WWW.PDF.KNIGI-X.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Разные материалы
 

Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 |

«Стихи: Andersson В. Happy New Year Музыка: Ulvaeus В. Исполняется отрывок No more champagne And the fireworks are through Here we are Me and you Feeling lost And feeling blue It's the end Of the ...»

-- [ Страница 6 ] --

Ты выбрался из сетей, Ты выпрямился, подрос, И что за смешной вопрос О том, для чего ты здесь Ты - радость моя, ты - весть, Ты - право мое на жизнь!

А Бог не выносит лжи, Поэтому, друже мой, Пойдем-ка и мы домой К уюту, к чайку, к судьбе, Друг к другу, к самим себе.

Фролова Е.

Не для того ли о тебе Музыка: Фролова Е.

Не для того ли о тебе Так долго сердце моё пело, Чтобы разлучнице-судьбе Разлука наша надоела?

Чтоб, оттолкнувшись ото сна, В твоё плечо душа уткнулась, Чтобы небесная - она Земному раю улыбнулась...

Какая тяжесть тянет вниз Цветную радость ожиданья?

В какую высь не потянись, Пронзит разлукой расстоянье!

Такая боль, что впору петь, Что впору думать что угодно, Что впору вырваться посметь Из тела прочь - и плыть свободно Туда, где сердце по слогам Учило азбуку печали, И этой песенкой причалить К твоим усталым берегам.

–  –  –

Конь скачет, Пылится дорога.

День обезумел От страсти Бога, А я не хочу

Верить в удачу Сердце плачет:

Не умирай, Не улетай В Рай!

Будет Любовь, Будет и свет, Ночь позовёт А меня нет...

<

–  –  –

И скажешь ты:

«Уйми пустые красноречья, любовь свою возьми, еще - весь мир на плечи, лови всего лишь миг, который был в начале, а дальше напрямик там нас с тобой встречают улыбками, мольбой, упреками бессонниц, бессмысленной тюрьмой, без колокольных звонниц, ответами без дна, вопросами без тени».



И то, в чем ты одна теряешься в сомненьях, ты говорила мне, беспечно утопая, в вечернем серебре слова пересыпая, как из руки в ладонь свет золотого рая, из нежности в огонь весь мир преображая.

Бог время уронил, и мы его поймали.

Он что-то говорил, но мы не понимали, кружились, как в лесу над елками снежинки.

В каком году, часу мы станем невидимки и вырвемся туда, откуда прилетели, где хмурая вода становится метелью, где вечная свирель поет о вечном лете, где ты - лесной олень, а я - сверхбыстрый ветер, Фролова Е.

где ты мне говоришь:

«Уйми пустые речи, Любовь мою прими и мир возьми на плечи, Лови всего лишь миг, который был в начале, а дальше – напрямик, там нас с тобой встречают»?

Кто кому рассказывал Музыка: Фролова Е.

Кто кому рассказывал Золотую сказку?

Кто меня наказывал За тоску и ласку?

На разлуку жгучую Обрекая душу, Кто меня заучивал, Кто меня разрушил?

Яблоками-ядрами Падая на крышу, Кто меня разглядывал, Кто меня услышал?

Помыслом безумным Над землёю рея, Кто меня придумал, Кто меня навеял?

Фролова Е.

Когда-нибудь, я встречу Вас Музыка: Фролова Е.

Когда-нибудь, я встречу Вас.

Когда-нибудь Вы встретите меня.

Когда-нибудь...

А мне теперь, сейчас, необходимы те слова.

Когда-нибудь - да, очень хорошо А мне теперь, сейчас, необходимо.

Быть может, это выглядит смешно, И Вы опять пройдете мимо.

Когда-нибудь, я знаю это точно, Мне все покажется смешным.

Когда-нибудь...

Но только мне снятся сны, такие сны.

Когда-нибудь я буду улыбаться, Как Вы сейчас, над кем-нибудь другим.

Когда-нибудь мне будет двадцать, Мне будет двадцать и …

–  –  –

Подарю тебе песенку тихую, Подарю тебе веточку вербы, Позабудешь любовь свою дикую, Успокоятся бедные нервы.

Разгоню в небе тучи косматые, Светлый луч твоей жизни коснётся, Подарю тебе песню лохматую, Как только она проснётся.

Если дождь прошёл, Значит всё на земле хорошо.

Если боль прошла, Значит радость тебя нашла.

Если ветер стих, Значит небо тебя простит За любовь и смех, За то, что ты лучше всех.

Подарю тебе песенку тихую, Подарю тебе веточку вербы, Позабудешь любовь свою дикую, Успокоятся бедные нервы.

–  –  –

Подарил Боженька Мне тебя, дороженька.

Хожу по свету я, Ни на что не сетуя.

Ни на что не сетуя, Завожу беседу я С ветром в чистом поле, Где душа на воле Песни напевает -Горе забывает.

Подарил Боженька Мне тебя, дороженька, Небо да травушку, Да любовь-отравушку.

Да любовь-отравушку -Злым людям забавушку, Добрым людям -- горюшко.

Золочёно горлышко Запоёт, заплачет, -Всё переиначит.

–  –  –

Повязаны тайной одной, как всегда, То ближней, то дальней сквозь дни и года.

Извечною тайной, улыбкой богов, Улыбкой печальной с других берегов.

Еще до молчанья дорога длинна, И светится тайна, и светит луна.

И длится разлука, и встреча близка, И вот уже друга встречает рука.

И вот уже взгляд устремлен на века Туда, где горят за строкою строка, Туда, где слова бесполезно чисты, Где все, чем жила, упадет с высоты.

Раскроется тайна, не выдержав взгляд.

И все, что случайно, вернется назад Цепочкою знаков в единую жизнь – И друг мой, и брат мой останется жив!

–  –  –

Души тоскуют ночью, Хочется душам света.

Души тоскуют очень, Души блуждают где-то.

Души тоскуют ночью, Им бы тепла немного, Только никто не хочет Первым идти в дорогу.

Души тоскуют ночью, Страшною до безумья, Мечутся и бормочут, Звуки свои рифмуя.

–  –  –

Лети, лети, лепесток, Через запад на восток, Через север и на юг, Соверши волшебный круг.

Взлети высоко легко, Шепни Богу на ушко, Что жду не дождусь того, О чем не прошу его, О чем не прошу, но жду Так радость бежит по льду, Не видя, что лед трещит, Не зная, что пощадит Ее невесомый бег Родившийся человек.

День и ночь шелестит трава:

- Для чего жива, для чего слова, Для чего права? - шелестит трава.

И растет высок Над травой живой Золотой цветок.

Подойду я к тому пруду, Где растет высок золотой цветок.

Протяну ладонь, и родной огонь Запоет в ответ и протянет мне Золотой рукой не святой покой, А сплошной поток расцветных тревог, И высокий звук неземных разлук, И чужой рассвет на исходе лет;

И всему итог - хрупкий лепесток моей любви.

Лети, лети, лепесток.

Свети, свети, моя душа.

Расти, расти, моя любовь, Чтоб отпустить, но удержать На самом краешке беды От самой горькой из разлук, Над черным омутом воды Я удержу тебя. Лети!..

Взлети высоко легко, Шепни Богу на ушко, Фролова Е.

Что жду не дождусь того, О чем не прошу его, О чем не прошу, но жду Так радость бежит по льду, Не видя, что лед трещит, Не зная, что пощадит Ее невесомый бег Родившийся человек.

Песня - оберег (Схоронись от беды) Музыка: Фролова Е.

Схоронись от беды У проточной воды, Схоронись от огня В душе у меня...

В душе у меня Фиалки цветут.

Ты можешь обнять И не обмануть?

Ты можешь понять Улыбку небес -Ты любишь меня, А живёшь без меня...

Никого не обманешь -Только душу поранишь, Никому не расскажешь -Только сердце накажешь...

Так и будем молчать, Своё сердце качать.

Чтобы не закричать, Только ровно звучать, Только ровно парить Над уснувшей звездой, Ни о чём говорить, Видеть день над собой...

А за ласковый взгляд, За глоточек воды, Буду помнить тебя, Заслоню от беды...

Фролова Е.

Падший ангел (Сон рассыпался, Музыка: Фролова Е.

–  –  –

Сон рассыпался, распался Ангел на земле остался.

Крылья белые в пыли.

Что он знает о любви?

Что он знает о юдоли, О людской безумной боли?

Золотая пыль зари, Что он знает о любви?

Утешая мою душу, Он запрет небес нарушил И остался на земле Вечным странником во мгле.

–  –  –

Ничего не случилось, только тихая песня пронеслась над рекою, проплыла надо мной.

Ничего не случилось, никому не известно, чей послышался голос над моей головой.

Ничего не случилось, только выросли крылья за моею спиною, как два ярких огня.

Ничего не случилось, все меня позабыли я себя забываю, от земли уходя.

И раскрылись объятья удивительным взорам, я плыла к их блаженству, я неслась над собой.

О, пресветлые братья!

О, пребелые горы!

Я рвалась к совершенству, а вернулась домой.

Ничего не случилось, только мир озарился улыбнувшимся солнцем и слезами дождя.

–  –  –

Цвет твоих крыльев белый, голубка, Цвет твоих крыльев – белый.





Что мне с тобою делать, голубка, Что мне с тобою делать?

Тает в ладони свет золотой, За окнами дождик плачет.

Небо уронит в сердце живое Перышко – на удачу!

Ах, мое сердце бьется, голубка, Как мое сердце бьется!

Как тебе там живется, голубка, Как тебе там живется?

Золото зерен-дней на ладони моей – Всё, что есть, голубка.

Ты улыбнулась мне - и растаял снег, Этот снег, голубка.

Цвет моих крыльев черный, голубка, Цвет моих крыльев – черный.

Сердце еще горячо, голубка, Сердце еще горячо!

Нежность еще нежней, оттого, что с ней Так светло и хрупко.

Ты улыбнулась мне - и растаял снег, Этот снег, голубка.

Ах, мое сердце бьется, голубка, Как мое сердце бьется!

Как тебе там живется, голубка, Как тебе там живется?!

Плакать не стоит, - видишь, пустое Небо улыбку прячет!

Свет золотой в радуге той Новой звездой маячит!

–  –  –

Лишь то – не вечное - роднит Изголодавшиеся души И мукою странною манит,

И заставляет слушать, слушать:

Ах, что там сердце говорит, О чем оно теперь вздыхает?

Его нельзя угомонить, Оно не может без печали.

Какие странные дела творятся

В собственном рассудке:

Еще обета не дала, А уж иду навстречу муке.

А уж иду, закрыв глаза, На эшафот своих желаний.

Уже не держат тормоза Чужих, нелепых обещаний.

Но открываются глаза, И видно все без искажений, И светит молнией слеза, И льется дождь из сожалений.

И повторяется одно:

- Не оставляйте эту муку, Не уходите - все равно Вам не понять сию науку, Вам не простить себе вовек Неудержавшихся стремлений.

И вы пускаетесь в побег, А я пускаюсь в удивленье.

Фролова Е.

А что я вам Музыка: Фролова Е.

А что я вам?!

Я ухожу печальною дорогою.

Быть может, я себя найду, Быть может, я себя найду, Не знаю, но попробую.

А что я вам?!

Я улечу туда, где время мается.

Быть может, жить я захочу, Быть может, жить я захочу, Вы это понимаете?

Простите все мои грехи И то, что было и что будет, Пускай дороги далеки, Меня никто здесь не забудет.

Простите все мое добро, Ведь только им я и страдала.

Его, родимое, его Я так средь вас искала.

Я к вам когда-нибудь приду, Когда вы будете нуждаться.

От вас беду я отведу, Вам надо лишь дождаться.

Простите все мои грехи И то, что было и что будет, Пускай дороги далеки, Меня никто здесь не забудет.

Простите все мое добро, Ведь только им я и страдала.

Его, родимое, его Я так средь вас искала.

–  –  –

Не улетай ввысь.

Не убегай вдаль.

Хоть по ночам снись Нежной тоской жаль.

Ранит стрелой мрак.

Вырвет из рук крик.

Не уходи так, Не исчезай вмиг.

Слов золотых звон Перекричит бред.

Я сторожу сон Там, где тебя нет.

Не улетай: знай Мир без тебя пуст.

Даже родной Рай Не оживит чувств.

–  –  –

Чтобы помнили Вы, Чтобы знала я, Поднялась на дыбы Заря алая.

Поднялась, принялась Нам подмигивать, Мол, откуда взялась, Вам не выведать.

Не синицею - быль, Не девицею - смех, То колышет ковыль Своей поступью смерть, То колышет земля В колыбели дитя, Сонный обморок для, В мою душу свистя.

А в душе моей Ох, старается, Солнце-соловей Заливается.

Запевается Светлым облаком.

Одевается Божьим обликом.

Ох, сердито глядит, Время вороном, Черным оком грозит, Тяжким бороном.

Горе спит на меже Пьяной глиною Все, что было уже - Было-сгинуло.

–  –  –

Щебетунья моя, певунья, Сколько праздников для души Ты дарила мне в новолунье, Окликала в ночной глуши, Уводила из тёмных буден В серебристый туман мечты, Ударяя в звенящий бубен, У костра танцевала ты...

То не табор в степи ночует То любовь по земле кочует...

То не ветер в ночи поёт То разлука меня зовёт...

Щебетунья моя, плясунья, Рви тоску мою на куски.

Пламя вылечит от безумья, Сердце выскочит из строки.

А засну в полыньях-ковыльях Ты поднимешь и понесёшь Мою душу на белых крыльях, И простишь меня, и спасёшь.

–  –  –

Я забыла о муке адовой Ты мне свой подарила свет.

Не расспрашивай, не разгадывай То, чего в моём сердце нет.

Я люблю тебя тихо, преданно...

Как соломинка тростника, Удержу твою жизнь - неведомо Чьею силой - наверняка.

Сам Господь за тебя боролся С силой тёмною, неживой...

Кто же грубо так обошёлся С твоей нежностью луговой?

Я к тебе приникаю ласково, Как травинка к ноге босой, Я тебя осыпаю сказками, Окропляю живой росой.

Тихой песенки неумелой Все слова позабыты в ней,-И в тебе образ Птицы Белой Проступается всё ясней.

Сам Господь за тебя боролся С силой тёмною, неживой...

Кто же грубо так обошёлся С твоей нежностью луговой?

–  –  –

Я так тебя люблю, что стынет кровь внутри, Что день цветет как ночь неведомою силой, Всё сущее молю, не убывай, гори, Любовь моя, помочь мне сможет лишь могила Забыть твои глаза, твой образ неземной, И странный этот час ошибкой обознача, Гляжу на образа того, кто надо мной Я чувствую, сейчас безумствует и плачет.

Прости меня, Господь, не вынесшую благ, Дарованных тобой в минуту роковую, Я, чья-то кровь и плоть, все сделала не так, Но, может быть, любовь простит меня такую.

Так ветер неземной спешил на голос мой, Что позабыл, зачем ему такие крылья, Он падал вслед за мной на дно поры ночной, И плакал в темноте от страха и бессилья.

Я так тебя люблю, и прячу эту боль Закрытую для глаз, открытую для сердца.

Бродяге кораблю быть путником позволь, И умереть не раз в сражениях со смертью.

Я так тебя люблю, что кругом голова, Что обезумел рот в бессонном говореньи.

Но всё, о чём молю, уже поёт трава, Что завтра прорастёт сквозь землю и сомненья.

–  –  –

Когда живое сердце Плакать перестанет, Когда живая боль уйдёт, Когда разлука сквозь года Тянуть устанет По небу сонный самолет, Когда любовь моя От холода продрогнёт, Застынет и замрёт, Когда забытую меня Никто не вспомнит И только песенка найдёт Тогда моя звезда Живая музыки вода Вновь запоёт, Тогда сквозь все года Твоя любовь меня найдёт.

И всё, чему душа моя Вдруг улыбнется, Былое в сердце затая, Когда-нибудь к кому-нибудь Ещё вернётся, ещё вернётся песенка моя.

Тогда моя звезда Живая музыки вода Вновь запоёт, Тогда сквозь все года Твоя любовь меня найдёт.

Когда живое сердце Плакать перестанет, Когда живая боль уйдёт, Когда печаль моя Печалиться устанет, Мне эта песенка споёт.

–  –  –

Солнце в зените, Слышишь ли, Брат мой?

Нежный Учитель, Вырвись обратно.

