WWW.PDF.KNIGI-X.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Разные материалы
 

Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 6 |

«Серия «Ремесло и ремесленники России XXI века» СТАНОВЛЕНИЕ И РАЗВИТИЕ РЕМЕСЛЕННИЧЕСТВА И ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО РЕМЕСЛЕННОГО ОБРАЗОВАНИЯ В РОССИИ 4-я Международная ...»

-- [ Страница 1 ] --

Министерство образования и наук

и Российской Федерации

ФГАОУ ВПО «Российский государственный

профессионально-педагогический университет»

Учреждение Российской академии образования «Уральское отделение»

Серия «Ремесло и ремесленники России XXI века»

СТАНОВЛЕНИЕ И РАЗВИТИЕ РЕМЕСЛЕННИЧЕСТВА

И ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО РЕМЕСЛЕННОГО

ОБРАЗОВАНИЯ В РОССИИ

4-я Международная научно-практическая конференция, г. Екатеринбург, 5–7 декабря 2011 г.

Сборник научных статей Екатеринбург УДК 377+378.46(082) ББК Ч44я431+У260я431 И 76 Становление и развитие ремесленничества и профессиоИ 76 нального ремесленного образования в России: сб. науч. статей 4-й Международной научно-практической конференции. Екатеринбург, 5-7 дек. 2011 г. / ФГАОУ ВПО «Рос. гос. проф.-пед. унт». Екатеринбург, 2011. 316 с.

В сборнике представлены научные статьи участников 4-й Международной научно-практической конференции, посвященной вопросам становления и развитие ремесленничества и профессионального ремесленного образования в России. Материалы сборника сгруппированы в два раздела с учетом проблем ремесленной экономики и ремесленного образования, вынесенных на обсуждение участниками конференции.

Сборник адресован ученым, педагогам, руководителям образовательных учреждений, государственных и общественных структур, занимающихся вопросами изучения и поддержки ремесленного сектора экономики.

УДК 377+378.46(082) ББК Ч44я431+У260я431 Редакционная коллегия: акад. РАО, д-р пед. наук, проф. Г.М. Романцев; канд. филос. наук, доц. Л.Ф. Беликова; канд. пед. наук, доц.

А.В. Ефанов; канд. пед. наук, доц. Е.Д. Тельманова; О.Н. Ульяшина.

Материалы сборника публикуются в авторской редакции. Ответственный за выпуск сборника канд. пед. наук, доц. А.В. Ефанов.

Материалы опубликованы при финансовой поддержке Российского гуманитарного научного фонда (РГНФ), проект № 11-06-14208г.

© ФГАОУ ВПО «Российский государственный профессиональнопедагогический университет, 2011 Раздел 1

ИСТОРИЧЕСКИЕ ПРЕДПОСЫЛКИ

И СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ

СТАНОВЛЕНИЯ РЕМЕСЛЕННОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

В СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ

Г. Д. Базиева г. Нальчик

НАРОДНЫЕ ХУДОЖЕСТВЕННЫЕ ПРОМЫСЛЫ

КАБАРДИНО-БАЛКАРИИ В СОВРЕМЕННЫХ УСЛОВИЯХ

В настоящий период особенно актуальна проблема сохранения национального культурного наследия, традиционных культурных ценностей.

В этой связи возрастает роль народного искусства как источника формирования национальной художественной культуры. Известный специалист по народному искусству М.А. Некрасова выделяет несколько форм его функционирования в современных условиях: 1.Творчество, связанное с этнографически-региональным укладом жизни. 2. Коллективное творчество на основе общего промысла. 3. Индивидуальное творчество отдельных мастеров, сохраняющих коллективный опыт, традицию. 4. Организованные мастерские [1].

В ряду целого ряда мер, направленных на развитие традиционной культуры, особое значение имеет сохранение и воспроизведение наиболее значительных центров национально художественных промыслов, связанных с этнографически-региональным укладом. Ориентация на этнокультурную традицию – важная черта современного социокультурного процесса в целом.

В целях развития народного художественного творчества в 2001 г. в г. Нальчике был открыт Республиканский центр народных художественных промыслов и ремесел. Под эгидой республиканского центра функционируют творческие лаборатории по золотошвейному делу (В. Мастафов), художественной обработке дерева (А. Урусов), холодной ковке металлов (зав. народный мастер России А. Пазов), обработке металлов и ювелирных изделий (Р. Курданов), пошиву национального и сценического костюма (М. Хацукова), историко-этнографической реконструкции снаряжения и вооружения «Путь всадника».

Центр курирует также деятельность районных творческих лабораторий: Центр национальных ремесел и досуга в с. Верхний Баксан Эльбрусского района, лаборатория по производству войлочных шапок и резьбе по дереву в с. Лечинкай Чегемского района, студия народных промыслов «Арджен»

по плетению и производству изделий из камыша в Прохладненском районе, студия по производству изделий из шерсти, художественной обработки кости и рога, резьбе по дереву в Черекском районе, изготовление изделий из камыша, художественная обработка металла и дерева в Урванском районе, студия шорно-седельного ремесла, обработка камня, металлов, изготовление изделий из камня, резьба по дереву в Терском районе, кружок «Золотошвейка» в с. Каменномостское Зольского района и др.

В развитии народных художественных промыслов важное значение имеет коллективное начало. «Народный художественный промысел – это, прежде всего, художественный стиль – одна из форм народного творчества, деятельность по созданию изделий утилитарного и (или) декоративного назначения, осуществляемая на основе коллективного (курсив – Г.Б.) освоения и преемственного развития традиций народного искусства в определенной местности в процессе творческого ручного и (или) механизированного труда мастеров народных художественных промыслов» [2].

Ярким явлением в культуре тюркоязычных народов РФ является войлочное производство, развивающееся в традициях коллективности и преемственности. В первую очередь это относится к войлочному производству Кабардино-Балкарии. Подробно описывая технологию создания балкарских кийизов, известный исследователь искусства карачаевцев и балкарцев, А.Я. Кузнецова отмечала «благородную гамму шерсти естественного цвета с его мягкими тональными переходами от белого до черного и тот особый сизоватый налет, который бывает у новой, только что свалянной шерсти» [3].

Лучшие образцы балкарского войлочного производства находятся в этнографическом музее в Санкт-Петербурге, краеведческом музее Эльбрусского района КБР, а также в Национальном музее КБР.

В современный период в Эльбрусском районе КБР, в с. Верхний Баксан, функционирует лаборатория по производству балкарских кийизов (Ф. Башиева, Х. Теммоева, Ж. Узденова, С. Будаева, Ф. Жаппуева), которая производит все типы войлочных ковров (ала-кийиз, жыйгъыч кийиз и др.).

По мнению мастериц лаборатории, восстановление и развитие народного искусства, а, в частности, войлочного производства, невозможно без поиска образной стилистики, без изучения как прошлой, так и современной художественной практики народа.

Большую роль в пропаганде изделий традиционных промыслов Кабардино-Балкарии имеет организация выставок, конкурсов, фестивалей. Мастера республики принимают активное участие в международных, региональных и всероссийских выставках (международная выставка «Клинок», международный форум «Одаренные дети», всероссийский конкурс «Моя малая Родина: природа, культура, этносы», всероссийские выставки народных промыслов в г. Урюпинске, «Белая ладья» в г. Москве и др.). На Северном Кавказе регулярно проводятся фестивали культур «Кавказ – наш общий дом», «Мир Кавказу» и др., в рамках которых экспонируются изделия народных художественных промыслов.

Несмотря на некоторые позитивные изменения, в сфере национально художественных промыслов республики можно выделить ряд cерьезных проблем: отсутствие единой концепции развития народных художественных промыслов и материально-технической базы, кризисное финансовое положение, недостаточный уровень подготовки кадров, распад творческих коллективов. Отдельная работа частных лиц в немногочисленных разрозненных мастерских не в состоянии обеспечить полноценное развитие народного искусства в условиях глобализации. Без квалифицированных специалистов, без научной организации народных художественных промыслов и этноэстетики невозможен процесс возрождения традиционного искусства. В этой связи чрезвычайно актуальна для Кабардино-Балкарии проблема подготовки квалифицированных кадров в сфере национально художественных промыслов.

Обучение в рамках программы «мастер-подмастерье» в настоящий период прекращено из-за нехватки финансирования.

В 2008 г. была принята программа по развитию народных художественных ремесел на 2009-2012 гг., в которой сформулированы основные цели и задачи по сохранению и развитию народных художественных ремесел, а также комплекс мероприятий, предусматривающих формирование и развитие инфраструктуры, популяризацию, организацию сбыта и продвижения продукции.

В советский период мастера, работающие в структуре художественных промыслов, находились в зависимости от общей художественно- производственной системы. В современный период рынок ломает установки, мастера оказались в одних и тех же условиях – вынуждены искать рынок, объединяться или наоборот выходить из объединений. В результате творчество мастеров становится более индивидуализированным, в настоящий период национально художественные промыслы Кабардино-Балкарии развиваются, в основном, в рамках индивидуального предпринимательства. Безусловно, в индивидуальной деятельности есть определенные преимущества: мастерприкладник свободен в выборе техники, темы, интерпретируя, привнося свое понимание канона. «Творческое варьирование – одна из форм проявления народного творчества, основной метод воспроизведения типового образца изделия народного художественного промысла, который предусматривает внесение изменений и дополнений в композиционное, цветовое, орнаментальное, пластическое и иное художественное решение изделия, не приводящих к снижению художественного уровня и качества изготовления изделия народного художественного промысла в сравнении с его типовым образцом»[4], – отмечается в законе Кабардино-Балкарской республики «О народных художественных промыслах».

Одна из ведущих тенденций советского периода в развитии традиционных и нетрадиционных видов народного искусства заключалась в создании производственных предприятий (фабрика «Горянка», Нальчикский завод художественных изделий, комбинат надомного труда «Умелец»). Однако, на фабрике «Горянка» в современный период наблюдается резкое падение производства и с 2006-2008 гг. ковры, ковровые изделия и шерстяные ткани [5].

Художественные промыслы заметно изменились по своему характеру, составу мастеров и исполнителей, по уровню и способу производства. Национально художественные промыслы в современный период становятся предметом творческих экспериментов, изменения касаются не только внешних, но и внутренних характеристик. Ввиду того, что коллективное начало в развитии традиционного искусства Кабардино-Балкарии практически сведено к минимуму, более активно развиваются не столько народные художественные промыслы, сколько декоративно-прикладное искусство.

Для профессиональных художников, связанных с промыслами, важной задачей является не только создание собственных оригинальных вещей, но и умение ориентировать народных умельцев на сохранение и развитие живых традиций народной культуры. Для этого требуется глубокое понимание декоративных принципов и образного строя национального искусства. Самобытность народного искусства из-за недостатка знаний о развитии его стилистики иногда понимается превратно.

Здесь следует учитывать, что традиции народного искусства по сути знаки и символы художественного мировоззрения народа, которые в результате исторической динамики переосмысливаются. Так, например, заметным изменениям традиционное искусство кабардинцев и балкарцев начинает подвергаться уже в конце ХIХ – начале ХХ вв.: приходит в упадок искусство золотого шитья (в связи с отходом от национальной формы одежды), упрощаются узоры и стандартизируются размеры в войлочном производстве и т.д. В современный период упрощение орнамента и рисунка в целом (в войлочном производстве, керамике) или, наоборот, чрезмерное усложнение, пышный декор, несвойственные традиционному искусству (в ювелирном производстве) ведут к утрате основных художественных характеристик традиционного искусства – простоте, лаконичности, декоративной цельности.

Состояние народной художественной культуры республики за последние 10-15 лет практически не изучено. Глубокого научного исследования требуют такие важнейшие проблемы в развитии народного искусства как преемственность национальных художественных традиций, роль канона и наиболее устойчивых элементов художественной системы народного искусства, критерии возрождения народных художественных промыслов, массовости и уникальности и др. Происходящие социальные и культурные перемены оказались неожиданными для многих художников, мастеров и ремесленников, выявив ряд проблем в развитии народного художественного творчества. В настоящий период художественное творчество подвергается новому осмыслению, появляются всевозможные проекты по развитию традиционных художественных промыслов.

Разработка важнейших теоретических вопросов развития традиционного искусства в современных условиях предполагает всестороннее изучение проблем в данной сфере; актуальна необходимость специальных научных исследований по конкретным видам народного искусства КБР: войлочному и медночеканному производству, керамике, ювелирному искусству, золотошвейному делу и вышивке, орнаментальному творчеству, национальной одежде и др. Такие исследования будут способствовать не только решению многих проблем в развитии народных художественных промыслов, но и позволят составить более полное представление о характере изменений, происходящих в данной сфере.

Литература

1. Некрасова М.А. Народное искусство как часть культуры. М., 1985. С. 78.

2. Артемьев П.В. и др. Возрождение, сохранение и развитие народных художественных промыслов России в настоящее время // Человек, культура и общество в контексте глобализации. Матер. Межд. научн. конф. М., 2007. С. 273.

3. Кузнецова А.Я. Народное искусство карачаевцев и балкарцев. Нальчик, 1982. С. 65.

4. Закон КБР «О народных художественных промыслах» от 18.01.2001 г.

// Сборник законов и постановлений Парламента КБР (январь – май 2001 г.).

Нальчик, 2001. С. 174–175.

О. И. Гадельшина, Л. Е. Замятина, Н. А. Табуева г. Екатеринбург

НЕКОТОРЫЕ АСПЕКТЫ РАЗВИТИЯ РЕМЕСЛЕННИЧЕСТВА

В РОССИИ

Ремесло одна из наиболее древних форм производственной деятельности человека, которую можно определить как мелкое ручное производство, основанное на применении ручных орудий труда и личном мастерстве работника, позволяющем производить высококачественные, часто высокохудожественные изделия.

В понятия «ремесло», «ремесленник» в разных странах вкладывается свой смысл в соответствии с традицией ремесел и историческим опытом, связанным с их развитием. Данные понятия являются важнейшими в мировой экономической практике и существуют во многих странах мира.

Во Франции и Германии существуют специально разработанные кодексы ремесленной деятельности, являющиеся федеральными законами. Они задают все необходимые правила ремесленной деятельности, структуры управления и формы объединения ремесленников в профессиональные группы.

Фактически во всех странах ЕС действуют законы о ремесленной деятельности, а в рамках ВТО имеется специальная классификация ремесленных товаров и услуг.

Согласно единой терминологии ЕС, ВТО и ООН ремесленная деятельность это вид профессиональной деятельности по производству товаров, работ, оказанию услуг преимущественно потребительского назначения мелкими партиями, штучно, в том числе по индивидуальным заказам, с использованием особых знаний, специальных технологий, навыков, умений, традиций, секретов.

В России ремесленное дело также получило широкое распространение.

Уже в XXI вв. были известны ремесленники свыше 60 различных специальностей. Только из железа и стали древнерусские мастера производили более 150 видов изделий. В XVXVI вв. наблюдался значительный рост ремесленничества и мелкотоварного производства, в русских городах насчитывалось уже более 220 ремесленных специальностей. Государственное регулирование ремесленной деятельности в русском государстве началось с 1722 г.

(табл.).

Государство участвовало в организации школ ремесленников, образцовых мастерских, коллективных складов, музеев, выставок, а также в распространении среди народных умельцев лучших моделей и рисунков изделий.

В 18741887 гг. работала правительственная комиссия с участием фабрикантов и заводчиков по изучению состояния и проблем кустарного промысла и подготовке предложений по стимулированию этого сектора экономики, так как многие вещи, выходящие из рук мастеров-кустарей, были намного качественнее, чем фабричные аналоги.

