WWW.PDF.KNIGI-X.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Разные материалы
 

Pages:   || 2 | 3 | 4 |

«НАУЧНО-ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКАЯ ПРОГРАММА КОСМОЛОГИЧЕСКОГО ЭВОЛЮЦИОНИЗМА ...»

-- [ Страница 1 ] --

ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ

УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ОБРАЗОВАНИЯ

«МОСКОВСКИЙ ПЕДАГОГИЧЕСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ»

На правах рукописи

ПЕНЬКОВ Виктор Евгеньевич

НАУЧНО-ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКАЯ ПРОГРАММА

КОСМОЛОГИЧЕСКОГО ЭВОЛЮЦИОНИЗМА

Специальность 09.00.08 – философия наук

и и техники

ДИССЕРТАЦИЯ

на соискание ученой степени доктора философских наук

Научный консультант доктор философских наук, профессор Князев Виктор Николаевич Москва – 2016

ОГЛАВЛЕНИЕ

ВВЕДЕНИЕ………………………………………………………… 4-21 ОСНОВНАЯ ЧАСТЬ……………………………………………… 22-243 Глава 1. Научно-исследовательская программа как методологический подход для реконструкции Космологического знания………………………………………… 22-111

1.1. Эволюция форм знания и методологические подходы к построению научно-исследовательских программ

22-42

1.2. Генезис исследовательской программы эволюционизма в истории философии

42-57

1.3. Реконструкция космологического знания в свете научноисследовательской программы эволюционизма

57-79 1.4. Концепция креационизма как мировоззренческая альтернатива исследовательской программе эволюционизма

70-111 Глава 2. Космологические теории в свете концепции исследовательских программ

112-170 2.1. Становление релятивистской космологии и ее методологические проблемы

112-126

2.2. Космологические модели и философские проблемы понимания первооснов материи

Введение Актуальность исследования. Переход науки на постнеклассический этап развития затрагивает все области знаний, в том числе и философию науки. Поэтому неслучайно во второй половине ХХ века стали появляться новые структурно-понятийные формации, отличающиеся от традиционных, где основной методологической единицей исследования была научная теория, описывающая определенный фрагмент реальности на основе частной конкретно-научной методологии, не сводимой к некоему общему основанию.

В этой связи ныне по своему актуальны фальсификационизм К. Поппера, концепция исследовательских программ И. Лакатоса и методологический плюрализм П. Фейерабенда, парадигмальная модель научных революций Т. Куна, посткритическая концепция личностного знания М. Полани, «дескриптивная метафизика» П. Стросона и др.

Разнообразие структурно-понятийных формаций в философии науки не только свидетельствует о существующей разнородности научного знания, но и само это многообразие должно быть принято и переосмыслено с некоторым герменевтическим усилием, через уточнение смыслового потенциала методологической традиции и вновь возникающих методологических подходов, выбор тех из них, которые с наибольшей отдачей позволяют осуществить анализ нынешних познавательных состояний науки.

Многие ключевые аспекты философии науки требуют пересмотра в связи с космологическими исследованиями последних лет. К таким открытиям можно отнести: обнаружение других планетных систем, что заставляет переосмыслить концепции происхождения Солнечной системы с других методологических позиций; введение в науку понятия «темной энергии», с помощью которого пытаются объяснить ускоренный характер расширения Вселенной; обнаружение сверхмассивных черных дыр в центрах галактик, что заставляет пересмотреть теории о происхождении и эволюции последних; открытие ассимиляции нейтрино, доказывающее, что они обладают ненулевой массой покоя и меняют оценки массы Вселенной в целом; открытие гравитационных волн, что еще в 1916 году предсказывал А. Эйнштейн в общей теории относительности.

Новых философско-методологических подходов требует развитие и осмысление космомикрофизики. Ученые заняты поисками материи, которая могла бы описываться физикой субпланковских масштабов и способной привести к образованию поля и вещества в его современном состоянии: в частности, все больше появляется исследований, связанных с формированием новой вакуумной картины мира (С.А. Кутоманов, И.А. Ланцев).

При этом космический вакуум рассматривается как новая форма материи, порождающая все многообразие Вселенной.

Масштаб перемен, произошедших недавно и с высокой интенсивностью происходящих в современных конкретно-научных исследованиях и самой философии науки, таков, что под вопросом оказываются основы научной рациональности в контексте онтологических вопросов эволюции материи на любом уровне ее структурной организации.

(Ведь любой ее уровень, так или иначе, включен в общую эволюцию Космоса). При этом под вопросом оказывается и собственно теоретическая рефлексия эволюционизма.

Судя по всему, предельных значений достигли поиски некоей обобщенной модели, которая позволила бы вписать в нее современную космологию как нечто целое, связанное с эволюцией материи. Поиск такого обобщения, выявление самой его возможности требует серьезного философско-методологического анализа современного космологического знания в связи с установкой глобального эволюционизма, стремлением описывать Вселенную как развивающееся единое целое.

Степень разработанности проблемы Теоретическим фундаментом современной космологии является общая теория относительности (ОТО) А. Эйнштейна. На основании решений ее уравнений А.А. Фридман построил нестационарную модель Метагалактики, которая в свое время нашла экспериментальные подтверждения и была принята мировым научным сообществом.

В результате кардинально перестроилась методология космологических исследований, что нашло отражение в работах многих философов, физиков, космологов, таких как И.В. Архангельская, Г. Бонди, С.Вайнберг, К.Ф. Вайцзеккер, А.В. Виленкин, Ю.С. Владимиров, В.Гейзенберг, Б. Грин, А.Г. Гут, Г.М. Идлис, В.В. Казютинский, В.Н. Князев, А.Д.Линде, Е.А.Мамчур, А.Б. Мигдал, И.Д. Новиков, А.Н.Павленко, Р.

Пенроуз, И.Р. Пригожин, П.Д. Стейнхардт, Дж. Уитроу, С. Хокинг, А.Н. Чекин, Э.М. Чудинов и др.

Современные астрофизические открытия заставляет искать новые теоретические основания космологии, которые позволяют еще глубже проникать в тайны мироздания. Некоторые физики (А.А. Логунов, С.А. Семиков) считают, что ОТО необходимо рассматривать как частный случай некоторой еще более общей теории, которая в настоящее время еще не построена.

Ряд ученых (С.Н. Артеха, В.А. Денщиков, Г.Г. Ивченков, А.А. Логунов, В.В. Чешев и др.) считают, что в теории относительности есть не только частные проблемы, но критикуют и ее основы. Возникает проблема научного статуса космологического знания. Данному аспекту посвящены работы М.Борна, Я.Б.Зельдовича, А.Л.Зельманова, В.В. Казютинского, Е.А. Мамчур, Г.И. Наана, Е.В. Минакова, И.Л. Розенталя, Я.И. Свирского, А.Ю. Севальникова, А.Турсунова, Э.М. Чудинова, и др.

Проблемы первооснов материи, из которых могла быть рождена Вселенная, освящаются в исследованиях Н.В. Булатова, А.А. Гриба, П. Дэвиса, Я.Б.Зельдовича, М. Каку, В.Н. Князева, Е.П. Левитана, А.Д. Линде, И.Д. Новикова, А.Н. Павленко, Р. Пенроуза, Н.М. Солодухо, М. Тегмарк и др. В частности, в работах И.А. Ланцева проводится анализ современного состояния физического знания и предпосылок новой физической картины мира на основе философского осмысления современных методов построения физических теорий.

Особый пласт проблем астрофизики и космологии затрагивается на основе синергетической методологии В.И. Аршиновым. В.Г.Будановым, Ю.А. Даниловым, Е.Н.Князевой, С.П. Курдюмовым, Г.Г. Малинецким, И.К. Розгачевой, В.С.Степиным, О.А. Щетининой, Р. Файстелем.

Эволюция Вселенной и ее различные стадии рассматриваются в исследованиях отечественных и зарубежных космологов Дж. Барроу, С. Вайнберга, И.Ф. Гинзбурга, В.Г. Горбацкого, Б. Грина, С.Н. Гурбатова, П. Девиса, А.Д. Долгова, Я.Б. Зельдовича, Б. Картера, А.Д. Линде, А.М. Малиновского, Л.А.Минасян, Е.В. Михеевой, Р. Пенроуза, А. Салама, Дж. Силка, Ф. Типлера, Дж. Уилера, Ф. Хойла, С. Хокинга, В.А. Рубакова, М.В. Сажина, В.Н. Строкова, С.В. Троицкого, М.Ю. Хлопова, А.Д. Чернина и других.

Социокультурные аспекты космологии исследовались С.Н. Алхиной, Р.М. Бком, К.Н. Вентцелем, Т.А.Гореловой, Е.А. Горячкиной, С.Н. Жаровым, М.Р. Зобовой, Л.А. Максименко, Н.А. Мещеряковой, О.Р. Раджабовым, К.Саганом, В.Н. Сагатовским, Ю.М. Фдоровым, В.П. Филатовым и др.

Единого методологического подхода как в понимании, так и в рассмотрении глобальных процессов космической эволюции все еще нет;

между тем, можно выделить несколько философских течений, рассматривающих эволюцию материи, интерес к которым развивается во многом в связи с формированием эволюционно-синергетической парадигмы.