К участи тайной, К радости грешной, Жизнью печальной, Светлой надеждой.

Все, о чем пелось В песнях случайных, Смыслом оделось Сбывшихся тайных Предчувствий, пророчеств, Но дальше дорога От звезд-одиночеств До брата и Бога.

Участь нездешняя Сердцем угадана, Жизнь моя грешная Вырвется ладаном К чуткому уху, Слышишь ли, небо?Святость не духу Сердцу потребна.

Знаю, иного Мне, Магдалине, Дочери Слова, Не подарили б.

Солнце в зените, Ноги на тверди.

Светлый Учитель, Большего требуй!

Жалость и нежность Неистребимы, Коль неизбежны Значит любимы.

Брат мой, Иисус мой, Очеловечен

Речью изустной:

"Бог - значит вечен"!

Фролова Е.

Я же несу За утратой утрату Каждое утро, Слышишь ли, брат мой?

Вырвись обратно Солнечным голубем!

Сердце утратой К небу приковано.

Сладость терпения Жизнью изучена.

Жду воскресения, Господи, жгучий мой!

Солнечным взглядом Обожжена.

В вечности - рядом мы.

Здесь - я одна.

–  –  –

Когда бы не время, когда бы не сила, Что нежность со страстью сплетает упрямо, Иную бы душу в себе я носила, И имя иное дала бы мне мама.

А с этою жизнью, а с этой бедою Что делать?… Разбитое сердце не плачет.

Печальное небо веду за собою, Прозрачные крылья за облаком прячу.

Когда бы звезда, что глядит без участья, Сказала бы, сколько ещё мне скитаться По белому свету за призрачным счастьем, И нужно ли счастью со мною встречаться?

–  –  –

Ой, да на улице не холодно - тепло, Ой, да и на сердце не грустно - весело.

Не упрямьтесь, ножки мои, надобно идтить, Не всё время звёздочке-то на небе светить.

Ой, дороженька-то к звёздочке ведёт, Меня милый-то на звёздочке найдёт.

Не скучай, мой ласковый, я скоро добреду.

Не темно, не страшно мне - дойду, не упаду.

Всё течёт река-дороженька, Всё ступаю осторожненько Я по этой по реке Вижу домик вдалеке...

А молва щебечет по Руси (Господи безгрешный, их прости!) Ксения Блаженная в пути...

Только бы до утра добрести.

Ой, до утра бы, до света добрести, Ой, до неба бы скорее дорасти...

Дотянуться рученькой до гладкой синевы, А другой, как лучиком, до краешка травы...

Ой, да стынет в поле горькая беда, Ой, да убегает время, как вода.

Жизнь моя упрямая проходит не спеша, Где падет звезда моя - там выпорхнет душа.

–  –  –

Чижик-птичка в небесах

Загляни в мои глаза:

Всё, о чём душа поёт Намурлычет серый кот.

Фыркнут ёжики в ночи, Тише ночками стучи По ступенькам топая… Дверь открыта… Вот и я.

Жила-была на свете девочка, у неё были белые крылышки.

И каждую ночь она летала к своим сестричкам звёздочкам, Потому что днем звёздочки спали, а ночью выходили гулять.

И когда маленькая девочка с белыми крылышками прилетала к ним они очень радовались, начинали петь песенки и танцевать причудливые звёздные танцы.

И всё время смеялись, смеялись, смеялись… Бог мой, ясный свет в ночи!

Сердце радостно стучит.

Слышишь песенку мою?

Не молю, тебя люблю.

Есть на свете чудеса!

Я лечу на небеса!

А вернусь обратно, Станет всё понятно.

И чего только не придумают эти люди!

То им жизнь не та, то им Бог не тот, то у них сердце не стучит, то душа не живёт.

Нет, чтобы улыбнуться миру, полюбить друг друга – вот тебе и звезда!

Фролова Е.

Вы не плачьте глазки – Пусть не сбылись сказки.

Но живёт покуда Ещё в сердце чудо.

Если улыбнёшься – К Богу прикоснёшься.

Девочка-причуда, Ты ведь не отсюда?

Угу! Кто там такой большой летит впереди?

Где твои крылья?

Где твое сердце?

Кто ты?… Кто ты?… Я лишь птичка в небесах Слились наши голоса.

А наступит лето – Я дождусь ответа.

–  –  –

Все кончится, как кончится.

Начнется все сначала:

Опять меня бессонница В бреду своем качала, Опять меня дурманили Видения туманные, Чью душу прикарманили Мечты бесстыдно пьяные.

Одно кольцо кончается, Другое начинается.

Ах, как душа старается, Как сердце упирается, Как душит страсть дорожная Меня, неосторожную.

И все судьбой, как водится, В одно безумье сводится.

–  –  –

Мой бедный князь, невозмужавший, Из обезумевшей сбежавший Страны, кому вы вновь Доверили свою любовь?

В чужих просторах, как в тисках Уж старомодного мундира, Опять вы гибнете в стихах Невозмутимого кумира.

Кому доверили судьбу свою И родины несчастной, Как розы нежные в снегу, Так обречённо вы прекрасны.

В унылость и ненужность дней, Мешая яд переворота, Вы всё тоскуете о ней, Но рядом вечно кто-то, кто-то,

Но не она, ах, как тоскливо:

Вино в руках, в глазах истома, И разве это справедливо Так умереть вдали от дома?!

Мой бедный князь, мой разорённый, Что в силах вас развеселить?

Да разве что дурак влюблённый, Такой, как я. Давайте пить!

Давайте выпьем до конца Всю горечь дней на нас сошедших, За скорбность вашего лица, За прелесть мыслей сумасшедших.

–  –  –

Марины забытье, Иосифа жужжанье, Трепещет свет в твоей ночи Я отдаю себя на растерзанье Стихам твоим - о, только не молчи!..

Живу, как прежде, в смутной передряге, Подрагивают дрожки на камнях.

А где-то вдалеке, у каверзной коряги Ты прячешься, запутавшись в грехах, Как в строчках, буквах, измереньях, И путы некому разъять!

Мой друг, моё к тебе теченье Способно солнце раскричать!

Кричу, захлёбываюсь, праздную, бунтую, Стою, как водится, на пламенных углях Но всё - пустяк, когда тебя, святую, Ведут на казнь - о, содрогнись, земля! Твои же собственные дети, Стихи твои --твои ученики!

Тогда мне кажется, что всё на свете Такие злые пустяки, И только тёмное пространство Свечою надо мной горит...

–  –  –

Во мне проснулась та Елена, Которая рванулась в ночь, Забыв про обморок измены, Не помня, чья жена и дочь, В чужие, сумрачные стены, Гоня иное время прочь.

И Троя ей сдалась без боя, Без боя же и я сдалась, Ища безбрежного покоя, Перерастающего страсть.

Но просыпается иное, Как перепуганный корнет, И видит пред собою злое Лицо начавшегося боя И взгляд испуганных планет.

И, круче всматриваясь в звезды, Несется к дому Одиссей И что бы ни было - не поздно Он возвратится. Ведь ничей Теперь его точеный профиль, Познавший время и пространство, Чью обреченность ветер бросил На волны бесконечных странствий.

И неизбежна безысходность, С которой встретились во мне Две обреченности на сложность В одном запуганном уме.

Я – Одиссей, и я же - та Елена.

Ничто не свергнет седины С чела, забрызганного пеной Морской и временной волны.

Не постигая этой муки, Разорванное пополам, Еще вымаливая звуки, Трепещет сердце чудесам, Пытаясь верить, пусть напрасно.

Чрез столько перешедших лет Та обреченность не погасла, Но - мною - вырвалась на свет.

Фролова Е.

Моя печаль, моя любовь (Solidao) Музыка: португальская Моя печаль, моя любовь, уходит вдаль, а мне оставит только ветер, соль от слёз, слова всерьёз, шипы от роз, и пепел.

Былого сна была весна, плыла луна над нами, но одна

–  –  –

Не будите ее, не будите Ни заристые, ни вечерние...

Все, что было ее событием, Прорывалось сквозь звуки-тернии...

Не очнулась она от крика, Приглушенного сном забвенья.

Затаилось во мне сомненье, Показалось, что Эвридика С лирой в путь уходила дальний...

Чуть улыбчиво, чуть скандально Колыбелью качалось пение, Засыпало мое смятение.

И качалась моя печаль На аккордовых чувствах Веры В то, что будут еще премьеры И моих восхождений вдаль.

Не будите меня, не будите, Мне так сладко не знать беды, Сочиненной из ерунды Неумелых моих событий.

Поиграй еще, Эвридика, Убаюкай большое зло Мне, должно быть, не повезло, Но я так не могу привыкнуть К обреченности на дела, К обещаниям и заветам Не хочу больше я об этом, Не будите меня, слова...

Не судите меня, не судите, Мне не нравится жить и жить.

Мне так хочется к Эвридике В Заземелье ее уплыть, И качаться на волнах песен, И чирикать, как воробей...

Мне одной этот мир так тесен Отпустите меня скорей!

Фролова Е.

Лодочка Музыка: Фролова Е.

–  –  –

Лодочка, лодочка Мамина туфля.

Маленькая мордочка Смотрит на меня.

Уплывает лодочка, С кошкой на борту, Подожду немножечко И за ней пойду.

Лодочка, лодочка Девочка-Земля.

Укачало лодочка Кошку у руля.

И плывет, старается, Звезд едва касается Жизнь моя качается Только б не отчаяться.

Уплывает лодочка По ручью-лучу.

Вырасту немножечко Тоже научусь Отправляться в плаванье В маминой туфле, Уходя из гавани, Вспомню о тебе

–  –  –

Куда уносится печаль Моих разлук и песнопений, Когда усталого плеча Касается твой нежный Гений.

Вздох ангела в твоих губах Живёт как тайнопись улыбки, Как растворившаяся в снах Победа радостной ошибки.

...Призрачность твою уняв, Я отрекаюсь от сомнений, И взгляд, пробравшийся в меня, Мне дарит чудеса видений, И гений нежности парит Над головою просветлённой, -И этот день нас повторит В иных мирах, в иных влюблённых.

–  –  –

Роза, ты - рана, Ты пронзаешь болью странной Сердце бедное мое.

От любви сгорает сердце.

О, роза, ты - рана.

Ты в груди огнем пылаешь,

Умираешь, но поешь:

Тро-ля-ро, тро-ля-ро, тро-ля-ро, тро-ля-ро, ля-ро.

Роза, обмана ты не знаешь, И сама свое сердце отдаешь.

Ночь срывает бурей пьяной О, роза, твой стебель.

И в снегу чужой постели,

Умирая, ты поешь:

Тро-ля-ро, тро-ля-ро, тро-ля-ро, тро-ля-ро, ля-ро.

–  –  –

Свечка беспечная - свет твоих глаз.

Встреча невечная прячется в нас.

Все, что обещано, сбыться должно.

Птица ли, женщина смотрит в окно.

Все околдовано взглядом ее.

Вечные проводы - имя твое, Тайна, сокрытая сотнями глаз, Радость забытая прячется в нас.

Мне улыбается день заводной.

Вверх поднимается весь шар земной.

Как только вымолвишь имя мое, Вырвешь и выронишь небытие.

Свечка беспечная - свет твоих глаз.

Первая встречная музыка в нас.

Все, что обещано, воплощено.

Птица ли, женщина смотрит в окно.

Фролова Е.

Ах, матушка Ольга Музыка: Фролова Е.

Ах, матушка Ольга, дитя и причуда, Божественной сладости горькая весть, Согрей моё сердце, пронзи мой рассудок Единственной радостью просто быть здесь.

Единственным светом смущённой улыбки, Фонариком маленьким, тонким лучом Найди меня в этой кромешной и жуткой Реальной реальности живую ещё.

Возьми мою душу в ладони рассвета, Укрой моё сердце платочком любви.

Я слышу, я слушаю голосом ветра Поющую где-то не здесь, а вдали.

Ах, матушка Ольга, блаженное сердце, Блаженная радость уставших людей.

Ах, сколько нас, сколько, просящих согреться У печечки светлой молитвы твоей.

–  –  –

Все слова мои - заклинания, Все дела мои - ожидания, Все дороги в одну слились...

О, не мучай же - появись!

День за днем - кораблекрушение Твоего-моего решения...

Сердцу хочется крикнуть ввысь:

О, не мучай же - отзовись!

Ах, не золото - то молчание, На зелёной волне качание...

Нету сил этот груз нести, О, не мучай же - отпусти!

Пламя вырвалось из печи – Хоть кричи, хоть рукой стучи, Задыхаюсь в себе самой...

Слышишь огненный голос мой?!…

–  –  –

За какие такие грехи сочиняют меня стихи, Носит бедная голова распустившиеся слова?

Я, как дерево над рекой, осыпаю листву - покой, Уплывают мои слова, как растерянная листва.

Фролова Е.

За окном седой снежок Музыка: Фролова Е.

Эпиграф:

О моей любви нежалкой веретенце да прялка, да тоска приживалка, Бог да сума.

За окном седой снежок Заметает прошлое.

За стежком еще стежок Пой, моя хорошая!

Пой - не думай ни о чём.

В небе месяц светится.

Встанет ангел за плечом Радость с горем встретится.

Что-то миленький дружок Да тебя не радует.

За стишком ещё стишок Тихо с неба падает.

Под руками вьётся нить, В сердце море плещется.

Как любовь остановить?

Как с тобой не встретиться?

Пряжа прячется в клубок, Небо - за порошею.

Ничего, что сон глубок, Пой, моя хорошая!

–  –  –

И я - не добрый человек, И встреча тянется к разлуке, И времени бездомный бег Зевает в вынужденной скуке.

И все взлохмачено в душе Рукою злой и безразличной К тому, что не вернуть уже.

Но для судьбы моей публичной И этот праздник - только бред Пред угасающей бедою, И ничего такого нет, Чего я, смертная, не стою.

Дальше что я могу Музыка: без музыки

Дальше что я могу? Только помню:

День - без тебя, ночь - без тебя.

Так душа на снегу мерзнет, Только ты ей и сможешь помочь.

Теребят мои руки незримую нить.

Продвигаясь по ней, знай наверняка, Что начало клубка сохранить сможет сердце В руках твоих хрупких и добрых.

А, когда развернется дорога, И натянется звонкой струной долгий путь, Возвратиться по нити любви я смогу, Озаряя весь мир своим счастьем, Навстречу тебе приближаясь.

Фролова Е.

Свет обостряет слух Музыка: без музыки Свет обостряет слух… Я превращаюсь в пух… Пух исключает прах… Жизнь побеждает страх… Нет ничего в былом, В новое – напролом

Ринусь – и удивлюсь:

Этого ли боюсь?!

Этого ли бегу, Чтобы опять в дугу Вывернулось, в кольцо,

Прошлое – и в лицо:

- На вот, смотри… и пой Все, что тебе… тобой Вытащено на свет… Или тебя там нет?

-------------------------------------Есть я и там, и тут, Только разбит сосуд Сердца… и все слова Вылились, лишь едва Брызнув живой водой, В сонный вернулись зной… И ничего вокруг, Только тоска и круг Вечности над землей, Да птичий голос мой

–  –  –

Он боль свою носил с собой, Она жила в груди.

И, если с ней вступал он в бой, То знал, что победит.

Он не делил ее ни с кем, И слушал, как в ночи Она по ребрам бьет И у висков стучит.

Но боли было суждено Из года в год расти.

И не успел он досчитать До сорока пяти.

Ушла планета из-под ног, И мир в глазах застыл.

И небосвод тяжелый лег На грудь и придавил.

И боль оставила его, Но не побеждена.

Теперь нам больно за него, И эта боль сильна.

Вопрос мучительный стоит, Боль заглушив едва.

И сердце больше не болит, Но и душа - мертва.

Он боль свою носил с собой, Она жила в груди.

И, если с ней вступал он в бой, То знал, что победит.

–  –  –

Все оставшиеся дни соберет любовь в ладони.

Ты меня не хорони, пусть другие похоронят.

Для тебя я буду жив, и душа моя живая Будет ласточкой кружить, над тобой свой дом свивая. В этом доме золотом буду тих я и спокоен, Буду думать о простом, буду знать, чего достоин.

По дороге побегу - не кручинься - нет утраты.

Я на этом берегу жду теперь за всё расплаты.

Мне спокойно и светло: отошли дела, печали.

Успокойся, все прошло, душу ветры укачали.