Таблица Регулятивы в области ремесленной деятельности России Год Наименование нормативных документов 1722 Указ Петра I об организации ремесленного сословия и ремесленной деятельности 1785 Ремесленное положение 1799 Устав ремесленных цехов 1852 Закон о ремесленном управлении К началу XX в. в России насчитывалось более 4 млн. ремесленников, которые составляли целое сословие и обеспечивали население страны разнообразными услугами и товарами ремесленного производства. Число ремесленных профессий и промыслов было очень велико и соотносилось с укладом жизни в городах и селах, демографическими, этническими, местными особенностями быта людей.

Начиная с 1917 г., кустарное производство в России стало приходить в упадок и вернулось на средневековый уровень, т.е. мастера выполняли работы только под заказ. Данное производство было «нелегальным» и подвергалось со стороны нового правительства всяческим гонениям.

Промышленная революция и технологические нововведения поставили под угрозу выживание ремесленных мастерских. Появились крупные фабрики с массовым производством, которые производили большие партии стандартизированной продукции. Во многих промышленных странах ремесла утратили свою ведущую роль, но они не исчезли.

Стремительный технологический прогресс и экономические преобразования в конце XX в. послужили толчком к появлению новых высокотехнологичных фирм, конкурирующих с производителями товаров массового спроса. К началу XXI в. массовое производство во многих сферах перестало служить гарантом успешной деятельности компаний. Технологии, проявившиеся в массовом распространении персональных компьютеров и интернета, усилили глобализационные процессы и привели к ужесточению всемирной конкуренции. Рынки раскололись на отдельные ниши. Потребители стали требовать товары, произведенные с учетом их индивидуальных потребностей. Усилилось значение оперативности реагирования производителей, маневренности и инновационности. Размер производства и экономия на масштабе перестали быть основой конкурентоспособности фирм, возросла активность малого бизнеса.

Сегодня ремесленные производства продолжают занимать серьезные ниши в пищевой, ювелирной промышленности, в производстве кожаных изделий (начиная от кожгалантереи и заканчивая производством конной упряжи). Кроме того, ремесленники востребованы в сфере строительства. Это индивидуально-проектное и коттеджное строительство, обустройство усадеб в сельской местности, а также все сопутствующие производства ковка, обработка камня, изготовление керамики и пр. Все большим спросом пользуется производство мебели по индивидуальным заказам.

Для поддержки предпринимательства в Российской Федерации ведется работа по возрождению ремесленничества как неотъемлемой части малого и среднего предпринимательства. Опыт многих стран мира свидетельствует о том, что ремесленничество является необходимым сектором любой национальной экономической системы. Кроме того, наряду с экономическими задачами ремесленничество решает и многие социальные задачи (ст. 23. Федерального закона от 24.07.2007 № 209-ФЗ «О развитии малого и среднего предпринимательства в Российской Федерации» (в редакции Федерального закона от 01.07.2011 № 169-ФЗ)). На сегодняшний день в России зафиксировано 36 центров народного промысла и ремесел. Ремесленные структуры и их участники представляют собой исключительно малый бизнес и средний класс россиян. Сегодня они составляют около 6 млн. человек (без работников торговли). Преимущества ремесленных структур представлены на рис.

–  –  –

Рис. Преимущества ремесленных структур Для координации ремесленных структур в 1999 г. была образована Ремесленная палата России. Ее приоритетной задачей является участие в создании нормативных правовых документов и механизмов регулирования ремесленной деятельности, в том числе и государственного, которые бы обеспечивали равноправное взаимодействие субъектов малого предпринимательства и государственных органов, а также защиту ремесленников от недобросовестной конкуренции. Основным недостатком в сфере правового регулирования в настоящее время является отсутствие на федеральном уровне правовых актов, регламентирующих ремесленную деятельность и ремесленное образование.

Ремесленное образование в нашей стране возможно организовывать, и во многих местах уже организовано, на базе начального и среднего профессионального образования, так как в данных образовательных структурах имеются материальные и трудовые ресурсы для этих целей. В Екатеринбургском экономико-технологическом колледже не первый год ведется подготовка специалистов по ремесленным профессиям: мастер по ремонту холодильников, кондитер, пивовар, винодел, жестянщик.

Для формирования комфортной образовательной среды занятия организованы на базовых предприятиях пищевой промышленности под руководством специалистов. Условия, созданные для получения ремесленной профессии, позволяют выпускникам быть готовыми самостоятельно моделировать и реализовывать свою профессиональную карьеру.

Однако имеется ряд проблем в этой области, а именно:

не престижность некоторых профессий, например, жестянщика, в то • время как на рынке труда эта профессия востребована;

некомфортные условия труда, например, в профессии жестянщика • (работа с металлом, некомфортные температурные условия);

отсутствие мотивации у студентов к получению ремесленных профессий (дополнительные занятия, платные услуги);

недостаточная информированность о трудоустройстве и вознаграждении за труд.

Практически во всех источниках средств массовой информации, популярных среди молодежи, ведется пропаганда в основном модных специальностей, таких как юрист, экономист, менеджер, финансист, банкир и т.д. Кроме того, идет пассивная привязка молодежи к компьютерам, прочим гаджетам, интернету в ущерб приобретению навыков ручной творческой работы. Для продолжения ремесленного дела в России нужно воспитывать не одно поколение ремесленников. В сложившейся ситуации, связанной с переориентацией профессиональных ценностей среди молодого поколения, необходимо мотивировать молодежь и такими рычагами могут быть средства массовой информации, публичные лекции специалистов в учебных заведениях, конкурсы мастеров, выставки народного творчества и т.д.

Возрождение древних традиций народного промысла в России может дать мощный экономический, образовательный, социальный, культурный, демографический эффект. Широкая сеть мелких ремесленных организаций и рост количества ремесленников создают благоприятные предпосылки для развития эффективной конкуренции на рынке. Гибкость и мобильность ремесленных структур дают возможность решить целый комплекс хозяйственных и социальных задач от более полного удовлетворения населения сравнительно дешевыми и необходимыми в повседневной жизни товарами народного потребления до расширения занятости людей с самыми различными свойствами интеллекта, психики и физических возможностей, людей с различным запасом знаний и разными профессиональными интересами.

Литература

1. Федеральный закон от 24.07.2007 № 209-ФЗ «О развитии малого и среднего предпринимательства в Российской Федерации» (в редакции Федерального закона от 01.07.2011 № 169-ФЗ) // Система Гарант, 2011.

2. Постановление Правительства Свердловской области от 24.07.200 № 611-ПП «О концепции возрождения и развития ремесел и народных промыслов в Свердловской области в 2000–2005 годах» // Система ГАРАНТ, 2011.

3. Агешкина Н.А. Комментарий к Федеральному закону от 24 июля 2007г.

№ 209-ФЗ «О развитии малого и среднего предпринимательства в Российской Федерации» / под ред. Т.А. Гусевой. Система ГАРАНТ, 2011.

В. Ф. Гайнанова г.

Кунгур, Пермский край

РЕМЕСЛЕННАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ В ПРИКАМЬЕ:

ПРОБЛЕМЫ И ПУТИ ИХ РЕШЕНИЯ

Недостаточное внимание к ремесленничеству в течение долгого времени со стороны общественности и органов власти привело к возникновению следующих проблем в данной сфере деятельности: отсутствие нормативно-правовой базы; низкая осведомленность общественности о традициях и современном развитии ремесел; закрытие предприятий-производителей уникальных предметов и изделий; умирание традиционных ремесел; отсутствие возможности передачи знаний и умений от одного поколения другому;

отсутствие информации для ремесленников о рынках сбыта, выставочных возможностях, потребностях в кооперации, потенциальных партнерах и инвесторах, об обучении и повышении квалификации кадров; недоступность производственных площадей; сложности в трудоустройстве выпускников учебных заведений, специалистов в области ремесел. Пронаблюдаем, как обстоит дело с развитием ремесленной деятельности в Пермском крае.

Художественная культура Урала формировалась в условиях бурного экономического подъема края в XVII-XIX вв. и была тесно связана с горнозаводской промышленностью. Развитие народных промыслов в Прикамье берет свое начало со второй половины XVIII в., что связано с открытием месторождений поделочного гипса на территории Пермской губернии, Ординского района. В восточной части Урала (Екатеринбургского уезда Пермской губернии) была развита промышленная обработка камня твердых пород – мрамора, яшмы, малахита. С началом XX в. наступила новая эпоха – эпоха социально-политических потрясений, удивительных научных открытий и промышленных революций.

За сравнительно короткий срок были созданы многие промыслы.

В декабре 1902 г. в Екатеринбурге была открыта художественная промышленная школа, ориентированная на подготовку мастеров декоративноприкладного искусства. Один из выпускников этой школы, И.А. Семиряков, внес большой вклад в развитие камнерезного промысла Прикамья. Он организовал в с. Покровский Ясыл (ныне с. Красный Ясыл) артель камнерезов.

Для повышения качества камнерезных изделий в 1930 г. были организованы курсы по обучению резчиков основам профессионального мастерства. А в 1936 г. в Кунгуре открылась камнерезная профтехшкола.

Её предназначение – подготовка резчиков по мягкому камню. Многие выпускники этого учебного заведения известны России и всему миру. Это ведущие художники камнерезы А.М. Овчинников, А.В. Овчинников, С.С. Кривощеков, С.О. Нечаев, В.В. Гнатюк и др. В 1960-е гг. на основе возрождения традиций уральских мастеров, исторически связанных с добычей и обработкой камня, в г. Кунгуре организовался комбинат «Уральский камнерез». Когда-то у художественного училища была тесная связь с данным предприятием. Выпускники училища проходили на предприятии производственную практику и многие оставались здесь работать.

Сейчас мастера-камнерезы работают, в основном, на частных и индивидуальных предприятиях. Однако, утилитарно-декоративные изделия, бывшие в прошлом основой производства, и сейчас не уходят из поля зрения мастеров, а малая пластика стала их подлинным призванием. Создавая скульптуру, мастера, как истинные творцы, очень внимательно подходят к выбору материала, соответствующего их замыслу, но это лишь первые шаги к созданию скульптурного образца: коричневый кальцит – для изображения енота, золотисто-медовый селенит – для белочки, белый ангидрит – для полярного медведя. Затем художник показывает зрителю самые типичные черты в повадке, характере животного средствами скульптурной формы, в которой, как правило, нет ни одной лишней детали. Скульптуры художников этого промысла довольно свободны в движении, имеют разные масштабы: несколько укрупнены уникальные работы и камерны, исполняемые в сериях, птицы и зверушки. Отдельные работы с изображением человека также выразительны и своеобразны, как и традиционно сложившаяся анималистическая пластика.

Работы кунгурских и красноясыльских мастеров-камнерезов неоднократно экспонировались на международных, всероссийских, зональных, областных выставках, всякий раз вызывая искренне восхищение зрителей. Но никто не знает, насколько тернист пусть камнереза-художника. Всем камнерезам приходилось и приходится сталкиваться с трудностями, в основе которых, законодательные, экономические и социальные проблемы. Известный во всем мире народный промысел сегодня существует лишь благодаря усилиям энтузиастов. Выживет ли знаменитый камнерезный промысел по мягкому камню?

Важнейшая проблема промысла в Пермском крае – нехватка сырья для камнерезного промысла. В настоящее время месторождения гипса скуплены предприимчивыми деловыми людьми. Теперь гипс перемалывают и изготавливают из него гипсовые плиты. Это – выгодно! А у местных камнерезов нет сырья. От этого страдают все. От нехватки сырья зависит учебный процесс в Кунгурском государственном художественно-промышленном колледже, который готовит художников-камнерезов.

Еще одна важная проблема камнерезного промысла Прикамья – сбыт продукции, низкая заработная плата мастеров-камнерезов и низкие расценки на камнерезную продукцию. Шкатулки и статуэтки из селенита – этому бренду уже более 100 лет. Народный промысел, который знают в России и за рубежом, сегодня существует на голом энтузиазме. Былые времена, когда продукцию покупали для быта, прошли. Теперь изделия из селенита приобретают только любители сувениров.

Художники-камнерезы Прикамья в последнее время всё чаще работают напрямую с продавцами сувениров. Для них это выгодно. «Лучшие силы вынуждены работать по частным заказам. Некоторые художники вообще бросили этим заниматься», – говорит Нечаев Сергей, художник-камнерез. А ведь перед тем как попасть на прилавок даже самая маленькая статуэтка проходит через руки нескольких мастеров.

Создание заготовок из камня – это тоже огромный труд. В основном – ручной труд. Но самое ценное в камнерезном промысле – анималистическая скульптура. Пройдя через этапы поисков своего ассортимента, мастера комбината нашли свой путь в анималистической скульптуре. «Темы статуэток хоть и похожи, но, тем не менее, каждая работа уникальна. Это же ручной труд. Они разные – то котенок, то лисенок, то рыбка, то сюжеты из быта, сказок, то мозаики. Но они всегда разные», – отметил Гнатюк Виталий, художник из Москвы. Но приходится выполнять большое количество работ, чтобы заработать. В результате чего рынок переполнен поделками под народное искусство, отличающимися низким художественным уровнем и качеством исполнения.

Вследствие сложившихся обстоятельств камнерезы организовывают частные предприятия и пытаются самостоятельно искать выход из создавшейся ситуации. Однако, чтобы организовать свое дело, нужен приличный изначальный капитал. Возникает новая проблема. И как быть? Вот и вырастают, как грибы, «баньки-мастерские», где трудятся камнерезы-частники.

Однако на сегодняшний день эти «баньки-мастерские» приравниваются к промышленным предприятиям. Местные власти так решили, соответственно налоги назначили как с предприятия. Иначе штрафы! Почему сегодня быть ремесленником не выгодно? Как найти выход из создавшегося положения?

В настоящее время в стране отсутствует единая система подготовки ремесленника. И вообще, если речь идет о ремесленнике, то следует четко различать, что в себя включает это понятие. Кто он, современный ремесленник? Например, во Франции настоящий ремесленник тот, кто трансформирует первичную материю и превращает ее в конечный продукт. В России ремесленник – это человек, который закончил ПТУ. Чтобы быть настоящим ремесленником, нужно получить высшее образование по нескольким направлениям. Человек моей специальности должен знать химию, сопромат, математику, черчение, бухгалтерию, юридическое право, он должен уметь продавать свой продукт, вести менеджмент персонала, знать технологию. Он должен разбираться во всем, понимать, как это все между собой функционирует. Люди, которые занимаются ремеслом, имеют очень четкое видение, они реалисты. Есть простая и гениальная формула – путешествие, работа и учеба. Французская система образования придерживается этой формулы.

Система, которая называется «Компаньоны», получила мировое признание и находится под защитой ЮНЕСКО. Она позволяет молодежи максимально расти и в профессиональном, и в человеческом плане. В России на сегодняшний день такой системы нет.

Наиболее приемлемой системой получения профессионального образования по ремесленной специальности, по мнению большинства ремесленников, является обучение в профессиональном образовательном учреждении. При этом должна существовать возможность получения ремесленной профессии через систему ученичества. А наиболее приемлемой формой для организации повышения квалификации ремесленников является схема, которая предусматривает участие в процессе координирующей некоммерческой организации, в качестве которой будет выступать ремесленная палата. Следует принять федеральный закон о ремесленной деятельности, необходимо определить формы самоорганизации ремесленников и их взаимодействие с органами официальной власти. В качестве такого органа нужно использовать ремесленную палату.

