WWW.PDF.KNIGI-X.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Разные материалы
 

«Газета «Первое сентября» № 65-1999 Анатолий ЦИРУЛЬНИКОВ Герои не нашего времени Портреты тех, кто дал школе жизнь и характер Допущение Шварцбурда За учительским ...»

Газета «Первое сентября» № 65-1999

Анатолий ЦИРУЛЬНИКОВ

Герои не нашего времени

Портреты тех, кто дал школе жизнь и характер

Допущение Шварцбурда

За учительским столом, у огромной, во всю стену черной доски сидел человек,

опершись на костыли, – экзаменатор. Он испытующе смотрел на меня и, казалось, все

знал: про мою тройку по математике в обычной школе и что мне хочется в необычную.

Ради этого я совершил подлог: переписал старый дневник, проставив в новый пятерки, и

теперь сгорал от стыда и страха. Экзаменатор посмотрел на меня и указал пальцем на портрет в раме, дважды обведя в воздухе: “Видишь прямоугольники? Ответь: они подобны?” Что это такое, я понятия не имел и пробормотал “нет”. “Не-ет?” – изумился экзаменатор. Я не знал, что у него такая манера – провоцировать колеблющегося ученика, и уже открыл рот, но стоявшая рядом директриса этой школы, знавшая о моем первом разряде по шахматам, легонько толкнула меня в бок. “Слаб”, – поморщился строгий экзаменатор. “Ничего, ничего, – успокоила директриса, – догонит”.

И меня приняли.

В Москве 60-х годов Семен Исаакович Шварцбурд считался сильнейшим учителем математики. Тогда он еще не был профессором, членом-корреспондентом Академии педагогических наук, но уже был автором знаменитого учебника, основателем первой в стране школы с классами программирования. И мы практиковались на первой отечественной ЭВМ “Урал-1”, она занимала этаж, таинственно гудела и светилась электронными лампами. В обучении математике Шварцбурд был традиционалистом – в духе старых учителей. Когда первоклашки стали пользоваться калькулятором, писал об угрозе массовой математической безграмотности, отстаивал устный счет.

В 444-й школе в Измайлове Семен Исаакович вел один класс, учиться в нем было легко и нелегко одновременно. Продвигались мы медленно, отставая от обычной школы.

А к концу девятого класса закончили школьную программу и принялись за университетскую. Произошло это как-то незаметно, как количество переходит в качество.

На дом задавалось по нескольку десятков задачек, иногда попадались трудные – со звездочкой. Жалобы на то, что не получилось, не хватило времени, в расчет не принимались. Должно получиться. Эта установка была столь сильной, что обычно получалось.

Урок Шварцбурд объяснял так: вначале медленно, не спеша, у доски с мелом, останавливаясь на каждой выкладке. Второй раз то же самое побыстрее. Третий раз – вместе с учениками с мест, в четвертый – объяснение стиралось, и его восстанавливал сильный ученик, в пятый – не глядя на доску, каждый записывал в тетрадь, в шестой – решал задачу, не усвоить было невозможно.

Азы знали назубок, поэтому легко схватывали последующее. “Урок, – говорил нам Семен Исаакович, – надо вести так, чтобы мысль ученика была чуть-чуть впереди мысли учителя”. Зачем он сообщал это нам, юным отрокам? Для чего время от времени подбрасывал задачки из не решенных человечеством? Вряд ли думал, что кто-то из нас решит, но, видимо, считал, что стоит помучиться...

Каждое утро наш учитель поднимался в класс по лестнице, опираясь на костыли, передвигая сухие с детства ноги. Торопясь, мы обгоняли его: “Здрасьте, Семен Исакыч!” – “Здравствуй, Ленечка”. Своих учеников он звал ласково-уменьшительно, только если был кем-то недоволен, называл полным именем. И как это, оказывается, ужасно, холодно звучит – просто Леня.

Он никогда не ставил нам в журнал плохие отметки, только точку, которая, если наверстать упущенное, превращалась в пятерку. Думаю, это был не только педагогический прием. Шварцбурд считал недопустимым, чтобы ученик провалился в университет из-за отметки в аттестате.

