконструкциях памятников культуры на проекте vizerra.com. На данный момент разработаны технологии для визуализации памятников в реальном времени, что позволяет пользователю совершать интерактивные прогулки по ним и взаимодействовать с объектами среды, получая информацию о них. Эти свойства приложения позволяют использовать его в учебной деятельности и для демонстраций в виде трехмерных интерактивных экскурсий.

Наличие виртуальных людей, наделенных искусственным интеллектом, в аутентичной среде с памятником позволяет воспроизвести динамическое взаимодействие их с объектами, представляющими культурную ценность. Что в конечном итоге позволяет пользователю лучше понять значимость данных объектов простым и наглядным способом. Основным преимуществом относительно фильма о памятнике является то, что виртуальные персонажи полностью интерактивны и могут являться хранителями информации о памятнике и сообщать ее заинтересованному пользователю.

В комплексе все вышеперечисленные компоненты приложения должны будут заинтересовать различных пользователей в получении и распространении информации о памятнике, что является задачей по сохранению и распространению культуры в современном обществе.

Библиографический список:

1. Бахтизин А. Р. Агент-ориентированные модели экономики / А. Р.

Бахтизин. Москва: Экономика, 2008.

2. Макаров В. Л. Искусственные общества / В. Л. Макаров // Искусственные общества. – №1. 2006.

–  –  –

Мы все живем в современном обществе и понятие «Россия» является особой темой для русского народа. В XX веке западным европейцам Россия, ее народ и культура представляется как что-то неизвестное. В то время редкий европеец мог позволить себе поездку в Россию с научной целью. Они получали знания от так называемых «знатоков» России. Судя по всему, Ильин считал недопустимым продолжение такого неверного, зачастую безответственного распространения информации по этому и решает взять на себя такое важное дело, как разъяснение сущности и своеобразия русской культуры Европе.

Ильин пишет: «Россия как народ и культура до сих пор предстает перед Западной Европой как сфера сокрытого, как проблема, не поддающаяся пониманию, как своего рода Сфинкс, вызывающий опасение. Каждый раз западный европеец снова и снова спрашивает себя: что это за народ? что он может? чего он хочет? чего следует ожидать от него? Да и язык этого народа кажется странным и трудным. А поскольку редко кто может позволить себе поездку в Россию с научной целью, приходится довольствоваться так называемыми «знатоками»

России, которые лишь в исключительных случаях судят о ней на основе верных знаний и с истиной ответственностью» [1, c. 15].

Природа и климат. И. Ильин пишет: «Душа народа находится в живой и таинственной взаимосвязи с его природными условиями и по тому не может быть достаточно объяснена и понята без учёта этой взаимосвязи. С древнейших времен, возможно, в течении четырнадцати-пятнадцати столетий русский народ живет на широком и раздольном пространстве с оттенком или даже целиком азиатского Востока на плоской равнине с могучими реками и довольно суровыми, почти жестким континентальным климатом» [1, c. 17]. Как пример этой взаимосвязи он берёт весеннее половодье: «Интенсивное половодье: реки выходят из берегов, затапливают низины, повсюду образуются проталины; дороги становятся непроезжими; пробуждается от зимнего сна, и люди ходят как пьяные, с хмелем в крови и в душе» [1, c. 21].

В Западной Европе распространен предрассудок, будто Россия – благоприятная, предназначенная для сельского хозяйства страна, что ее огромные пространства сами напрашиваются на возделывание неизмеримой, все более увеличивающейся пахотной земли и что русский народ просто не понимает, как воспользоваться этой беспредельной возможностью. Этот предрассудок совершенно безоснователен и только говорит о том, как мало знают в Западной Европе о российских природных условиях. Со времен ледникового периода и по причине особенно холодного климата России досталось невидимое подземное наследство, о котором Европа явно не имеет ни малейшего понятия. Это подземный слой вечной мерзлоты, который не оттаивает никогда, даже в самое жаркое лето. Эта мерзлота образует компактную, как бы окаменевшую земную глыбу, которая при низких в среднем температурах и в отсутствии снега являет собой, так сказать, наиболее яркое выражение природной жестокости [1].