–  –  –

Шел Иоанн, светом озаренный.

Плыл Иордан по пустыне сонной.

Шел Иоанн, время торопилось.

За Иордан солнышко садилось.

Плыл Иордан, в небо упирался.

Шел Иоанн, миру улыбался.

За Иордан опускался вечер.

Шел Иоанн Господу навстречу.

–  –  –

Золотеет пламя дня, Я живу среди огня.

Всё-то радует меня.

А за дальнею звездой Ходит парень молодой, Незатронутый бедой.

А моя беда-вода Не уходит никуда.

Не уходит никуда.

Вот и я немолода.

Всё кажется, я руки подниму И обниму большое небо.

И непонятную войну остановлю, Но где б ты не был, Да сохранит тебя Господь И моя светлая любовь.

Но никто не скажет мне Скоро ль кончиться войне?

Сердце прячется во мне.

Я стою над тишиной.

Никому не быть со мной.

Умолкает голос мой.

А моя беда-вода Не уходит никуда.

Не уходит никуда.

Вот и я немолода.

Всё кажется, я руки подниму И обниму большое небо.

И непонятную войну остановлю,

–  –  –

Куда не кинешь грустный взгляд, Одна тоска и безысходность.

Но твои губы говорят, Что есть еще одна возможность Подняться выше суеты, Взлететь над пропастью безбожной Когда со мною рядом ты, Я верю в то, что все возможно.

Я, как ребенок, из мечты Творю себе воздушный замок.

Когда со мною рядом ты, Я не боюсь ничьих изнанок, Я забываю обо всем, Что не похоже на улыбку.

Отпустим в море и спасем Как песню золотую рыбку.

Еще несу чужие сны, Опять за что-то я в ответе.

Как удивительно, что мы Еще живем на этом свете.

Пройдем по миру босиком, Сырой земли не задевая.

И тем, кто с нами не знаком, Рукой помашем из трамвая.

Пусть им, спешащим кто - куда, Разулыбается погода, Пусть знают эти господа, Где настоящая свобода.

И, выбираясь из толпы, Глядим на город удивленно.

Когда со мною рядом ты, Душа горит звездой зеленой.

Свобода там, где мы с тобой Проходим между снов и явей, И, пролетев над мостовой, Еще одну звезду добавим На закопченный небосвод Пусть улыбается прохожим И отвлекает от забот.

Она на нас с тобой похожа.

Фролова Е.

–  –  –

Никто нигде не ждёт меня – Бродяга я, бродяга я.

Увижу в небе журавля – Бродяга он, бродяга я.

Стою один среди дождя Бродяга он, бродяга я.

Без крова, хлеба и огня – Бродяга я, бродяга я.

Иду по склону лет и дней За тихой тайною твоей.

От января до декабря – Бродяга я, бродяга я.

Ничто не остановит рек Я лишь усталый человек.

Но без конца твердит земля:

«Бродяга ты!» - Бродяга я.

Покуда песенка жива, Я повторяю те слова, Которые в начале дней Я пел на родине своей.

–  –  –

Жизнь наяву Кажется сном.

Сонно зову День за окном Стукнет ногой, Брякнет замком, С бабой Ягой Кто не знаком?

Сколько же снов В этой глуши!

Сколько же слов, Зовов души Побеждены Тайной судьбой, Погребены Здесь, за тайгой!

За тайгой Нет ничего.

За тайгой Нет никого.

Кто говорил ей:

„Будешь моей.

Будешь святой Радостью той, Что на земле Тает во мгле“?

Кто говорил ей:

„Солнца налей, Сердце согрей.

Вырвись скорей Из темноты Будем на "ты“"?

За тайгой Нет ничего.

За тайгой Нет никого.

Кто говорил мне:

„Спрячься на дне Светлого дня Фролова Е.

Здесь, у меня, В тайной тиши Сердца души“?

Кто говорил мне:

„Песен в огне, Феникс, не пой!

Верой слепой Не опаляй Божьи поля“?

За тайгой Нет никого.

За тайгой нет ничего.

Кто ей говорил:

„Я - Гавриил.

Я - тишина.

Ты не одна.

В небо взгляни Мы не одни“?

<

–  –  –

Зацепился луч за тучу, Тянет луч телегу дня.

Солнце яблоком могучим Нависает на меня.

Упадёт, сорвётся с ветки Древо неба - так и быть, Душу выпущу из клетки Вольной птицею побыть.

- Гой-еси, упрямый локон, Неземного седока.

Проплывают мимо окон Сны, деревья, облака.

Глянет в сердце конь уставший, Распрямится Бог-отец, И поскачет за отставшей Стайкой дымчатых овец.

Раскудрявый, расхороший, Пьяный-пьяный светлый день, Надевай свои калоши, Отряхни рябую лень.

Зацепляй лучом за тучу, Зачерпни живой воды, Дай ты жизни невезучей Увернуться от беды.

Фролова Е.

Танцы во дворце (Евфросинье Музыка: Фролова Е.

Танцы во дворце, карнавалы, Фейерверки, солнца навалом.

Сильные слова, коридоры.

Золото на платье узором.

Мишура любовного бреда.

Ревности, охота, обеды.

Для того ли небо проснулось, Чтоб ему всё это вернулось?

Для того ли ангелы пели, Чтоб глядеть на эти постели Шёлковых нелепиц услада.

Разве это - Божья награда?

Неужели всё так и будет, И ничто меня не разбудит От бездонной этой растраты?

Как же пусто, Господи!

Даты пролетают, тают, уходят.

Счастье за нос глупую водит.

А там - высоко-высоко Жаворонок в небе поёт!

А там - далеко-далеко Евфросинья-дура живёт!

У неё собаки, да кошки, Голуби на крыше и галки, Ворон, и для ворона - крошки, И фонарь разбитый на палке.

Светит огонек еле-еле, Но ещё горит, слава Богу, Птицам, что на юг улетели, Освещая к дому дорогу.

Сонные слова, словно мыши, Разбежались по двору шумно.

Только слышат ангелы, слышат, Как поет сердечко Безумной.

–  –  –

Желтеет осень, рыдает осень, То засмеется, то запоет, То улыбнется, то захлебнется, То приласкает, то оттолкнет.

И я не знаю, что происходит, То улыбаюсь, то плачу я, Хоть я и знаю, что все проходит, И вечна только лишь земля.

Осень и я - сестры-подруги.

Цвет моих глаз, как и осень - печаль.

Вместе мы ждем и вместе мы любим, Вместе и вьюгу мы будем встречать.

Моя печаль - моя ты радость, Все наизнанку, наоборот.

А осень в даль, назад, уходит Иль, может, я иду вперед?

И так прекрасно, что все проходит.

И так ужасно, что все пройдет.

На смену дню другой приходит.

Приду и я, и день придет.

–  –  –

Веточка вербочки Сжата в моей горсти.

Небо не сердится Спи, моя Верочка, спи.

Нежность растаяла Голос твой - ручеёк) Мир не исправила, Просто зашла на чаёк.

Просто сложилось так (Богу всегда видней);

В песню сложила, как В короб, остаток дней.

Двери распахнуты Короб отныне пуст.

Падает в пахоту Слово с небесных уст.

Но мне грустно без тебя, одиноко.

Не уходит золотая морока:

Слышу песню, но не вижу лица И не будет этой муке конца.

Не увижу я тебя, не узнаю, Потому что ты теперь - неземная, Потому что не о том говорю, Потому что так, как ты, не спою.

Птичка певчая вспорхнёт - и растает...

В моей жизни твоя жизнь прорастает, В моей песне твой горит свет...

Кто заметил, что тебя - нет?

–  –  –

Знаешь, я видела во сне, Как ты летаешь, Как бережно ты к небу приникаешь Метущейся и нежною душой.

Таешь.

Меня одну на свете оставляешь, Я видела во сне, как ты летаешь, Ты издали махнула мне рукой.

И небо любит тебя, Ты слышишь, любит тебя, Так тихо любит тебя, Как я не умею, прости.

–  –  –

Замолвим слово за поэтов, Которых вынесли в гробах, Когда не стало пистолетов, Но страхом смерти век пропах.

Замолвим слово за поэтов, За эту соль родной земли, Которые без эполетов В нее навеки полегли.

Замолвим слово за поэтов, Вознесших к небу голоса, Не побоявшись злых наветов, Не отведя, как все, глаза.

Замолвим слово за поэтов, Не сохранивших ни строки, Когда не стало пистолетов, Но сохранились рудники.

–  –  –

Еще дымилось горе в моём сердце, Еще казался мне весь мир седым, Когда пришла ты душу обессмертить Своим порывом к радостям земным.

Всё озарилось серебристым светом, Всё покорилось тайнам золотым, О, не спеши, душа с ответом Не принимай огня за дым.

Виктория над роковой судьбою!

Победа над отчаяньем безбрежным!

Надежда, Вера встретились с Любовью, И Мудрость озарилась взглядом нежным.

Что для тебя становится возможным, Я принимаю, остальное - прах, Весь мир объят огнём безбожным, И лишь твоей ладони взмах Божественен, прощаясь, утешая, Как горний снег твоих седин.

Во мне бездонность воскрешая, Божественно и радостно любим.

Не покидай бескрылых обещаний, Не приручай распутницу разлуку.

Забытых лиц не вспоминай ночами, Любовь тебе протягивает руку.

Виктория над роковой судьбою!

Победа над отчаяньем безбрежным!

Надежда, Вера встретились с Любовью, И Мудрость озарилась взглядом нежным.

–  –  –

Матронушка Рязанская, Матронушка Московская, Матронушка Босоножка Святыми иностранцами Бредут земными тропками, У каждой своя дорожка, У каждой своя кручина, У каждой своя забота, И нежная их работа Горит золотой лучиной В ладонях неба синего Над горем обессиленной Безумицей Россией.

Матронушка Рязанская, Матронушка Московская, Матронушка Петроградская Владимирской, Казанскою, Сибирской, продрогшею, С улыбкою дурацкою, Дорогою разбойною, Разбитой и запойною, Унылой изувеченной, Бредет в свое отечество Родное человечество.

Идет-бредет-качается, Ах, белый свет кончается – И нет уже спасения.

Затянет небо тучами, Гроза сверкнет над кручами – И нет уже спасения.

Разлука к горлу тянется, Ах, разве что останется, Когда земля оступится… Но в небе онемелом Фролова Е.

Мелькнет платочком белым

Матронушка-заступница:

Матронушка Рязанская, Матронушка Московская, Матронушка Босоножка Сквозь время и пространство Перебегают ловко Молитвы по дорожке – У каждой – своя кручина, У каждой – своя забота, И нежная их работа Горит золотой лучиной

–  –  –

Пора бы научиться жить В свои-то эти сорок лет.

Пора бы научиться плыть На лодочке, которой нет.

Пора бы научиться петь, Пора бы научиться ждать, Ведь надо же хоть что-то ведь В свои-то эти сорок знать.

А я ничего не знаю, Плыву сквозь туман и время, Как в чьем-то плохом романе, Без смысла и без стремлений.

А я ничего не вижу И просто не понимаю, Катаюсь в лесу на лыжах, Живу в золотом тумане.

Лечу на восток и запад, Бегу на последний поезд, И, если проснусь внезапно, То будет еще не поздно.

Пора бы научиться брать За шиворот и гнать взашей Всё то, что заставляет врать И прятаться в чужой душе.

Пора бы научиться быть Пушинкою, песчинкой, сном, Чтоб на весах чужой судьбы Не значить ничего потом.

А я ничего не значу.

А я ничего не смею.

И сердце мое не плачет, А только немеет.

А сердце мое не знает, Что будет еще удача, Ведь сердце мое не плачет, А только тает.

Фролова Е.

А только летит сквозь время В бездонный колодец счастья, И если проснусь во сне я, То будет еще прекрасней.

Пора бы научиться жить, Пора бы научиться петь, Пора бы научиться плыть, Пора бы научиться сметь, Пора бы научиться ждать, Пора бы научиться впредь.

Ведь надо же хоть что-то ведь В свои-то эти сорок знать.

А я ничего не знаю, Плыву сквозь туман и время, Как в чьем-то плохом романе, Без смысла и без стремлений.

А я ничего не вижу И просто не понимаю, Катаюсь в лесу на лыжах, Живу в золотом тумане.

Лечу на восток и запад, Бегу на последний поезд, И, если проснусь внезапно, То будет еще не поздно Понять, узнать, Простить, отпустить, Успеть спеть И тихонечко улететь На другую планету, На другую звезду, Где земные приметы Позабыть не смогу.

–  –  –

За взглядом - вздох, за тишиной - страданье...

Любой ответ - но нет тебя со мной.

Не убивай меня напрасным ожиданьем, Не убивай меня любовью неземной.

За каждый миг своей любви отвечу Перед твоей смущённою душой.

Не обрекай меня на новую невстречу, Не осуждай меня на призрачный покой.

–  –  –

Песня написана после просмотра фильма Сокурова "Мать и сын" Вот распахнулся день, Как Божии объятья, Родная чья-то тень Скользнула в белом платье Открылся взор вещей, Угаснул вещий голос И чей-то вздох - но чей? Задел тончайший волос Узорного ковра

Беспечной паутинки:

Небесная игра Из прошлого картинки, Распроданный сундук, Крылатые надежды.

Далёкий нежный звук Из чьей-то жизни прежней.

Родные купола С крестами нараспашку, Моя душа плыла, Похожая на пташку, Не задевая струн, Что звались проводами, Так и остался юн Мой голос в этом храме.

Фролова Е.

Бежит слезинка по лицу Музыка: Фролова Е.

Бежит слезинка по лицу В ней лучик солнечный смеётся.

Ах, счастье в руки не даётся.

Ах, так и надо подлецу.

Ах, так и надо мне упрямому, Нерасторопному и злому.

Ах, так и надо мне живому, Едва живому, то есть пьяному.

Ах, был я молодцем лихим, Всё на журавликов поглядывал, И думал, где они грехи Одни стихи. И будут рады нам Мне и стихам - в любом дому, В любом дворце и подворотне.

И были рады, были сотни Счастливых дней, ночей в дыму.

И пламени страстей Не снижая скоростей Неслась на красный светофор Во весь опор, Асфальт колёсами круша, Моя красивая душа.

Судьба меня уберегла, Дорога снами убаюкала, Разлука пела как могла, А время стрелками постукивало.

И в баке есть ещё бензин, И сердце глупое всё бьётся, Но счастье в руки не даётся, И я один, один, один.

И по Бульварному кольцу Иду без цели и без повода.

И слёзы льются по лицу, А я иду, и мне всё - поровну.

–  –  –

От самого себя бегу По кругу, по кольцу, по МКАДу, И, может быть, ещё смогу Догнать себя и сбить досаду.

Но за спиной моей шаги,

И голос ласково, тревожно:

- Сынок, родимый, помоги, ну, хоть немного, если можно…

–  –  –

Земной печали звонкий лёд Меня к безумию зовет, А сердце песенки поёт, А в сердце милая живёт, А в сердце сердце голосит, Улыбка в воздухе висит...

Забудь меня, забудь меня, Ведь нету дыма без огня...

Рассудок плавится, звеня, А в чистом поле нет коня -Умчался к дальним берегам, А всадник ходит по следам...

Пойдёт направо, до куста -Эх, голова моя пуста!

Налево, к небу, до моста -И так же песенка проста:

Тра ля ля ля, ля ля ля ля, -Кругла родимая земля.

Забудь меня, забудь меня, Ведь нету дыма без огня, Где нету дыма без огня -Там нет меня, там нет меня.

Там ничего такого нет, К чему приделать бы куплет.

Уходит золото в зенит, А в голове опять звенит, Звенит и плавится гранит...

Моя любовь меня хранит, Печаль за облаком живёт И Богу песенки поёт.

Фролова Е.

В сердце тихо любовь стучится Музыка: Фролова Е.

В сердце тихо любовь стучится.

Никого не обижу больше.

Улетела моя Жар-Птица, Мой серебряный колокольчик, Кто на душу мою в обиде, Кто за нежность мою в тревоге...

Но никто меня не увидит На забытой людьми дороге.

Завела я себя, слепую, В чащу леса, на дно колодца, И по людям живым тоскую А Жар-Птица-то не вернётся...

Не вернётся - так и не надо, Нет во мне для обиды места.

Золотая моя отрада, Стала Господу ты невеста...

Не думай, не думай, не думай.