Анализу эволюционных взглядов античных философов посвящены исследования М.П. Волкова, П.П. Гайденко, И.Д. Рожанского, Н.С. Саидова.

Вопросы представления о мире и его развитии в эпоху Средневековья рассматриваются в работах А.Н. Демидова, О.Б. Ионайтис, З.В. Комлевой, В.Е. Коревской, Д.В. Лобова, В.В. Ноздрина, В.В. Петрова, В.Л. Селиверстова, А.К. Сидоренко и др.

Изучению творческого наследия представителей классической немецкой философии, заложивших основы исследовательской программы эволюционизма (не только натурфилософского, но и естественнонаучного характера), посвящены исследования А.А. Александрова, Э.В. Барбашиной, В.И. Коротких, О.Д. Мачкариной, Ю.Р. Селиванова, А.И. Тимофеева и др.

Эволюционные идеи философии русского космизма и их связь с современностью исследовалась С.Р. Аблеевым, М.А. Абрамовым, А.В. Брагиным, В.С. Даниловой, В.Н. Дминым, С.Н. Касаткиной, М.А. Кузнецовым, И.К. Лисеевым, О.А. Рагимовой, М.В. Силантьевой, С.А. Титаренко и др.

В настоящее время идт процесс формирования новых подходов к научным исследованиям, поиску новых форм рациональности, что связано с изучением неповторимых явлений, которые в первую очередь коррелируют с эволюционными теориями, описывающими развитие материи на разных структурных уровнях. Этим вопросам посвящены работы А.Р. Абдуллина, А.Н. Авдонина, Н.И. Алиева, Р.А. Аронова, В.И. Аршинова, А.Е. Аствацатурова, В.А.Бажанова, В.К. Батурина, Ю.И. Борсякова, С.В. Власовой, В.Ф. Гершанского, Л.А. Гореликова, Е.Г. Гребенщиковой, Н.В. Даниелян, С.В. Данько, Ю.М. Дуплинской, С.Н.Жарова, О.Х. Захидова, М.Г. Зеленцовой, В.А. Ивановой, Е.Б. Ивушкиной, В.П. Казарян, П.М. Колычева, В.В. Корухова, А.С.Кравца, Т.Б. Кудряшовой, А.А. Кузьмичвой, Е.Ю. Леонтьевой, Н.П. Лукиной, О.В. Малюковой, Л.А.Микешиной, В.Н. Михайловского, В.В. Мороз, В.В. Налимова, С.В. Никитина, Т.Ю. Павельевой, И.В. Полозовой, В.Н. Поруса, О.Р. Раджабова, А.Ф. Степанищева, О.Л. Сытых, А.В. Туркулец, И.Н. Федулова, М.Х. Хаджарова, Г.В. Хомелва, Н.Б. Шулевского, Ф.М. Эфендиева и др. В сентябре 2014 года в Понт-а-Муссонне (Франция) прошла ежегодная международная конференция академии философии науки, на которой отмечалась необходимость осмысления новых тенденций в этой области знания.

Достаточно много исследований проводится в современной философской антропологии в контексте антропного принципа, эволюции человека и человечества, как органической части Космоса. Здесь можно отметить равботы О.В. Барминой, О.В И.А. Беляева, О.Д. Гараниной, Л.М.

Гиндилиса, В.С. Голубева, Л.И. Григорьевой, С.П. Гурина, О.П. Елисеева, В.М. Золотухина, В.П. Казарян, В.В. Казютинского, Н.Н. Карпицкого, Б.Картера, В.Н. Князева, С.В. Коваленко, Г.А Кондратовой, О.В. Коркуновой, С.Н. Корсакова, Н.В. Кузнецова, С.К. Ломакина, В.Я. Нагевичене, Н.В. Омельченко, А.Н.Павленко, И.М. Ревича, П.А. Сапронова, И.А. Сафронова, Н.С. Семенова, С.А. Смирнова, Н.А. Тельновой, А.Ф. Тришина, В.Н. Финогентова, Н.В. Хамитова, Н.Л.

Худяковой, В.М. Чижвой, Ю.А. Чуковенко, В.В. Шнюкова, О.А.

Щетининой и др.

В указанных исследованиях, как правило, рассматриваются отдельные вопросы, связанные с космологическим эволюционизмом, однако обобщенного философского анализа по данной проблеме не проводилось.

В настоящее время в представлениях о развитии и структуризации материи существуют два принципиально разных подхода: эволюционизм и креационизм. Эволюционизм рассматривает эволюцию Вселенной с материалистических позиций, креационизм – с религиозно-мистических.

Отсутствие строгих эмпирических доказательств теории эволюции приводит к ее критике, чему посвящены работы К. Виланда, Иеромонаха Серафима, Д. Сарфати, Й. Тейлора, В. Тростникова и др.

Наряду с представлениями о принципиальной несовместимости данных подходов, имеются исследования, в которых авторы пытаются найти возможные пути диалога эволюционизма и креационизма, науки и религии в целом. Так, сравнительный анализ креационизма и теории эволюции дается в работах М.В. Адамчука, Г. Вернера, К. Виолована, Д. Гиша, С.Л. Головина, В.И. Гранцева, Д.Г. Линдсея, А.И. Осипова, Д Роузвера, Священника Тимофея, П. Тейлора, Б. Хобринка, Э. Эндрюса, Р. Юнкера и З. Шерера.

Возможностям диалога науки и религии посвящены публикации А.И. Алешина, Л.А. Бобровой, Е.Д. Богатыревой, Г.А. Каржиной, Е.Г. Корж, Д.С Паршиной, Г.Н. Сидорова, В.А. Толстикова, В.В. Трошихина, Д. Узланер, В.С. Степина, В.П. Филатова, О.Б. Шустовой, Ю.А. Чупахиной и других. В марте 2015 проведен «круглый стол», посвященный проблемам общего и особенного в понимании картины мира в разных сферах культуры, в первую очередь в науке и религии.

Многообразие подходов и отсутствие единого методологического стрежня требует анализа и выработки новых методологических формаций для анализа современного космологического знания.

Подобная работа была выполнена в середине 80-х годов ХХ века М.Д. Ахундовым и С.В. Илларионовым применительно к области физического знания. Их методологическая концепция строилась на основе утверждения, что современное физическое знание образует достаточно сложную структуру. При этом отдельные теории не могут рассматриваться как базовые методологические элементы. Они являются лишь одним из составляющих более крупной целостности, которая требует для своего выражения более емкого понятия.

Претендентами занять место такого понятия были концепции научных революций Т. Куна и концепция исследовательских программ И. Лакатоса.

По мнению М.Д. Ахундова и С.В. Илларионова, парадигма Куна оказалась настолько аморфным образованием, что не смогла «схватить» механизм развития такой структурированной и математически оформленной науки, как физика. Вместе с тем подход И. Лакатоса необходимо было модернизировать для его использования в методологии физики как достигшей достаточно высокого уровня теоретизации, математизации и формализации.

Суть модификации сводилась к конкретизации «жесткого ядра»

программы для конкретной науки. Если у И. Лакатоса роль жесткого ядра играет совокупность неизменяемых положений и гипотез, то в исследовательской программе физического знания эту же роль играет некая абстрактная физическая теория вместе с определенным комплексом методологических правил е построения, которую называют базисной теорией физической исследовательской программы. Базисная теория, по словам М.Д. Ахундова и С.В. Илларионова, отличается тем, что она строится на уровне таких обобщений и абстракций, что допускается ее соединение с достаточно широким классом специальных конкретизаций и дополнительных гипотез. В то время как фундаментальная теория описывает определенный специальный класс явлений и объектов окружающей реальности. В результате М.Д. Ахундовым и С.В. Илларионовым была разработана новая исследовательская программа, включающая в себя достаточно широкий круг исследований, начиная от физики микромира и кончая космологическими концепциями.

Любопытно отметить подход А.И. Пигалева, который на основе концепции научно-исследовательской программы И. Лакатоса проводит методологические и эпистемологические аналогии между физикой и экономикой.

В настоящее время в связи с новыми открытиями в области космологии и теоретическими разработками в области микромира и первооснов материи появилась необходимость дополнить эти исследования и сформировать исследовательскую программу космологического эволюционизма. Это позволит вписать современную космологию в формирующуюся концепцию глобального эволюционизма и наметить пути дальнейшего развития современной космологической науки как структурного компонента целостного физического знания.

Исходя из вышесказанного, объектом исследования были выбраны актуальные астрофизические и космологические исследования, которые ведутся в рамках эволюционистского понимания Вселенной.

Предметом исследования являются когнитивные концепции (модели), осуществляющие и структурирующие эволюционистскую парадигму в сфере космологии и астрофизики.

Цель исследования осуществить целостную философскометодологическую реконструкцию научно-исследовательской программы космологического эволюционизма.

В соответствии с поставленной целью были определены задачи исследования.

1. Обосновать необходимость введения в философию науки понятия космологического эволюционизма, под которым следует понимать качественное изменение представлений о процессах самоорганизации структур на космологическом уровне организации материи.

Исследовательская программа космологического эволюционизма может рассматриваться, с одной стороны, как продолжение общенаучной и общеметодологической идеи универсального эволюционизма, а с другой стороны, как результат методологической рефлексии над важнейшими тенденциями развития современной космологии.