Темперамент. И.А. Ильин понимает русский темперамент. Он говорит о нём языком бодрым, будоражащим, и этот самый темперамент чувствуется в нём самом. Русский народ «наслаждается пространством, лёгким напористым движением, ледоходом, лесной чащею, оглушительными грозами. Он упивается интенсивностью бытия» [1].

Ильин пишет: «У всякого народа своя судьба: он ее носитель, ее созидатель, ее преоборитель. Русскому предназначено судьбою жить в суровой среде.

Безжалостно требует от него приспособления природа: укорачивает лето, затягивает зиму, печалит осенью, соблазняет весной. Она дарует равнину, но жизнь на этой равнине тяжела и сурова. Она дарует прекрасные реки, но борьбу за их устье, превращает в тяжелую историческую задачу. Она дает выход в южные степи, но приводит оттуда грабителей – кочевые народы. Она сулит плодородные земли в засушливых областях и одаривает лесным богатством на болотах и топях. Закалка для русского является жизненной необходимостью, изнеженности он не ведает. Природа требует от него выносливости без меры, предписывает ему его житейскую мудрость во многих отношениях и за любой бытийный шаг заставляет расплачиваться тяжким трудом и лишениями»[1, c. 22]. «Русский таит в себе целый заряд напряженности, своеобычную мощь бытия и существования, пламенное сердце, порыв к свободе и независимости» [1,c23].

Ильин считает, что у русского человека есть тяга к полному достижению цели, мечта о последнем и конечном, желание заглянуть в необозримую даль, способность не страшиться смерти. В этом вопросе вспоминает Пушкина и Достоевского. И делает такое заключение: «Такова русская душа: ей даны страсть и мощь; форма, характер и преображение суть её исторически жизненные задачи. В них она вдумывается постоянно. Но велики трудности в поисках собственного жизненного пути: временами она может отказаться от этих задач и впасть в шаткую бесхарактерность, порой она может недооценивать свой образ жизни и путать свободу с раскованностью. Она может подаваться зову страсти. И именно поэтому русские мыслители и художники, воспитатели и государственные мужи должны бесстрашно вершить свое дело и противостоять этим опасностям» [1, c. 27].

Свобода и гармония. По словам И. Ильина. «моральное и духовное равновесие русской души отражается в своеобразной свободе и гармонии» [1, c.

27]. Но, по мнению Ильина, неправильно представлять русскую душу как «вечно кипящий котёл»; «в буднях отлива русский предстаёт ровным и естественным, лёгким и добродушным» [1]. Русскому свойственна внутренняя свобода, для него не существует искусственно придуманных запретов. «Он живет без усилий, “в нем бьется жизнь”. Он чересчур эмоционален и экспансивен, в большинстве случаев весьма общителен, участлив, дружелюбен, снисходителен и совсем по-особому гостеприимен. Его любезность не придумана, не церемонна, не фальшива; напротив, она непосредственна, изобретательна, импровизационна, легко переходит в деликатное, нежное чувство. Если заглянуть ему в душу, возникает впечатление, что в ней как бы слышится внутреннее безмолвно звучащее “пение”, мелодичное и ритмичное» [1, c. 29]/ В этом же вопросе Ильин вспоминает о народной песне. Зачем? Да ведь именно в этом народном виде искусства является гармония; без дирижеров, камертонов, и какой либо музыкальной подготовки русский хор звучит от всей души, в свободном исполнении, из внутреннего чувства, слуха и вкуса. Здесь же вспоминается философом и культура церковного колокольного звона, который часто импровизировался в зависимости от вкуса звонаря.