Твой праздник не злой - угрюмый, Твой крик не пророк - добряк, Он миг свой потратил зря.

И что ещё ждёт тебя, друже, Кого потерял ты в стуже Упрямых своих страстей?

Ты выбрался из сетей, Ты выпрямился, подрос, И что за смешной вопрос О том, для чего ты здесь Ты - радость моя, ты - весть.

Ты - право моё на жизнь!

А Бог не выносит лжи, Поэтому, друже мой, Пойдём-ка и мы домой К уюту, к чайку, к судьбе, Друг к другу, к самим себе.

Фролова Е.

И облако сбивается с дыхания Музыка: без музыки И облако сбивается с дыхания, И дерево сбивается с пути, Когда, мой Бог, тебя мне не найти, Как ни были б дерзкИ мои старания.

И голова кружится, и земля, Теряют пух и перья тополя, И птицы машут крыльями-ветвями, Летая над седыми тополями.

И все во всем теряется и тает, И устает... И улетает...

Вдаль от живого круга и кружения, Когда, мой Бог, я маюсь от снижения, От униженья бренного, земного И от сближения чужого с тем, Что кажется еще родным...

Родной...

Душою?

Телом?

И еще одной...

Одним...

мной...

Но Ты, о, Боже мой...

Еще и не было меня, Когда я знала, что Ты - мой И лишь потом узнала я, Что я - твоя...

Такая же Тебе родная и родня, Как Ты, мой Бог - всем, кто был до и будет после, меня Твоей Твоей - меня.

Но от того, что нас так много, И тех, кто умерли и тех, что все еще живем Так много, что мы - все - не умещаемся на млечно-звездном дереве Твоем, Не отводи руки и взгляда От тех, кто все еще не рядом, От одного малюсенького, даже Не узнанного, как продажа, Но потерявшегося в облачной пустыне, Блуждающего, плачущего, - стынет Живая сила и родная кровь, Прости его, найди его, верни в тепло земное, Фролова Е.

Оставь, прошу, пока я здесь, его любовь со мною!

Без сердца что за жизнь?

Фролова Е.

Птичье танго (Суметь бы проститься) Музыка: Фролова Е.

–  –  –

Меня прочитаешь, Как книгу забытого счастья.

И снова поставишь на полку С улыбкой участья, Я буду как рыцарь На страже стоять и пылиться.

Мне будет за тридцать И я буду чьей-то птицей.

И мне кто-то скажет:

"Ах, птица моя, ах, птица!",Слезою накажет И так же, как я, смутится.

А над головами Всё та же любовь продлится,

Чужими словами:

"Ах, птица моя, ах, птица".

Ничто не поможет И не остановит круженье, Оружье не сложит Во мне моё сердцеслуженье.

Я буду, как рыцарь, Любовью своею томиться, Но в небе не скрыться И там это будет сниться.

–  –  –

Не стоит хмуриться от этой одури.

Ты видишь, улица полна народами, Чьего пророчества лишилась, дурочка?

В какую очередь залезть за будущим.

Немыслима, непрошена, Сама собой заброшена, Кому ты здеь нужна?

Ты вестью огорошена, Да будь ты всем хорошая, Кому ты здесь нужна?

И всё тут, и всё тут, и нечего сказать.

Душевные полёты придется отменять.

Не стоит хмуриться от этой одури.

Ты видишь, улица полна народами, Чьего пророчества лишилась, дурочка?

В какую очередь залезть за будущим.

–  –  –

До Вашего безумия еще не доросла.

Я только жизнь придумала, название нашла.

Название нашла и на порог вступила, А жизнь моя пошла, но почему-то, мимо.

Я протянула руки, я крикнула:

- Держи меня и мою муку, Меня и мою муку, меня и мою мою жизнь!

Я крикнула:

- Лови мою печаль и радость!

Да будут октябри мне в легкость, а не в тягость, Мне в легкость, а не в тягость, отсчитывая ход.

И, может, моя старость меня и не найдет.

Но издали ни звука, упала жизнь моя.

И только ветер в ухо мне свистнул:

- Это ж я себе придумал эхо, А ты подумала, что кто-то видит сверху, Что кто-то видит сверху?

Ты всё придумала.

–  –  –

Я не вправе решать все за тех, Кого нет и не будет уже никогда.

Но опять пробираюсь через души и снег К ним туда, к ним туда, к ним туда.

Мне так хочется быть рядом с ними В тот миг, когда пуля свистит у виска, И довыкрикнуть их недописанный стих.

Жаль, что жизнь коротка, коротка.

Свою жизнь растяну я на тысячи тех, Кто не смог, не дожил и не дали дожить.

В этом горе тону, пробираясь скавозь снег, Но до них не доплыть, не доплыть.

–  –  –

Сердце мое сожмется, Апостол День улыбнется, Раскроет ладонь, а там Рай, обещанный нам...

И наступит святая ночь.

Я - ничья золотая дочь Светлым облаком покачусь, Тихим помыслам научусь, Подтянусь к роковому краю И увижу дорогу к Раю...

По дороге, ведущей к Раю, Увижу тебя, узнаю, Но спрячу лицо в ладонь Ты душу мою не тронь!

Сердце мое сожмется...

Прошлое не вернется, Не улыбнется нам Все, что осталось там!

За роковой чертой Только обрыв крутой...

Только моя вина Плещется, как волна, Только луна и полночь, И никого на помощь!

Это - дорога к Раю!

Знаю, я это знаю!

Это - дорога в жизнь!

Только держись, держись...

Сердце мое сожмется, Апостол День встрепенется, Раскроет ладонь, а там Рай, обещанный нам, И ничего иного, Прошлого и больного...

И никого окрест, Только из-под небес Крик журавлиной стаи Вырвется - и растает...

–  –  –

Долго по свету идти (Николушка) Музыка: Фролова Е.

Долго по свету идти, Долго счастья не найти, Долго мучиться в смятеньи, Но одно есть утешенье Загорелся день вдали, Загорелся свет любви То открыл окно в свой Рай Чудотворец Николай.

Кто подарит снег зимой, Кто вернет меня домой, Кто любви меня научит, Кто пошлет счастливый случай?

Улыбнутся небеса, Стихнут злые голоса Поспешит на зов людской Божий праведник Святой.

Кто печаль мою утешит, Кто нужду мою поймет Я - весь грешен, ты - безгрешен, Помолись за мой народ!

Николушка, Николушка, Ласковое словушко (солнышко) Не оставь меня в пути, Мне дороги не найти.

–  –  –

Посвящение Виктору Луферову Франциск, вода поет имя твое.

Франциск, огонь горит – имя твое говорит Франциск, птица летит, имя твое у нее на пути.

Франциск, солнце встает – светится имя твое.

Катятся с горы золотые шары:

не поймать тебе их – руки обжечь, не понять тебе их странную речь.

Тянутся с небес нити чудес:

заплетутся в узоры дней – и откроется тайна мне.

Прячутся в ночи Ангелы-лучи, чтобы не обжечь, не поранить душу мою утром ранним.

А душа моя – в небе птицей, как дитя в облаках резвится!

А душа моя любит риск!

Но глядит на нее Франциск….

Смотрит Франциск, улыбается, птице бесстрашной вослед, знает, что жизнь ее мается, знает, что выхода – нет.

Знает, что темною полночью так ее сердце поет, в грудь горячо и беспомощно крыльями голоса бьет!

Знает Франциск, что изменчивой радости – солнце важней!

Фролова Е.

Знает, что солнце – не женщина, но улыбается ей – Солнцу – глазами не зрячими, и на колено встает, розу любви – настоящую – тянет к ладоням ее:

- Солнце, прекрасная странница, розу примите мою, сердце навеки останется в вашем прекрасном краю!

Душу же, птицу упрямую, благословите лететь, и эту песенку странную в странах заоблачных - петь!

–  –  –

Мой белый воробей живёт на свете белом, Чирикает как все другие воробьи.

Но как бы он ни жил, и что бы он ни делал, Все песни об одном: о неземной любви.

Своею белизной, что злобною мишенью, Смущает небеса и балует врагов, Но что ему до всех, он любит свою Дженни, Она глядит с небес и он на всё готов.

Белый воробей, воробей белый, Сердце пожалей, пожалей нервы, Все тебе потом распахнут двери, Серое пальто, белые перья, Белая душа, нежное сердце, Дженни хороша, не переусердствуй, Не сорвись на «ля», не пройди мимо, Всё начнём с нуля, кто твоя прима?

Белый воробей, небо бездонней От любви твоей, тянет ладони В солнечную высь белый прохожий.

Сердцу улыбнись, Господи Боже!

Мой белый воробей белее с каждым утром, Упрямая зима упрямо настаёт, Но смотрит на меня приветливо и мудро Мой белый воробей, и песенку поёт.

Он радуется дню и не боится ночи, Чирикает всему, что Бог земле даёт.

И я черкну ему на небе пару строчек:

Люби свою любовь, а Дженни подождёт.

Белый воробей, сердце забилось, Прилетай скорей, о, моя милость, Протянись во тьму, ниточка счастья, Всё теперь пойму, стану прекрасней, Ожидая день светлого чуда, Белая мишень, радость откуда Выстрелит в меня, белую птицу, Нежного огня дай мне напиться...

Белый воробей, белая песня, Встала у дверей новою вестью Даль твоей любви выше, небесней, Только позови, Дженни воскреснет.

Фролова Е.

Белый воробей, воробей белый, Сердце пожалей, пожалей нервы, Все тебе потом распахнут двери, Серое пальто, белые перья, Белая душа, нежное сердце, Дженни хороша, не переусердствуй, Не сорвись на «ля», не пройди мимо, Всё начнем с нуля, кто твоя прима?

Белый воробей, небо бездонней От любви твоей, тянет ладони В солнечную высь белый прохожий.

Сердцу улыбнись, Господи Боже!..

И, ожидая безнадежно Музыка: Фролова Е.

И, ожидая безнадежно Любви и мира за окном, Моя душа светло и нежно Поет о граде золотом...

Когда-нибудь и в этом мире Наступит благостный покой, Но не сердись, Земля, мне мимо Пока лететь, я за тобой Вернусь...

Вновь обретая бессловесность, Словами по ветру летя, Тебе дарую свою нежность, Мое унылое дитя -Земля моя, -- разлука Нас не навечно разорвет, Я вне тебя -- стрела без лука,-Меня любовь к тебе вернет.

И, ожидая перемены, Еще в обличии моем, Поет во мне душа Вселенной О граде золотом...

Фролова Е.

Золотыми крыльями Музыка: Фролова Е.

Золотыми крыльями Проложи дорогу ветру.

Золотыми, сильными Крыльями вернись к рассвету!

Золотыми мыслями Окружи мой дом!

В сердце мое выстрели Золотым стихом!

Золотая птица дня, Я твой праздник не нарушу...

Помнишь ли еще меня?

Горе выбралось на сушу...

Никому не говорю, -Только сердцу, только Богу...

Твоим пламенем горю -Сквозь меня веди дорогу!

Птица за морем летает, Обо мне не вспоминает!

Ветер вдаль меня уносит-Здравствуй, осень! Здравствуй, осень -

–  –  –

На вершине одинокой горы Птица белая пела.

Разлетались золотые шары От голоса ее, как стрелы.

Покидали белоснежный покой, Превращаясь в бесконечное эхо, И пронзали золотою тоской Серебристые крыла ветра.

И, ужаленный земною мольбой, Ветер плакал, как дитя безутешно, И не знал, что этот голос живой Проживает на земле грешной.

И пронзенный золотою тоской, Звонче вытянув тело, Взвился к небу и прозрачной рукой Прокоснулся угловато несмело К солнце сонному, попавшему в Рай И пропавшему на целую вечность, И качнулось колесо, через край Перекатывая жар млечный.

И взорвался золотой рассвет Над вершиною горы белой Там, где птица моя сто лет, Не смолкая ни на миг, пела.

Птица на горе поет Радость на земле живет!

Пробиваясь к сердцу через страх и тьму, Песенку бессмертья не понять уму.

Не понять - но знает Радость, что ее Песенка родная на земле живет.

–  –  –

Джанис, научи меня Быть как солнце, жечь как пламя, Джанис, научи меня Разговаривать не словами.

Джанис, научи меня Тратить сердце зря, ошибаться, Джанис, научи меня И в костре горя, улыбаться.

Джанис, научи меня Быть такой, как все, даже хуже, Джанис, научи меня Видеть океан даже в луже.

Джанис, где душа твоя, Отлетев, вершит революцию?

"Джанис!" - так поёт Земля, Тишину твою - экзекуцию.

Джанис, не тебе покой, Голос врезался прямо в сердце, Джанис, для другой такой Бог уже открыл в небо дверцу.

Джанис, научи меня Быть как солнце, жечь как пламя, Джанис, научи меня Разговаривать не словами,

–  –  –

Догорай, уголек, В моей печи, Засыпай, мой сынок, Не кричи.

Никому не скажу (День и так пройдёт), Чью печаль сторожу, Чей - полёт.

Ни заветов, ни слёз, Ни обид, ни битв Белый ветер унёс Серебро молитв.

Укачаю твой сон, Да усну сама.

На малиновый звон Набежит зима.

Золотой петушок Раскричит зарю...

До чего ж хорошо Здесь у нас, в Раю,

–  –  –

Я для тебя - туманом вымытый рассвет, Я для тебя - обманом выпавший закат.

И только нежности и сна неяркий свет Пробьёт тропинку в этот золотистый сад, Откуда ты глядишь с улыбкой на меня, Не зная, в шутку ли молчать или всерьёз, Доверясь солнцу восходящего огня, В котором я сгорю от слёз...

–  –  –

Когда бы свет моей души не так душил Меня в объятьях ледяных миров иных, Какой бы нежностью цвели слова любви, Какой бы радостью была любая мгла.

Не для того, чтоб умереть, рождался день.

Но, умирая, - не уходит насовсем.

Я - на тебя судьбою брошенная тень.

Не знаю кем...

–  –  –

За оплаканное царство, за оплаченную боль Подарил мне Бог лекарство - драгоценную любовь.

Вот и маюсь, и не знаю, жду чего я у крыльца.

Снова двери отпираю для прохожего певца.

Запоет его гитара, сердце песней вороша, Заскрипит калиткой старой и откроется душа.

Соходилися, солеталися Музыка: Фролова Е.

Соходилися, солеталися Белы голуби над моей главой, Распускалися - заплеталися Русы косыньки золотой травой.

Русы косыньки, ножки босыньки,

По двору брожу, ветры ворожу:

"Уж вы вольные, ветры дольные, Унесите вдаль вы тоску-печаль.

Уж, ты гой-еси, сам себя спаси, Отчего тоска на святой Руси, Уж, ты гой-еси, сам себя спаси, Отчего вокруг столько горя вдруг?

Оттого вокруг столько горя вдруг, Что умолк ручей неземных речей.

Оттого тоска на святой Руси, Что за облака нам не вырасти.

Как по полюшку, полю сонному, Ой, ни пешему и ни конному Тут не ходится и не дышится, Только тяжкий вздох чей-то слышится.

–  –  –

Что мне делать с этой правдой, Богородица, спаси, ничего уже не надо, душу к небу вознеси.

До Вашей мудрости, сеньор Музыка: Фролова Е.

До Вашей мудрости, сеньор, Я доберусь едва ли.

Когда Вы истину узнали, Я лишь вела с собою спор.

Я лишь веду с собою спор.

Но Вы меня не упрекайте, А свою мудрость опекайте, Мой удивительный сеньор.

Я благородством не блещу, Хлещу запальчиво и скверно Своею рифмой суеверной И тем, что мне не по плечу.

Но Вам я высказать хочу, Что Вашей дружбой непомерно Я окрыленна, хоть и бренна, И окрыленная лечу.

–  –  –

Откуда такая тоска?

Я жду воскрешения чуда, И, если позволит сердце, Еще подожду немного.

О, пусть только доброе небо Оставит родного друга Для жизни моей усталой Единственным утешеньем.

И, если опять метнется Упрямой лыжней дорога, Упрусь головой в пространство, Но дальше любви не двинусь.

–  –  –

Слегка качнутся небеса, И поплывет моя дорога.

Душа натянет паруса И канет в Лету, в лоно Бога… У Бога тихая берлога, У птицы легкая рука.

Лишь в сердце темная тревога, Как будто гул издалека.

Завязалась душа узелком ожиданья.