Хотелось бы, чтобы были разработаны меры поддержки ремесленничества на региональном уровне. Целесообразно создание информационной системы, содержащей сведения о субъектах ремесленной деятельности. Помимо этого ремесленники нуждаются и в регулярной поддержке со стороны органов власти, которые должны взять на себя проведение мероприятий по поддержке ремесленничества. В целом эти мероприятия должны проводиться в рамках политики по поддержке малого предпринимательства, разновидностью которого является ремесленничество.

Литература

1. Декрет СНК «О руководящем указании органам власти в отношении мелкой и кустарной промышленности и кустарной сельскохозяйственной кооперации» от 17.05.1921.

2. Постановление Совета Министров РСФСР от 30.07.1957 «О мерах по дальнейшему развитию народных художественных промыслов и промысловой кооперации РСФСР».

3. Каплан Н.И., Митлянская Т.Б. Народные художественные промыслы.

М.: Высшая школа, 1980. 176 с.

4. Некрасова М. Народное искусство России: Народное творчество как мир целостности. М.: Сов. Россия, 1983. 219 с.

5. Уткин П.И. Традиции и современные тенденции развития искусства народных художественных промыслов //О специфике современного этапа развития искусства народных художественных промыслов РСФСР. М.:НИИХП,

1989. С. 26–43.

А. В. Ефанов г. Екатеринбург

К ВОПРОСУ О ЦЕННОСТЯХ СОВРЕМЕННОГО РЕМЕСЛЕННИЧЕСТВА

Статья подготовлена при финансовой поддержке РГНФ, проект «Духовноценностные контексты развития ремесленного образования в России» №11-06-00467а.

Ремесленничество прошло долгий и сложный путь своего развития. В минувшем столетии оно не только выживало, но и динамично развивалось и совершенствовалось. Этому способствовало зарождение и становление во второй половине XX века элементов постиндустриального общества, ключевым признаком которого является разнообразие, стремление к индивидуализации и персонификации потребления. В хозяйственной сфере это выражается в многообразии и эксклюзивности товарного ассортимента, в востребованности широкого спектра «новых профессионалов» – работников новых профессий, необходимых предприятиям, производящих товары и услуги индивидуального спроса. Такие предприятия в странах Западной и Центральной Европы получили название «ремесленных», их работники и руководители называются «ремесленниками» [1].

Современная ремесленная деятельность представлена во многих отраслях экономики: строительстве, металлообработке, деревообработке, пищевом, швейном производствах, полиграфии, жилищно-бытовом обслуживании, художественных промыслах и т.д. К ремесленным профессиям относятся, например, профессии столяра, ювелира, кузнеца, фотографа, портного, парикмахера, кондитера и многие другие.

В поиске духовных и социальных ориентиров для современного человека обратимся к профессиональному опыту и ценностям ремесленников – социального слоя, пережившего на протяжении последнего тысячелетия все общественные катаклизмы и экономические кризисы, вынесшего на своих «плечах» груз ответственности по сохранению гражданского мира и социальной справедливости.

1. Идеалы ремесленников – ценности среднего класса. Возникновение ремесленничества оказало огромное влияние на рождение в средневековом обществе новых социальных отношений и социальных структур.

Например, у всех народов продуктом ремесленничества являются крепости, монастыри и города, а в России еще слободы и посады. Ремесленничество веками создавало условия для формирования в них свободного человека, свободного населения городов.

В Западной Европе становление ремесленника как полноправного члена городской средневековой коммуны предполагало получение им определенного социального опыта. Например, подмастерье, прежде чем стать мастером, должен был совершить длительное, иногда многолетнее странствие, увидеть многообразие и гармонию естественных форм и социальных укладов, сформировать собственные представления об окружающем мире, природе и людях. Поэтому, для своего времени мастера-ремесленники были весьма прогрессивными людьми с достаточно широким кругозором и богатым жизненным опытом, умели мыслить, выходя за пределы «городских стен».

Сегодня в западном обществе социальный слой ремесленников составляет значительную часть среднего класса, существование которого обеспечивает социальную устойчивость, способствует выравниванию доходов, создает предпосылки для политической стабильности. Современные ремесленники разделяют и участвуют в создании всех базовых ценностей среднего класса: свобода, дом, семья, работа, достаток. Эти фундаментальные, общечеловеческие идеалы можно рассматривать в качестве социальных координат в деле воспитания молодого поколения.

2. Ремесло – человекотворящая система знаний и практического опыта. Ремесленная деятельность в христианском богословии характеризуется как способ и средство получения целостного знания о смысле бытия. Думается, рождение Христа именно в семье ремесленника, плотника Иосифа, имеет под собой глубокий сакральный смысл. В ремесленничестве в большей степени, чем в других «рукотворящих» профессиях, человек вкладывает в работу свою душу. Здесь происходит тесное соприкосновение материальных и духовных моментов жизни человека, по сути, снимается разделение мира на духовный и материальный. Именно потому настоящее мастерство – всегда «таинство», великий синтез духовной жизни и ее материальной основы.

Ремесло выступает не только средством познания мира, но и является инструментом самоидентификации человека, своего рода зеркалом души и личности. Это та сфера, которая позволяет с наименьшими издержками приобщать к труду людей с разным уровнем интеллекта, состоянием психики и физических возможностей. Не случайно ремесленное образование в последние годы становится предметом изучения не только традиционных отраслей педагогики – профессиональной и социальной, но и других ветвей педагогического знания: возрастной, специальной и даже пенитенциарной педагогики.

Ремесленную деятельность можно рассматривать и в качестве средства социальной реализации человека. Сегодня много говорится о том, что в современном обществе плохо работают «социальные лифты». У обычного человека шансы на достижение «американской мечты» ничтожны. А вот став ремесленником, он получает возможность реализовать свои способности более широко. Через освоение ремесленного дела (обучение в ремесленных училищах) прошли многие наши соотечественники, например, Ю.А. Гагарин, А.А. Леонов, Г.К. Жуков, В.П. Чкалов, А.И. Покрышкин, С.П. Королев, И.В. Курчатов, В.В. Тихонов, П.Б. Луспекаев, Н.Н. Ерёменко, С.Я. Лемешев, Ф.И. Шаляпин, А.П. Чехов, А.М. Горький, А.И. Приставкин и др. Для них овладение ремесленными навыками стало своего рода стартовой площадкой жизненного успеха. Немалая часть молодежи уже сегодня выбирает самостоятельность и личный труд. Позиция нового ремесленника, чем дальше, тем большему числу молодежи будет представляться все привлекательней.

3. Творчество как образ жизни ремесленника. Основным критерием, отличающим творчество от штампа, а мастерство от типового изготовления является неповторимость и уникальность результата. Настоящему мастерству чужды консерватизм, замкнутость и ограниченность. В «живую ткань» ремесленничества подспудно заложена мощная созидательная, новаторская функция. Именно в ремесленной сфере в свое время проявлялись первые инновационные тенденции, апробировались технические новшества, создавались организационные технологии. Например, еще задолго до появления аутсорсинга кузнецы-ремесленники начали закупать недостающие детали у других мастеров [2].

Русская земля, например, всегда славилась своими мастерами. Народно-художественные промыслы – это наиболее яркая форма народного творчества, непреходящая ценность духовной культуры народа. На Урале к ремеслу и ремесленникам всегда относились с особым уважением. Еще 3-4 поколения назад самой высокой наградой за труд считалось звание «мастера», «умельца», а традиции мастеровитости и секреты ремесла передавались из поколения в поколение как семейное достояние.

По сути, любой вид ремесленного труда является творческим процессом, а его уровень зависит от потенциала мастера и его увлеченности работой. Специалистами давно подмечено положительное влияние ремесленного труда на физическое и духовное здоровье человека. Для многих ремесленников трудовая деятельность стала средством самовыражения, а, порой, и смыслом всей жизни.

4. Ремесленная деятельность – новое понимание бизнеса. Человечество уже достаточно полно оценило все плюсы и минусы поточного машинного производства. Такие выражения как: «штамповка», «инкубаторский», «как с конвейера» содержат в себе явно нелестные оттенки. Массовое производство унифицированной, одинаковой для всех продукции, изобретенное ещё во времена промышленного переворота, сыграло определенную положительную роль и позволило насытить рынок доступными для большинства населения товарами. Но именно из крупного производства выросла новая порочная экономическая модель – «общество потребления».

Известно, что массовое производство имеет дело с анонимным потребителем, а ремесленники – с конкретным человеком, заказчиком. Поскольку ремесленникам в значительной степени приходится ориентироваться на местный рынок, то необходимо не просто знать свое «ближайшее окружение», но и поддерживать с ним лояльные, «соседские» отношения. Конфликтовать, в этом случае, оказывается просто невыгодно. Отсюда у ремесленников безупречное отношение к делу, высокая производственная и технологическая культура. Как говорят наши немецкие коллеги: «Ремесленный труд выполняется руками, управляется головой и контролируется сердцем». Девиз нового ремесленника: «Прибыль превыше всего – честь выше прибыли».

Ряд специалистов считает, что уже через 10-15 лет мелкосерийное и единичное производство с большой номенклатурой изделий и услуг станет в России преобладающим типом производства. Собственно это уже сегодня наблюдается в экономически развитых странах. Даже в российской экономике в прошлом году в малом бизнесе было сосредоточено около четверти всего занятого населения и примерно столько же валового внутреннего продукта, а в нем до 80% производства представлено ремесленными формами. Человеческая цивилизация все настойчивее отторгает элементы потребительского общества, на смену эпохе предпринимательского китча и крикливости приходит эпоха ремесленниковпредпринимателей, людей, обладающих хорошим вкусом и более высокой степенью гражданской ответственности, органично соединяющих в себе высокую квалификацию рабочего, способности хорошего организатора бизнеса и качества нравственно здоровой личности.

5. Ремесленник – целостный человек. Ремесленники – особая социальная группа с экзистенциальной полнотой бытия, обладающая огромным потенциалом к обновлению своего образа жизни и жизни рядом живущих людей.

Разница между ремесленником и индустриальным рабочим, например, такая же, как между скульптором и каменотесом. Казалось бы, занимаются одним делом: берут кусок камня и отсекают лишнее. Но каменотес действует по алгоритму, который определен извне, а скульптор – по тому, что рождается внутри него (Г.М. Романцев). На крупных производствах технология разложена на отдельные операции, и рабочие не имеют возможности участвовать во всех этапах изготовления продукции, т.е. решать комплексные задачи. Ремесленное производство не поделено на участки, отличие современного ремесленника – не ручной труд как таковой, а иной, в отличие от промышленности, тип труда, выполнение работы как неделимого целого.

Работа ремесленника действительно требует полного, завершенного цикла деятельности, начиная с этапа созревания собственного замысла по заданию заказчика, этапа проектирования, ответственной реализации, учета в своей работе внешних социально-экономических (например, цен на его услуги на рынке) и социально-психологических факторов (например, желание клиента), т.е. ремесленник в контексте данной деятельности представляет собой некую целостность.

А.Н. Леонтьев писал, что целостность жизни человека заключается в общности, единстве его внешней практической деятельности и деятельности внутренней, мыслительной, а возникшая на определенном этапе «дезинтеграция» жизни человека привела к противопоставлению его внутренней, мыслительной деятельности, деятельности практической, ограниченной рамками узкой специализации, и, тем самым, создала отношения разрыва между ними. В результате такого разрыва происходит отчуждение человека от собственной деятельности в целом: его деятельность перестает быть для него тем, что она есть на самом деле [3].

Целостность личности всегда опосредуется усвоением ею какойлибо ценностной системы. Духовные и социальные ценности современного ремесленника, положенные в основу воспитательной работы в образовательных учреждениях, могут стать нравственным ориентиром для нового молодого поколения.

Литература

1. Пособие для руководителей малых предприятий ремесленного профиля (на примере плиточно-мозаичного предприятия) / сост. А. Кевело, А.И. Космодемьянская, Б. Тидеманн: пер. с нем. Екатеринбург: Изд-во ГОУ ВПО «Рос. гос.

проф.-пед. ун-т», 2007. 128 с.

2. Водянова И.Н. Новая ремесленная экономика как вид малого предпринимательства // Проблемы современной экономики. 2010. № 2. С. 206-219.

3. Леонтьев А.Н. Проблемы развития психики. М.: Наука, 1981. 310 с.

О. В. Капустина г. Гусь-Хрустальный, Владимирская область

К ВОПРОСУ О СТАТУСЕ РЕМЕСЛЕННИКОВ В СССР

Пенсионное обеспечение в СССР строилось исходя из строго детерминированных потребностей государства, определяемых его финансовыми возможностями. Поэтому, в первые годы советской власти большое внимание уделялось раненным на фронтах гражданской войны красноармейцам, а в конце 1920 – начале 1930-х гг. – рабочим основных профессий, занятых на предприятиях, обеспечивающих индустриализацию. В результате ввода в действие законов «О государственных пенсиях» [1, c. 7-22], (с 1 октября 1956 г.) и «О пенсиях и пособиях членам колхозов» [2] (с 1 января 1965 г.) в Советском государстве была создана единая пенсионной система – система всеобщего пенсионного обеспечения.

В пенсионной системе как в зеркале отразилась социальная структура советского общества. Всех советских граждан, исходя из гарантированных им видов пенсий, условий их назначения и размеров, зависящих от так называемого вклада в социалистическое строительство, можно разделить на несколько категорий. Нормы пенсионного обеспечения, даже после 1977 г., когда в стране, как было принято считать, сложилась новая историческая общность – советский народ, дают четкое представление о различиях, существовавших в отношении к сословиям внутри этой общности.

Основная категория советских граждан – рабочие и служащие. Законом от 1956 года им были гарантированы пенсии в пределах от 30 руб. (с 1971 – 40 руб. и с 1981 – 50 руб.) до 120 рублей [1, c. 9]. При этом рабочие и служащие, занятые на работах с вредными условиями труда обеспечивались пенсиями в повышенных размерах. Максимальная пенсия могла достигать 160 рублей. Ниже в иерархии находились крестьяне – колхозники, большинство из которых получали минимальные пенсии в размере 12 руб.

(с 1978 – 28 руб.) [3]. Здесь нужно заметить, что для военнослужащих существовало отдельное законодательство, а учащиеся могли рассчитывать на пенсию, например, по инвалидности или по случаю потери кормильца, в зависимости от того, к какой категории они относились: к рабочим, служащим, колхозникам или являлись иждивенцами персональных пенсионеров.

В самом низу советской социальной лестницы находились так называемые «другие граждане». «Другие граждане» – это совокупность непривилегированных социальных групп Советского общества. Четкое определение для них содержится в «Положении о порядке назначения и выплате государственных пенсий», утвержденном Постановлением Совета Министров СССР от 3 августа 1972 г.: «под другими гражданами имеются ввиду лица, которые не являются рабочими, служащими, военнослужащими, учащимися и не подлежат государственному социальному страхованию»

[4, c. 32].

Пенсии «другим гражданам» не полагались, кроме случаев, если они становились инвалидами в связи с выполнением государственных или общественных обязанностей или в связи с выполнением долга гражданина СССР по спасению человеческой жизни. К этой категории прежде всего относились священнослужители и граждане, предоставляющие услуги частным лицам: машинистки, домашние учителя, прачки, полотеры… И именно к данной категории относились те лица, которых сегодня можно назвать ремесленниками. Конечно же, в пенсионном законодательстве Советского Союза термин «ремесленник» не употреблялся. В советское время понятие «ремесло» определялось как «изготовление изделий ручным, кустарным способом» [5], и занятие ремеслом в контексте провозглашенного курса на индустриализацию страны выглядело несколько неуместным. В документах, комментирующих советское пенсионное законодательство, люди, занимающиеся ремесленной деятельностью, назывались «лицами, выполняющими кратковременные случайные и мелкие работы для частных нанимателей» [4, c. 30]. В числе прочих «других граждан» были перечислены: портнихи, вышивальщицы, часовые мастера, работники, занимавшиеся исправлением печей (печники). Таким образом, ремесленников в СССР, исходя из норм пенсионного обеспечения, можно отнести к наименее защищенной категории советских граждан.