2. Уточнить онтологические границы современного космологического знания, за пределами которых строгие научные теории перестают работать при изучении соответствующих явлений и объектов. Освоение лежащей за этими границами онтологической сферы связано не только с разработкой новых научных теорий, но и с расширением поля философскометодологической рефлексии.

3. Раскрыть значение исследовательской программы эволюционизма для адекватной историко-научной и философско-методологической реконструкции космологического знания.

4. Провести философско-методологическую реконструкцию космологического знания в контексте научно-исследовательской программы эволюционизма.

5. Выявить философские смыслы и методологические возможности современных космологических моделей в структуре фундаментальных физических теорий.

6. Проанализировать идеи космологического креационизма как конкурирующие с эволюционизмом и выявить их философские и методологические основания.

7. Раскрыть эвристические возможности метафизического дискурса, в котором встречаются взгляды эволюционистов и креационистов.

Теоретико-методологические принципы исследования.

Обращаясь к общенаучным исследовательским методам – анализу и синтезу, дедукции и индукции, восхождению от абстрактного к конкретному, сочетанию исторического и логического, важно было использовать также системный, синергетический, информационный подходы, которые дали возможность рассмотреть эволюцию материи с методологически открытых и взаимосвязанных позиций. В качестве базисного был принят подход, разработанный в философии исследовательских программ И. Лакатоса и модифицированный М.Д. Ахундовым и С.В. Илларионовым применительно к области физического знания. Кроме того, методологическим основанием исследования служили эволюционно-синергетическая парадигма и антропный принцип.

Сравнительный анализ физических и космологических теорий дал возможность выявить их точки соприкосновения и «нестыковки», что, в свою очередь, позволило определить дальнейшие пути поисков базисной теории исследовательской программы космологического эволюционизма.

Существенным методологическим условием проведенного диссертационного исследования следует признать источниковедческий принцип, позволивший целенаправленно выявить работы философов и ученых, в исследовании которых наиболее ярко выражены идеи эволюционизма. Данный подход дал возможность проследить становление исследовательской программы эволюционизма в истории философии.

При анализе литературы креационистского направления применялись методы, принятые в герменевтико-интерпретативной традиции; наибольшее внимание при этом уделялось методам диалектического и сравнительноисторического анализа, которые позволяли бы выявить антропные компоненты в структуре креационизма.

Научная новизна диссертационного исследования.

1. Разработаны методологические основы складывающейся сегодня в науке тенденции исследования глобальных эволюционных процессов; на основе концепции И. Лакатоса очерчены контуры современной программы космологического эволюционизма.

2. Уточнено понятие «космического эволюционизма», под которым понимаются объективные процессы самоорганизации космической материи, при этом методологическим базисом для его изучения является научноисследовательская программа эволюционизма.

3. Показано, что осмысление онтологических ограничений, внутренне присущих современным космологическим теориям, требует существенного расширения поля методологической рефлексии и намечены контуры такого расширения.

4. Обоснована эффективность использования научноисследовательской программы эволюционизма как методологического подхода для изучения развивающихся систем и необратимых процессов.

5. Проведена реконструкция космологического знания в свете научноисследовательской программы эволюционизма, что позволило расширить круг поиска единой космологической теории, а также сферу теоретического поиска основ космологического знания.

6. Показано, что открытие темной энергии и темной материи, осмысление вселенной с позиции Мультиверса открывает новые грани проблемы неисчерпаемости материи, переводит общее понятие неисчерпаемости на уровень понимания системной сложности вселенной как развивающегося целого.

7. На основе методологии исследовательской программы эволюционизма исследован вопрос о месте космологического знания в структуре современных физических теорий. Методологический анализ современной теоретической физики показывает, что наибольшим эвристическим потенциалом на сегодняшний день обладает квантовая теория неабелевых локально-калибровочных полей с нарушенной симметрией; при этом необходимо соблюдать условие перенормировки.

8. Раскрыты философско-методологические проблемы современных вакуумных теорий и показано, какие новые возможности появляются в связи с использованием развивающейся в настоящее время космомикрофизики.

9. Показано, что конструктивный диалог между исследовательской программой эволюционизма и концепцией креационизма можно вести на основе десакрализации отдельных аспектов креационизма, что позволяет рассматривать их диалог с научной точки зрения. Можно говорить о креативных возможностях самой природы, которые раскрываются современной астрофизикой. Однако эти креативные возможности осмысливаются эволюционизмом в рамках научной рациональности.

Положения, выносимые на защиту.

1. Генезис идей развития материи на разных уровнях ее организации позволяет говорить о возможности конструирования научноисследовательской программы эволюционизма. Жесткое ядро исследовательской программы эволюционизма имеет двухуровневую структуру. Его философским измерением является общая идея о саморазвитии физической материи. На уровне научной методологии это жесткое ядро связано с идеей о единстве микро – и мегауровней физической материи. Эта идея реализуется в том, что начальным пунктом мегаэволюции выступает микрособытие – флуктуация физического вакуума. Роль отрицательной эвристики сводится к тому, чтобы не вводить различные дополнительные искусственные ad hoc постулаты о существовании субстанций, полей, и пр. в полном соответствии с методологическим принципом «бритвы Оккама». Положительная эвристика заключается в том, чтобы искать объяснения эволюционных процессов, исходя из постулата «жесткого ядра» и из альтернативных объяснений выбирать те, которые наиболее полно соответствуют этому постулату. Пояс вспомогательных гипотез при этом позволяет объяснять аномальные явления, которые сложно обосновать в традиционных подходах.

2. Под космологическим эволюционизмом понимается исследовательская программа, в которой предполагается изучение космического эволюционизма, представляющего собой совокупность процессов самоорганизации материи так, как они выявляются в связи с актуальными астрофизическими и космологическими исследованиями на основе обоснования закономерного характера сложности космических состояний и структур.

3. Использование концепта научно-исследовательской программы космологического эволюционизма дает возможность: 1) осмыслить граничные условия эволюционистского методологического подхода для описания процессов, происходящих во Вселенной; 2) выявить новые критерии научности для тех теоретических гипотез, которые невозможно проверить прямым экспериментом («астрофизическим наблюдением»); 3) рассматривать теоретические модели, описывающие эволюцию материи на разных уровнях ее структурной организации в рамках единого методологического подхода; 4) создать возможность интерпретации различных эволюционных моделей на основе пояса защитных гипотез.

4. Реконструкция современного космологического знания в рамках исследовательской программы эволюционизма является методологическим основанием для более широкого поиска путей построения новых космологических моделей.

5. В современной космологии сосуществуют естественнонаучные модели как магистрального, так и маргинального направления. Это связано с тем, что данная отрасль науки находится на этапе становления и факт такого разнообразия свидетельствует об эпистемологических и общефилософских смыслах современных представлений о Вселенной как недостаточно познанной реальности.

6. Обосновывается положение о возможности рассматривать в качестве исследовательской перспективы, онтологически взаимосвязанной с космологическим эволюционизмом, отдельные идеи креационизма, которые могут быть осмыслены в десакрализованной форме и уже в этой своей форме частично включены в современный эволюционизм.

7. Основное отличие современного научного космологического эволюционизма от религиозного понимания эволюции заключается в том, что первый, не обращаясь к Творцу, рассматривает эволюцию, в которой появляются новые ступени, не запрограммированные прошлой историей системы. При этом проявляется креативность самой природы (ее саморазвитие), которая может быть осмыслена в рамках науки и научного метода.

8. Контекстуальным условием когнитивного диалога эволюционизма и креационизма могут служить идеи русского космизма, наряду с теистическим эволюционизмом. В этом случае методологическим основанием выступает концепт СЛЕНТ («строительные леса научной теории», обоснованный Э.М. Чудиновым), который позволяет вводить в научное рассмотрение гипотезы с их последующим исключением из окончательной теории. Онтологическим основанием диалога выступает антропный принцип, гносеологическим – разработка методологических подходов для осуществления новых астрофизических и космологических исследований.

Теоретическая и научно-практическая значимость исследования состоит в теоретическом обосновании методологических проблем современных космологических теорий и практических рекомендаций для поиска дальнейших космологических исследований; в разработке новой методологии изучения космологических процессов на основе рассмотрения исследовательской программы эволюционизма, позволяющей глубже и фундаментальнее проникнуть в суть исследуемых явлений и дать ответы на вопросы, которые в традиционных подходах остаются открытыми. Автором анализируются философско-методологические аспекты генезиса исследовательской программы эволюционизма, а также конкурирующей с нею философско-мировоззренческой концепции креационизма, показаны возможные пути десакрализации последней.

Апробация результатов исследования Результаты работы представлялись на: Международной научной конференции «Современная социально-философская культура: проблема рационального и внерационального» (Белгород, 2003); Международной научной конференции «Перспективы синергетики в XXI веке» (Белгород, 2003); Всероссийской научной конференции «Творческое наследие Н.Н.

Страхова и современная социально-гуманитарная мысль» (Белгород, 2003);

Международной научно-методической конференции «Современное физикоматематическое образование: проблемы, поиски, находки» (Белгород, 2004);

Международной научно-методической конференции «Хорошавинские чтения. Современное физико-математическое образование: проблемы, поиски, находки» (Белгород, 2005); Международной научной конференции «Философия поверх барьеров: планетарное мышление и глобализация ХХI века» (Белгород, 2006); Международной научной конференции «Н.Н.