Язык и юмор. И.А. Ильин пишет о важности языка. «Русская душа в своей простоте и естественности производит мелодичное звучание и гармоничное впечатление. Этому соответствует и строение языка» [1,c. 31]. Русский язык подобно итальянскому, избегает всего, что звучит жестко, грубо, скрипуче или шепеляво. Но замечает, что при этом он остается гибким по форме, многообразным в ритме и послушным в стиле. «Русский язык хочет звучать и петь, быть естественным и выразительным, наслаждаться означаемым предметом, придавать ему фонетическую ценность и тем самым процветать самому. Он живет и раскрывается благодаря созерцающему вчувствованию. Он шумит вместе с лесом и шепчет с камышом, сверкает с молнией и рокочет с громом, щебечет с птицами и плещется с волною; он весьма глубок в чувствах и проникновенен в мыслях» [1, c. 31].

Глубоки наблюдения И.А. Ильина о юморе и самоиронии русских людей.

«В теснейшей связи со сказанным находится поразительная предрасположенность русских к юмору и особенно к самоиронии. Юмор присущ русской душе как вечно неизбывное влечение, как неиссякаемый источник жизни и искусства

– будь то радость совместного бытия, величайшая нужда, тюрьма или окопы.

То это тонкий и ядовитый юмор дипломата, то дерзкий и ошеломляющий юмор фельдмаршала (Суворов), то отчаянный юмор висельника – простака, над которым витает смертельная опасность. Исторически русскому народу пришлось многое вынести и выстрадать, поэтому терпение и юмор стали подлинным оружием его самозащиты» [1, c. 33].

Первичные силы. И.Ильин не стремится идеализировать русскую душу: «что в ней есть, то есть; чего не достаёт, пусть отвоёвывает в страдании и терпении». Ильин стремиться указать на своеобразие русской души. Он считает, что теперь и Западная Европа должна признать это своеобразие. «Чтобы понять эту особенность русской души важно бы провести различие между первичными и вторичными душевно-духовными силами. Первичные силы – это силы жизнеопределяющие, творчески-духовно ведущие. Вторичные примыкают к первичным и носят отпечаток последних. Русская же душа, прежде всего, есть “душа чувства и созерцания”» [1, c. 48-49]. «Её культуротворящий акт суть сердечное видение и религиозно совестливый порыв»[1, c. 49].

Любовь и созерцание при этом свободны, как свободно пространство, равнина, как молящий дух, – вот почему русский нуждается в свободе, ценит её. Русская культура построена на чувстве и сердце, на созерцании, на свободе совести и свободе молитвы. Это и есть, по мнению И.Ильина, первичные силы русской души, которые формируют и питают русский темперамент.

Чувства и созерцания как основа характера имеют особую ценность для христианина, но они не формируют характер. Вот почему воспитание последнего Ильин считает ближайшей и важнейшей задачей русского народа. Здесь сердце и совесть должны дополняться и определяться волей, и тогда сформировался бы путь обновления культуры в христианском духе и в соответствии со старой традицией. Вместе с этим русские обладают сознанием долга, социальной глубиной, организаторской способностью. Но Ильин отмечает, что «прочной формы и силы не достаёт ещё и русскому правосознанию» [1, c. 50].

Ильин приводит к тому, что русская душа – «это не какой-то страшный сфинкс» – кто понимает её или выдаёт за такового, демонстрирует недостаток собственной способности проникновения. «Это душа взыскует правильного понимания и не желает, что бы её смешивали с крайне чуждыми ей узкими течениями и идеологиями (например, с большевизмом). Будучи душой свободного чувства и свободного созерцания она как бы рождена для христианства; и её последним собственным прибежищем является тем самым вера и религия» [1, c. 50].

В заключение мы можем сказать, что не надо идеализировать русскую душу: что у нее есть, тем она обладает; чего ей не достает, то она должна еще обрести в страдании и терпении. Свои положительные качества и свои недостатки имеет национальный характер любого народа. Важно показать своеобразие русской души. Это своеобразие русский человек сам осознал – с Пушкиным и Достоевским; и теперь настало время для открытого исповедания этого своеобразия перед лицом Западной Европы.