И все же в СССР существовала специфическая категория граждан, занятие ремеслом которых государством определенным образом поощрялось.

Речь идет об инвалидах, которые сохранили частичную трудоспособность, но не могли в полную силу трудиться на государственных предприятиях.

В первые годы советской власти, в довоенный и послевоенный период пенсионеры по инвалидности являлись основной категорией получателей пенсий. Так в 1940 г. из 4-х миллионов пенсионеров пенсии по старости получали только 200 тыс. [6, c. 451]. К моменту распада СССР получатели пенсий по инвалидности стали занимать второе место по численности после пенсионеров по старости. При этом с 1981 по 1988 гг. их количество оставалось стабильным и составляло 6,4 млн человек. В 1989–1990 гг. произошло его увеличение до 6,5 и 6,6 млн человек [6, с. 76].

Общеизвестно, что в первые годы советской власти у государства не было необходимых средств для обеспечения всех инвалидов пенсиями и пособиями.

Здесь нужно заметить, что группы инвалидности устанавливаются в зависимости от утраты трудоспособности. В 1932 г. в СССР сложилась трехгрупповая система оценки инвалидности (до этого времени групп было шесть): первая группа предполагала полную нетрудоспособность и нуждаемость в постоянном постороннем уходе; вторая – полную нетрудоспособность без потребности в уходе; а третья – частичную трудоспособность. Однако зачастую даже нуждающийся в постоянном уходе инвалид первой группы, неспособный трудиться в промышленном производстве, мог выполнять какие – либо работы на дому. Со времен первой мировой и гражданской войн в стране проживало огромное количество инвалидов – ампутантов, желавших самостоятельно добывать средства к существованию.

Выходом из сложившейся ситуации стало создание широкой сети артелей инвалидов. Кооперированные инвалиды в меру своих возможностей занимались ремеслами и таким образом содержали себя. Государственные пенсии артельщикам не выплачивались. Первые артели инвалидов появились в условиях Гражданской войны и уже в 1921 г. на их базе было создано ВИКО (Всероссийское производственно- потребительское объединение инвалидов), с 1939 г. – Всероссийский союз кооперации инвалидов. Основной задачей этого объединения (позднее, союза) было трудоустройство инвалидов через артели и цеха для надомников. Также в рамках ВИКО создавались профессиональные школы, детские сады, санатории, строились спортивные сооружения. Артели инвалидов работали на принципах хозрасчета и управлялись демократическим путем. Со стороны государства им предоставлялись льготы, так в 1920-х гг. они были освобождены от подоходного налога и от налога с оборота. Кроме этого им были предоставлены 50% скидки с арендной платы за помещения. Эти мероприятия были призваны повысить доходность артелей и соответственно заработки инвалидов

– их членов.

В начале 1920-х гг. в этих кооперативных структурах трудилось до 50 тысяч инвалидов [7]. Артельщики изготавливали предметы народного потребления, работали в сфере обслуживания: шили одежду и обувь, занимались фотографией, ремонтом часов… В 1953 г. Всекоопинсоюз был объединен с Российским советом промысловой кооперации, а в 1960 г. – кооперативы были окончательно ликвидированы, а их собственность передана государству. Для характеристики прежнего материального положения артельщиков нужно привести следующий факт: в период «перестройки» и «гласности» в 1989 г. председатель Центрального правления Всероссийского Общества инвалидов герой Советского Союза А.В. Дерюгин обращался с письмом к Генеральному секретарю ЦК КПСС М.С. Горбачеву с просьбой вернуть обществу инвалидов более 400 предприятий, ранее принадлежащих артелям и в 1959–1960 гг. переданных различным отраслям народного хозяйства и сфере обслуживания [8].

Причиной ликвидации кооперативных артелей в период деятельности Н.С. Хрущева на посту руководителя Коммунистической партии считается невозможность существования при провозглашенном коммунизме каких – либо структур с иной формой собственности, кроме государственной. При этом как заслуга государства преподносился факт приема им на себя ответственности за выплату пенсий бывшим инвалидам – артельщикам. Нужно заметить, что середина 1950-х гг. – это время подъема отечественной промышленности и соответственно появления финансовых возможностей для выплаты этих пенсий. Однако, несмотря на это, ликвидация артелей вызвала безработицу среди инвалидов и соответственно падение их уровня жизни, так как государственные пенсии были небольшими, а государственные структуры не могли принять на работу всех желающих инвалидов и обеспечить им прежние доходы.

Для иллюстрации гарантированных государством доходов необходимо привести следующие цифры: вступивший в силу пенсионный закон 1956 года определил размеры государственных пенсий для инвалидов от общего заболевания из числа рабочих и служащих в следующих пределах:

для первой группы от 360(36) до 1200 (120) рублей, для второй – от 285 (28,5) до 900 (90) и от 210 (21) до 450 (45) рублей для третьей [1, c. 12].

Средний размер пенсий в СССР по инвалидности от общего заболевания составил: 1 группа – 74,7 руб. (1981 год), 85,6 руб. (1986 год) и 96,5 руб.

(1990 год); 2 группа – 56,2 руб. (1981 год), 69,7руб. (1986 год) и 85,8 руб.

(1990 год); 3 группа – 29,7 руб. (1981 год), 33,5руб. (1986 год) и 35,2 руб.

(1990 год) [6, c. 47]. Для сравнения, согласно статистическому ежегоднику в 1985 году среднемесячная денежная зарплата по стране для рабочих и служащих составляла 190 рублей, а промышленных рабочих – 212 руб.

[6, c. 413].

Размеры пенсии инвалидам – военнослужащим находились в близких рамках. Колхозникам – инвалидам по общему заболеванию пенсии назначались только за первую и вторую группу, причем, как правило, из-за недостаточности документов в минимальных размерах: 15 руб. (с 1978 года –

45) и 12 руб. (с 1978 года – 28 руб.) соответственно [3]. Третья труппа оплачивалась только в случае наступления инвалидности в результате трудового увечья, военной травмы или профессионального заболевания.

В 1965 г. собственный научно-исследовательский экономический институт Госплана СССР, главой которого в то время был Анатолий Ефимов, подготовил отчет, посвященный проблемам состояния рабочей силы и демографии, согласно которому в ряде регионов страны ощущался дефицит рабочей силы: «на протяжении 1959–1963 гг. потребность в работающем населении составляла 9 миллионов» [9]. Поэтому в конце 1960-х – первой половине 70-х гг. вышло несколько нормативных актов о привлечении инвалидов, занятых в домашнем хозяйстве, в сферу обслуживания, то есть в ту сферу, которая была освоена ранее ликвидированными артелями. Директорам предприятий бытового обслуживания было разрешено принимать инвалидов на работу в качестве надомников и заключать с ними договоры на оказание услуг по ремонту и пошиву для населения одежды, обуви, изготовлению предметов культурно – бытового назначения и хозяйственного обихода.

Для обеспечения трудоустройства инвалидов в Советском Союзе в системе Министерств социального обеспечения союзных республик была создана сеть учреждений профессионального образования (училищ и техникумов). Наиболее известными в России образовательными учреждениями были следующие: Кинешемская профтехшкола для инвалидов с ампутированными ногами и деформацией позвоночника, которая готовила мастеров – обувщиков; Горьковская школа, выпускающая киномехаников и часовщиков. Обучиться профессии портного или швеи можно было в Армавирском и Архангельском профтехучилищах.

Таким образом, проанализировав пенсионные нормы и нормы сопутствующего социального законодательства о трудоустройстве и обучении граждан с ограниченной трудоспособностью, можно заключить следующее: ремесленная деятельность в целом не поощрялась государством исходя из идеологических постулатов, как не соответствующая основным принципам построения социализма. Ремесло как индивидуальная или кооперативная деятельность допускалась только для людей с ограниченными физическими возможностями, то есть инвалидов.

Литература

1. О государственных пенсиях в СССР: Закон СССР 14 июля 1956 // Социальное обеспечение в СССР. М.: Издательство ВЦСПС Профиздат, 1960.

2. О пенсиях и пособиях членам колхозов: Закон СССР от 15 июля 1964 // Ведомости Верховного Совета СССР. 1964. № 29. С.340.

3. О пенсиях и пособиях членам колхозов: Закон СССР от 15 июля 1964 // Социальное обеспечение и страхование в СССР. М.: Юридическая литература,

1979. С. 224.

4. Положение о порядке назначения и выплате государственных пенсий:

Постановление Совета Министров СССР от 3 августа 1979 // В.А. Бабкин, Смирнова Г.Б. Комментарий к Положению о порядке назначения и выплаты государственных пенсий. М.: Юридическая литература, 1983.

5. Ожегов С.И. Словарь русского языка. М.: Русский язык, 1983. С. 602.

6. Народное хозяйство СССР в 1985 г. Статистический ежегодник.

М.: Финансы и статистика. 1986.

7. Говорящие факты. 40 знаменательных лет // Социальное обеспечение.

1958. № 10. С. 19.

8. Дерюгин А.В. О проблемах социальной защищенности инвалидов // Известия ЦК КПСС. 1990. № 6. С.171.

9. Левин М. Советский век. М.: Европа, 2008. С. 340.

Н. П. Кулижникова г. Вологда

ДЕКОРАТИВНО-ПРИКЛАДНЫЕ РОСПИСИ ВОЛОГОДСКИХ

ГУБЕРНИЙ КОНЦА IX – НАЧАЛА ХХ ВВ.

Декоративно-прикладные росписи к концу XIX в. имели прочные позиции в бытовой крестьянской культуре. Они являлись самым распространённым ремеслом, бытовавшим на территории Вологодской области, не смотря на то, что в списке наименований ремёсел на конец XIX в. присутствовало более 250 техник. Популярность росписи по дереву обуславливалась тем, что в Вологодской области основным ремесленным материалом было дерево (Вологда и по сей день считается лесным краем).

Роспись разнообразия деревянных изделий была устойчивым традиционным элементом в их производстве. Именно роспись донесла до современности истоки живописных традиций, сложившиеся в народном искусстве.

Большинство Вологодских мастеров, практикующих в росписи, не получали профессионального образования и являлись представителями самодеятельного творчества. Когорта вологодских мастеров росписи формировалась из полупрофессионалов и самоучек. Полупрофессионалы овладевали мастерством в ремесленных мастерских, где ученик осваивал ремесло в процессе работы мастера над изделием. Ученичество в этом случае подразумевало не только познание технологии, но и подражание почерку мастера. Были мастера-ремесленники, которые самостоятельно осваивали роспись, руководствуясь примерами изделий других мастеров.

В некоторых случаях, роспись производилась изготовителем изделия, продолжающего традиции замкнутого родового пространства. Такие мастера самостоятельно овладевали техникой росписи. Их произведения опирались на опыт предшественников из родственного круга, либо развивал собственные творческие способности фантазийного аспекта.

До конца XIX в. происходило расширение ареала ремесленного производства и сложение промысловых территорий. Повсеместному распространению росписи способствовало и то, что ремесленное производство изделий из дерева не имело конкуренцию в лице индустрии. В это время в России, и в Вологодской губернии в частности, складывается положительный интерес к кустарным народным промыслам. Ситуация базировалась на том, что, при малоразвитой промышленности обширнейшей территории, основную производительную силу составляли крестьянекустари, обеспечивающие своей продукцией промышленный и продовольственный рынок.

На съезде деятелей по кустарной промышленности, состоявшемся в 1910 г. в Санкт-Петербурге, прозвучали следующие цифры: в России (по приблизительным подсчетам) десять миллионов кустарей вырабатывало более чем на один миллиардов рублей разнообразных изделий кустарной промышленности [1]. При этом в общественных кругах присутствовало мнение об особом пути развития России, где опорой экономики станет крестьянская мастерская.

Вологодская область не является исключением в развитии ремесел.

Так же как и в других регионах, ремесленные мастерские существовали повсеместно. С развитием торговых путей и формированием определенных центров торговли, происходит образование специализированных кустовых объединений мастеров, занимающихся одним ремеслом и составляющими общий местный брэнд. Таким образом сложились на Вологодчине промыслы. Интенсивность развития ремесел Вологодской области было следствием природно-климатических факторов, понижавших роль земледелия в экономической жизни вологодского крестьянина. Специфический характер почв в средней и северной части во многом препятствовал интенсивному ведению сельского хозяйства. Под супесчаными и песчаными почвами лежали плотные глинистые и известняковые слои, которые не пропускали воду, что приводило к заболачиванию местности. Надельных земель было не много и те были сложны в обработке. Разведение скота в крестьянских хозяйствах из-за заболоченности местности и лесистости края также не нашло своего развития. Кроме того, лучшие угодья принадлежали крупным землевладельцам и дворянам. Сена заготавливать в достаточном количестве не всегда удавалось и приходилось закупать.

Такое нестабильное положение сельского хозяйства вынуждало людей искать дополнительный заработок, осваивать различные ремесла. Нередко ремеслом занималась вся семья, включая и детей.

К середине XIX в. количество промысловых-ремесленных точек по Вологодской губернии было огромным. Кроме, пожалуй, южных районов, где основным средством к существованию было выращивание льна и хлеба. В центральных, северных и западных районах ремесленные мастерские работали так продуктивно, что не только обеспечивали близлежащие села своим товаром, но и экспортировали его за пределы области.

В Вологодской области развитием промыслов и ремёсел занималась губернская управа, по поручению земской общественности. В ней собирались сведения о степени развития в губернии крестьянских промыслов и о производстве в разных местностях различных крестьянских изделий. В губернской управе разрабатывали меры по развитию учтенных промыслов и инициации открытия новых точек производства [1]. В 1882 г. в помещении реального училища на деньги губернского земства был открыт кустарный музей, позже известный под названием «Торгово-промышленной выставки».

В соответствии в циркулярным распоряжением министра внутренних дел от 6 сентября 1886 г. по стране в централизованном порядке создаются кустарные комитеты [2, c. 2]. И на основании этого распоряжения в Вологде в декабре 1886 г. губернатором М.Н. Кормилицыным был открыт Вологодский кустарный комитет. Инициатива губернатора была поддержана земством, предоставившим на нужды кустарной отрасли необходимые средства.

В ведение кустарного комитета поступила выставка, составленная из образцов местных кустарных изделий, собранных ранее при реальном училище секретарем губернского статистического комитета Н.А. Полиевктовым. В его же функции входило расширение рынка сбыта кустарного товара, в следствии чего были налажены торговые отношения с Петербургом и Москвой.

Но в 1901 г. губернский кустарный комитет прекратил свою деятельность, задолжав земству 7500 рублей. Это, прежде всего, было связано со смертью губернатора, являвшегося инициатором всего предприятия.

М.Н. Кормилицын был прекрасным организатором и при ничтожных средствах не только сумел организовать выставку, но так поставить ее работу так, что в течение уже первого года существования товара продается на 2000 рублей, через два года на 43000 рублей» [2, c. 15].

Несмотря на отсутствие управленческой структуры, ремёсла, на начало XX в., продолжали составлять значительную часть экономики Вологодской области. Губернская управа в своем докладе земскому собранию 1902 г., отмечая неполноту и другие недостатки обследования, предположительно установила число кустарей в губернии в 200 000 человек, а минимальный годовой оборот по всем кустарным промыслам в 500 000 рублей [3].