Распустилась душа лепестком состраданья.

–  –  –

Как жила-то жила Птица певчая, Жизнь беспечная, Душа вечная?

И не в доме жила, А по небу плыла, Раскрывая крыла, Чьим-то кровом была.

То не день, то не ночь, То Господняя дочь Божью песню несёт, О спасеньи поёт.

Да и то благодать На земле пострадать, Белый свет повидать, Богу душу отдать.

И по небу лететь, Птичью песенку петь, Злое горе забыть, Человека любить.

Ах, спасибо, Господь, За небесную плоть, За земную любовь, За всё то, что я вновь Увидала с небес, Возвращаясь к тебе.

Всё, чем жизнь дорожит В твоей длани лежит.

–  –  –

Раненое небо Самолетик белый Забинует нежно Белою дорогой.

По дороге белой Ангел белоснежный Поплетется тихо К Божьему порогу.

В золотых ладонях Раненое сердце Ангел белоснежный Осторожно прячет.

Может быть, услышит Боже милосердный, Может быть, расскажет, Почему я плачу?..

–  –  –

Золотой тишиной И улыбкой смешной Стала я для тебя, Человек мой родной.

Светит солнце больней, Стали ночи длинней За высокой стеной Мне одной.

И беда - не беда, И вода - не вода...

Так и я для тебя Пропаду без следа.

Никому не скажу, Что на сердце держу, Только тени одной За стеной.

Это сон, это бред, Это солнечный свет, Это вечная грусть, Ну и что, ну и пусть!

В золотой тишине

Снова кажется мне:

Слышу голос родной За стеной.

И беда - не беда, И вода - не вода...

Так и я для тебя Пропаду без следа.

Никому не скажу, Что на сердце держу, Только птице одной Над стеной.

–  –  –

Солнце моё - Бетания, Нежность моя - Испания.

В небе, от боли белом, Плачет звезда Чавелла.

В море поет волна, Сердце моё - без дна...

Знаю, что это время Спрячет и это счастье, Высушит это море, Вылечит эту сушу, Только живую душу Песню мою - не тронет...

Так улетай же, слышишь, Песня моя, выше, Выше любой доли, Выше моей боли, Выше моей страсти, Выше любви, счастья, Выше всего, выше Туда, где поёт - слышишь, Солнце моё - Бетания, Нежность моя - Испания.

В небе, от боли белом, Плачет звезда Чавелла, В море поёт волна...

Сердце моё...

–  –  –

Только радостным голосам Я свой смертный порыв отдам.

Только вечную песнь любви Знают люди моей земли.

Только луч, мне упавший в ноги, Знает, где обитают боги.

Только памятью о земле Возвращаемся мы к себе.

Только солнце моей руки Вновь избавит от злой тоски И подарит любовь к богам, Протянувшись лучом к словам, Но потерянный взгляд небес Смотрит образами чудес Из моих разноцветных глаз, Для которых и сей рассказ.

Фролова Е.

Сердце мое, сердечко Музыка: Фролова Е.

Сердце мое, сердечко, Нет на тебя уздечки, Нет на тебя управы Солнечной переправы, Где обо мне гадали, Глядя в чужие дали, Глядя на дно колодца, Думая, что придется.

Ниточка да колечко.

Бьется мое сердечко, Бьется, да не добьется? Вдребезги разобьется.

По золотым осколкам Сказочным Серым Волком Жизнь пролетит-промчится, В небе мелькнет Жар-птица.

Здравствуй, моя Жар-птица, Как тебе там летится, Как тебе там живется, Где-то на дне колодца, Где обо мне гадали, Глядя в чужие дали, Глядя в пустые окна, Как тебе там, о Бог мой?..

Лютики да ромашки, Знают твои замашки, Прячут росу в ладошках, Маются в неотложках.

Сердце мое, родное, Что ж ты, как заводное, Плачешь, поешь и плачешь? Разве нельзя иначе?!

–  –  –

Птицей душа над израненным сердцем, Как над гнездом, закружилась в ночи.

Что ты, беда, мне не надо бессмертья, Пусть только Бог мою душу простит.

Простит мою душу, пусть ей будет лучше, Там, на небе лучше, чем здесь, на земле.

Из моря на сушу я выведу душу, Из моря на сушу, не на корабле.

Сердце-птенец бьется с ночью бездомною, Плачет душа над бессмертьем своим.

Спрячет в ладонь тебя небо огромное, Птица-душа, - сердце будет ничьим.

А море живое, как вспомнет, завоет.

Забудет - утихнет, так будет всегда.

А Бог мою душу возьмет в свою душу, И на небе вспыхнет большая звезда.

–  –  –

Журавля тебе в небе, мой друг, На протянутой к сердцу ладони.

Отголоском прочитанный звук Твоей песни печальной не тронет...

Разухабистой буре - мечте Да дано будет в снах разразиться Как растянешь судьбу на холсте, Так тебе все на свете простится.

–  –  –

Как Ванька-дурак - железный колпак Собирался войной на Войну.

Война - не вина, Война - не жена, Война не нужна никому.

А что Ваньку-дураку на его на веку Не досталось ни искорки, ни огоньку, Ни тепла, ни добра, ни улыбки с утра Не сказал никому-никому.

Зато ранней порой веселый герой Вышел в поле в броне боевой, В кандалах и цепях на побитых костях С железною головой.

Ах, Ванька-дурак - Железный колпак, И на что тебе та Война?

Ведь она - не жена, Налетит - и хана, и не будет Ивана.

А Ванька-простак прямо в реку с моста Сиганул, и смешно самому, Ухватил за спину Чуду-Юду одну, Оседлал и пошел на войну.

Эх, Ваньку-дураку весело на скаку, Он разбойные песни поет.

А навстречу - Война, сыта да пьяна, Да не видит, куда идет.

- Эй, куда идешь? Смотреть надо!

А Ванька-дурак на коне подошел ко Войне Да и встал перед ней стеной.

- Эй, Война-белена, что ж ты ходишь пьяна?

И не совестно-то самой?

И сама не живёшь, и другим не даёшь, Только знаешь, что пьёшь да бьёшь.

Только горе да месть на пути твоём есть.

Шла бы в царствие ты своё.

–  –  –

И с тех пор тот колпак не снимает дурак, Стережёт злую пулю-Войну.

А что в сердце своём Он и ночью и днём, Каждый день, каждый час Всё молился о нас Не сказал никому-никому.

–  –  –

Когда безрадостно стремлюсь Постичь немыслимую тайну, Кого, зачем, зачем боюсь?

Ведь я давно уж не летаю, Да и к полетам не стремлюсь.

Но не понятно, кто пытает Мои измученные руки, Творя невиданные трюки, Пытаясь высказать гитаре Всю грусть осиротевшей стаи птиц, Потерянных во мне, Как в дикой и чужой стране.

–  –  –

Быть может, год уже прошел, а может, дождь.

Всё в том же месте ты дорогу перейдёшь.

Всё те же сны вокруг, всё те же голоса… Быть может, год уже прошёл, а может, полчаса.

Да, верно, год уже прошёл, и выпал снег.

И кто-то выход не нашёл для всех, для всех.

И кто-то страшной белизной отмечен был.

И что случилось вдруг со мной, весь мир забыл.

Я уходила впопыхах и, как всегда, С собою жизнь свою забрав, забыв себя, С собою время захватив, забыв любовь.

И грустный вечный мой мотив вам слышен вновь, и грустный вечный мой мотив...

А что смеялась невпопад - так Бог простит.

Я убегала в листопад от горести.

И дней непрожитых своих я груз несла Не за себя, а всё - за них; свою любовь не сберегла.

–  –  –

Крик в Шереметьево - 61-му поезду.

Что ты плачешь, воспростясь с паровозом, Что ты слушаешь гудки поездные?

Поклонись аэродромным березам, Голубиному прогрессу России.

Что ты смотришь всё с печалью угрюмой На платочек ее новый бумажный?

Поклонись этой девочке юной, Этой девочке веселой и страшной.

Что ей стоит нас любить и лелеять, Что ей стоит поберечь нас немного?

Кто ей, сильной, запретить-то посмеет?

Только ждет она кого-то другого.

–  –  –

Когда я устану жить, Когда я устану петь, К себе меня привяжи, Чтоб сердце моё согреть.

Когда я устану петь, Когда не смогу летать, Чтоб глупо не умереть, Позволь мне тебя желать, Позволь мне тебя жалеть, Позволь мне тебя любить, Когда я устану петь, Когда я устану плыть В неведомые края К невидимым берегам, Позволь мне, любовь моя, Прибиться к твоим губам,

–  –  –

Царь Саул ушел в караул.

Царь Давид с Богом говорит.

Царь Соломон слишком умен, Чтоб жить в моей голове.

А без царя в голове пусто, Без царя в голове грустно, А с царем в голове - классно,

Все так просто и так ясно:

Вот шипы тебе, вот листок, Вот тут запад, а тут восток, Это - небо, а это - грязь.

Крепче стой, чтобы не упасть.

Вот видишь, стою, песенку пою, Знаю, что не слышишь, Но все же говорю.

В небо - ладонь, В сердце - огонь, Тает тоска в синеве.

Если б знало мое горе, Сколько слез пролилось в море!

Если б знала моя радость, Сколько выросло в ней радуг!

Сколько нежности и тепла В этом мире сгорит до тла!

Сколько пользы погибнет зря В голове моей без царя!

Царь Саул отправился в загул.

Царь Давид болеет от обид.

Царь Соломон снова влюблен И рассеянно смотрит вдаль.

–  –  –

На каком же основаньи Ты приходишь, расставанье?

На каком-то рубеже Ты меня не ждешь уже.

Эх, на у-, на-у, на улочку Не ходила б, дурочка!

Ох, не ходила б, не любила б, Слезы б на земь не лила!

Жизнь свою не погубила б, Просто б тихо померла!

Ветер с севера подует В сердце угольки раздует.

Ветер с юга прилетит В сердце пламя застучит!

А подует вдруг с востока Будет боль моя жестока!

А коль ветер западной Так вернётся милый мой.

Здравствуй, милый мой беглец!

Да где ж ты ходишь, наконец?

Где ж ты ходишь, где ж ты бродишь?

Обо мне не помнишь вроде!

Обо мне не знаешь даже, А ведь я - твоя пропажа!

Я - твоя удача!

Жду тебя и плачу!

Что ж ты вновь не узнаёшь?

Ну, ты миленький, даёшь!

Ходишь - руки в брюки, Маешься от скуки!

–  –  –

Гуси-лебеди летели, На поляночку присели.

Серы крылышки сложили, Свои глазоньки смежили.

Целый день летали Баю-бай-бай, А теперь устали Спи-засыпай.

А один гусеночек, Серый лебеденочек Спать не хотел, На небо глядел.

Из высокой дали Баю-бай-бай, Звезды выглядали Спи-засыпай.

- Маленькие птички, Звездочки-сестрички, Научите братца, Как до вас добраться.Отвечают птички Баю-бай-бай, Звездочки-сестрички Спи-засыпай.

- Как закроешь глазки, Сядешь на салазки.

Сон салазочки поднимет И на небушко закинет.

А уж на том свете Баю-бай-бай, Мы тебя и встретим Спи-засыпай.

–  –  –

Строки мои митингующие За ересь и за страдания.

- Наелась - и до свидания! Кричат мне в толпе враждующих.

- Наелась - чего, простите?

Нет, я голодна, как зверь! Ну, что вы в ответ теперь Из уст мне своих просыпите?

На митинг души зову Всех странников и непонятых, Всех, живших в моей бессоннице, И выживших наяву!

–  –  –

Вечной любви не бывает!

Есть вечная мука И вечная память, Разлука, разлука И водка в стакане, Непруха, разруха, Бездарная жизнь!

И больше – ни звука! – Чтоб не было лжи!

Вечной любви не бывает!

Есть вечные споры И вечный сквозняк, Границы, заборы, Грызня и резня, Седые обиды И сонный недуг, Жестокость Фемиды И глупость заслуг.

Вечной любви не бывает!

Есть вечная тема Для сонмища книг, Измена, замена, Узоры интриг… Резные оконца… Дубовая дверь… И утро без солнца… И жизнь – без потерь!

–  –  –

Во мне простительный мотив Вновь заиграл на грустных струнах.

Все убегали, посетив мой дом Меж скал тоски угрюмый.

Зашедшим раз на огонек А песня плакала по дюнам, Уткнувшись голосом в песок.

Фролова Е.

Странно тебе, странно Музыка: без музыки Странно тебе, странно, Бедная ты моя, Быть горем-полем бранным В солнечных тех краях.

Не находить покоя, Не находить себя.

В каждом искать такое, Что не искать нельзя.

Это ведь не сказка

И не забытый сон:

Просто чужая маска, Просто истошный стон, Вырвавшийся невольно Из горловых глубин.

Это еще не больно, Просто еще один Не долетевший к Богу Крик: не оставь, прости… Может быть - там - помогут.

Может быть - там - расти.

Радостнее и легче?

Знаешь, душа моя, Скольких вот эти плечи Вынесли из огня?!

Вынесли… И что толку?

Тот же огонь внутри, Сколько не пой волку Голод - свое: умри! Воет, - и раздувает Жар все сильней, сильней!

Разве любовь бывает?

Виделась ли ты с ней?

Девочка золотая, Радость моя - душа, Как я тебя узнаю, Если прорвусь сквозь жар И ледяные прутья Злой роковой судьбы,И если тебя отпустят, И если меня отпустят, И если, как будто бы Мы вырвемся - и друг к другу Навстречу рванемся, - как Тебя удержать мне, руку, Протянутую в кулак, Фролова Е.

Не сжать, - удерживаясь от боли, Вонзаясь в живую плоть Неба, - и как мне сказать: довольно!Когда это ты - любовь?!

–  –  –

Родная, любимая, детская, Кто в сердце печаль сторожит?!

Бездомность твоя иудейская По русской равнине бежит.

По жилам дорожным скитается Твоя непокорная кровь...

Но нет такой силы, красавица, Чтоб вырвать из сердца любовь.

–  –  –

Носи эту муку, живущую В кибитке своей доброты.

Быть может, ту, самую лучшую, И вынянчишь песенку ты.

Забытая радость не старится, Но хмурится тонкая бровь, Ведь нет такой силы, красавица, Чтоб вырвать из сердца любовь.

–  –  –

Никто никого не обманывал, Но разве тут правду найдёшь?!

Родная, любимая, странная, Куда ж ты идёшь и идёшь?

Тебе с этой жизнью не справиться, Покуда не вспомнится вновь, Что нет такой силы, красавица, Чтоб вырвать из сердца любовь.

–  –  –

Самою жизнью вырываюсь Из рамок жизненных потерь.

Всё, сожаленью, понимаю, Но что же делать мне теперь?

Заткнуть словами рот колючий И слепотою взор закрыть?

Я ухожу от веры жгучей, И, всё ж, куда мне уходить?

Куда я пойду, кому я нужна?

Печаль и вражду какого рожна Посеяла спесь взорвавшихся струн?

Какой говорун поможет прозреть Бесчисленным ранам на теле души?

Тоска, как из крана, и сил нет тушить.

Куда я пойду, и надо ль идти?

Кого я найду, кого мне спасти Своей безнадежностью и немотой?

Фролова Е.

Изнывает дух святой Музыка: цыганская Изнывает дух святой под бичующей рукой.

Подарите мне покой, как желанье – рыбке.

Я останусь в вышине, не дотянетесь ко мне.

Ваша истина - в вине, а я моя - в улыбке.

Я бегу за тишиной, а она бежит за мной.

Забери меня домой, Господи Исусе!

Я не знаю, где теперь ожидает меня зверь.

Верю всем, кто просит: «Верь!»

Над собой смеюсь я.

Только птичие крыла, да больная голова.

Поднимаются слова надо мной кругами.

И никто не властен впредь моим голосом запеть.

Только очи запереть, да лететь за нами.

Господи, иной не быть, хоть все вспомнить, хоть забыть.

Буду все равно любить дорогую душу.

А когда взовьюсь письмом над больным своим умом, всё покажется мне сном тесным и бездушным.

–  –  –

Вспомню тебя - покачнётся земля, Станет иным мирозданье, Ты - беспокойная песня моя, Ты - моё Древо Желанья.

Нежность сожмётся в упрямой горсти Всё упованье на Бога.

Только бы вновь до тебя добрести По бесконечным дорогам.