Страхов и русская культура XIX-XX: 180-летию со дня рождения» (Белгород, 2008); V Всероссийской научно-практической конференции «Система ценностей современного общества» (Новосибирск, 2009); Х Всероссийской научно-практической конференции «Психология и педагогика: методика и проблемы практического применения» (Новосибирск, 2009); IV Всероссийской научной конференции молодых ученых, докторантов, аспирантов и студентов «Философия и наука поверх барьеров: культурноцивилизационные и антропологические кризисы идентичности в современном мире» (Белгород, 2009); 4-ой Всероссийской конференции ИФ РАН «Проблемы российского самосознания: архаическое, традиционное и инновационное начала» (Москва, 2010); III Международной научной конференции «Актуальные проблемы и современное состояние общественных наук в условиях глобализации» (Москва, 2011); ХVI Международной научно-практической конференции «Наука и современность» (Новосибирск, 2012); V Международной научнопрактической конференции «Научное творчество XXI века» (Красноярск, 2012); Международной научной конференции «Современные проблемы науки и образования» (Москва, 2013); Международном симпозиуме молодых ученых «Культура. Политика. Понимание» (Белгород, 2013); IX Международной заочной научной конференции «Теория и практика современной науки» (Москва, 2013); Международной научной конференции «Приоритетные направления развития науки, технологий и техники» (Рим, апрель 2013); IV Международной научно-практической конференции «Современная наука: тенденции развития» 2013);

(Краснодар, Международной научно-практической конференции «Наука, образование, общество: проблемы и перспективы развития» (Тамбов, февраль 2014); II Международной научной конференции «Культура. Политика. Понимание»

(Белгород, 2014), Международной научной конференции «Актуальные вопросы науки и образования (Москва, 2014); Международной научнопрактической конференции «Образование и наука: современное состояние и перспективы развития» (Тамбов, июль 2014); Международной научной конференции «Современное естественнонаучное образование» (Париж, 2014); Международной научной конференции «Современные проблемы науки и образования» (Москва, 2015); Международной научно-практической конференции «Современное общество, образование и наука» (Тамбов, 2015), III Международной научной конференции «Культура. Политика. Понимание (Война и мир: 20-21 вв. – уроки прошлого или вызовы будущего)» (Белгород, 2015); XVIII Международной научно-практической конференции «Новое слово в науке и практике: гипотезы и апробация результатов исследований»

(Новосибирск, 2015); Международной научно-практической конференции «Инновационные направления в научной и образовательной деятельности».

(Смоленск, 2015); Международной научно-практической конференции «Фундаментальные и прикладные научные исследования» (Самара, 2016), а также обсуждались в рамках ежегодных научных чтений МПГУ по итогам научно-исследовательской работы в 2013 (доклад: «Общая теория относительности как теоретическая основа современной космологии»), 2014 (доклад: «Исследовательская программа как методологический подход для изучения эволюционных процессов»), 2015 (доклад: «Космологическое знание в структуре современных физических теорий») годах.

Результаты исследования использовались автором в процессе проведения лекционных и семинарских занятий по дисциплинам «Концепции современного естествознания», «Философия и методология научного знания», «Философские проблемы естествознания», «Философские вопросы естествознания» при чтении спецкурсов «Человек и ноосфера», «Проблемы эволюционной теории», «Философия синергетики», «Синергетика в социально-гуманитарных науках», «Основы космологии», «История науки» и других.

Структура работы. Диссертационное исследование состоит из введения, трех глав, разделенных на параграфы, заключения и списка литературы.

ОСНОВНАЯ ЧАСТЬ

–  –  –

1.1. Эволюция форм знания и методологические подходы к построению научно-исследовательских программ В настоящее время наука находится на новом постнеклассическом этапе развития. В первую очередь это связано с тем, что ученые перешли к изучению таких сложных объектов и процессов, которые не укладываются в рамки классических критериев научности, формировавшихся в свое время, как отмечает М.Б. Конашв, «без учета исторического развития науки, вне подхода»1.

эволюционного Развивающаяся же в настоящее время эволюционно-синергетическая парадигма требует оригинальных методологических подходов к изучению окружающей реальности.

Согласно классическим критериям рациональности фундаментом научного знания являются научные теории, с помощью которых имеется возможность наиболее адекватно описывать окружающую реальность. Под научной теорией мы будем понимать логически взаимосвязанную систему понятий и утверждений о свойствах, отношениях и законах некоторого множества идеализированных объектов.

Как считает Г.И. Рузавин, любая научная теория включает в себя:

Конашев, М.Б. Философские проблемы генезиса, структуры и содержания современной эволюционной теории: автореферат дисс. докт. филос. наук. 09.00.08 – Санкт-Петербург, 2011. – С. 35-36.

во-первых, определенный набор эмпирических фактов и наблюдательных данных;

- во-вторых, изначально заданный теоретический каркас, состоящий из основных постулатов, принципов и фундаментальных законов;

- в-третьих, определенные логические правила, на основе которых определяются производные понятия;

- в-четвертых, теоретически предсказанные следствия и утверждения теории2.

По мнению К.В.

Овчинникова, методология дает следующие правила формулировки принципов теорий:

- во-первых, дать представление об основных понятиях, которые входят в формулировку базовых принципов теории;

- во-вторых, используя эти понятия, сформулировать эти принципы;

- в-третьих, доказать их истинность на основе опоры на эмпирические данные;

- в-четвертых, показать их применимость для решения теоретических и научно-практических задач3.

Однако практически такие требования выполнить получается крайне редко. Наиболее ярко это проявляется при описании процессов, которые нельзя наблюдать непосредственно, и которые, строго говоря, имеют дело не с теориями, а с моделями, поскольку «истинность на основе опоры на эмпирические данные» в рассматриваемой области знания не всегда имеет место.

Рузавин, Г.И. Методы анализа и построения научных теорий [Электронный ресурс]. – URL: http://www.childpsy.ru/lib/articles/id/9577.php. (Дата последнего обращения 14.12.

2015).

Овчинников, К.В. Научная исследовательская программа: философский анализ ее системности и генезиса: автореф. дисс. …канд. философских наук. 09.00.08 – Саратов, 2007. – С. 3.

Вплоть до XVII века научные знания (которые, по сути, были протонаучные) представляли собой совокупность отдельных фактов и закономерностей, полученных на основе эмпирических данных.

Наглядным примером такого рода могут служить законы движения планет Кеплера, полученные на основе длительных наблюдений и выявления определенных эмпирических закономерностей в движении Марса. Получив в свое распоряжение данные Тихо Браге, Кеплер в течение длительного времени перебирал различные варианты орбиты Марса, и, в конце концов, получил совпадение расчетов с наблюдательными данными. В настоящее время эти закономерности можно вывести теоретически из законов динамики.

Несмотря на то, что уже в то время существовали целостные картины мира, называть их научными в современном смысле этого слова нельзя, поскольку они основывались на дотеоретических формах знания.

Здесь следует оговориться и подчеркнуть, что существуют различные точки зрения на время зарождения науки. Часть методологов связывают появление науки с началом практической деятельности человека (изготовление орудий, приручение огня, изобретение колеса и т.п.). Второй подход предполагает, что наука в современном смысле слова зародилась в эпоху античности. Сторонники третьего подхода переносят это событие в XVII век, когда Ф. Бэкон разработал основы эмпиризма, Р. Декарт – рационализма. Г. Галилей – физического эксперимента, и И. Ньютон построил фундамент классической механики. Представители четвертого мнения увязывают появление науки с созданием тепловых машин и механизацией производства во второй четверти XIX века. Наконец, сторонники пятого подхода считают, что настоящая наука только зарождается.

Автор солидаризируется с третьим подходом, согласно которому наука, в современном понимании этого слова, зародилась в XVII веке, ибо именно в это время с выходом в свет «Математических начал натуральной философии» И. Ньютона, сформировался строгий теоретический каркас, с помощью которого были найдены достаточно простые закономерности, позволяющие осуществлять достаточно точные прогнозы поведения механических систем.

Как отмечает Дж. Бернал, «созданная Ньютоном теория тяготения, и его вклад в астрономию знаменуют последний этап преобразования аристотелевской картины мира, начатого Коперником»4. В философию науки вошел механический детерминизм, смысл которого заключался в том, что, зная начальные координаты, начальные скорости всех точек системы, а также силы, действующие на них (как внутренние, так и внешние), можно абсолютно точно предсказать ее состояние в любой последующий момент времени. Кроме того, как подчеркивает В.П. Казарян, «в этот период происходит математизация эксперимента и математизация физики.

Математику начинают трактовать как язык науки»5.

Итак, в рамках классической научной рациональности основными критериями выступали эмпирическая проверяемость и возможность однозначного предсказания. Кроме того, немало важным являлся тот факт, что механические явления наблюдались непосредственно, что позволяло легко сравнивать теоретические предсказания и данными наблюдений.

После открытия электромагнитного поля ситуация изменилась. В науку вошел новый вид материи – электромагнитное поле – который невозможно было наблюдать непосредственно. Кроме того, закон постоянства скорости распространения электромагнитных волн заставил отказаться от Бернал, Дж. Наука в истории общества. – М.: Изд-во иностр. лит., 1956. – С. 267.