В 1902 г. организация промыслов перешла в ведение промыслового бюро Вологодского губернского земства. Губернское земство стремилось передать как можно больше функций на места, за собой оставив общую координацию политики в данной сфере и некоторые финансовые рычаги.

В первые послереволюционные годы руководство страны ещё оказывало некоторую поддержку кустарному производству. Так в 1919 г.

правительство частично разрешает торговлю изделиями кустарной промышленности, производимыми из сырья, заготовленного самими кустарями. Местным органам власти предписывается оказывать всяческое содействие кустарям и ремесленникам в деле организации их трудовых производственных объединений и артелей [4]. 1920-е гг. – время широкого кооперирования кустарной отрасли. В 1921 г. был образован Вологодский союз кустарно-промысловых кооперативов (сокращенно – Артельсоюз).

Но вниманием наделены только экспортные отрасли кустарного производства, и, прежде всего – кружевоплетение, чернение по серебру. Артельсоюз предпринимает попытки рационализации рогового производства, которые, однако, не дали результата ввиду растущей конкуренции со стороны фабричного производства.

В 1930-е гг. роль кустарных промыслов в экономике страны меняется и существенно. Поводом к началу кампании по открытой ликвидации частного капитала стали трудности в проведении хлебозаготовок в 1927хозяйственного года. Способы «перекачки» средств из частнокапиталистического хозяйства в госсектор были официально санкционированы циркуляром Наркомата юстиции и Верховного Суда РСФСР от 20 апреля 1929 г. «О мерах борьбы с сокрытием доходов», применение которого на практике также приводило к обыскам, арестам частных предпринимателей и их семей, конфискации имущества и прочим репрессиям.

Подобные действия привели фактически к полному свертыванию легальной частнопредпринимательской деятельности, ее уничтожению или переходу частного капитала на нелегальное положение. В 1928-1929 хозяйственном году удельный вес частного сектора в общем товарообороте составил лишь 6,1% [5, c. 232].

В конце 20-х гг. в Советской Росси произошли серьезные изменения в политике и особенно в экономике. В 1928 г. началось осуществление первого пятилетнего плана, а с 1929 г. в деревне большевики перешли к политике всеобщей коллективизации и ликвидации кулачества как класса.

Таким образом, была окончательно свернута новая экономическая политика, а вместе с ней и остатки предпринимательства в России. В связи с резким изменением социальной ситуации деятельность неорганизованных кустарей-ремесленников запрещена, а, вместе с истреблением группы «заказчиков», исчезает и спрос на ремесло.

Все силы государство отдает развитию тяжелой промышленности.

И при этом государство пытается увязать промыслы с требованиями промышленности в области планирования, финансирования и технического оснащения, выделяя из ремесел самые экономически-выгодные. С этого времени происходит разграничение ремесел на попавшие под государственную опеку и оставшиеся вне экономики страны, вынужденные выживать в новых условиях самостоятельно. В первой группе оказались известные на сегодня брэнды Вологодчины: «Северная чернь» – чернение по серебру, Вологодское кружево, Шемогодская резьба по бересте, финифть, перегородчатые эмали. Оставшиеся без попечения государства ремесленники, в результате наращиваемых темпах производства в товаров для быта, остались за пределами экономики страны, что явилось еще одной причиной сворачивания домашнего производства.

С другой стороны внимание к народному искусству трактуется как форма выражения эмоциональных порывов в выражении преданности вождю и стране. Социальный статус народного сказителя, мастера, художника в результате этого повышается, многие из них оказываются в центре общественного внимания. Их творчества изучают, пропагандируют, а их самих награждают высокими наградами. Изучение народного творчества также обретает идеологическую защищенность, что позволило в результате сохранить некоторые традиции промысловых народных искусств. Но внедрение идеологических установок в среду традиционного народного искусства трансформирует декоративно-прикладное творчество в имитацию под него. «Народный художник оказывается в мощном поле воздействия, серьезно деформирующем все характерные для народного искусства принципы и заставляющие его поступаться естественными для народной традиции канонами в угоду сиюминутным требованиям, абсолютно чуждым народной эстетике и не поддающимся в ее рамках какой-либо творческой адаптации» [5, c. 232]. Сиюминутное изменение традиционных схем, которые создавались и изменялись в рамках очень длительных временных периодов породили произведения и целые направления антигармонического характера. Так, в 30-40-е гг. очень негативно повлияли на народное творчество попытки сориентировать его на эволюцию «в сторону реализма» с особым акцентом на «современную тематику». Эти попытки подрывали самые основы эстетической условности народного искусства, которое всегда инкорпорировало наблюдаемые приметы современности через их претворение в обобщенные стилизованные образы.

К чести искусствоведов и мыслящих мастеров из народной сферы, этой тенденции настойчиво пытались противостоять, что позволило существенно замедлить эрозию традиционного творчества. В некоторых же случаях процесс трансформации общими усилиями в результате трудных творческих поисков удавалось направить в такое русло, которое позволяло сохранить школу и ту своеобразную стилистику, которая придавала ей эстетически характерный облик. Показательным примеров такого рода являются произведения вологодских кружевниц с элементами, выполненными в виде самолетов и тракторов с символикой страны Советов.

Прогрессивные установки государственной политики после смены тоталитарного режима позволили публично развивать интерес к народному искусству со стороны ученых. Север России в 1960–1970-е гг. был центром притяжения буквально для всей научной и творческой интеллигенции. Так в 60-е гг. активно осуществляются научные экспедиции в глубинные уголки периферии Советской России с целью изучения народной культуры, и в том числе росписей. Одна из первых за послевоенные годы, художественных экспедиций по Вологодской области, была организована И.А. Пятницкой при Областном краеведческом музее. И далее таковые экспедиции стали частым явлением в жизни научной и музейной среды региона. Усилиями исследователей были собраны сведения о росписях, бытовавших на территории области, мастерах их выполнявших, пополнялись коллекции областных и районных исторических и краеведческих музеев посредством закупок и приемом подарков от благодарного за внимание к народной культуре местного населения.

Исследовательские наработки об историческом прошлом ремесел позволили укрепить традиции ремесел и повысить художественный уровень изделий в сфере промышленного производства, налаженного на основе промысловых ремесел в Вологодской области. Но экономические позиции ремесел продолжают оставаться состоянии дотационного со стороны государства производства. В 1960 г. предприятия Вологодских художественных промыслов были переданы Главному управлению бытового обслуживания РСФСР, с переименованием их в фабрики и комбинаты. А с 1965 г. они стали в подчинении местной промышленности РСФСР. И в период 196080-х гг. осуществляется централизованное государственное руководство организацией промыслов. Именно эта помощь и поддержка помогли обеспечить достойный художественный уровень изделий, сбыт продукции области.

С 70-х гг. активно развивается сеть декоративно-прикладного производства области. Непосредственно росписью занимается производство предприятия «Надежда», организованного в 1976 г. и выпускающего деревянные точеные и резные изделия с хохломской, городецкой, борецкой, ракульской и другими росписями, имеющими активную декоративность.

Для обеспечения производства профессиональными специализированными кадрами в 1985 г. в государственном образовательном учреждении «Профессиональное училище №15 народных промыслов» города Вологды введена профессия «Художник росписи по дереву».

Но с другой стороны, поддержка государственная диктовала и свои условия производству. Перейдя в разряд производства сувенирной продукции, ремесленная деятельность была вынуждена опираться не только на традиции ремесла, но и на прогрессирующую в своем развитии массовую культуру. В результате вырабатывается новая установка для ремесла, нацеленная на «красивость» при которой теряется основное и главное достоинство росписи и ее наивная характеристика – информативность.

После трансформации росписи она стала иметь весьма опосредованное отношение к наиву. Так от наивной характеристики в ней остается лишь упрощенность образов изображаемых объектов. Семантика цвета, образов не используется, а уступает место декоративности, где главенствует яркость цветовой гаммы и насыщенность растительными элементами. Минимально используются в росписи образы животного мира и людей, которые вносят в роспись толику сюжетности и повествовательности.

Литература

1. Куценко Н.А. Из истории организации кустарных промыслов в Вологодской губернии. Режим доступа: http://bg-znanie.ru/article.php?nid=31471

2. Вологодский кустарный комитет и постоянная торгово-промышленная выставка кустарных изделий в г. Вологде. Вологда, 1901.

3. Доклад экономическому совету при Вологодской губернской земской управе: 10 июня 1911 г. Вологда, 1911. С. 3

4. Собрание узаконений. 1919. № 14. С. 140.

5. СССР. Год работы правительства: по материалам к отчету за 1928-29 бюджетный год. М., 1930.

М. В. Лукичева г. Екатеринбург

НАЗВАНИЕ ПРОФЕССИИ КАК ФАКТОР ВОЗДЕЙСТВИЯ

НА ОБЩЕСТВЕННОЕ СОЗНАНИЕ:

СОЦИОЛИНГВИСТИЧЕСКИЙ АСПЕКТ

Развитие экономики, техники, социальной сферы дает сегодня все больше возможностей для профессиональной реализации человека.

В профессии он раскрывает свои творческие способности, реализуется как личность. Под профессией понимается поле деятельности, которое индивидуум осваивает в процессе получения законченного профессионального образования, принятого и узаконенного государством. Федеральное ведомство ФРГ по вопросам труда (Bundesanstalt fr Arbeit) подсчитало, что в Германии на основе официально признанных 348 профессий возможны более 30 000 конкретных разновидностей профессиональной деятельности (данные 2008 г.). Один лишь глоссарий названий профессий в сфере информационных и телекоммуникационных систем (IT-Berufsglossar) включает 262 новые единицы [3, c. 11].

В функциональном плане профессия охватывает профессиональную квалификацию, необходимую для какого-либо поля деятельности по всей его глубине и широте. Таким полем может быть производственнотехнический комплекс, оказание услуг населению или научная деятельность.

Система профобразования ФРГ старается идти в ногу со временем:

с 1996 г. идет ее обновление, 170 учебных профессий (Ausbildungsberufe) модернизировано, введено 60 новых (напр., Mechatroniker, IT-SystemElektroniker). Еще около 350 учебных профессий нужно привести в соответствие стремительно меняющейся сфере трудовой деятельности – это задача долгосрочного порядка. Тенденция понятна: квалификационные требования, предъявляемые к профессиям, становятся многообразнее;

грань между классическими «производственными» и «обслуживающими»

профессиями стирается; от представителей ремесленных профессий ожидается усиление социально-коммуникативной компетенции в общении с коллегами, клиентами и поставщиками; в сфере обслуживания исключением стали работы, при выполнении которых можно обойтись без информационно-технической поддержки и т.д. [4, c. 47].

Содержание старых профессий меняется, иными становятся их характер и объем, появляются новые профессии, имеет значение отношение к ним общества. Официальные названия уже не соответствуют (и даже противоречат) новому содержанию профессий, нужны названия для новых профессий.

Боннский университет провел анкетирование 2400 учащихся школ различного типа (Hauptschule, Realschule, Gymnasium). Цель опроса – выяснение факторов, влияющих на профессиональный выбор молодежи [5, с. 4]. Оказалось, что не последнюю роль играет название профессии, которое должно быть престижным и понятным. Т.о. изучение способов номинации профессиональной деятельности человека, выявление словообразовательных моделей позволяет обнаружить новые тенденции и закономерности экстралингвистической обусловленности имени профессии.

Основными являются две, нередко противоборствующие, тенденции:

1) название должно быть максимально понятным, реалистичным и информативным, что достигается наличием у него внутренней формы – «сохраняющегося в слове отпечатка того движения мысли, которое имело место в момент возникновения слова» [1, c. 98]; 2) выразительная форма номинации, создающая положительный имидж профессии, что решается использованием в названии профессии иноязычных (чаще английских) компонентов. Внутренняя форма является, по сути, минимальным контекстом, описывающим содержание профессии (Asphaltbauer, Estrichleger).

Что касается яркой «упаковки» названия, то она может иметь и противоположный эффект: опрос старшеклассников свидетельствует о том, что заимствования в номинациях профессий могут отпугивать молодежь.

Ее основные аргументы: немецкий язык гибнет; заимствования кажутся чужими, вводят в заблуждение, вселяют неуверенность, звучат надменно.

Лишь 18% девушек и 9% юношей находят английские наименования привлекательными. Иногда, однако, форма оказывается решающим фактором:

неважно, чем я буду заниматься, главное, чтобы профессия была «модной».

Профессии с однословными обозначениями (Mller, Bcker, Wagner, Brenner) воспринимаются как примитивные, ассоциируются со сказочными персонажами, старомодны и непрестижны. Названия ряда профессий переходят в разряд архаизмов из-за постепенного исчезновения самих профессий: Schwenker (бондарь), Sattler (шорник), Gautscher (вальщик). Появившаяся в 1998 г. и поглотившая несколько старых профессий (Schriftsetzer и Reprohersteller), учебная профессия Mediengestalter fr Digital- und Printmedien привлекает молодежь, а технологичная, востребованная и хорошо оплачиваемая профессия Gebudereiniger воспринимается как грязная и непривлекательная. Достаточно распространены обозначения с интернациональным суффиксом -ist: Florist, Modist, Recyclist. Заимствований в лексико-семантической группе «Профессия» немало: Manager, Metteur, Destillateur, Mannequin, Visagist, Flight Attendant, Logistiker и т.д. Неожиданным результатом опроса стало неприятие школьниками некоторых английских номинаций профессий: Sales Manager, Screendesigner. Аналогичная реакция на экзотические наименования профессий встречается и в России: андеррайтер, вэн-селлер, кавист, пиццейоло, фумелье. При этом обилие иностранных названий продиктовано не только модой: вместе со словом заимствуются новые предметы и понятия (веб-дизайнер), появляется возможность номинативной дифференциации (менеджер по персоналу, финансовый менеджер, менеджер по маркетингу, менеджер по продажам, менеджер по рекламе, менеджер по проектам, офис-менеджер, ситименеджер и т.п.).

К понятию «молодежь» следует подходить дифференцированно:

релевантными параметрами являются пол, уровень образования (тип общеобразовательной школы), регион проживания. Так, девушек привлекают профессии, в названиях которых есть компоненты gestalt, sozial, mode, а молодых людей – informat, technik, elektronik. Девушкам интересны профессии, названия которых эксплицируют или имплицируют деятельность, связанную с мелкой моторикой, дизайном, творчеством (Feinoptikerin, а не Flachglasmechanikerin; Hrgerteakustikerin, а не Elektroanlagenmonteurin).

Формулировка Informations- und Kommunikationssystem-Elektroniker/-in, по мнению женской части социума, слишком технократична, поэтому немногие женщины овладевают этой профессией.

Выпускников гимназий отталкивают компоненты названия, сигнализирующие о подчиненном статусе:

assistenz, helfer. Интерес к профессиям Bcker, Kfz-Mechaniker обратно пропорционален уровню школьного образования. Эти же профессии больше интересуют «восточных» немцев, чем «западных». В бывшей ГДР молодежь с предубеждением относится к профессиям, в названия которых входит элемент industrie (Industriekaufmann/frau). Результат опросов небезразличен лингвофеминистам. Согласно современным требованиям все профессии называются в двух полных вариантах (Systemberater / Systemberaterin).

При этом женский и мужской варианты названия вызывают разные ассоциации и оценки (женский всегда воспринимается негативнее):

если Koch видится опрошенным как «мужчина в белоснежной шапочке, с большим мастерством готовящий эксклюзивные блюда в ресторане», то Kchin – это «полная женщина, готовящая на фабрике-кухне социального учреждения по 500 порций одинаковых блюд» [4, с. 99] (Ср. в рус яз.:

«Она хороший учитель Она хорошая учительница). Лишь языковыми факторами объясняется тот факт, что родственные профессии Fachverkufer im Nahrungsmittelhandwerk и Kaufmann im Einzelhandel попали на противоположные полюса привлекательности.