Математика полностью занимала наш мир. Нам было по четырнадцать-пятнадцать лет, и нельзя сказать, что в нем ничего больше не существовало. Но все это тогда были предметы второстепенные. При этом мы вовсе не были односторонними; не знаю, заключено ли это в содержании самой математики или Шварцбурд умел делать так, что на одном предмете вырастали разные дети. И разные учителя, которых Шварцбурд приглашал проводить с нами уроки. (Одно время нам преподавал автор учебника по геометрии Фетисов – забавный дед, приходивший в класс в сапогах, галифе и гимнастерке с портупеей через плечо. А Шварцбурд устраивался на задней парте и вместе с нами слушал урок.) Он рассказывал нам о своих бывших учениках: кто кем стал, что вышло с сильным и бесхарактерным, чего достиг средний, но упорный. “У Толи, – говорил он про меня, одного из последних в классе, – свой путь”. И так ведь и оказалось. Позднее я не раз думал: не попади я к Шварцбурду, а от него – в сильный, но в общем-то не мой вуз, возможно, судьба сложилась бы иначе и не нужно было петлять столько лет к тому, что было очевидно уже тогда. Но, с другой стороны, отрезок – кратчайшая линия только в элементарной геометрии. Одна и та же задача может быть решена разными способами, и бывает далеко не безразлично, каким именно. Иногда ученику удавалось решить задачу другим способом, и Шварцбурд расплывался в улыбке. Мы знали, что это решение появится в учебнике. В известном смысле мы являлись соавторами его учебников, по которым учились последующие поколения.

В его классах попадались очень сильные ученики с выдающимися математическими способностями. Когда Шварцбурд бывал на кого-нибудь сердит, то говорил: “У меня в классе вундеркиндов нет”. Не думаю, что это так, у некоторых это было написано на лице. Они росли так стремительно, как не растут деревья на нашей почве. Но туда тогда еще не уезжали. В педагогике спорили, как сейчас: надо ли учить вместе одаренных и обыкновенных? Одни доказывали – надо, другие – нет. А Шварцбурд поступал с этой проблемой так: у него в классе было несколько учеников бесконечно одаренных, большинство составляли одаренные и несколько – одаренные в известной мере. Таким образом, показатели получались разные, а число, возводимое в степень, – общее.

Чему он учил нас? Формальной логике, языку. Можно сказать “противоположное”, но нельзя – “обратное”. Полная бессмыслица, абсурд выражение “замкнутый круг”.

Математика – это язык... Прошло столько лет, а это осталось. Многое осталось, что другие считали необязательным. Математика Шварцбурда заключала в себе некий секрет, над которым я задумался позже. Если мне в жизни что-то удавалось, ключик находился в том школьном классе, у Шварцбурда. Я как будто вытаскивал его из кладовой, где он долго хранился, примерял к замку, и он подходил. Ну как мог Семен Исаакович знать, что с нами станет через много лет, в какую тайну заглянем, а для этого понадобится что-то редкое, необязательное по программе, которое мы как раз и проходили. В каком-то смысле педагогика Шварцбурда была педагогикой необязательного, про которое сказал поэт: человек может жить без необходимого, но не может без лишнего.

Он старался оградить нас от того, что считалось необходимым: знаменательных дат, излишней общественной активности. И это допускали скрипя зубами. Шварцбурда в педагогику допускали. Хотя по чьим-то критериям Семен Исаакович являлся учителем, который готовит детей не к жизни, а к миру, где царят абстракции. Никогда не обсуждал конкретного, что происходило вокруг. Единственная запомнившаяся шутка при объяснении бесконечно малого и большого, почему нельзя делить на нуль: “Районо, – говорил он, – запрещает”. В других подобного рода школах было иначе. В знаменитой 2-й на Ленинском проспекте, которую мы обыгрывали по шахматам, собирались прекрасные гуманитарные учителя. По рукам ходил “тамиздат”, учился сын Даниэля, подписывались обращения и протесты. У нас ничего этого не было, и, я думаю, не случайно. Возможно, у Шварцбурда, на котором держалась школа, имелся собственный взгляд на ее связь с жизнью. А именно: никакой связи с этой жизнью, которая могла только искалечить нас.

Математика – наша жизнь, она наша надежда и опора. Спустя годы крушений многих надежд понимаешь, что, в сущности, он прав.

Но что могут сделать один учитель, одна школа? Однажды я собрал статистику судеб выпускников элитных математических спецшкол середины 60-х. Одни уехали.