–  –  –

Здравствуй, боль моей любви, Здравствуй, сердце неживое.

Ни о чём не говори Всё под твердью голубою.

Душа улетела. Прощай, моё тело!

Прощай, моя жизнь!

Ведь ты так хотела, чтоб не было тела, Так душу держи!

Удержишь ли душу мою золотую, Мою неземную любовь?

Умру - не нарушу я клятву святую.

Мы где-нибудь встретимся вновь.

Душа улетела. Прощай, моё тело!

Прощай, моя жизнь!

Ведь ты так хотела, чтоб не было тела, Так душу держи!

–  –  –

Свет одинокого сердца нежно лучится в ночи,

Не спит, молчит, а мне никуда не деться:

Оно же во мне стучит:

"Молчи, молчи, молчи, молчи".

Нет ничего такого, чем бы его унять.

Вроде не бестолкова, да как его понять?

Ах, до чего же прытко, чем бы его задеть, Чтобы улыбка-рыбка снова попала в сеть?

Там-то в сетях заветных будет еще нежней, Трепетно безответно биться о щебень дней Нежней, больней, Сильней, сильней.

–  –  –

Китеж-град рад быстрому теченью, Китеж-град рад своему решению.

Сеют старики рожь на дне реки.

Солнце при ходьбе тает на воде.

Ловит ребятня сетью у плетня.

–  –  –

Я все надеялась понять, Куда же жизнь заторопилась.

Я все надеялась, молилась, Чтобы ее не потерять.

Я все надеялась унять Ее строптивую пугливость.

И головой об стенку билась, Пытаясь что-нибудь понять.

Я все надеялась простить, И все молила о прощеньи.

Я не просила отпустить И не просила отпущенья.

Я все боялась обмануть Свои надежды и мечты, И все боялась утонуть В водовороте пустоты.

И от боязни мировой Я пряталась за звук гитары.

Я так хотела быть собой Ведь это все, что мне осталось.

–  –  –

Белоснежный Пан, Хрупкий, как туман, Звонкий, как вода, Забываю? Да! Ваших губ ожог, Ваших слов прыжок, Угловатый жест...

Не смотрите же!

Что могу я знать?!

Ваша белизна Света не спасёт Вот и всё!

Вот и всё, о чём Прикоснусь плечом К Вашему плечу...

Молчу!

В сердце золотом Мой забытый дом.

Пламя моих дум Разве это ум?

Видите звезду В глянцевом пруду?

Но на дне ль пруда Светит та звезда?

Так и мой рассвет, Сохраняя "нет", В глубине пруда Превратился в "да"!

Но запел петух, И открылся слух, И пробилось в свет

- Нет!

–  –  –

Простоволосая душа (Зеленоглазая душа) Музыка: Фролова Е.

Простоволосая душа, В котором веке ты очнулась?

К какому празднику спеша, На зов небес не обернулась?

Кого искала ты во тьме, Кого желала и жалела, Пока не встретила во мне Свою любовь, печаль и тело?

Зеленоглазая душа, Еще держи меня в объятьях, Не отпускай меня, пока Пока могу еще дышать я, Пока лишь ветер золотой Один на свете мне попутчик...

О, будь со мной, о, будь со мной, Пока Господь нас не разлучит.

Не плачь, не сетуй, не клянись -Всё будет так, а не иначе.

Былой утрате улыбнись -Былое ничего не значит.

Тебе ль, бессмертной, горевать Об этой жизни быстротечной...

Ты улетишь, но будешь вечно Меня, земную, вспоминать.

–  –  –

На одной ноге стой, На одной ноге пой, На одной ноге пляши И никуда не спеши.

Время выбрось в окно, Стрелки – в мусорный бак, Знай, что день все равно Выгонит вой собак В сонный ночной дозор, Но золотым лучом Стукнется о забор, Выкатиться мячом Новый младенец-день И растревожит явь!

А ты на одной ноге Стой, попирая грязь.

Пой, забывая все, Что давит, болит, кровит.

Сердце в душе растет, Радуйся! – там вдали Песня твоя бежит Девочкой по реке, Голос в луче дрожит – Солнце в ее руке.

И ничего потом, Только всегда сейчас.

Нежноcть растет, как ком В горле… Который час?

- Вечность… Весна… Зима… Сердце из горла – прочь!

Песня поет сама, Ты ее не морочь, Не путай в звезде-фольге, Не прячь за чужой судьбой, А стой на одной ноге И пой!

–  –  –

10 февраля 2011 Не улетай ввысь (1 вар. музыки) Музыка: Фролова Е.

Не улетай ввысь.

Не убегай вдаль.

Хоть по ночам снись Нежной тоской жаль.

Ранит стрелой мрак.

Вырвет из рук крик.

Не уходи так, Не исчезай вмиг.

Слов золотых звон Перекричит бред.

Я сторожу сон Там, где тебя нет.

Не улетай: знай Мир без тебя пуст.

Даже родной Рай Не оживит чувств.

–  –  –

Голова кружится, день упал с дерева, Лишь одной музыке ты всегда верила, Об одной музыке ты в раю бредила, Бог держал день в руке, я тебя встретила.

Дотянусь радугой до твоей радости, Музыкой надо бы, да земной сладости.

Загорчит вымысел, заворчит весело, Бог у тьмы выпросил, я тебя встретила.

Голова кружится, день упал с дерева, Лишь одной музыке ты всегда верила, Об одной музыке ты в раю бредила, Бог держал день в руке, я тебя встретила.

За живой жалостью, за чужой смелостью, Всё тебя звалось мне, всё тебе пелось мне, Потянусь шёпотом, протянусь лепетом, К небесам шёлковым, я тебя встретила.

–  –  –

Разбежалось сердце сильно, сильно, раз - и уже нырнуло в ладони синие, синие неба...

прильнуло...

утихло....

замурлыкало песенку...

небо и сердце - бесполые чудаки...

ангелы бесполезные мысли мои болезные, спрыгнули с облаков и оставили чудаков легкими, невесомыми, будто и нет ничего на весах времени...

только душа, как птенец, бьет по темени изнутри...

раз - два - три, пробивается...

вылупляется в вечность… Хармс Д.

Стихи: Хармс Д.

Дни летят Музыка: Алешина Т.

–  –  –

Сердце, теряя силы, Стрелки поторопило, Чтобы покой найти, Но нету конца пути, И нету в уловках прока, Счастье опять далеко.

И не для нас оно,

А наверху одно:

Горечь старинной жаждой Неутоленной дважды.

Больно мне возвращать Смутное сердце вспять.

(Пер. Б.Дубина) Подай мне, надежда, руку, пойдём за незримый гребень, туда, где сияют звёзды в душе у меня, как в небе.

Закрой мне другой рукою глаза и потусторонней тропинкой веди, слепого от снега твоей ладони.

Зато мы такие дали увидим при свете грусти:

под полной луною сердца любви голубое устье.

Меня схорони во мне же от жара мирской пустыни и путь протори в глубины, где недра, как небо, сини.

(пер. С. Гончаренко) Хименес Х.Р.

Подай мне, надежда, руку Музыка: Фролова Е.

Подай мне, надежда, руку, пойдём за незримый гребень, туда, где сияют звёзды в душе у меня, как в небе.

Закрой мне другой рукою глаза и потусторонней тропинкой веди, слепого от снега твоей ладони.

Зато мы такие дали увидим при свете грусти:

под полной луною сердца любви голубое устье.

Меня схорони во мне же от жара мирской пустыни и путь протори в глубины, где недра, как небо, сини.

–  –  –

Над слюдою речного плеса, над стеклом в золотых отливах зачарованный берег в белых тополях и зеленых ивах.

Бьется в русле уснувшем сердце, льется в сонной излуке лето, и реке упоенной снится женский голос и голос флейты.

Зачарованный берег… Ивы окунулись в затон глубокий и целуют во сне ветвями золотое стекло затоки.

И рукою подать до неба, и течет это небо сонно, голубым серебром тумана гладя водную гладь и кроны.

Примечтался сегодня сердцу этот берег с плакучей ивой, и решило оно за счастьем плыть по воле волны сонливой.

Но у самой воды внезапно на глаза навернулись слезы:

зачарованный голос песню пел совсем у другого плеса.

Полнота (Коснуться плеча) Музыка: Фролова Е.

ПОЛНОТА

Коснуться плеча, коснуться волны, коснуться луча, коснуться стены.

–  –  –

Из облака и вздоха Усталый мотылек На край чертополоха Задумчиво прилег.

Летит его подруга Из радуги и блеска Два шелковистых круга, На рукавах - нарезка.

–  –  –

Душа поёт, поёт, поёт, В душе такой расцвет, Какому, верно, в этот год И оправданья нет.

В церквах - гроба, по всей стране

И мор, и меч, и глад,Но, словно солнце есть во мне:

Так я чему-то рад.

Должно быть, это мой позор, Но что же, если вот Душа, всему наперекор, Поёт, поёт, поёт?

–  –  –

Что так сердце, что так сердце растревожено?

Словно ветром, тронуло струну.

О любви немало песен сложено, Я спою тебе, спою еще одну.

По дорожке, где не раз ходили оба мы, Я брожу, мечтая и любя.

Даже солнце светит по-особому С той минуты как увидел я тебя.

Все преграды я могу пройти без робости, В спор вступлю с невзгодою любой, Укажи мне только лишь на глобусе Место скорого свидания с тобой.

Через годы я пройду дорогой смелою, Поднимусь на крыльях в синеву.

И отныне, все что я ни сделаю, Светлым именем твоим я назову.

–  –  –

Березы подмосковные Шумели вдалеке.

Плыла-качалась лодочка По яузе-реке.

Плыла-качалась лодочка По Яузе-реке.

Мы плыли по течению Сторонкою родной.

И вместе тесно не было Нам в лодочке одной.

Давно уж мы разъехались Во все концы страны, Но дружбе мы по-старому, По-прежнему верны.

–  –  –

Драгоценная кумира жемчужина в короне.

В синем море-океане она плавает, не тонет.

Две прожорливые птицы, черная и золотая, Наточив кривые клювы, над жемчужиной летают.

–  –  –

Что другим не нужно - несите мне:

Все должно сгореть на моем огне!

Я и жизнь маню, я и смерть маню В легкий дар моему огню.

Пламень любит легкие вещества:

Прошлогодний хворост - венки - слова… Пламень пышет с подобной пищи!

Вы ж восстанете - пепла чище!

Птица-Феникс я, только в огне пою!

Поддержите высокую жизнь мою!

Высоко горю и горю до тла, И да будет вам ночь светла.

Ледяной костер, огневой фонтан!

Высоко несу свой высокий стан, Высоко несу свой высокий сан Собеседницы и Наследницы!

–  –  –

Всюду бегут дороги, По лесу, по пустыне, В ранний и поздний час.

Люди по ним ходят, Ходят по ним дроги, В ранний и поздний час.

Топчут песок и глину Страннические ноги, Топчут кремень и грязь… Кто на ветру - убогий?

Всяк на большой дороге Переодетый князь!

Треплются их отрепья Всюду, где небо - сине, Всюду, где Бог - судья.

Сталкивает их цепи, Смешивает отрепья Парная колея.

Так по земной пустыне, Кинув земную пажить И сторонясь жилья, Нищенствуют и княжат Каторжные княгини, Каторжные князья.

Вот и сошлись дороги, Вот мы и сшиблись клином.

Тёмен, ох, тёмен час.

Это не я с тобою, Это беда с бедою Каторжная - сошлась.

–  –  –

Красною кистью Рябина зажглась.

Падали листья, Я родилась.

Спорили сотни Колоколов.

День был субботний:

Иоанн Богослов.

Мне и доныне Хочется грызть Желтой рябины Горькую кисть.

–  –  –

Из цикла "Сугробы" (Эренбургу) А сугробы подаются, Скоро расставаться.

Прощай, вьюг-твоих-приютство, Воркотов приятство.

Веретен ворчливых царство, Волков белых - рьянство.

Сугроб теремной, боярский, Столбовой, дворянский, Белокаменный, приютский Для сестры, для братца… А сугробы подаются, Скоро расставаться.

Ах, в раззор, в раздор, в разводство Широки - воротцы!

Прощай, снег, зимы сиротской Даровая роскошь!

Прощай, след незнам, непытан, Орлов белых свита, Прощай, грех снежком покрытый, По снегам размытый.

Горбуны-горбы-верблюдцы Прощай, домочадцы!

А сугробы подаются, Скоро расставаться.

Голытьбе с любовью долг День весенний, звонный.

Где метель: покров-наш-полог, Голова приклонна!

Цельный день грызет, докучня, Леденцовы зерна.

Дребезга, дрызга, разлучня, Бойня, живодерня.

День - с ремень, ноченька - куца:

Ни начать, ни взяться… Цветаева М.

А сугробы подаются, Скоро расставаться…

В две руки беру - за обе:

Ну - не оторвуся?

В две реки из ям-колдобин Дорогие бусы.

Расколдован, разморожен Путь, ручьям запродан.

Друг! Ушли мои ворожбы По крутым сугробам…

Не гляди, что слезы льются:

Вода - может статься!

Раз сугробы подаются Пора расставаться!

–  –  –

Из цикла "Сугробы" (Эренбургу) Не здесь, где связано, А там, где велено.

Не здесь, где Лазари Бредут с постелею, Горбами вьючными О щебень дней.

Здесь нету рученьки Тебе - моей.

Не здесь, где скривлено, А там, где вправлено, Не здесь, где с крыльями Решают - саблями, Где плоть горластая На нас: добей!

Здесь нету дарственной Тебе - моей.

Не здесь, где спрошено, Там, где отвечено.

Не здесь, где крошева Промеж - и месива Смерть - червоточиной, И ревность-змей.

Здесь нету вотчины Тебе - моей.

И не оглянется Жизнь крутобровая!

Здесь нет свиданьица!

Здесь только проводы,

–  –  –

Где вся расплёскана Измена дней.

Где даже слов-то нет:

- Тебе - моей… 25 февраля 1922 Ночью над кофейной гущей Музыка: Фролова Е.

Подруга Ночью над кофейной гущей Плачет, глядя на Восток.

Рот невинен и распущен, Как чудовищный цветок.

Скоро месяц - юн и тонок Сменит алую зарю.

Сколько я тебе гребенок И колечек подарю!

Юный месяц между веток Никого не устерег.

Сколько подарю браслеток, И цепочек, и серег!

Как из-под тяжелой гривы Блещут яркие зрачки!

Спутники твои ревнивы? Кони кровные легки!

–  –  –

Завораживающая! Крест На крест складывающая руки!

Разочарование! Не крест Ты - а страсть, как смерть и как разлука.

Развораживающий настой, Сладость обморочного оплыва… Что настаивающий нам твой Хрип, обезголосившая дива Жизнь! - Без голосу вступает в дом, В полной памяти дает обеты, В нежном голосе полумужском Безголосицы благая Лета… Уж немногих я зову на ты, Уж улыбки забываю важность…

- То вдоль всей голосовой версты Разочарования протяжность.

29 января 1922

–  –  –

Косматая звезда, Спешащая в никуда Из страшного ниоткуда.

Между прочих овец приблуда, В златорунные те стада Налетающая, как Ревность Волосатая звезда древних!

–  –  –

На што мне облака и степи И вся подсолнечная ширь!

Я раб, свои взлюбивший цепи, Благословляющий Сибирь.

Эй вы, обратные по трахту!

Поклон великим городам.

Свою застеночную шахту За всю свободу не продам.

Поклон тебе, град Божий, Киев!

Поклон, престольная Москва!

Поклон, мои дела мирские!

Я сын, не помнящий родства...

Не встанет — любоваться рожью Покойник, возлюбивший гроб.

Заворожил от света Божья Меня верховный рудокоп.

–  –  –

"Я стол накрыл на шестерых..."

Всё повторяю первый стих

И всё переправляю слово:

— "Я стол накрыл на шестерых"...

Ты одного забыл — седьмого.

Невесело вам вшестером.

На лицах — дождевые струи...

Как мог ты за таким столом Седьмого позабыть — седьмую...

Невесело твоим гостям, Бездействует графин хрустальный.

Печально — им, печален — сам, Непозванная — всех печальней.

Невесело и несветло.

Ах! не едите и не пьете.

— Как мог ты позабыть число?

Как мог ты ошибиться в счете?