Исследование И.А.Ильиным идей и идеалов русской культуры, введение России как предмета философского и религиозного осмысления является актуальным и полезным для современного русского человека, который ищет свою национальную основу, государственную идею, выбор пути социального развития и жизненного бытия.

–  –  –

1. Ильин И.А. Сущность и своеобразие русской культуры / И.А.Ильин.

Москва: «Русская книга – XXI век», 2007.

2. Ожегов С.И., Шведов Н.Ю. Толковый словарь русского языка / С.И.Ожегов, Н.Ю.Шведов. Москва, 2002.

Сведения об авторах Барсукова Мария Радионовна – студентка 4 курса кафедры декоративноприкладного искусства ИнИс РГППУ, г. Екатеринбург Беловусова Юлия Владимировна - студентка 4 курса кафедры дизайна интерьера ИнИс РГППУ, г. Екатеринбург Бобрихин Андрей Анатольевич – кандидат философских наук, доцент кафедры декоративно-прикладного искусства ИнИс РГППУ, г. Екатеринбург Гончаров Сергей Захарович– доктор философских наук, профессор, зав кафедрой философии и культурологии ИнИс РГППУ, г. Екатеринбург Деева Екатерина Григорьевна - студентка 3 курса кафедры дизайна интерьера ИнИс РГППУ, г. Екатеринбург Добровольская Ксения Вячеславовна – студентка 4 курса кафедры декоративно-прикладного искусства ИнИс РГППУ, г. Екатеринбург Дягилев Сергей Евгеньевич – студент 2 курса кафедры дизайна имиджа и стиля ИнИс РГППУ, г. Екатеринбург Екимова Надежда Владимировна – студентка 2 курса кафедры дизайна имиджа и стиля ИнИс РГППУ, г. Екатеринбург Зайцева Юлия Андреевн – студентка 4 курса кафедры дизайна интерьера ИнИс РГППУ, г. Екатеринбург Исмагилова Екатерина Андреевна - студентка 3 курса кафедры дизайна интерьера ИнИс РГППУ, г. Екатеринбург Кузвесова Дарья Дмитриевна – студентка 4 курса кафедры декоративноприкладного искусства ИнИс РГППУ, г. Екатеринбург Кузнецова Анна Алексеевна - студентка 3 курса кафедры дизайна интерьера ИнИс РГППУ, г. Екатеринбург Махнев Александр Александрович - студент 1 курса кафедры теории и истории искусств ИнИс РГППУ, г. Екатеринбург Махнева Анастасия Константиновна – студентка 2 курса кафедры дизайна имиджа и стиля ИнИс РГППУ, г. Екатеринбург Мелешко Анастасия Валерьевна - студентка 1 курса кафедры дизайна интерьера ИнИс РГППУ, г. Екатеринбург Низаева Ксения Фаизовна – студентка 4 курса кафедры декоративноприкладного искусства ИнИс РГППУ, г. Екатеринбург Обухов Илья Александрович – студент 4 курса звукорежиссуры, продюсерства кино и телевидения Проскуряков Александр Александрович - студент 1 курса кафедры теории и истории искусств ИнИс РГППУ, г. Екатеринбург Пясецкая Елизавета Александровна – студентка 3 курса кафедры дизайна одежды ИнИс РГППУ, г. Екатеринбург Семенова Мария Владимировна – кандидат культурологи, зав. кафедрой дизайна стиля ИнИс РГППУ, г. Екатеринбург Соболева Любовь Олеговна - студентка 3 курса кафедры дизайна интерьера ИнИс РГППУ, г. Екатеринбург Тимербаева Анастасия Нурисламовна - студентка 5 курса кафедры дизайна интерьера ИнИс РГППУ, г. Екатеринбург Фатеева Надежда Андреевна – кандидат социологических наук, доцент кафедры теории истории искусств и художественного мастерства ИнИс РГППУ, г. Екатеринбург Чепак Лариса Вадимовна - студентка 1 курса кафедры дизайна интерьера ИнИс РГППУ, г. Екатеринбург Чечулин Илья Александрович - студент 3 курса кафедры дизайна интерьера ИнИс РГППУ, г. Екатеринбург Шишова Дарья Олеговна – студентка 4 курса кафедры декоративноприкладного искусства ИнИс РГППУ, г. Екатеринбург Шмуль Елена Андреевна – студентка 2 курса кафедры дизайна имиджа и стиля ИнИс РГППУ, г. Екатеринбург

–  –  –

Подписано в печать Формат 6084/16. Бумага для множ. аппаратов.