Номинации профессий в Германии находятся в ведении экспертов – психологов, социологов, лингвистов, специалистов по педагогике профобразования. На номинативную систему в этом лексико-семантическом поле пытается влиять общество (работодатели, профсоюзы, профобразование). Образ профессии, транслируемый ее именем, может привлекать или отталкивать: так, Medienhndler ассоциируется с пыльными книжными полками, Schornsteinfeger – с сажей (при этом сегодня «трубочист» – высокотехнологичная профессия, а его инструменты – цифровые измерительные приборы). Похожие негативные ассоциации вызывают названия таких профессий в русском языке как маляр, сантехник, штукатур и т.п.

Непрестижные профессии переименовывают: Putzfrau Reinemachefrau, Totengrber Funeral Manager, Hausmeister Facility Manager (у новых единиц позитивная коннотация). Не все переименования удачны: вряд ли приживется номинация Verfahrensmechaniker in der Getreide- und Futtermittelwirtschaft, предложенная Объединением немецких мельников вместо старинного названия профессии Mller. Односложные номинации профессий сегодня редки, распространены обозначения типа Fachmann/frau fr Systemgastronomie, Fachverkufer/in im Nahrungsmittelhandwerk, Fachkraft fr Veranstaltungstechnik. Лексема Fachkraft частично решает гендерную проблему номинативной системы, являясь универсальной для лиц обоих полов.

Научный интерес к лингвистической и социолингвистической природе наименований профессий проявили в 80-е гг. 20-го века и российские филологи. Так, Л.И. Скворцов отмечал: «С жизненно важными сторонами деятельности человека связаны наименования профессий и лиц по профессии. Именно поэтому они требуют к себе особенного внимания. Актуальные проблемы терминотворчества в этой области решаются, к сожалению, все еще недостаточными усилиями терминологов, социологов, специалистов по труду, экономистов и языковедов. Между тем практическая деятельность по упорядочению наименований профессий предполагает оперативный лингвистический анализ и соответствующую оценку общих основ и частных критериев этой работы» [2, c. 14]. Предлагались критерии, которые могли бы стать лингвистической основой упорядочения названий лиц по профессии: принцип системности, связанный с выбором основных структурных типов наименований; принцип нормативности, предполагающий учет требований общелитературности при построении наименований лиц по профессии; принцип эстетичности. К сожалению, в России так и не сложилось действенной системы в данной номинативной сфере. Названия профессий возникают произвольно, много неточностей (связанных с переводом), несоответствий устаревшему официальному классификатору профессий.

Проблему адекватной номинации учебной профессии пришлось решать и при реализации двух германо-российских проектов, направленных на развитие образования специалистов для сферы малого предпринимательства. После долгих дискуссий остановились на названиях «Малярдизайнер», «Плиточник-мозаичник» и «Монтажник санитарно-технического, вентиляционного и отопительного оборудования», что позволило уйти от царящих в обществе негативных ассоциаций с профессиями «Строительный маляр», «Штукатур» «Плиточник» и «Сантехник» и привести название в соответствие с содержанием и характером выполняемых работ. Не удалось (пока) решить номинативную проблему для профессии, названной в проекте «Кровельщик»: такой специалист занимается не только кровельными покрытиями крыши, но и сооружением самой конструкции крыши, а также тепло- и гидроизоляционными системами и фасадами (в Германии эта профессия называется Dachbauer – досл. «строитель крыш»).

Называние профессии – это имятворчество, т.е. процесс создания имени для понятия, не имеющего названия, а названия лиц по профессии есть первичные номинации. Имя профессии должно быть словоминдикатором, словом-возбудителем, должно содержать «метку» – для того, чтобы в сознании человека появилось представление о профессии: т.е.

наименование профессии выполняет сигнальную, информационную, селективную и статусную функции. По возможности, имя профессии должно быть информативным и отражать близкое к реальности представление о ней. Наименование вызывает в сознании человека нужные ассоциации.

Это происходит на психологическом уровне и создает некие стимулы. При этом релевантны не только понятийные и когнитивные аспекты (денотат), но и сопутствующие им экспрессивная окраска и эмоциональная оценка представления (коннотат). Селективная функция позволяет «отфильтровать» профессии, о которых не может быть и речи. Статусная функция заключается в возможности самопрезентации человека в социальном пространстве, проявляет отношение окружающих к носителю той или иной профессиональной роли: так, профессия Zahnarzthelferin повысила свой социальный статус после переименования в 2001 г. в zahnmedizinische Fachangestellte (положительный эффект имело и переименование профессии Radio- und Fernsehtechniker в Informationselektroniker).

Итак, наименование профессии должно быть понятным, реалистичным, привлекательным. Это во многом зависит от правильности выбора номинативных признаков (ономасиологический критерий). Номинативные механизмы формирования названий профессий поддаются типологизации.

1-ю группу составляют профессии, номинации которых указывают на действие, выполняемое лицом, т.е. ономасиологическим признаком является действие (модель «Действие – агенс»): Schneider, Lackierer, Dreher, Lehrer, Gieer, Verkufer. Наиболее активна 2-я ономасиологическая макромодель: «Объект – агенс»: профессионально действующее лицо совершает действие, направленное на объект.

Разновидности этой макромодели: а) «Изготавливаемый предмет – агенс» (Feinsattler, Maurer, Bandagist) – часто профессии названы по одному из множества изготовляемых предметов: столяр (Tischler) делает не только столы (Tische), но и любую другую мебель; а Tschner – не только сумки (Taschen), но и другие изделия из кожи; б) «Обрабатываемый материал – (действие) – агенс» (Glasbildner, Kupferschmied, Pelzveredler, Lederer, Diamantenschleifer) в) «Действие – предмет изготовления – агенс»

(Parkettleger, Straenbauer) – частотные компоненты здесь -hersteller, bauer, -macher; г) «Научная деятельность – агенс» (Physiklaborant, Antropologe, Chemiker); д) «Объект ухода – агенс» (Klberpfleger, Bienenmann);

е) «Предмет обслуживания – агенс» (Anlagemechaniker, Hausmeister) – частотные компоненты этой подгруппы -mechaniker и -monteur: Berg-, Elektro-, Anlagen-, Chirurgiemechaniker. 3-я группа соответствует модели «Средство действия – агенс»: Steindrucker, Bildjournalist, Isolierfacharbeiter. В единицах 4-й группы («Место действия – агенс») названы предприятия / сферы, в которых работает лицо (Museumfhrer, Brokaufmann, Badearzt, Kindergrtnerin). Наименования 5-й группы («Дескриптант – агенс») объединяют дескриптивно-агентивные отношения ономасиологического базиса и ономасиологического признака (Archivassistent, Reiseverkehrskaufmann) – частотные элементы здесь: assistent, -kaufmann/frau,-angestellte/r, -fachkraft.

Схематически ономасиологическую структуру наименований лиц по профессии можно представить следующим образом (табл.):

Привлекательность профессии определяется многовековой историей и общественным мнением, т.е. налицо социолингвистическая обусловленность названия профессии. Социолингвистический критерий предполагает учет следующих факторов: общественная значимость профессии; способность названия выступать в качестве словообразовательного образца; наличие переносных значений в общелитературном языке; сфера употребления и эмоциональная окраска единицы. Примеры уточняющих переименований профессий: Konditor (вместо Bcker), Holzspielzeugmacher (вместо Holzbearbeitungsmechaniker), Glas- und Keramikmaler (вместо Verfahrensmechaniker fr Beschichtungstechnik), Informationselektroniker (вместо Radio- und Fernsehtechniker), Fachkraft fr Kreislauf- und Abfallwirtschaft (вместо Ver- und Entsorger и более раннего Mllmann).

Таблица Родовое понятие Видовое отличие (ономасиологический базис: (ономасиологический признак:

константа) переменная)

1. Действие Деятель / Агенс 2. Объект действия

3. Средство, орудие, способ действия

4. Место действия

5. Дескриптант О реальности существования проблемы наименования профессии свидетельствует своеобразная языковая игра, заключающаяся в придумывании «новых профессий» и отражающая болевые точки действительности: Kopftuchkontrolleur (реакция на дискуссию о запрете ношения мусульманками платка на рабочем месте), Mlltrennungsassistent (утрированное внимание, уделяемое новым технологиям вторичной переработки отходов). Использование словообразовательных моделей, типичных для способов наименования профессий, в обличительных целях свидетельствует об осознании языковым сообществом существования данного тематического поля и характерологического статуса конституирующих его лексических единиц.

Профессия стала визитной карточкой человека. Системный подход к формированию названий людей по профессиональной деятельности позволяет целенаправленно воздействовать на занятость населения, рынок труда и востребованность профессий, привлекать в конкретные сегменты экономики представителей той или иной социальной группы, того или иного региона, перераспределять потенциальные трудовые ресурсы.

Литература

1. Маслов Ю.С. Введение в языкознание: учеб. пособие для студентов вузов. 3-е изд., испр. М.: Высшая школа, 1997. 152 с.

2. Скворцов Л.И. Вопросы терминологии и терминотворчества в эпоху НТР // Терминология и культура речи: сб. науч. стат. / отв. ред. Л.И. Скворцов.

М.: Наука, 1981. С. 5–28.

3. Borch H., Weissmann H. Erfolgsgeschichte IT-Berufe // Berufsbildung in Wissenschaft und Praxis, 29. Jahrgang, Heft 6, S. 9–12.

4. Krewerth A., Tschpe T., Ulrich J.G., Witzki A. Berufsbezeichnungen und ihr Einfluss auf die Berufswahl von Jugendlichen: Theoretische berlegungen und empirische Ergebnisse. Bielefeldt: W.Bertelsmann Verlag, 2004. 148 S.

5. Poddey A. Entwicklung eines Fragebogens zur Erfassung des Einflusses von Berufsbezeichnungen auf die berufliche Orientierung von jungen Frauen und Mnnern. Bonn: Universittsverlag, 2003. 68 S.

Л. А. Мулляр г. Пятигорск, Ставропольский край

ОБРАЗ-КОНЦЕПТ «РЕМЕСЛЕННИК» В ФОЛЬКЛОРНОМ ЭПОСЕ

Социокультурная реальность традиционно формируется и, главное, мыслится как приоритетно мужское пространство. Мужские сообщества и мужские ценности оказывают определяющее влияние на развитие всего социума: мужчина есть «совершенная активность» (Вейнингер), «существо ясных линий» (Ортега-и-Гассет). Содержащиеся в мифоэпических и фольклорных структурах культуры комплексы хозяйственно-трудовых стереотипов правомерно рассматривать как ментально-ценностные и культурологические основания производственной доминации мужчины – «творческий порыв, акт вдохновения и воли» (Хамитов) – в системе экономики. Главная фигура в мифе/сказке – Герой, который оказывается или становится делоустроителем человечества: культурный герой дарует людям артефакты; герой-демиург создает, творит артефакты; герой-странник путешествует в поисках артефактов. Фольклорно-эпическая вариация героя-демиурга как созидателя репрезентирована именно образомконцептом Ремесленник: сказка конституциализирует и специфицирует подготовку и утверждение героя в роли ремесленника-демиурга и в мужском продуктивном поведении; проецирует мужское начало посредством демонстрации прецедентов производственной актантактивности фольклорных персонажей.

Фольклорная русская сказка в соответствии с отраслевым приоритетом сельского хозяйства в ходе социально-экономической эволюции России героизирует и идеализирует (повсеместно – главный герой сказки / «всенародный любимец») мужской сказочный персонаж, который воплощает и выполняет действия, предусматривающие непосредственный и, зачастую, стихийный контакт со стихийным же естественным пространством – отхожие зверобойные (лесные) и рыболовецкие (речные / морские) промыслы как присвоение себе готовых природных форм: мужчинадобытчик совершает «достижительные» поступки с непредсказуемым, не предполагаемым заранее результатом. В связи с данной ситуацией объективна и закономерна популярность таких персонажей отечественной сказки, как старик-крестьянин или Иван / Емеля – кресстьянский сын: «Любимый герой народных сказок – Иванушка-Дурачок… создан крестьянской массой, живущей в полной и вечной зависимости от сил природы» [1].

Непредсказуемость как процесса, так и результативности основного мужского занятия – промыслового и земледельческого труда, породила отечественный стереотип мужского поведения как «рваного», некропотливого, неритмичного во всех видах и родах трудовой деятельности» [2].

Герой-демиург репрезентирует мужчину-творца, производителяремесленника, способного как к физически актант-активной, так и к личностно актант-активной деятельности. «Достижительная» активность связана с мастерством, созиданием, что способствует формализации в «мужском мировоззрении» чувства хозяина своих сущностных сил и ответственности за их воплощение. Поведенческая модальность успеха мужчиныдемиурга распространяется, прежде всего, на ремесленно-производственную сферу: мужчина-ремесленник занят хозяйственно-трудовым освоением чуждого пространства, которое он делает своим, освоенным, дающим предсказуемый результат, прежде всего за счет приложенных собственных усилий, основополагающих умений «мужского» – рациональности в делоустроении, осознанного производительного поведения, трудовой активности и ответственности. Проблема состоит в том, что персонажи, занятые ремесленно-промышленным делом, в отечественном фольклорном эпосе, скорее исключение, чем правило, но именно их актант-активность – пример социального производственного успеха (Данила-мастер из «Уральских сказов» П. Бажова).

«Уральские сказы» семантически сопрягаются с «Нартским эпосом»

кавказских народов, где нарты, помимо того, что они и труженикиземледельцы, и культурные герои, и непобедимые воины, ещё и искусные ремесленники.

Путём рецепции поколениями эпических образов-концептов нартских богатырей сложился уникальный этноменталитет «кавказского культурного круга». Это своего рода неформальная конституция, свод правил кавказского месторазвития. Яркие образы нартов – Урызмека, Сосруко (Сослана) – непосредственная феноменолизация эталонной модели мужского поведения у народов Северного Кавказа.

Нарты выступают как некий богатырский род/община патриархального и ратного характера, жившая в древние и славные времена. Всех героев нартского эпоса можно условно разделить на две категории: тех, кто добывает уже готовое (культурный герой Сосруко приносит нартам огонь), и тех, кто изготавливает культурные объекты (герой-демиург Тлепш). Общинная организация нартов в сказаниях выражена принадлежностью к трем родам, каждый из которых наделен особыми, характеризующими его чертами: богатство, ум, храбрость, что, в свою очередь, соответствует трем социальным функциям – хозяйственной, жреческой и военной. Хозяйственная жизнь нартов обнаруживается в общинноколлективном производстве: нарты сообща занимаются земледелием, охотой и скотоводством. Раскрывая тайны природы, человек сам начинает создавать орудия труда, поэтому в Стране Нартов гордились не только своими храбрыми воинами или скотоводами, она так же была богата искусными ремесленниками-демиургами.

В сказаниях находит яркое отражение начало освоения металла: на заре эпохи металла типичный герой нартского эпоса – кузнец, а кузница – место формирования народного логоса, место, где завязываются новые социальные отношения. Итак, человек сам может изготовить новый предмет. Он совершает выбор путей деятельности. Это состояние проявления в дерзости по отношению к богам. Эпос пронизан верой в человека, в его возможности. Нарты-кузнецы делают такие орудия, как молот, наковальня, клещи. Нередко упоминаются медные мосты, железные ворота; куски железа и стали служат пищей великанов и даже некоторых новорожденных нартов. Кроме того, с началом обработки железа и в пантеоне горских богов появились боги, отвечающие за обработку металлов, хранители тайн кузнечного дела. И чем сильнее становилась власть железа в обществе, тем сильнее становилась роль бога кузнечного дела.