Как мог, как смел ты не понять, Что шестеро (два брата, третий — Ты сам — с женой, отец и мать) Есть семеро — раз я на свете!

Ты стол накрыл на шестерых, Но шестерыми мир не вымер.

Чем пугалом среди живых — Быть призраком хочу — с твоими, (Своими)...

Робкая как вор, О — ни души не задевая! — За непоставленный прибор Сажусь незваная, седьмая.

–  –  –

- Эй, идолы, чтоб вы сдохли! Привстал и занес кнут, И окрику вслед - охлест, И вновь бубенцы поют.

Над валким и жалким хлебом За жердью встаёт - жердь.

И проволока под небом Поёт и поёт смерть.

–  –  –

Вот опять окно, Где опять не спят.

Может - пьют вино, Может - так сидят.

Или просто - рук Не разнимут двое.

В каждом доме, друг, Есть окно такое.

(Помолись, дружок, за бессонный дом, За окно с огнём!) Крик разлук и встреч Ты, окно в ночи!

Может, сотни свеч, Может, три свечи… Нет и нет уму Моему - покоя.

И в моём дому Завелось такое.

Помолись, дружок, за бессонный дом, За окно с огнём!

23 декабря 1916 Мореплаватель (Закачай меня) (ВЕ) Музыка: Евушкина В.

Закачай меня, звездный челн!

Голова устала от волн!

Слишком долго причалить тщусь, Голова устала от чувств.

Гимнов - лавров - героев - гидр, Голова устала от игр!

Положите меж трав и хвой, Голова устала от войн

–  –  –

А девы - не надо.

По вольному хладу, По синему следу Один я поеду.

Как был до победы:

Сиротский и вдовый.

По вольному следу Воды родниковой.

От славы, от гною Доспехи отмою.

Во славу Твою Коня напою.

Храни, Голубица, От града - посевы, Девицу - от гада, Героя - от девы.

–  –  –

Из цикла "Разлука" (Сереже) Всё круче, всё круче Заламывать руки!

меж нами не версты Земные, - разлуки Небесные реки, лазурные земли, Где друг мой навеки уже Неотъемлем.

Стремит столбовая В серебряных сбруях.

Я рук не ломаю!

Я только тяну их

- Без звука! Как дерево-машет-рябина В разлуку, Во след журавлиному клину.

Стремит журавлиный, Стремит безоглядно.

Я спеси не сбавлю!

Я в смерти - нарядной Пребуду - твоей быстроте златоперой Последней опорой В потерях простора!

–  –  –

Нет, правды не оспаривай.

Меж кафедральных Альп То бьется о розариум Неоперенный альт.

Девичий и мальчишеский:

На самом рубеже.

Единственный из тысячи — И сорванный уже.

В самом истоке суженный:

Растворены вотще Сто и одна жемчужина В голосовом луче.

Пой, пой — миры поклонятся!

Но регент:

- Голос тот Над кровною покойницей, Над Музою поет!

Я в голосах мальчишеских Знаток… — и в прах и в кровь Снопом лучей рассыпавшись О гробовой покров.

Нет, сказок не насказывай:

Не радужная хрупь, — Кантатой Метастазовой Растерзанная грудь.

Клянусь дарами Божьими:

Своей душой живой! — Что всех высот дороже мне Твой срыв голосовой!

–  –  –

Из цикла "Стихи о Москве" Красною кистью Рябина зажглась.

Падали листья, Я родилась.

Спорили сотни Колоколов.

День был субботний:

Иоанн Богослов.

Мне и доныне Хочется грызть Жаркой рябины Горькую кисть.

16 августа 1916 Мореплаватель (Закачай меня) Музыка: Фролова Е.

Закачай меня, звездный челн!

Голова устала от волн!

Слишком долго причалить тщусь, Голова устала от чувств.

Гимнов - лавров - героев - гидр, Голова устала от игр!

Положите меж трав и хвой, Голова устала от войн

–  –  –

В огромном городе моем - ночь.

Из дома сонного иду – прочь.

И люди думают: жена, дочь, А я запомнила одно: ночь.

Июльский ветер мне метет - путь, И где-то музыка в окне - чуть.

Ах, нынче ветру до зари - дуть Сквозь стенки тонкие груди - в грудь.

Есть черный тополь, и в окне - свет, И звон на башне, и в руке - цвет, И шаг вот этот - никому - вслед, И тень вот эта, а меня - нет.

Огни - как нити золотых бус, Ночного листика во рту - вкус.

Освободите от дневных уз, Друзья, поймите, что я вам - снюсь.

–  –  –

А когда - когда-нибудь - как в воду И тебя потянет - в вечный путь,

Оправдай змеиную породу:

Дом - меня - стихи мои - забудь.

Знай одно: что завтра будешь старой.

Пей вино, правь тройкой, пой у Яра, Синеокою цыганкой будь.

Знай одно: никто тебе не пара И бросайся каждому на грудь.

Ах, горят парижские бульвары!

(Понимаешь - миллионы глаз!) Ах, гремят мадридские гитары!

(Я о них писала - столько раз!) Знай одно: (твой взгляд широк от жара, Паруса надулись - добрый путь!) Знай одно: что завтра будешь старой, Остальное, деточка, - забудь.

11 июня 1917 г.

–  –  –

Тише, хвала!

Дверью не хлопать, Слава!

Стола Угол - и локоть.

Сутолочь, стоп!

Сердце, уймись!

Локоть - и лоб.

Локоть - и мысль.

Юность - любить,

Старость - погреться:

Некуда - быть, Некуда деться.

Хоть бы закут Только без прочих!

Краны - текут, Стулья - грохочут,

Рты говорят:

Кашей во рту Благодарят "За красоту".

Знали бы вы, Ближний и дальний, Как головы Собственной жаль мне Бога в орде!

Степь - каземат Рай - это где Не говорят!

Юбочник - скот Лавочник - частность!

Богом мне - тот Будет, кто даст мне

–  –  –

Та ж молодость, и те же дыры, И те же ночи у костра… Моя божественная лира С твоей гитарою - сестра.

Нам дар один на долю выпал:

Кружить по душам, как метель.

- Грабительница душ! - Сей титул И мне опущен в колыбель!

В тоске заламывая руки, Знай, не одна в тумане дней Цыганским варевом разлуки Дурманишь молодых князей.

Знай, не одна на ножик вострый Глядишь с томлением в крови, Знай, что еще одна… - Что сестры В великой низости любви.

Март 1920

–  –  –

- Где лебеди? - А лебеди ушли.

- А вОроны? - А вОроны - остались.

- Куда ушли? - Куда и журавли.

- Зачем ушли? - Чтоб крылья не достались.

- А папа где? - Спи, спи, за нами Сон, Сон на степном коне сейчас приедет.

- Куда возьмет? - На лебединый Дон.

Там у меня - ты знаешь? - белый лебедь…

–  –  –

Тоска по родине! Давно Разоблаченная морока!

Мне совершенно всё равно Где совершенно одинокой Быть, по каким камням домой Брести с кошелкою базарной В дом, и не знающий, что - мой, Как госпиталь или казарма.

Мне всё равно, каких среди Лиц ощетиниваться пленным Львом, из какой людской среды Быть вытесненной - непременно В себя, в единоличье чувств.

Камчатским медведём без льдины Где не ужиться (и не тщусь!), Где унижаться - мне едино.

Не обольщусь и языком Родным, его призывом млечным.

Мне безразлично - на каком Непонимаемой быть встречным!

(Читателем, газетных тонн Глотателем, доильцем сплетен…) Двадцатого столетья - он, А я - до всякого столетья!

Остолбеневши, как бревно, Оставшееся от аллеи, Мне все - равны, мне всё - равно, И, может быть, всего ровнее Роднее бывшего - всего.

Все признаки с меня, как меты,

Все даты - как рукой сняло:

Душа, родившаяся - где-то.

–  –  –

3 мая 1934 Але (В шитой серебром рубашечке) Музыка: Митяева М.

В шитой серебром рубашечке,

- Грудь как звездами унизана! Голова - цветочной чашечкой Из серебряного выреза.

Очи - два пустынных озера, Два Господних откровения На лице, туманно-розовом От Войны и Вдохновения.

Ангел - ничего - всё! - знающий, Плоть - былинкою довольная, Ты отца напоминаешь мне Тоже Ангела и Воина.

Может - всё моё достоинство За руку с тобою странствовать.

- Помолись о нашем Воинстве Завтра утром, на Казанскую!

–  –  –

Ландыш, ландыш белоснежный, Розан аленький!

Каждый говорил ей нежно:

«Моя маленькая!»

- Ликом – чистая иконка, Пеньем – пеночка…И качал её тихонько На коленочках.

Ходит вправо, ходит влево Божий маятник.

И кончалось все припевом:

«Моя маленькая!»

Божьи думы нерушимы, Путь – указанный.

Маленьким не быть большими, Вольным – связанными.

И предстал – в кого не целят

Девки - пальчиком:

Божий ангел встал с постели – Вслед за мальчиком.

- Будешь цвесть под райским древом, Розан аленький! –

Так и кончилась с припевом:

«Моя маленькая!»

–  –  –

Чтоб дойти до уст и ложа — Мимо страшной церкви Божьей Мне идти.

Мимо свадебных карет, Похоронных дрог.

Ангельский запрет положен На его порог.

Так, в ночи ночей безлунных,

Мимо сторожей чугунных:

Зорких врат — К двери светлой и певучей Через ладанную тучу Тороплюсь, Как торопится от века Мимо Бога — к человеку Человек.

15 августа 1916 Я пришла к тебе чёрной полночью, За последней помощью.

Я — бродяга, родства не помнящий, Корабль тонущий.

В слободах моих — междуцарствие, Чернецы коварствуют.

Всяк рядится в одежды царские, Псари царствуют.

Кто земель моих не оспаривал, Сторожей не спаивал?

Кто в ночи не варил — варева, Не жёг — зарева?

–  –  –

Из цикла «Скифские»

От стрел и от чар, От гнёзд и от нор, Богиня Иштар,

Храни мой шатер:

Братьев, сестёр.

Руды моей вар, Вражды моей чан, Богиня Иштар, Храни мой колчан...

(Взял меня - хан!) Чтоб не жил, кто стар, Чтоб не жил, кто хвор, Богиня Иштар,

Храни мой костёр:

(Пламень востёр!) Чтоб не жил - кто стар, Чтоб не жил - кто зол, Богиня Иштар, Храни мой котел (Зарев и смол!) Чтоб не жил - кто стар, Чтоб нежил - кто юн!

Богиня Иштар, Стреми мой табун В тридевять лун!

–  –  –

Покамест день не встал С его страстями стравленными, Из сырости и шпал Россию восстанавливаю.

Из сырости - и свай, Из сырости - и серости.

Покамест день не встал И не вмешался стрелочник.

Туман еще щадит, Еще в холсты запахнутый Спит ломовой гранит, Полей не видно шахматных… Из сырости - и стай… Еще вестями шалыми Лжет вороная сталь Еще Москва за шпалами!

Так, под упорством глаз Владением бесплотнейшим Какая разлилась Россия - в три полотнища!

И - шире раскручу!

Невидимыми рельсами По сырости пущу

Вагоны с погорельцами:

С пропавшими навек Для Бога и людей!

(Знак: сорок человек И восемь лошадей).

Покамест день не встал С его страстями стравленными Во всю горизонталь Россию восстанавливаю!

–  –  –

Из стихов к Блоку Зверю - берлога, Страннику - дорога, Мертвому - дроги, Каждому - свое.

Женщине - лукавить, Царю - править, Мне - славить Имя твое.

–  –  –

Три царя, Три ларя С ценными дарами.

Первый ларь Вся земля С синими морями.

Ларь второй:

Весь в нем Ной, Весь: с ковчегом-с-тварью.

Ну, а в том?

Что в третём?

Что в третём-то, Царь мой?

Царь дает,

- Свет мой свят!

Не понять что значит!

Царь - вперед, Мать - назад, А младенец плачет.

–  –  –

Только закрою горячие веки Райские розы, райские реки...

Где-то далече, Как в забытьи, Нежные речи Райской змеи.

И узнаю, Грустная Ева, Царское древо В круглом раю.

–  –  –

Из цикла "Час Души" Есть час Души, как час Луны, Совы -- час, мглы -- час, тьмы -Час... Час Души -- как час струны Давидовой сквозь сны Сауловы... В тот час дрожи, Тщета, румяна смой!

Есть час Души, как час грозы, Дитя, и час сей -- мой.

Час сокровеннейших низов Грудных. -- Плотины спуск!

Все вещи сорвались с пазов, Всe сокровенья -- с уст!

С глаз -- все завесы! Все следы Вспять! На линейках -- нот -Нет! Час Души, как час Беды, Дитя, и час сей -- бьет.

Беда моя! -- так будешь звать.

Так, лекарским ножом Истерзанные, дети -- мать Корят: "Зачем живем?" А та, ладонями свежа Горячку: "Надо. -- Ляг".

Да, час Души, как час ножа, Дитя, и нож сей -- благ.

–  –  –

Это пеплы сокровищ:

Утрат, обид.

Это пеплы, пред коими В прах - гранит.

Голубь голый и светлый, Не живущий четой.

Соломоновы пеплы Над великой тщетой.

Беззакатного времени Грозный мел.

Значит Бог в мои двери Раз дом сгорел!

Не удушенный в хламе, Снам и дням господин, Как отвесное пламя Дух - из ранних седин!

И не вы меня предали, Годы, в тыл!

Эта седость - победа Бессмертных сил.

–  –  –

Голуби реют серебряные, растерянные, вечерние...

Материнское мое благословение Над тобой, мой жалобный Вороненок.

Иссиня-черное, исчернаСинее твое оперение.

Жесткая, жадная, жаркая Масть.

Было еще двое Той же масти - черной молнией сгасли! Лермонтов, Бонапарт.

Выпустила я тебя в небо, Лети себе, лети, болезный!

Смиренные, благословенные Голуби реют серебряные, Серебряные над тобой.

–  –  –

На назначенное свиданье Опоздаю. Весну в придачу Захвативши – приду седая.

Ты его высоко назначил!

Будут годы идти – не дрогнул Вкус Офелии к горькой руте!

Через горы идти – и стогны, Через души идти – и руки.

Землю долго прожить! Трущоба – Кровь! И каждая капля – заводь.

Но всегда стороной ручьёвой Лик Офелии в горьких травах.

Той, что, страсти хлебнув, лишь ила Нахлебалась! – Снопом на щебень!

Я тебя высоко любила:

Я себя схоронила в небе!

18 июня 1923

–  –  –

Бог - прав Тлением трав, Сухостью рек, Воплем калек, Вором и гадом, Мором и гладом, Срамом и смрадом, Громом и градом.

Попранным словом.

ПрОклятым годом.

Пленом царёвым.

Вставшим народом.

–  –  –

Хочешь знать, как дни проходят, Дни мои в стране обид?

Две руки пилою водят, Сердце - имя говорит.

Эх! Прошёл бы ты по дому – Знал бы! Так в ночи пою, Точно по чему другому – Не по дереву - пилю.

И чудят, чудят пилою Руки – вольные досель.

И метёт, метёт метлою Богородица-Метель.

–  –  –

ЕФ читается первое четверостишие Прокрасться А может, лучшая победа Над временем и тяготеньем Пройти, чтоб не оставить следа, Пройти, чтоб не оставить тени На стенах… Может быть - отказом Взять? Вычеркнуться из зеркал?

Так: Лермонтовым по Кавказу Прокрасться, не встревожив скал.

А может - лучшая потеха Перстом Себастиана Баха Органного не тронуть эха?

Распасться, не оставив праха На урну… Может быть - обманом Взять? Выписаться из широт?

Так: Временем над океаном Прокрасться, не встревожив вод…

–  –  –

Над синевою подмосковных рощ Накрапывает колокольный дождь.

Бредут слепцы Калужскою дорогой,Калужской - песенной - привычной, и она Смывает и смывает имена Смиренных странников, во тьме поющих бога.

И думаю: когда-нибудь и я, Устав от вас, враги, от вас, друзья, И от уступчивости речи русской,Надену крест серебряный на грудь, Перекрещусь - и тихо тронусь в путь По старой по дороге по Калужской.

–  –  –

Из цикла "Подруга" В первой любила ты Первенство красоты, Кудри с налетом хны, Жалобный зов зурны, Звон - под конем - кремня, Стройный прыжок с коня, И - в самоцветных зернах Два челночка узорных.