Казарян, В.П. Волшебный мир математики обрел «земное лицо» // Российский гуманитарный журнал. 2013. Т. 2. № 3. – С. 253.

очевидности. В.П. Казарян по этому поводу отмечает, что к началу ХХ века «рухнул» классический закон сложения скоростей6.

Вместе с тем изучение тепловых явлений показало, что при рассмотрении систем, состоящих из большого числа элементов, не удается пронаблюдать за поведением отдельно взятых частиц, что потребовало ввести в науку статистические закономерности, которые описываются вероятностными характеристиками. Однако в первое время после введения в науку вероятностных параметров, их появление связывали с технической невозможностью проследить за поведением огромного числа элементов: если было бы возможно определить начальные состояния всех элементов системы, то можно было бы сделать предсказания однозначными и не использовать понятие вероятности.

Это привело к созданию, так называемого, социального физикализма.

Ученые пытались на основе редукционизма все события (даже исторические и социальные) свести к физическим проявлениям.

Создание квантовой механики изменило ситуацию в принципе: стало ясно, что поведение микрочастиц носит принципиально вероятностный характер ни не может быть описано строго детерминировано. «Появляются такие новации современной науки, – подчеркивает В.П. Казарян, – как «точка бифуркации», траектория развития объекта после достижения которых непредсказуема»7.

Дополнительные сложности возникают из-за невозможности непосредственного наблюдения микропроцессов. Теоретически описывается не траектория движения частицы, а волновая функция (пси-функция), Казарян, В.П. Сложность как характеристика постнеклассической науки // Российский гуманитарный журнал. 2014. Том 3. № 6 – С. 419.

Казарян, В.П. Социальная наполненность настоящего – ключ к пониманию природы времени // Российский гуманитарный журнал. 2012. Т. 1. № 1. – С. 10.

определяющая ее (частицы) энергетическое состояние. И как отмечает С.Н. Жаров, эту функцию невозможно отождествить с каким-либо физическим полем8. Физический смысл при этом имеет не сама пси-функция, а ее квадрат, который определяет плотность вероятности нахождения микрочастицы в определенном квантово-механическом состоянии.

При различном воздействии прибора на изучаемый объект одновременно проявляются несовместимые свойства микрообъектов, такие, как волна и корпускула. Вопрос о том, какое именно свойство будет наблюдаться, зависит от исследователя. Это требует новых методологических подходов.

Анализируя изменения в методологических основаниях науки, В.О. Шахов отмечает, что в результате развития философии в ХХ в.

большинство критериев демаркации между научным и вненаучным знанием, которыми руководствовались представители классической, «лапласовской»

науки, в ХХ веке подверглись пересмотру: была показана неизбежность недоказуемых предпосылок в науке, выявлена теоретическая нагруженность эмпирических фактов, обнаружена недостижимость абсолютной достоверности научного знания и т.д.9.

Все это вместе взятое привело к необходимости отказа от строго детерминированного описания и введения в науку необходимости интерпретировать эмпирические данные, когда одним и тем же фактам можно дать разные истолкования.

Жаров С.Н. О соотношении бытия и реальности в естественнонаучном познании // Вестник Воронежского государственного университета. Серия: Философия. 2011. № 2, – С. 16.

Шахов, М.О. Реализм как общая основа религиозного и научного знания [Электронный ресурс] – URL: http://www.ni-journal.ru/money-box/mental/2bba211a/. (Дата последнего обращения 14.12.2015).

Так же в философию науки вошел принцип дополнительности, суть которого заключается в том, что, только изучив объект в различных взаимодополняющих условиях, имеется возможность наиболее полно описать его.

В этом случае, важнейшую роль приобретают не сами факты, а их интерпретация, что особенно важно при невозможности прямого экспериментального подтверждения. Научное знание не может объяснить абсолютно все, оно может лишь предположить причины какого-либо явления с определенной степенью вероятности. Эту мысль проводит В.В. Целищев в материалах круглого стола10. Он говорит о том, что в науке достаточно часто при отсутствии прямых эмпирических наблюдений используется метод построения различных сценариев тех или иных процессов, которые имели место, но не могут быть объяснены однозначно.

В таком случае критерием научности является совместимость данных сценариев с физическими законами и их логическая непротиворечивость.

При этом возможно построение альтернативных научных теорий, которые могут в исходных позициях даже противоречить друг другу. Примерами такого рода являются геометрия Евклида и Лобачевского, общая теория относительности и релятивистская теория гравитации, капельная и оболочечная модели атомного ядра и т.п.

Здесь следует остановиться еще на одном аспекте: если какой-либо из сценариев будет опровергнут, это не может служить основанием для отказа от теории, на основании которой он был построен. Ибо сценарий строится на основе некоторых предположений (ввиду отсутствия эмпирических данных), Стенограмма круглого стола «Критерии научности». 3 февраля 2000 г., Институт философии и права СО РАН, Новосибирск.

[Электронный ресурс] – URL:

http://scorcher.ru/mist/original/kruglyakov.php (Дата последнего обращения 24.03.2016).

которые с развитием техники могут оказаться неверными, но основные принципы теории при этом останутся незыблемыми.

Важно отметить еще один немаловажный факт: при изучении новых объектов реальности старые теории в принципе неприемлемы. Невозможно электромагнитное поле описывать законами механики, а свойства вакуума – теорией электромагнитного поля. В подобных ситуациях возникает необходимость пересмотра основных методологических подходов в познании, что, в конечном итоге приводит к научной революции. Для описания подобных нестабильных ситуаций потребовалось ввести в методологию науки более гибкое понятие, с менее жесткими критериями, с помощью которого имелась бы возможность описывать переходы от одной научной картины мира к другой.

В связи с этим во второй половине ХХ века развитие философии науки «шло в направлении смягчения жестких разграничительных линий, стандартов и правил научной деятельности»11. Важную роль при этом играет философская рефлексия. В связи с этим Л.М. Чечин говорит о формировании нового субъективного естествознания о логике субъект-субъектных отношении при изучении природы12. В результате появляются новые структурно-понятийные формации, в которых учитывается влияние социокультурных факторов на развитие научного знания.

Т. Кун и И. Лакатос расширяют понятие рациональности таким образом, что оно охватывает практически «все действия ученых», П. Фейерабенд доводит тенденцию к ослаблению методологических норм до эпистемологического анархизма. По мнению А.Л. Никифорова, Никифоров, А.Л. Предисловие переводчика // Против метода. Очерк анархической теории познания. – М.: АСТ: АСТ МОСКВА: ХРАНИТЕЛЬ, 2007. – С. 6.

Чечин, Л.М. На пути к метафизике, или Формы антропного принципа в современной астрономии // Метафизика, 2016, № 1. – C. 135.

П. Фейерабенд выступает против всяких универсальных методологических правил, норм, стандартов, против всех попыток сформулировать некое общее понятие научной рациональности13.

Предложенная П.Ф. Стросоном программа «дескриптивной метафизики» обыденного языка является первой в череде попыток ассимиляции ранее трансцендентных для аналитической парадигмы подходов14. То есть уходит за пределы рационального научного исследования.

М. Полани, на первое место ставит личностный опыт, который знания»15.

«является источником всего остального Знание, по его представлению, всегда подкрепляется интеллектуальным чувством субъекта;

предположения до тех пор не становятся научными, пока кто-либо их не выдвинет и не обоснует, заставив поверить в них. Это чувство играет известную роль в определении того, что является и что не является «наукой»16.

К. Поппер обратил внимание на то, что для опровержения какого-либо универсального положения (в отличие от его подтверждения) требуется всего лишь один противоречащий ему эмпирический факт. Какое бы количество белых лебедей мы не наблюдали бы, этого не достаточное основание для Никифоров, А.Л. Предисловие переводчика // Против метода. Очерк анархической теории познания. – М.: АСТ: АСТ МОСКВА: ХРАНИТЕЛЬ, 2007. – С. 6.

Суханова, Е.Н. Дескриптивная метафизика П.Ф. Стросона в контексте развития аналитической философии: автореф. дисс. …канд. философских наук. 09.00.03 – Томск, 2008. – С. 4.

Летов, О.В. М. Полани о соотношении культуры, науки и религии // Современные исследования социальных проблем (электронный научный журнал), №1 (09), 2012.

[Электронный ресурс] – (Дата URL: http://sisp.nkras.ru/issues/2012/1/letov_ov.pdf.

последнего обращения 14.12.2015).

Polanyi, M., Prosch, H. Meaning, 1976. – Р. 22-46.

того, чтобы утверждать истинность высказывания «все лебеди белые».

Вместе с тем, если мы увидим хотя бы одного черного лебедя, необходимо признать вышеуказанное утверждение ложным. Поппер отмечал, что очень просто получить подтверждение, то есть верифицировать любую теорию, если мы направленно ищем подтверждения этой теории17. По его мнению, мы должны делать ставку не на те эмпирические следствия, которые служат для подтверждения теории, а на те, которые способны ее фальсифицировать.

Причем, теория, неопровержимая никаким мыслимым событием, является ненаучной. Неопровержимость, с точки зрения Поппера, представляет собой не достоинство теории, а ее порок.

Итак, согласно принципу фальсифицируемости, научной считается только та теория, которая соотносится с опытом и может быть опровергнута

– фальсифицирована – им. Попперовский критерий научности весьма нетривиален и слабо согласуется с традиционными представлениями о науке.