Другие оказались в андеграунде. Третьи – в психушке. Одаренные дети, год рождения 1946–1953-й.

До нас было военное поколение, а после пятьдесят третьего какое-то другое. А наших я называю “благополучные”. У нас в общем-то были безоблачное детство, прекрасная школа. Можно сказать, победная. Мы зачаты с победой, она была в наших генах, необыкновенная уверенность, пожалуй, даже самоуверенность, что все для нас и нет ничего невозможного. Как быстро мы росли и как рано достигали успеха.

Становились кандидатами в мастера, кандидатами наук... и неожиданно останавливались.

Мы – поколение вечных кандидатов, даже если доктора, как когда-то в девятнадцатом веке было поколение “вечных студентов”. Мы так многое обещали, нам так многое было дано...

Почему все-таки не осуществилось? И важно или не важно, что существовали такие, как Шварцбурд, учителя, такие школы? Значило ли это что-нибудь в общих масштабах



Похожие работы:

«ФГБОУ ВПО «АЛТАЙСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ» Факультет педагогического образования ПЕДАГОГИЧЕСКАЯ ПРАКТИКА Учебно-методическое пособие для студентов факультета педагогического образования Барнаул – 2011 Составители: Составители: к.п.н., доц...»

«УДК 378. 02 МЕТОДИКА РЕАЛИЗАЦИИ АКСИОЛОГИЧЕСКОГО ПОДХОДА В ПРОЦЕССЕ ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ ПОДГОТОВКИ УЧИТЕЛЯ ИНОСТРАННОГО ЯЗЫКА (НА ПРИМЕРЕ ПРЕПОДАВАНИЯ ДИСЦИПЛИНЫ «ИНОСТРАННЫЙ ЯЗЫК» (АСПЕКТ «ДОМАШНЕЕ ЧТЕНИЕ»)) 2010 О. В. Коновалова ассистент каф. английской филологии e-mail: konovalova-kursk@yandex.ru Курский государстве...»

«ВВЕДЕНИЕ В ПЕДАГОГИЧЕСКУЮ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ Рекомендовано Учебно-методическим объединением вузов РФ по педагогическому образованию в качестве учебного пособия для студентов педагогических вузов, обучающихся по специальностям: 030900 — Дошкольная педагогика и психология; 031000 — Педагогика и психология; 031200 — Педагогика...»

«Маша Трауб Осторожно – дети! Инструкция по применению Текст предоставлен издательством http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=6661602 Маша Трауб. Осторожно – дети! Инструкция по применени...»

«ДЕПАРТАМЕНТ ОБРАЗОВАНИЯ ГОРОДА МОСКВЫ Государственное автономное образовательное учреждение высшего образования города Москвы «Московский городской педагогический университет» Институт психологии, социологии и социальных отношений УТВЕРЖДАЮ Проректор по учебной работе...»

«УДК 159.91 ОСОБЕННОСТИ ПРОЯВЛЕНИЯ СЕНСОМОТОРНОЙ ИНТЕГРАЦИИ В УСЛОВИЯХ МОДЕЛИ УЧЕБНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ МЛАДШИХ ШКОЛЬНИКОВ Байгужин П.А.1, Кокорева Е.Г.2 ФГБОУ ВПО «Челябинский государственный педагогический университет», Челябинск, Россия (454080, Челябинск, пр. им. В.И. Ленина, 69), e-mail: ds03cspu@mail.ru...»

«125 Литература для самостоятельной работы: 1. Мищенко А. И. Педагогический процесс как целостное явление.—М., 1993. Лекция VIII. ДЕТСКИЙ ВОСПИТАТЕЛЬНЫЙ КОЛЛЕКТИВ КАК ОСНОВНАЯ СОДЕРЖАТЕЛЬНАЯ ФОРМА ЦЕЛОСТНОГО УЧЕБНО-ВОСПИТАТЕЛЬНОГО ПРОЦЕССА, ЯДРО ВОСПИТАТЕЛЬНОЙ СИСТЕМЫ СУЩНОСТЬ, СОДЕРЖАТЕЛЬНАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА, С...»





















 
2017 www.pdf.knigi-x.ru - «Бесплатная электронная библиотека - разные матриалы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.