Печать плоская. Усл. печ. л. 7,9. Уч.-изд. л. 7,5. Тираж 100 экз. Заказ № ______ ФГАОУ ВПО «Российский государственный профессионально-педагогический университет». Екатеринбург, ул. Машиностроителей, 11.___________________



Pages:     | 1 | 2 ||
Похожие работы:

«Литература: 1. Гин А. А. Приемы педагогической техники: Свобода выбора. Открытость. Деятельность. Обратная связь. Идеальность: Пособие для учителя. 4-е изд. М.: Вита-Пресс, 2002.2. Русский язык в начальных классах: Теория и практика обучения / Под ред. М. С. Соловейчик. 2-е изд. М., 1994. ВОСПИТАНИЕ ЛЮБВИ К РОДИНЕ У М...»

«Программа психологической подготовки учащихся к ГИА и ЕГЭ ГБОУ Школа № 641 им.С.Есенина Цель программы: оказание психологической помощи учителям, выпускникам 9, 11-ых классов и их родителям в подготовке к ГИА и ЕГЭ.Задачи программы: 1. Развитие познавательного компонента психологической готовности к ГИА и ЕГЭ: отработк...»

«Муниципальное бюджетное общеобразовательное учреждение средняя общеобразовательная школа послка Домново «Утверждено» «Рассмотрено» на приказом директора Педагогическом совете МБОУ СОШ п.Домново...»

«ВОРОНЕЖСКІ Я 1 ОКТЯБРЯ 1895 ГОДА. Выходятъ ДВА РАЗА ВЪ Ц на годовом у изда МСЯЦЪ 1 И 15 ЧИСЕЛЪ. 5. н ію руб Распоряженія Епархіальнаго Начальства.Опредлены на мста: Священническія.к) Н а Бывшій учитель церковно-приходской ш колы, что при Митрофановомъ...»

«МИНОБРНАУКИ РОССИИ ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ОБРАЗОВАНИЯ «ВОРОНЕЖСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ» БОРИСОГЛЕБСКИЙ ФИЛИАЛ (БФ ФГБОУ ВО «ВГУ») УТВЕРЖДАЮ Заведующий кафедрой педагогики и современных образовательных технологий (...»

«Муниципальное автономное учреждение информационно-методический центр города Томска Психолого-педагогическое сопровождение детей с ОВЗ в условиях детского сада и семьи Практическое пособие для воспитателей, педагого...»

«Педагогический совет №3 от 20.01.2016 г. Тема: «Активные методы обучения как эффективное средство реализации ФГОС»Повестка: 1. Вступительное слово заместителя директора по УВР о значении поставленной проблемы (Гопоненко Е.В.).2. Групповая работа «Создание алгоритмов подготовки...»

«Система і структура східнослов’янських мов АКТУАЛЬНІ ПРОБЛЕМИ СЕМАНТИКИ, ЛЕКСИКОЛОГІЇ ТА ФРАЗЕОЛОГІЇ Т. Л. Абашкина Национальный педагогический университет имени М. П. Драгоманова ФОРМИРОВАНИЕ ПСИХОЛОГИЧЕСКИХ ТЕРМИНОВ НА ОСНОВЕ ПРЕЦЕДЕНТНОЙ КОНЦЕПТОСФЕРЫ В статье характеризуются о...»








 
2017 www.pdf.knigi-x.ru - «Бесплатная электронная библиотека - разные матриалы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.