В нартском эпосе покровитель огня и кузнечного дела бог-кузнец Тлепш выступает как герой-демиург, который изготавливает для нартов различные орудия труда и оружие. Тлепш не живет среди богов, Тлепш живет среди нартов и выполняет основную функцию, заложенную в характеристику бога кузнечного дела и бога огня, которым он был до усиления влияния железа в горском сообществе. Этот показатель характерен для героя-демиурга, связанного с орудиями труда и огнем в различных этносах.

Такая особенность прослеживается как в мифологии индоевропейских народов (славян, германцев), так и древних изобретателей железа – хатти, которые связаны в своих языковых истоках с северокавказскими этносами.

Появление «железного» ремесла в горском сообществе сильно изменило взгляды горцев, их менталитет: железо стало фетишем, затем фетишем стали орудия труда и оружие, изготовленные из железа, а человек, занятый работой с железом, стал харизматичной личностью. Это говорит о том, что влияние железа в горском сообществе было достаточно высоким, ведь эпический персонаж был наделён именно «железными» характеристиками.

Очевидно, поэтому Э.Б. Тайлор идентифицирует Тлепша как покровителя кузнецов и ремесленников, изготовлявших металлические изделия, снабдивших крестьян плугом и мотыгой. И даже Сосруко, сочетающий черты богатыря и «культурного героя», добывающего огонь и культурные растения (как греческий Прометей), не просто рожден из камня, но тело его выковано из железа, закаленного в кузне Тлепша. Однозначно, что пара «камень-железо» в фольклорной картине мира соответствует природногеографическим и социально-экономическим условиям жизни нартов в Кавказских горах, равно как и определяет особый социальный характер и отраслевой приоритет индустрии для жителей вблизи Уральских гор. Вокруг камня и железа разворачивалась практически всё мирное бытие горцев, а также их военные занятия, когда оружие было основным аргументом при решении многих вопросов горской жизни. История созидания из камня может фор- мально представляться воплощением технологии добычи и обработки железной руды на Урале.

Поиск способов осмысления социокультурных оснований ремесленнических практик обусловливает исследование образно-концептуальных «социальных представлений» россиян об экономических приоритетах вообще, и о ремесленно-производительной деятельности, в частности. Анализ отечественного фольклора обнаруживает наличие в нём ценностнооценочных «социальных представлений» о труде и возможностях достижения социально-материального благополучия. По нашему мнению, в российском фольклорном массиве сконцентрирован своеобразный социальнокультурный опыт трудо-отношения, предполагающий первичность аграрно-промысловых социальных практик в ущерб ремесленно-индустриальной сфере.

Тем самым, отечественный фольклор отразил серьезную деформацию социально-онтологической «картинки» хозяйственно-экономического процесса, детерминированную исторически перманентным приоритетом селькохозяйственного сектора экономики. Фольклорно-эпические семиологемы – социально-экономические образы-концепты (крестьянский сын Иван-дурак/Емеля) – глубоко укоренились в российском общественном сознании, став устойчивыми ментальными стереотипами и модальностями социального поведения. Роль последних в экономической перспективности российского государства весьма значительна, поскольку они мотивируют экономическое позиционирование индивида, удерживая его в унылой зависимости от производительной апатии и лени, и опосредуют особенности стратегии социально-экономического бытия российского социума. Формирование модальности, испытывающей потребность в экономической активности, созидательном ремесленно-индустриальном труде, происходит тогда, когда социальные условия позволяют и востребуют максимально самостоятельное и ответственное раскрытие потенций индивида в хозяйственно-трудовом процессе.

В связи с этим важнейшим мотиватором эффективного экономического функционирования общества считаем образ-концепт «Ремесленник», который предъявлен фольклором как образ-концепт делоустроителя (например, ремесленник-камнерез Данила-мастер, бог-кузнец Тлепш) – производителя/созидателя, ощущающего экономическую самодостаточность как специфическую способность воспринимать себя ответственным хозяйственно-экономическим инициатором. В российском менталитете отсутствует традиция увязывать личную ответственность за состояние дел в обществе с представлением о социальном благополучии и с эффективной самостоятельной актант-активностью личности. И потому в отечественном фольклоре социально-экономическая ответственность, лежащая в основе гражданской позиции человека, представлена бедно как в образноэмоциональном, так и в концептуальном аспектах. Между тем, не может быть социально-экономически и нравственно комфортным общество, не пестующее социальную инициативность и ответственность как производительный императив социально-экономической активности личности.

Социокультурный материал, в том числе и смыслоинтенсивный фольклорный эпос народов России, примечателен возможностью проявления таких духовно-ценностных сентенций, которые представляют непреходящую значимость во все последующие периоды в качестве ментально прецедентного или экспликационного ресурса, в том числе ив качестве основания для возрождения ремесленничества как одной из важнейшей социальных практик.

Литература

1. Горький М. О дураках и прочем // Литературно-критические статьи.

1985. С. 154-155.

2. Шкаратан О. Карачаровский В. Русская трудовая и управленческая культура [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.socio.ru.

Н. А. Мухотина г. Гжель, Московская область

ЛИЧНОСТЬ РЕМЕСЛЕННИКА

В КОНТЕКСТЕ ТРАДИЦИОННОЙ КУЛЬТУРЫ

Народное искусство как духовное ядро традиционной культуры уходит своими корнями в глубокое прошлое, это обширное по содержанию явление, направленное на создание предметно-пространственной среды жизни человека. Оно возникло в условиях натурального хозяйства и в дальнейшем создавалось в среде крестьян-земледельцев, поэтому соответствовало образу жизни и мировоззрению конкретного социального слоя с приоритетом традиций. На протяжении столетий социокультурный опыт передавался от старших поколений к младшим и воспроизводился в их практике на более высоком уровне. В мировосприятии средневекового человека утвердилось представление не о линейном, но о циклическом времени, где прошлое, настоящее и будущее воспринимаются как некое неразрывное единство. Опыт жизни и авторитет прошлых поколений подсказывали правильное решение будущим, что составляло основу социализации.

Применительно к народной культуре можно говорить о сохранении традиций, обычаев, форм деятельности, неукоснительное следование которым определялось самим укладом жизни. Можно говорить о канонической целостности мировоззрения народных мастеров, органично объединенных единой традицией, образом жизни и творчества.

Специфику традиционной народной культуры изучают специалисты различных гуманитарных знаний – историки, культурологи, философы, социологи, антропологи, искусствоведы. Дискутируется проблематика сохранения культурного наследия, преемственность традиций и формы бытования традиционной культуры и народного искусства в условиях современности. Актуальной оказывается и аксиология традиционного искусства, духовный потенциал для формирования системы ценностей личности и общества.

Приведем несколько точек зрения исследователей о народной культуре. М.С. Каган утверждает, что по мере того, как крестьянская деятельность утрачивала актуальность во всех своих проявлениях – начиная от «способов обработки земли, ухода за скотом и народной медицины» и заканчивая ее духовными корнями (песни, пляски, народные промыслы), – происходит дезактуализация крестьянской культуры. Исследователь считает, что фольклор сохраняется в наше время как музейный реликт безвозвратно уходящей в прошлое культуры, вырождающейся в «сувенирную промышленность, обслуживающую туристов» [6, с. 363].

А.Я. Флиер, который рассматривает культуру с точки зрения социально-классовых (сословных) субкультур, выделяет субкультуру сельских производителей. В социально-демографическом плане она обозначается автором как народная, а в плане «наибольшей концентрации соответствующих специфических черт» как этнографическая. По мнению исследователя, она отличается незначительной специализированностью по отдельным профессиям и способом социального производства, не выходящим за рамки простой межпоколенной трансляции [11, с. 375].

А.С. Кармин не выделяет народную культуру в своей классификации культуры по типологии. Исследователь считает, что культурному субъекту и носителю, в качестве которого выступают этнос и нация, соответствует этническая культура и национальная. Это объясняется самой трактовкой понятия «народ», которое оно приобретает в различных контекстах. Народ как этническая (этногенетическая) общность, объединяемая этническим самосознанием, т.е. пониманием своей генетической связи с другими представителями этой группы, образует этническую культуру.

Народ как этносоциальная общность, характеризуемая различного рода социальными связями – государственно-политическими, хозяйственноэкономическими, религиозными, объединяющими людей не по этническому признаку, образует национальную культуру [8, с. 297]. Народная культура, не имеющая четких исторических границ и смыкающаяся с различными образованиями – как этническими, так и национальными, перекрывает все существующие культурные формы.

Г. Гэнс отождествляет народное искусство и продукцию в этническом стиле, производимую народом в качестве коммерческого продукта.

Ученый выделяет в фольклоре как его разновидность «дилетантскую культуру, к которой причисляет обычные формы досуга и искусство, производящиеся для дома, работы или общественного потребления». Народная культура трактуется им необычайно широко и включает в себя как приносящие прибыль промыслы, так и фольклорную или кантри-музыку.

Г. Гэнс вводит понятие «вкусовой культуры», которая определяется вкусом потребителя и имеет целью «развлекать, информировать и украшать жизнь». Каждая «культура вкусов» может быть разделена на коммерческую, дилетантскую и фольклорную версии [7, с. 105].

А.В. Захаров считает, современное общественное сознание функционирует в форме массовой культуры, которая имеет тенденцию к поглощению или «утилизации» других культур с целью наполнения массового сознания неким духовным содержанием – религиозным, философским, научным, нравственным, идеологическим, эстетическим. Ассимиляция опыта народного творчества приводит к дополнительной «загрузке»

массовой культуры просветительскими, образовательными, информационными, организационными, политико-пропагандистскими, развлекательными и другими жизненно важными общественными функциями. Как отмечает А.В. Захаров, из народной культуры отбираются в первую очередь те образцы, которые соответствуют критерию «технологичности» по ряду параметров: «внешней привлекательности (аттрактивности), понятности и доступности, легкости воспроизведения, серийности и шаблонности, символичности, вариативности, высоким суггестивным возможностям, пригодности для тиражирования и передачи по коммуникативным каналам».

Общий канал коммуникации позволяет соприкасаться в едином знаковом коммуникативном пространстве образцам «высокой» профессиональной, аутентично народной, фольклорной культуры, а также новейшей популярной культуры («включая рекламу, телевидение, прессу, шоу-бизнес, туризм, бульварные романы, киносериалы»). И в этом смысле одинаковым значением будут обладать и популяризированные образцы элитарной культуры, и простонародные формы, «возведенные в ранг музейной традиции» [5, с. 105-115].

А.В. Костина приводит классификацию культуры по «типу личности», как субъекта исторического действия. Она имеет в виду «продуцируемый определенной культурой тип личности, который выступает не только в качестве творца данной культуры, но, по преимуществу, в качестве носителя ее ценностей и наиболее актуального представителя». 106.

Народная культура воспроизводит коллективный тип личности; элитарная культура – собственно единичную личность; массовая культура – безличностного, деперсонализированного индивида, являющегося носителем массового сознания. Каждый из типов личности характеризуется совершенно особым способом воспроизводства, мировоззрения, идеологии, стратегией отношений со временем и пространством, характером идентификации [7, с. 106].

Для коллективной личности «характерно отождествление себя с социальной группой, все представители которой объединены общностью культурных связей и механизмов жизнедеятельности. В таких обществах, называемых традиционными или доиндустриальными, господствуют коллективистские социальные представления, предполагающие неукоснительное соблюдение традиционных норм поведения и исключающие возможность проявления индивидуальной личностной свободы. Иными словами, эта культура воспроизводит такого субъекта исторического действия, который как индивид или как личность выполняет функцию, возложенную на него общиной: господствующие представления – коллективные, а личность – «коллективная личность». В архаических бесклассовых обществах эта коллективная личность представительствует от имени всего племени, рода; в классовых обществах – рабовладельческом, феодальном

– от имени «простого народа», т.е. от лица сословия, стоящего у основания социальной пирамиды; в современных обществах буржуазного типа – от имени этнических общностей, отдельных субкультур, по ментальности и структурным формам напоминающих народ. И племенная, и архаическая, и народная (т.е. простонародная), и современные субкультурые общности, напоминающие квазиэтнические социокультурные образования, воспроизводят один и тот же коллективный тип личности. Конечно, мы осознаем, что это определение не учитывает всех оттенков смысла народной культуры, но оно способно стать тем фундаментом, на основе которого можно подключать и иные ее признаки». А.В. Костина утверждает, что продуцируемый народной культурой тип личности выступает в качестве основного представителя данной культуры, носителя ее ценностей и ее субъекта [7, с. 107].

Современные исследователи отмечают «постоянное расширение пространства массовой культуры, чему способствуют глобализацонные процессы и тенденция к исчезновению народной культуры, существующей в монокультурной среде в виде массовых феноменов, носящих этнический оттенок». Массовая культура охватывает «все стороны развития культуры в целом, позволяя говорить о масскультовой индустрии, образовании, информации, политических движениях, идеологии, мифологии и религии, моде, образе жизни и поведения, интеллектуальном и эстетическом досуге».

Субъект массовой культуры – это индивид «с невыраженным личностным началом, особенностями которого являются некритичность восприятия и оценок, управляемость, духовная инфантильность». Принципиальной особенностью массовой культуры является ее неспособность к производству креативного сознания. Она существует исключительно как механизм адаптации индивида к различным социокультурным трансформациям. Массовизированный индивид лишен личностного пространства и способности выступать в качестве субъекта деятельности, следовательно, «он вынужден интегрироваться в существующую систему и выступать в качестве «человека-локатора», по Рисмену, или «одномерного человека» по Маркузе Основным идеалом элитарной культуры является формирование сознания, готового к активной преобразующей деятельности и творчеству в соответствии с объективными законами действительности. Субъект элитарной культуры – собственно личность – свободный творческий человек, способный к осуществлению сознательной деятельности, являющийся носителем индивидуального начала, позволяющего обозначить в нем особенные, неповторимые специфические качества. В отличие от коллективной личности и массового индивида, личность индивидуализированная не предполагает слитности и неразличенности ни с родом, ни с массой, но мыслится как самостоятельно действующий агент, обладающий не только известной автономией от общества и свободой, но и несущий за свои действия персональную ответственность» [7, с. 107-108].

В приведенных позициях характеристика народной или традиционной культуры не отражает ее художественной и мировоззренческой ценности. Исторически традиционная культура принимает на себя миссию «умозрения» в красках, философии образах, формах деятельности. Традиционное народное искусство не просто формирует предметнопространственную среду, но и создает действительность, осмысливает ее в соответствии с устойчивой системой ценностей. Аксиологический подход позволяет рассмотреть связь традиционной культуры с эпохой, средой, бытом, религией, культурой; осмыслить его как самостоятельную художественно-философскую систему, которая является отражением миропонимания и национальной самобытности народа.

Исследователи народного искусства – В.С. Воронов [4], А.К. Чекалов [12], В.М. Василенко [3], М.А. Некрасова [9], И.Я. Богуславская [2] и другие – выделяют специфические черты этого явления: коллективность, имперсональность, образность, духовность, высокий профессионализм, преемственность традиций. М.А. Некрасова выдвинула и обосновала понятие целостности народного искусства.

Народное творчество в зависимости от конкретно-исторических условий, социально-экономических факторов принимает формы «крестьянского искусства», «кустарной промышленности», «городского ремесла», «художественных промыслов». Любая из этих форм предполагает преемственность традиций народного искусства.