Кроме того, из него следует, что всякая научная истина является гипотетической, временной и в принципе опровержимой. Может быть, поэтому ученые в массе своей продолжают ориентироваться на критерий опытного подтверждения, верификации.

Последующие исследования в области философии науки показали, что оба указанных критерия сталкиваются с серьезной проблемой, предполагая, что научные теории могут быть подтверждены или опровергнуты эмпирическими фактами (т.е. опытными данными), что факты могут играть роль независимого от теории (и общего для всех научных теорий) арбитра, способного установить ее научный статус. Как оказалось, не существует абсолютно независимых от теории фактов, ведь, в конечном счете, именно теории устанавливают, что считать научными фактами и как их

Поппер, К.. Логика и рост научного знания. Избранные работы. М.: Прогресс, 1983.С.244-245.

интерпретировать. В этой связи современные философы и ученые ведут дискуссии о, так называемой, «теоретической нагруженности» фактов.

Многообразие структурно-понятийных формаций говорит о том, что современная наука переходит на новый этап развития и находится в нестабильном состоянии. Мы являемся свидетелями становления новой научной парадигмы, в процессе формирования которой происходят концептуальные изменения в естественнонаучном знании. Все вышесказанное требует поиска новых методологических подходов и выбора наиболее адекватных из них для описания текущего состояния.

Формирующаяся в настоящее время эволюционно-синергетическая парадигма наиболее адекватно описывается концепцией Т. Куна, который под парадигмой понимает научные достижения, которые в определенное время признаются всеми учеными и позволяют научному сообществу строить модели постановки проблем и возможности их конкретных решений18.

Как отмечает Л.А. Микешина, термин «парадигма» используется в двух смыслах.

Во-первых, ее можно представить как некоторую совокупность определенных убеждений, идей, ценностей, методологических правил и других средств, которые позволяют объединить научное сообщество ученых данной эпохи путем формирования в нем особого «способа видения»

окружающей реальности.

Кун, Т. Структура научных революций // [Электронный ресурс] – URL:

http://royallib.com/book/tomas_kun/struktura_nauchnih_revolyutsiy.html (Дата последнего обращения 14.12.2015).

Во-вторых, как некий образец, совокупность приемов и способов решения научных задач, которые используются этим сообществом19.

Другими словами, понятие парадигмы наиболее эффективно работает как философское обобщение научных знаний в той или иной области при условии, что теории, описывающие данный круг явлений уже сформированы, когда теория достаточно хорошо подтверждена и уже принята мировым сообществом. На стадии же становления научной теории парадигмальный подход не столь эффективен.

Для описания переходного состояния от одной научной парадигмы к другой Т. Кун вводит понятие научной революции, под которой он понимает смену научной парадигмы. Это дает возможность описывать эволюцию науки как последовательную смену периодов так называемой «нормальной науки» и время от времени повторяющихся коренных преобразований методов исследования, называемых научными революциями. В период нормальной науки появляющиеся новые факты пытаются интерпретировать в рамках действующей парадигмы, если же это не получается, они переходят в ранг аномальных явлений и отвергаются вовсе, как ненаучные.

В истории подобные ситуации наблюдались достаточно часто.

Например, при усовершенствовании наблюдательной техники видимое движение планет все больше расходилось с геоцентрической картиной мира Птолемея. Для установления соответствия повышалось число эпициклов и дополнительных данных об их радиусах и скорости движения, которые подбирались таким образом, чтобы ликвидировать расхождение. И только

–  –  –

когда теория усложнилась очень сильно, произошел переход к гелиоцентризму.

Другой пример. Движение электромагнитны волн пытались объяснить по аналогии с распространением волн механических, для чего в науку ввели понятие гипотетической среды, которую назвали эфиром. Однако, законы распространения света, отличающиеся от звуковых волн, выявили противоречивые свойства этой среды, что, в конце концов, привело к сознанию специальной теории относительности, в которой понятие эфира не использовалось, зато кардинально изменились представления о пространстве и времени.

Итак, согласно Т. Куну научную революцию можно описать по следующей схеме. На конкретном этапе развития нормальной науки появляются определенные эмпирические данные, которые невозможно интерпретировать на основании существующих научных теорий – аномальный эмпирический базис. Когда их накапливается достаточно много, возникает потребность в разработке новых теоретических конструкций, которые позволили бы эти аномалии объяснить. Как правило, появляется сразу несколько альтернативных теорий. Рано или поздно одна из них находит экспериментальное подтверждение, и появляется новая парадигма – наука вновь переходит на этап нормального развития до следующего витка.

К недостаткам концепции Т. Куна можно отнести «нечеткость и неоднозначность самого понятия парадигмы» и «резко выраженный релятивизм, носящий преимущественно психологический характер (некоторое «видение мира», аналогичное гештальту в психологии)»20.

Кроме того, в концепции Т. Куна из научной деятельности по большому счету выводятся моменты творческого озарения, их Ахундов, М.Д., Илларионов, С.В. Преемственность исследовательских программ в развитии физики // Вопросы философии, 1986, № 6. – С. 59.

рассматривают как нечто редкое, не поддающиеся рациональному объяснению. Тем не менее, именно такие «вспышки» меняют парадигму.

Деятельность же ученых в послереволюционный период – ординарная, нормальная, именно она позволяет отличать науку от других сфер духовной деятельности. Развитие науки осуществляется с постоянной оглядкой назад, на парадигму, которая победила и полностью сформировалась в ходе последней революции. В этом случае открыть что-то новое не представляется возможным. Если идеи ученого будут противоречить парадигме, их просто не примут в научном сообществе.

Концепция научно-исследовательских программ (НИП) И. Лакатоса, по мнению М.Д. Ахундова и С.В. Илларионова, пытается преодолеть ряд принципиальных дефектов куновского парадигмального подхода. Она рассматривает эволюцию науки как непрерывный процесс, включающий в себя и определенные революционные изменения методологии научных исследований. В противовес Т.Куну И. Лакатос считает, что сформировавшаяся в ходе научной революции исследовательская программа не является вполне оформленной и завершенной.

Эмпирическим фундаментом для построения концепции И. Лакатоса послужило развитие естествознания XVIII-XIX веков, для которого сформировалась новая структура познавательного процесса. Главную роль при этом стали играть эмпирические закономерности, построение моделей на основе определенной системы принципов и гипотез, переход от идеальных моделей к теориям, которые, в свою очередь, контролируются экспериментом и корректируются с помощью дополнительных гипотез. В структуру научно-исследовательской программы входят определенные методологические правила. Одни из которых – положительная эвристика – указывают, какие пути необходимо использовать при решении конкретных научных задач; другие – отрицательная эвристика – определяют совокупность правил, которых в процессе исследования необходимо избегать. Кроме того, программа включает в себя «жесткое ядро» и так называемый «пояс защитных гипотез». Это позволяет даже альтернативным теориям сосуществовать вместе в одной исследовательской программе и является необходимым условием устойчивого развития науки, в то время, когда не случается никаких революционных преобразований. «Жесткое ядро» задается в рамках данной исследовательской программы a priori и не подлежит изменению.

Как отмечают М.Д. Ахундов и С.В. Илларионов, структура жесткого ядра в определенных пределах допускает варьирование защитных гипотез, которые в сочетании с ядром формируют теорию какого-либо конкретного класса явлений. Если же наблюдается несоответствие теории с экспериментом, то первая «может быть изменена именно за счет изменения одной или нескольких дополнительных гипотез из системы защитного пояса»21. Даже если будут обнаружены некоторые аномалии или логические противоречия в теории, построенной на основе данной программы, это еще не повод менять е, поскольку одно и то же ядро может порождать различные теории, что связано с возможностью критики гипотез «защитного пояса». Они представляют собой различные интерпретации при описании конкретных эмпирических фактов в рамках одного и того же «жесткого ядра».

Это позволяет в рамках одной исследовательской программы строить новые теории на принципиально различных подходах к изучению окружающей реальности. То есть, исследовательская программа дает возможность более полно понять силу и преимущества той или иной теории.

Это особенно существенно, когда мы наблюдаем не сами явления, а лишь их последствия или результаты, не имея прямых эмпирических данных. При Ахундов, М.Д., Илларионов, С.В. Преемственность исследовательских программ в развитии физики // Вопросы философии, 1986, № 6. – С. 60.

этом работает эпистемологический релятивизм, согласно которому «среди множества точек зрения, взглядов, и теорий относительно одного и того же верной»22. Наиболее ярко объекта не существует единственно это проявляется при описании длительных процессов эволюции, которые не могут быть воспроизведены и рассматриваются с точки зрения историзма, который, выступая в качестве методологического принципа, дает возможность раскрыть причины саморазвития, самодвижения, саморазвития объектов.

Негативная эвристика запрещает проводить такие методологические процедуры, которые могут привести к смене жесткого ядра. Даже если имеются экспериментальные данные, противоречащие основным положениям ядра программы, то для «спасения» последней высказывается ряд гипотез, которые образуют своего рода «защитный пояс», позволяющий сохранить жесткое ядро.

Подобным образом при обнаружении «исчезновения» энергии в распаде элементарных частиц была предсказана, а затем и экспериментально обнаружена неизвестная ранее частица «нейтрино»; «на кончике пера» были открыты Нептун и Плутон, когда наблюдались аномальные отклонения планет от расчетных траекторий.