А во второй - другой Тонкую бровь дугой, Шелковые ковры Розовой Бухары, Перстни по всей руке, Родинку на щеке, Вечный загар сквозь блонды И полунощный Лондон.

Третья тебе была Чем-то еще мила...

- Что от меня останется В сердце твоем, странница?

–  –  –

Из цикла "Бессонница" Нежно—нежно, тонко—тонко Что-то свистнуло в сосне.

Черноглазого ребёнка Я увидела во сне.

Так у сосенки у красной Каплет жаркая смола.

Так в ночи моей прекрасной Ходит по сердцу пила.

8 августа 1916

–  –  –

- Где лебеди? - А лебеди ушли.

- А вОроны? - А вОроны - остались.

- Куда ушли? - Куда и журавли.

- Зачем ушли? - Чтоб крылья не достались.

- А папа где? - Спи, спи, за нами Сон, Сон не степном коне сейчас приедет.

- Куда возьмет? - На лебединый Дон.

Там у меня - ты знаешь? - белый лебедь…

–  –  –

Бренные губы и бренные руки Слепо разрушили вечность мою.

С вечной Душою своею в разлуке Бренные губы и руки пою.

Рокот божественной вечности - глуше.

Только порою, в предутренний час С темного неба - таинственный глас:

- Женщина! - Вспомни бессмертную душу!

Декабрь 1918

–  –  –

За этот ад, За этот бред, Пошли мне сад На старость лет.

На старость лет,

На старость бед:

Рабочих — лет, Горбатых — лет...

На старость лет

Собачьих — клад:

Горячих лет — Прохладный сад...

Для беглеца

Мне сад пошли:

Без ни-лица, Без ни-души!

Сад: ни шажка!

Сад: ни глазка!

Сад: ни смешка!

Сад: ни свистка!

Без ни-ушка

Мне сад пошли:

Без ни-душка!

Без ни-души!

Скажи: довольно муки — на Сад — одинокий, как сама.

(Но около и Сам не стань!) — Сад, одинокий, как ты Сам.

Такой мне сад на старость лет...

— Тот сад? А может быть — тот свет?

На старость лет моих пошли — На отпущение души.

–  –  –

Бог - прав Тлением трав, Сухостью рек, Воплем калек, Вором и гадом, Мором и гладом, Срамом и смрадом, Громом и градом.

Попранным словом.

ПрОклятым годом.

Пленом царёвым.

Вставшим народом.

–  –  –

Из цикла Стихи сироте Наконец-то встретила

Надобного — мне:

У кого-то смертная Надоба — во мне.

Что для ока — радуга, Злаку — чернозем — Человеку — надоба Человека — в нем.

Мне дождя, и радуги, И руки — нужней Человека надоба Рук — в руке моей.

Это — шире Ладоги И горы верней — Человека надоба Ран — в руке моей.

И за то, что с язвою Мне принес ладонь — Эту руку — сразу бы За тебя в огонь!

11 сентября 1936

–  –  –

Солнце Вечера - добрее Солнца в полдень.

Изуверствует - не греет Солнце в полдень.

Отрешеннее и кротче Солнце - к ночи.

Умудренное, не хочет Бить нам в очи.

Простотой своей - тревожа Королевской, Солнце Вечера - дороже Песнопевцу!

---------------------Распинаемое тьмой Ежевечерне, Солнце Вечера - не кланяется Черни.

Низвергаемый с престолу Вспомни - Феба!

Низвергаемый - не долу Смотрит - в небо!

О! Не медли на соседней Колокольне!

Быть хочу твоей последней Колокольней.

–  –  –

Из цикла "Георгий" О тяжесть удачи!

Обида Победы!

Георгий, ты плачешь, Ты красною девой Бледнеешь над делом Своих двух Внезапно-чужих Рук.

Конь брезгует Гадом, Ты брезгуешь гласом Победным. - Тяжелым смарагдовым маслом Стекает кровища.

Дракон спит.

На всю свою жизнь Сыт.

Взлетевшею гривой Затменное солнце.

Стыдливости детской С гордынею конской Союз.

Из седла В небеса Куст.

Брезгливая грусть Уст.

Конь брезгует Гадом, Ты брезгуешь даром Царевым, - ее подвенечным пожаром.

Церковкою ладанной:

Строг - скуп В безжалостный Рев Труб.

–  –  –

Луна - лунатику Оплетавшие - останутся.

Дальше - высь.

В час последнего беспамятства Не очнись.

У лунатика и гения Нет друзей.

В час последнего прозрения Не прозрей.

Я - глаза твои. Совиное Око крыш.

Буду звать тебя по имени Не расслышь.

Я - душа твоя: Урания:

В боги - дверь.

В час последнего слияния Не проверь!

–  –  –

Ариадна Оставленной быть - это втравленной быть В грудь - синяя татуировка матросов!

Оставленной быть - это явленной быть Семи океанам... Не валом ли быть Девятым, что с палубы сносит?

Уступленной быть - это купленной быть Задорого: ночи и ночи и ночи Умоисступленья! О, в трубы трубить Уступленной быть! - Это длиться и слыть Как губы и трубы пророчеств.

–  –  –

Из цикла "Ахматовой" Сколько спутников и друзей!

Ты никому не вторишь.

Правят юностью нежной сей Гордость и горечь.

Помнишь, бешеный день в порту, Южных ветров угрозы, Рев Каспия - и во рту Крылышко розы.

Как цыганка тебе дала Камень в резной оправе, Как цыганка тебе врала Что-то о славе… И - высоко у парусов Отрока в синей блузе.

Гром моря и грозный зов Раненой Музы.

–  –  –

Из цикла "Даниил" Наездницы, развалины, псалмы, И вереском поросшие холмы, И наши кони смирные бок о бок, И подбородка львиная черта, И пасторской одежды чернота, И синий взгляд, пронзителен и робок.

Ты к умирающему едешь в дом, Сопровождаю я тебя верхом.

(Я девочка, - с тебя никто не спросит!) Поет рожок меж сосенных стволов...

- Что означает, толкователь снов, Твоих кудрей довременная проседь?

Озерная блеснула синева, И мельница взметнула рукава, И, отвернув куда-то взгляд горячий, Он говорит про бедную вдову...

Что надобно любить Иегову...

И что не надо плакать мне - как плачу...

Запахло яблонями и дымком,

- Мы к умирающему едем в дом, Он говорит, что в мире все нам снится...

Что волосы мои сейчас как шлем...

Что все пройдет... Молчу - и надо всем Улыбка Даниила-тайновидца.

–  –  –

Из цикла "Ахматовой" О, Муза плача, прекраснейшая из муз!

О ты, шальное исчадие ночи делой!



Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 |


Похожие работы:

«РАЗВИТИЕ ВНИМАНИЯ Будь внимательнее! – эта фраза все чаще сопровождает растущего ребенка и дома, и в детском саду, и даже во время прогулок на улице. Не отвлекайся, а то кашу мимо рта пронесешь! – шутит бабушка, наблюдая, как ложка в руке внука, ус...»

«ЗАКЛЮЧЕНИЕ №23 от 13.12.2013 на проект решения Совета депутатов «Об утверждении местного бюджета ЗАТО Александровск на 2014 год и на плановый период 2015 и 2016 годов» ОГЛАВЛЕНИЕ Общие положения.. 1. 3 1.1 Анализ текстовых статей проекта решения о местном бюджете ЗАТО Александровск....»

«1. Целевой раздел 1.1. Пояснительная записка В основе рабочей программы (далее Программа) лежит принцип современной российской системы образования непрерывность, которая на этапах дошкольного детства обеспеч...»

«ГРАЧЁВ Александр Сергеевич ТЕХНОЛОГИЯ УЛУЧШЕНИЯ ФУНКЦИОНИРОВАНИЯ ЗРИТЕЛЬНОГО АНАЛИЗАТОРА СЛАБОВИДЯЩИХ СТУДЕНТОВ СРЕДСТВАМИ СПОРТИВНЫХ И ПОДВИЖНЫХ ИГР 13.00.04 – «Теория и методика физического воспитания, спортивной тренировки, оздоровительной и ад...»

«В.И. Вешкурцев, Д.Г. Мирошин Практикум по дисциплине «Оборудование отрасли» Екатеринбург Министерство образования и науки Российской Федерации Федеральное государственное образовательное уч...»

«1 Научно-исследовательская работа Синтактико стилистические особенности слоганов на одежде.Выполнила: Новочадова Арина Валерьевна учащаяся 9 «В» класса муниципального общеобразовательного у...»

««Детский дизайн в развитии творческих способностей «Дет ский дизайн в детей старшего развит ии т ворческих дошкольного возраста» способност ей дет ей ст аршего дошкольного возраст а»Педагогический опыт воспитателя первой категории Гладиной Ирины Владимировны МАДОУ «Детский сад №83» г.Сыктывкар,2014 В насто...»

«125 1. Головко, Е. А. Технология формирования коммуникативной компетентности молодых специалистов вуза на этапе адаптации к педагогической деятельности [Текст] : автореф. дис.. канд. пед. наук : 13.00.08 / Е. А. Головко.Ставрополь, 2004. 20 с.2. Зимняя, И. А. Ключевые компетентности как результативно-ц...»

«2 Пояснительная записка Классы 5 Учитель: Игнащенков В.Н. Количество часов Всего 68 часов, в неделю 2 часа. Контрольных работч. Административных контрольных уроковч. Программа разработаны на основе Ф...»

«Министерство образования Российской Федерации Томский государственный педагогический университет Гордеев М.И., Перевозкин В.П. Введение в эволюционную этологию Курс лекций Томск 2004 ББК...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Кемеровский государственный университет»...»

«Выявление и развитие одаренности у детей с ОВЗ ВЫЯВЛЕНИЕ И РАЗВИТИЕ ОДАРЕННОСТИ У ДЕТЕЙ С ОВЗ Гарифуллина Лейсан Ильшатовна учитель английского языка МБОУ «Лицей №149 с татарским языком обучения» г. Казань, Республика Татарстан РАЗВИТИЕ ТВОРЧЕСКОЙ ОДАРЕННОСТИ У ДЕТЕЙ С ОГРАНИЧЕННЫМИ ВОЗМОЖНОСТЯМИ ЗДОРОВЬЯ Аннотация: в ст...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Забайкальский государственный университет» (ФГБОУ ВПО «ЗабГУ») Институт социальных наук, психологии и пе...»

«Модифицированная дополнительная общеобразовательная (общеразвивающая) программа «Юный цветовод» естественнонаучной направленности по познавательному (исследовательскому, природоохранному) видам деятельности. Автор – составитель программы: Романенко Елена Павловна, педагог дополнительного образования муни...»

«Муниципальное бюджетное дошкольное образовательное учреждение Детский сад «Земляничка»Семинар-практикум: «Системно-деятельный подход как основа организации воспитательнообразовательного процесса в ДОУ» П. Саган-Нур 2016г.Задачи: 1. Уточнить понятия «деятельность», «деятельностный подход».2. Определить роль педагога в организац...»

«В народе говорится: Тюбюнгде трам тамгъалы атынг болса, Если под тобой лошадь с трамовским тавром Юсюнъде къатынынг этген джамчынъ болса Если на тебе бурка, сделанная женой, Колунъда атан...»

«Выступление на ШМО классных руководителей Гурьянова Е.С. «Личностно-ориентированный подход при подготовке и проведении классных часов». Технология подготовки и проведения личностно-ориентированного классного часа. Совместную деятельность классного руководителя и его воспитанников по подготовке и проведению личностноориентиро...»

«INTERPERSONAL RELATIONSHIPS YOUNGER SCHOOLCHILDREN WITH DYSGRAPHIA Artemenko Olga Nikolaevna – PhD (pedagogic), assistant professor, NorthCaucasian Federal University, Stavropol Bizac Alla Yurievna teacher-logopedist of MIDDLE school with profound studying of separate subjects № 19, Stavropol Short Lubov 3rd year student of...»

«МУНИЦИПАЛЬНОЕ АВТОНОМНОЕ ОБЩЕОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ СРЕДНЯЯ ОБЩЕОБРАЗОВАТЕЛЬНАЯ ШКОЛА № 43 г. ТОМСКА 634063, г. Томск, ул. Новосибирская, 38, тел. 67-53-90 Анализ инновационно-методической работы школы за 2015-2016 учебный год. Цель анализа: определение уровня продуктивно...»

«ВЕСТНИК ПГГПУ Серия № 1. Психологические и педагогические науки УДК 159.9 Юдина Раиса Николаевна кандидат психологических наук, доцент кафедры психологии Пермякова Ксения Борисовна студентка факультета педагогики и психологии детства ФГБОУ ВО «Пермский государственн...»

«Методическое руководство ВОЗРАСТНЫЕ ОСОБЕННОСТИ ФИЗИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ И ФИЗИЧЕСКОЙ ПОДГОТОВКИ ЮНЫХ ВОЛЕЙБОЛИСТОВ. Уважаемые тренеры, работающие с юными волейболистами. Предлагаем вам Учебно – методическое Пособие По фи...»

«Муниципальное бюджетное дошкольное образовательное учреждение детский сад комбинированного вида № 81 г. Белгорода СОДЕРЖАНИЕ 1. Пояснительная записка..4 2. Возрастные особенности и новообразования дошкольного детства.9 Возраст от 2 до 3 лет Возраст от 3 до 4 лет Возраст от 4 до 5 лет Возраст от 5 до 6 лет Возраст от 6...»

«P Бл HB енд S-1 ер 20 по гр уж но й Уважаемый покупатель! Благодарим Вас за выбор продукции, выпускаемой под торговой маркой SUPRA. Пожалуйста, внимательно изучите настоящее Руководство. Оно содержит важные указания по безопасности, эксплуатации блендера и по уходу за ней. Позаботьтесь о сохранности настоящего «Руковод...»

««ИЛИЗАРОВСКИЕ ЧТЕНИЯ» 2 МАТЕРИАЛЫ КОНФЕРЕНЦИИ «ИЛИЗАРОВСКИЕ ЧТЕНИЯ» 2 МАТЕРИАЛЫ КОНФЕРЕНЦИИ «АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ ТРАВМАТОЛОГИИ И ОРТОПЕДИИ ДЕТСКОГО ВОЗРАСТА» «ИЛИЗАРОВСКИЕ ЧТЕНИЯ» 4 МАТЕРИАЛЫ КОНФЕРЕНЦИИ МИНИСТЕРСТ...»

«Электронный журнал «Психологическая наука и образование psyedu.ru» ISSN: 2074-5885 E-journal «Psychological Science and Education psyedu.ru» 2014, № 1 Исследование восприятия опасности у подростков в норме и при эндогенной психической патологии М.И. Вещикова, аспирант отдела медиц...»

«ITEA-2011 IRTC, Kyiv DYNAMIC COMPUTER TESTING OF COMMUNICATIVENESS OF PROBLEMS TRAINED TO THE DECISION S.Bortnovsky, P.Djachuk, P.Djachuk (ml), D.Kuzmin Krasnoyarsk State Pedagogical University na...»

«Философские науки УДК 378.02 Елканова Тамара Михайловна, Elkanova Tamara Michailovna, кандидат физико-математических наук, доцент PhD in Physics, Associate Professor of the Chair of кафедры физики конденсированного состояния Condensed Matter Physics, State Educati...»

«ВЫСОВЕНЬ ГАЛИНА ИВАНОВНА ФОРМИРОВАНИЕ РЕКРЕАЦИОННОЙ КУЛЬТУРЫ ШКОЛЬНИКОВ 12–13 ЛЕТ С ЛЕГКОЙ УМСТВЕННОЙ ОТСТАЛОСТЬЮ НА ЗАНЯТИЯХ МИНИ-ВОЛЕЙБОЛОМ ПО-ЯПОНСКИ 13.00.04 – Теория и методика физического воспитания, спортивной тренировки, оздоровительной и адаптивной физической культуры...»

«Б А К А Л А В Р И А Т Э.Н.Вайнер ОСНОВЫ МЕДИЦИНСКИХ ЗНАНИЙ И ЗДОРОВОГО ОБРАЗА ЖИЗНИ Рекомендовано ФГБОУ ВПО «Российский государственный педагогический университет им. А.И. Герцена» в качестве учебникак использованию в образовательных учрежден...»








 
2017 www.pdf.knigi-x.ru - «Бесплатная электронная библиотека - разные матриалы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.