Из века в век передавались в народном искусстве поэтические образы и символы, которые формировали картину мира, отвечали человеку на вопросы о смысле жизни. Память народа сохраняла систему формальных, композиционных и орнаментальных принципов создания предметной среды. Не следует делать вывод о неподвижности народной культуры и неизменности на протяжении веков. Народное искусство всегда испытывало влияние различных факторов жизни – экономических, политических, научных, художественных, социальных. Оно вбирает в себя определенные внешние воздействия, постоянно обновляясь, как и любой живой организм. Но это обновление идет чрезвычайно медленно, с большим отбором, оно воспринимает лишь то, что способно обогатить его, не нарушая единую структуру.

Поэтому изменения в традиционной культуре происходили слишком медленно, а потому практически не фиксировались коллективным сознанием. Относительная статичность общества способствовала передаче опыта из поколения в поколение посредством бесписьменной и невербальной форм коммуникации. Освоение секретов ремесла не требовало длительного периода обучения и дети ремесленников (ткачей, сапожников, горшечников и т.п.) росли, перенимая навыки у своих родителей или наставников. Став взрослыми, молодые люди могли проявить себя в деле, обрести социальный статус и начать самостоятельную жизнь.

Традиционное искусство имперсонально, но оно никогда не было безликим. Талант и яркость мышления, виртуозность ремесленного мастерства всегда приветствовались в коллективе. Из народной среды выходили талантливые ремесленники в традиционных центрах народного искусства. Более того, начиная с эпохи Нового времени, происходит персонализация и в среде народных мастеров, ремесленников, кустарей.

Проблема авторства – явление XX века. Меняется система подготовки профессиональных кадров для народных художественных промыслов.

Ремесло передается не только «по наследству», но и приобретается в профтехшколах, техникумах. В первой половине XX столетия А.В. Бакушинский заложил основы методики работы с мастерами традиционных центров народного искусства. Он считал, что в прошлом и настоящем промысла следует выделить те художественные черты, которые будут определять его стилистику. Воспитание мастеров промысла он видел не в подготовке бездумных копиистов, исполнителей чужой воли, но творческих индивидуальностей, из которых создается коллектив с общими эстетическими устремлениями. Бережно и уважительно относился А.В. Бакушинский к личности каждого художника, поддерживал эксперимент и поиск. Благодаря его деятельности на многих промыслах мы встречаем совершенно новый тип народного мастера, мастера-интеллигента [1; 10, 172-173].

Во второй половине столетия на предприятиях работают профессиональные художники с высшим образованием, которые определяют стилистику творческих коллективов, решают проблемы идейной направленности и духовности декоративно-прикладного искусства в соответствии с народными традициями. Достаточно сложно однозначно отнести искусство лаковой миниатюры Палеха или искусство керамики Гжели второй половины XX столетия к культуре народной или к культуре элитарной.

Можно отметить очевидный факт, что сегодня происходит не только профессионализация, но и «аристократизация» народного искусства. Современный мастер выступает как наследник коллективного опыта, но не следует забывать, что в настоящее время углубляется интеллектуальный и психологический мир человека. Сама жизнь дает широту и разнообразие впечатлений. В искусстве возрастает роль субъективного начала, обостряется значение личного видения, индивидуального восприятия жизни. У художника возросла потребность заявить о себе и иметь свой собственный статус.

Носителем традиционной культуры оказывается исследователь, деятель искусств, просветитель или художник с высоким цензом образования, с широким научным кругозором, создающий не только артефакты культуры, но и динамичный современный стиль жизни. Цель профессиональной деятельности – изучение, осмысление, возрождение, реставрация или реконструкция традиций, а также сознательное их продолжение и пропаганда. Отношение к наследию народного искусства, как правило, носит дистанцированный характер. Творчество предполагает не только приятие или развитие определенных традиций, но избирательное отношение к ним, новаторство. Каждый художник выступает в искусстве как яркая индивидуальность с самостоятельным подходом к культурному наследию, понимая, что традиция – явление живое, развивающееся. Традиция обостряет чувство времени, требует от художника сохранить смысловые ценности и уметь откликнуться на изменения в национальной психологии, духовных запросах и образе жизни.

Народное искусство – не только составляющая нашей культурной памяти, оно принадлежит современности. Об этом свидетельствует постоянный интерес к традиции со стороны мастеров декоративно-прикладного искусства. Для поддержания жизнеспособности очагов народного творчества предстоит решить целый комплекс педагогических задач, воспитать новое поколение творческой интеллигенции, обладающей широтой взглядов на жизнь и устойчивой системой ценностей. Народное искусство – хранитель жизненного опыта нации и целостности личности. Чтобы не прерывалась преемственность традиций, необходимо пробудить общественный интерес к народной культуре, ее художественной ценности, определить феномен русского народного искусства и его потенциал для будущего. Для поддержания жизнеспособности угасающих очагов народного творчества и предстоит воспитать новое поколение творческой интеллигенции, обладающей широтой взглядов на жизнь. Сегодня необходимо приложить максимальные усилия в работе с молодежью, не бояться новаторства, чтобы профессиональное мастерство художников и любовь к ремеслу послужили сохранению традиционной культуры.

Литература

1. Бакушинский А.В. Исследования и статьи. М., 1981.

2. Богуславская И.Я. Творческие проблемы современных народных художественных промыслов. М., 1981.

3. Василенко В.М. Народное искусство. М., 1974.

4. Воронов В.С. О крестьянском искусстве. М., 1924.

5. Захаров А.В. Традиционная культура в современном обществе // Социологические исследования. 2004. № 7. С.105–115.

6. Каган М.С. Философия культуры. СПб., 1996.

7. Костина А.В. Народная, элитарная и массовая культура в современном социокультурном пространстве: структурно-типологический подход // Обсерватория культуры, 2006. № 5. С. 96–108.

8. Культурология: Учебник / под ред. Ю.Н. Солонина, М.С. Кагана.

М., 2005.

9. Некрасова М.А. Народное искусство России: Народное творчество как мир целостности. М., 1983.

10. Супрун Л. Роль профессионального художника и искусствоведа в развитии художественных промыслов // Советское декоративное искусство. М.,

1984. С. 170–182.

11. Флиер А.Я. Морфология культуры // Культурология для культурологов. М., 2000.

Е. В. Невмержицкая г. Москва

ФЕНОМЕН НЕМЕЦКОЙ ДЕРЕВЯННОЙ ИГРУШКИ

Потребность в игре присутствовала во все времена, и во все времена игрушка способствовала знакомству с культурой, развивала фантазию и вкус, отчетливо оттеняя необходимость в расширении воспитательнообразовательных функций развития человека на каждой из стадий формирования его личности. В Толковом словаре С.И. Ожегова игрушка трактуется как «вещь, служащая для игры», так как игрушка является средством и объектом игры, и именно она задает игре сюжет. Постепенно, обогащаясь символическим смыслом, игрушка становится важнейшим объектом, феномен которого заключается не только в том, что на него проецируется мир детских фантазий, но и в том, что игрушка способна и выполняет необходимую для человека роль посредника между внешним и внутренним миром.

Испокон веков фантазия, являющаяся результатом мечтаний, мыслей или тайных человеческих чувств, искала пути для своего выражения. Так, на примере игрушки, способствующей созданию и преобразованию окружающей среды, развиваются определенные человеческие качества и черты характера, постигается этнокультурное пространство, что в целом является примером формирования этнопедагогических функций [5, с. 131–132]: воспитательно-образовательной (реализуется через развитие личности человека); коммуникативной (с помощью которой происходит передача информации между поколениями, обеспечивающая этнокультурную интегрированность); гносеологической (дающая человеку возможность создания картины мира, обогащающая его кругозор и т.д.);

инкультурационной (способствующая преобразованию и развитию человека); инструментальной (обеспечивающая создание и преобразование окружающей среды, этнокультурного пространства);

сигнификативной или знаковая (содействующая формированию названий, благодаря которым человек совершает умственные и эмоциональные действия); нормативной (с помощью которой создается система средств организации коллективной жизни) и др. [4, с. 100–102].

Английский психолог Г.Л. Лэндрет отмечала, что главная функция игрушки заключается в активизации самостоятельной деятельности.

Игрушка должна стимулировать осмысленную деятельность, создавать необходимые условия для его самостоятельной активности и тем самым способствовать его развитию. Развивающий и образовательный эффект игрушки определяется, прежде всего, характером игрового действия. Если это действие осмыслено и активно, оно всегда способствует развитию тех или иных сторон психики и личности человека [3, с. 5–6].

Картина разнообразных проявлений феномена игрушки обусловлена его непосредственным отношением к важнейшим проявлениям художественной практики, эволюции этнокультуры в условиях глобализации, то есть в процессе всевозрастающего воздействия на социальную действительность отдельных стран различных факторов международного значения, и, в частности, культурного, информационного обмена и т.п.



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 6 |
Похожие работы:

«Управление образования администрации Старооскольского городского округа Муниципальное бюджетное дошкольное образовательное учреждение детский сад № 33 «Снежанка» Старооскольского городского округа Дидактические и развивающие игры по теме: «Мой город»Воспитатель:...»

«Давыдов В.В. Что такое учебная деятельность Учебная деятельность деятельность субъекта по овладению обобщенными способами учебных действий и саморазвитию в процессе решения учебных задач, специально поставленных преподавателем, на основе внешнего контроля и оценки, переходящих в самоконтроль...»

«АЛЬМАНАХ ИКП РАО выпуск 8 (2004 г.) КНИЖНОЕ ПРИЛОЖЕНИЕ 2 Адрес в интернет: http://www.ise.iip.net/almanah/bpr.htm _ ©2000-2004 Альманах Института Коррекционной Педагогики РАО. Все права защищены. Изд...»

«Т. Гордон Как выслушивать детей, чтобы они говорили с Вами Язык принятия Дети часто отказываются разделять с родителями свои внутренние проблемы. Дети научаются тому, что говорить с родителями бесполезно и даже небезопасно. Следовательно, многие родители теряют шанс помочь своим детям в тех проблемах, которые они встречают в...»

«Список методической литературы: 1. С.В. Чиркова «Родительские собрания в детском саду. Старшая группа». М.; Вако, 2013 – 256 с.2. С.В. Чиркова «Родительские собрания в детском саду. Средняя группа». М.; Вако, 2013 – 256 с.3. С.В. Чиркова «Родительские собрания в детском саду. Подготовительная группа». М.; Вако, 2013 – 256 с.4. Рабоча...»

«УЧЕБНЫЙ ПЛАН МБДОУ «МАРЬЯНОВСКИЙ ДЕТСКИЙ САД № 1» НА 2014-2015/ УЧЕБНЫЙ ГОД Разработан на основе Примерной основной общеобразовательной программе дошкольного образования «От рождения до школы» /Под редакцией Н.Е. Вераксы, Т.С. Комаровой, М.А. Васильевой Нап...»

«Приложение № 41 к адаптированной образовательной программе основного общего образования АДАПТИРОВАННАЯ РАБОЧАЯ ПРОГРАММА учебного предмета «Искусство (Изобразительное искусство)» Уровень образования...»

«ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ «ВОРОНЕЖСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ПЕДАГОГИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ» КАФЕДРА ОБЩЕЙ И ПЕДАГ...»

«Муниципальное бюджетное общеобразовательное учреждение «Громадская средняя общеобразовательная школа»ПРИНЯТО: УТВЕРЖДАЮ: Педагогическим советом Директор МБОУ «Громадская СОШ» Протокол № 6...»

«СОВМЕСТНАЯ ПАРТНЕРСКАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ВЗРОСЛОГО И ДЕТЕЙ ОБРАЗОВАТЕЛЬНАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ В ПРОЦЕССЕ ОРГАНИЗАЦИИ ДЕТСКИХ ВИДОВ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ Дата понедельник вторник среда четверг пятница Тема недели Познавательное развитие (ФЭМП) Развитие речи Лепка Аппликация Х...»

«Муниципальное общеобразовательное учреждение основная общеобразовательная школа с.Шатрашаны Принята на заседании «Утверждаю» педагогического совета Директор школы Протокол № 1 _/Коптелова Е.Г./ от 28.08.2015 г. Приказ № 46 от 28.08.2015 г. Основная образовательная программа основного общего о...»

«Основная образовательная программа по направлению подготовки 050100.62 Педагогическое образование профиль: Начальное образование Философия Цели и задачи дисциплины 1. Целью курса является овладение основами философских знаний, формирование философско-логической культуры мышления.Основные задачи...»

«Муниципальное Автономное Образовательное Учреждение «Средняя Общеобразовательная Школа №1». ДОКЛАД НА ТЕМУ : «ОДАРЕННЫЕ ДЕТИ» Подготовила: Храбрых И.И. Педагог дополнительного образования г. Когалым. Работая в школе, видишь, что некоторые дети резко выделяются нестандартност...»

«ТЕМА УРОКА: Логические выражения и таблицы истинности Класс: 10 Предмет: Информатика Школа: МБОУ СОШ №12, города Арзамаса ФИО учителя: Лазарева Наталья Владимировна Дидактические основания урока: Метод обучения: объяснительно-иллюстр...»

«УТВЕРЖДАЮ Директор МАУК «Районный Дворец культуры и искусства» Муниципального района Янаульский район Республики Башкортостан Л.Ф. ШИБАНОВА ПРОГРАММА Образцового детского хора «Колокольчик» Составила: Насибуллина Халиса Исламгалиевна 2013 год Пояснительная записка Данная программа обеспечивает эстетическое воспит...»

«,,; / ~/ / 1,-1,;z1ш;r~ КЛИНТУХ Ирина Ивановна ДЕЛИНКВЕНТНОЕ ПОВЕДЕНИЕ: СОЦИОКУЛЬТУРНАЯ ОБУСЛОВЛЕННОСТЬ Специальность социология культуры, 22.00.06 духовной жизни (социологические науки) АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата социологических наук Ростов-на-Дону 2009 Работа выполнена в Педагогическом институте ФГОУ ВПО «Южный федеральный университет»...»

«Муниципальное бюджетное дошкольное образовательное учреждение детский сад № 110 г. Челябинска Одобрено на заседании Утверждаю: педагогического совета Заведующий (28.08.2014 г., № 1) Коппель О.П. Рабочая прогр...»

«1 УДК 783 ПРИНЦИП ПСИХОДРАМЫ В СИСТЕМЕ ДОПОЛНИТЕЛЬНОГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ПЕДАГОГИЧЕСКОГО ОБРАЗОВАНИЯ Савостьянов А.И., д. пед. н., профессор, профессор кафедры педагогики и психологии ФГАОУ ДПО АПК и ППР...»

«Задание: Определи выражение лица каждого из ребят. Соедини фигурки с нужными выражениями лица. Назови эмоции, которые хотели передать дети. Подумай, по каким признакам ты смог догадаться? Задание: Рассмотри картинки. Определи ту, которая под...»

«Министерство образования Республики Беларусь Учреждение образования «Белорусский государственный педагогический университет имени Максима Танка» ФАКУЛЬТЕТ ПСИХОЛОГИИ СТУДЕНЧЕСКОЕ НАУЧНОЕ ОБЩЕСТВО «ИНСАЙТ» ПЕРВИЧНАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ ОБЩЕСТВЕННОГО ОБЪЕДИНЕНИЯ «БЕЛОРУССКИЙ РЕСПУБЛИКАНСКИЙ СОЮЗ МОЛОДЕЖИ» БГПУ ТЕОРЕТИ...»





















 
2017 www.pdf.knigi-x.ru - «Бесплатная электронная библиотека - разные матриалы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.