В начале 2016 года в средствах массовой информации появилось сообщение об открытии большой девятой планеты двумя астрономами из Калифорнийского технологического института в Пасадене.

Теоретические расчеты показали, что в поясе Койпера должен находиться объект, масса которого на порядок больше массы Земли. Несмотря на то, что в настоящее время прямое наблюдение этой планеты не произведено, ученые не сомневаются в ее существовании. Так, К. Батыгин, комментируя это событие, Мамчур, Е.А. О релятивности, релятивизме и истине // Эпистемология и философия науки. 2004. Т. 1. № 1. – С. 76 подчеркнул, что самый драматичный прецедент подобного рода – это открытие Нептуна в 1846 году Урбаном Леверье, который применял математические модели, похожие на те, какие ученые используют в настоящее время. Но современная модель на порядок более детальная и сложная: она использует суперкомпьютеры23. К сожалению, планета находится от Земли настолько далеко, что обнаружить ее даже в самые мощные телескопы не представляется возможным, поскольку ее яркость значительно меньше, необходимой для ее непосредственной регистрации.

Тем не менее, как отмечает Л.В. Филиппенко, ученые заявляют, что шансы того, что это может быть простым совпадением, то есть планеты не существует, составляют всего 0,007%24.

Именно так работает «позитивная эвристика». Е роль заключается в том, чтобы ставить исследовательские проблемы и выдвигать вспомогательные гипотезы защитного пояса для объяснения аномалий25.

Однако бывает, что гипотезы защитного пояса не подтверждаются. Так, например, несовпадение результатов теории и практики при движении Меркурия (смещение перигелия на 43 угловых секунды в столетие) породило идею, о том, что между ним и Солнцем существует некая неизвестная планета, названная Вулканом. Леверье рассчитал возможные траектории движения гипотетической планеты, однако дальнейшие исследования ее не

Сенсация: открыта девятая планета Солнечной системы. [Электронный ресурс] – URL:

http://vlasti.net/news/232432 (дата последнего обращения 02.02.2016).

Филиппенко, Л.В. Обнаружена девятая планета Солнечной системы. [Электронный ресурс] URL: http://www.infoniac.ru/news/Obnaruzhena-9-ya-planeta-Solnechnoi-sistemy.html (дата последнего обращения 05.06.2016).

Лакатос, И. История науки и ее рациональные реконструкции // Методология исследовательских программ. – М.: ООО «Издательство АСТ»: ЗАО НПП «Ермак», 2003.

– С. 275.

обнаружили, и проблема аномального движения Меркурия осталась открытой.

Вплоть до появления общей теории относительности рассматривались различные гипотезы для решения этой проблемы. Можно выделить два подхода в этом вопросе: существование некоторого облака или пояса астероидов, влияющих на смещение перигелия и модификация закона Всемирного тяготения. Ни один из этих подходов не дал результатов. Так, в 1907 году А. Эйнштейн писал: «Я занят созданием релятивистской теории закона тяготения, с помощью которой я надеюсь найти причину пока необъяснимого смещения перигелия Меркурия». Когда же общая теория относительности была полностью построена, теоретические данные дали результат в 43 угловых секунды в столетие и полностью совпали с экспериментальными наблюдениями. В рассмотренном примере проблема решилась не благодаря выдвижению защитной гипотезы, а за счет создания принципиально новой теории.

В том случае, когда позитивная эвристика не может в рамках «жесткого ядра» объяснить аномальные явления, происходит смена «жесткого ядра»

исследовательской программы. При этом меняется не отдельная теория, а вся их совокупность (так, с созданием теории относительности принципиально изменились представления о пространстве и времени). Новая теория строится, когда при объяснении аномалий к предыдущей теории добавляются некие вспомогательные положения. Здесь возможны и различные альтернативные объяснения. Если одна из теорий не может чего-то объяснить, другая это делает успешно, но при этом не опровергает первую.

Принципиальная разница подходов И. Лакатоса и Т. Куна заключается в отношении к аномальному эмпирическому базису. В парадигме Т. Куна аномалии воспринимаются как нечто внешнее, и их появление оказывается неожиданным, никак не обусловленным самой парадигмой. В концепции исследовательских программ И. Лакатоса аномалии логично вытекают из самой программы, вернее из пояса ее защитных гипотез, и поэтому их можно рассматривать как внутренне не противоречивые компоненты самой исследовательской программы.

По этой причине смена доминирующей научной теории, которая определяет «жесткое ядро», внутри одной исследовательской программы осуществляется рационально. Внутри одной программы старая теория может быть заменена только в том случае, если новая объясняет более широкий круг явлений, с которым старая теория не справляется26. Как подчеркивает В.М. Гуминенко, согласно И. Лакатосу, теория опровергается только в том случае, когда можно предоставить новую теорию, причем такую, которая могла бы не просто обосновать те положения, которые объяснялись старой теорией, но и доказать то, чего не могла доказать предшествующая теория.

Кроме того, «новая теория должна ещ и предложить новые положения, которых не было в предыдущей теории, и помочь всей науке сделать шаг вперд»27.

Таким образом, для смены «жесткого ядра» требуются весьма существенные основания, подкрепленные эмпирическими данными. С точки зрения Т. Куна «изменение парадигмы не может быть оправдано тем или иным доводом»28, то есть в некоторой степени иррационально. Оно может быть сравнимо с обращением людей в новую религиозную веру. По мнению

–  –  –

М.Д. Ахундова и С.В. Илларионова, отсюда вытекает тезис о несоизмеримости теорий, создаваемых в рамках различных парадигм, отказ от признания преемственности в развитии науки и рассмотрение научных революций как внезапных гештальт-переключений, не связанных с внутренней логикой развития науки29. Вместе с тем, исследовательская программа дает возможность наметить план исследований и содержит внутри себя потенциал для дальнейшего развития.

То есть парадигма изменяется под воздействием внешних факторов, в то время как в научно-исследовательской программе внутри заложены возможности ее совершенствования и развития.

Это дает научно-исследовательской программе преимущества при описании эволюционных процессов, так как последние невозможно обосновать в полном объеме на основе конкретных эмпирических данных.

Ученые могут найти только отдельные элементы мозаики, а полную картину строят методом абдукции, суть которого состоит в построении модели какого-либо процесса путем наилучшего объяснения. На основе определенного количества фактов ученые предлагают несколько возможных вариантов объяснения. Данные теоретические реконструкции строятся с использованием определенных методологических правил, которые можно рассматривать как положительную эвристику. Объяснения же, которые предполагают что-либо, противоречащее «жесткому ядру» программы, не принимаются отрицательной эвристикой. Наиболее вероятное объяснение принимается за правильное.

Однако в процессе исследования могут вскрыться новые данные, которые заставят пересмотреть теоретическую реконструкцию, при этом на основе пояса защитных гипотез высказываются новые предположения и Ахундов, М.Д., Илларионов, С.В. Преемственность исследовательских программ в развитии физики // Вопросы философии, 1986, № 6. – С. 59.

идеи. Неполнота информации в изучении эволюционных процессов содержит возможности совершенствования и развития подходов и методов в их изучении, что соответствует концепции научно-исследовательских программ И. Лакатоса в отличие от парадигмы Т. Куна.

Таким образом, методология научно-исследовательских программ представляется более гибкой и плодотворной для изучения конкретных явлений и процессов, которые не могут наблюдаться непосредственно и не имеют строго однозначного теоретического обоснования, нежели парадигмальный подход Т. Куна к эволюции науки. И поскольку в настоящее время в философии науки фундаментом является эволюционносинергетическая парадигма, в которой процесс развития и структуризации материи считается доминирующим, представляется необходимым на основе концепции развития науки И. Лакатоса разработать исследовательскую программу эволюционизма, которая позволит более детально рассматривать процесс развития науки в целом и конкретных наук в частности.

1.2. Генезис исследовательской программы эволюционизма в истории философии Проследим генезис исследовательской программы в истории философии науки. Первой исследовательской программой, претендующей на описание всего бытия стала программа атомизма Левкиппа-Демокрита. Ее основные особенности, согласно П.П. Гайденко, следующие.

Во-первых, данная программа является по своей сути физической, при этом задача науки заключается в том, чтобы объяснять явления, происходящие на уровне физического мира.

Во-вторых, объяснение физических явлений осуществляется с использованием механистических закономерностей, то есть на основе жестко детерминированных причинно-следственных связей. Основу всего сущего составляют структуры, образующиеся путем объединения и разделения атомов. Свойства предметов определяются расположением, формой и последовательностью соединения атомов.

В-третьих, фундаментом мироздания являются атомы и пустота, которые напрямую не связаны с объектами окружающего мира, наблюдаемых непосредственно и доступных восприятию. Фактически Демокрит разграничивает мир существующий как истинный (мир «объективного знания») и мир непосредственно эмпирически наблюдаемый (мир «субъективного восприятия»).

В-четвертых, в учении Демокрита фундирующую роль играла «наглядность объясняющей модели». Независимо от того, что атомы в силу их малости являются невидимыми, имеется возможность их наглядно представить, описать их взаимодействие и движение. Результатом же всего этого и будет наблюдаемая нами физическая реальность.

В-пятых, одной из главных особенностей атомистической теории Демокрита является тот факт, что умозрительные модели соотносятся с наблюдаемыми явлениями. То есть, между умозрительным и эмпирическим уровнями познания наблюдается явное соответствие.

Таким образом, исследовательская программа Демокрита изначально ориентировалась на «объяснение явлений эмпирического мира»30, причем это достигалось на основе гипотезы о существовании неделимых атомов, которые, объединяясь определенным образом, порождают конкретные ощущения и качества изучаемых объектов. То есть, усложнение материальных форм объяснялось механическим соединением элементов.

Таким образом, уже в первой исследовательской программе атомистов была высказана идея становления отдельных структур. Роль субстанции или

Гайденко, П.П. Эволюция понятия науки. – М.: Наука, 1980. – С. 75.

«корней бытия» играют атомы, а их соединение и разъединение приводит к образованию новых форм.

Дальнейшее развитие этой идеи нашло отражение в исследованиях Платона и Аристотеля.

Согласно Платону, существует некий ум, способный установить законы бытия. Как замечает А.Ф. Лосев, самое полноценное, самое прекрасное и доброе и самое первичное – это есть ум, который берется Платоном в его предельном состоянии, т.е. в его всеобъемлющем, вечном и бесконечном характере. Но этого ума недостаточно для полноты бытия и жизни, поскольку он является скорее только образцом, или демиургом.

Кроме этого нужна материя, и еще необходима организация этой материи по законам вечного ума31.

Другими словами, «космос у Платона есть живое существо, тело которого движется душой по законам разума»32. Таким образом, если в основе мироздания у Демокрита лежали ненаблюдаемые атомы, то у Платона основой бытия являются идеи, которые управляют миром и обладают формообразующей силой. Вместе с тем над этими идеями должно быть чтото высшее. «Мир идей, – отмечает С.Н. Жаров, – нуждается в превосходящем его абсолютном единстве, которое у Платона получает имя блага»33.

Еще одним важным аспектом философии Платона является совмещение единичного и общего, что позволяет рассматривать мир не просто как телесный Космос, не как отдельные предметы и явления, а как объект, в котором общее соединено с единичным, а космическое с человеческим.

Лосев, А.Ф. Античная философия истории. – СПб.: Алетейя, 2000. – С. 146.

Лосев, А.Ф. История античной эстетики. Софисты. Сократ, Платон. М.: ООО «Издательство АСТ»; Харьков: Фолио, 2000. – С.721.

Жаров, С.Н. Математика в свете философского вопроса о бытии // Вестник Воронежского государственного университета. Серия: Философия. 2012. № 2 (8). – С.61.

Аристотель считал, что в основе возникающего и изменяющегося должна лежать материя, которая вечна, несотворима и неуничтожима. Сама по себе материя пассивна и инертна, в ней лишь потенциально заложена возможность существования окружающего мира. В качестве субстанции у Аристотеля выступает первоматерия, которая не имеет никакой формы, свойств и качеств, однако стремящаяся к оформлению. Находясь на краю бытия, сущего, она как бы стремится к оформлению, к форме и к формам (почти всякая чувственная материя – материя несколько раз оформленная), стремится стать осуществлением – в этом смысле Аристотель даже говорит, что материя есть носитель энтелехии34.

Для существования объективной реальности первоматерии необходимо придать определенную форму, понимаемую Аристотелем как некий активный творческий фактор, благодаря которому происходит формирование конкретных вещей и предметов. При этом огромную роль играет принцип развития, происходящий в пространстве и времени, которое выступает, в свою очередь, как последовательность состояний и событий и понимается как число движения по отношению как к предыдущему, так и последующему, и принадлежит непрерывному, и само является непрерывным. На основании такого представления Аристотель разработал исследовательскую программу континуальности, которая в течение длительного времени определяла вектор направления научного поиска и особенности характера научного мышления. Вместе с тем, она оказалась превалирующей и над программой атомизма, и над математической программой Платона.

Аристотель считается основоположником физики как натурфилософской науки о природе, он первым дал концептуальное понимание центрального понятия физики – движения, несмотря на то, что

Чанышев, А.Н. Аристотель. – М.: Мысль, 1987. – С. 76.

эту проблему рассматривали и в предыдущих программах. Он также приходит к существованию перводвигателя. Его рассуждения сводятся к следующему. Если движение существует, то должно существовать то, что обеспечивает это движение, причем это нечто само должно быть неподвижно. А чтобы движение было непрерывным, оно должно осуществляться по кругу, ибо непрерывное движение по прямой не может быть вечным. Вечный двигатель по Аристотелю представляется как живой деятельный разум, который обеспечивает движение материи как целевая причина.

Ни одна из доаристотелевых программ не создала специального аппарата для изучения биологических объектов. Только в континуальной программе Аристотеля появилась такая возможность на основе ее методологических подходов. Для живых объектов формой, по Аристотелю, является душа. Важно отметить, что Аристотель высказал идею об усложнении форм природы, то есть рассматривал возможность перехода в новое качественное состояние.

В общих чертах Аристотель имел представление также и о естественном отборе35. Он высказал представление о «лестнице природы», на которой расположил все известные ему виды в определенной последовательности в зависимости от уровня их сложности. Интересным является тот факт, отмеченный Б.Б. Вицем, что Ч. Дарвин усмотрел у Аристотеля своего рода проблеск или зародыш будущего понимания естественного отбора36.

Таким образом, в античности бытие осмысливается в контексте завершенного и совершенного космоса, поэтому об эволюции бытия в целом речи не шло. Вместе с тем уже в то время были сформулированы Аристотель. Сочинения. В 4 т. – М.: Мысль, Т. 3. 1981. – С. 97-98.

Виц, Б.Б. Демокрит. – М.: Мысль, 1979. – С. 76.

онтологические понятия, без которых было бы невозможно впоследствии создать программу эволюционизма.

Важную роль в становлении идей эволюционизма сыграли представители немецкой классической философии.

Наиболее существенный вклад в становление исследовательской программы эволюционизма внес И. Кант, представив (в первый период своей исследовательской деятельности, докритический) окружающий материальный мир, как мир, способный к саморазвитию и самосовершенствованию.

Научные представления о саморазвивающейся материи наиболее ярко проявились в гипотезе о происхождении Солнечной системы, разработанной И. Кантом на основе закона всемирного тяготения в середине XVIII века. В своем труде «Всеобщая естественная история и теория неба»37 он изложил гипотезу развития Солнечной системы, согласно которой планеты и Солнце возникли из облака рассеянной материи. Частицы этого облака под действием гравитации уплотнялись, одновременно увеличивая угловую скорость вращения. Внутри центрального сгущения с необходимостью образовалось Солнце. В дальнейшем произошла фрагментация вращающейся вокруг Солнца материи на отдельные сгустки, из которых образовались планеты: более легкие молекулы ушли на периферию, из них образовались газовые планеты-гиганты; более тяжелые – оказались вблизи Солнца и образовали планеты земной группы.

Гипотеза Канта явилась революционной в науке, она пробила брешь в господствовавшем ранее окаменевшем воззрении на природу, исключавшем идею развития. Это была его физико-астрономическая теория мироздания, созданная еще до его первых философских фундаментальных работ.

Кант, И. Всеобщая естественная история и теория неба // Сочинения. В 8-ми. Т. 1. М.:

ЧОРО, 1994. – С. 151-160.

В ней, по сути, впервые была рассмотрена эволюция неживой материи как некий процесс, приводящий к качественным изменениям системы и появлению некоего космогонического объекта, которым является наша планетная система. Можно сказать, что Кант впервые с естественнонаучных позиций стал рассматривать эволюцию неживой материи. По словам О.В. Барминой, «Кант вернул в науку взгляд античных философов на Вселенную, как на развивающуюся структуру»38. Описание эволюции Солнечной системы, данное И. Кантом, по сей день является актуальным и значимым для современной космогонии и космологии.

Вместе с тем целесообразность природы И. Кант связывает с субъектом. Он подчеркивал, что познание мира можно осуществлять лишь через изучение его проявлений, несмотря на то, что фундирует его некая субстанция, лежащая на более глубоком уровне.

Главная идея заключается в том, что эволюция природы не имеет цели, эту цель приписывает природе сам исследователь в силу своих внутренних убеждений.

Диалектическая противоречивость эволюции нашла сво выражение в четырх кантовских антиномиях. Их суть сводится к четырем тезисам, каждому из которых соответствует свой антитезис.

Первая пара противопоставляет бесконечность и ограниченность мира как в пространстве, так и во времени. Тезис утверждает ограниченность мироздания, антитезис – его бесконечность.

Тезис второй утверждает, что любая сколь угодно сложная структура может быть составлена из более простых вещей, которые составляют основу всего сущего. Простые вещи являются определяющими, и только из них складывается более сложное. Противоположный ему антитезис: в мире не Бармина, О.В. Антропный принцип как возможность новой онтологии // Вестник Вятского государственного гуманитарного университета. 2009. Т. 4. № 1. С. 52-53.

бывает ничего простого, и ни одна сложная структура не составляется из более простых элементов.

Третья пара тезис-антитезис противопоставляет случайность и необходимость. Тезис говорит о некой вероятностной причинности, допускающей определенную свободу, антитезис свободы не допускает – все в мире строго детерминировано.

Тезис четвртый утверждает, что в мире должна существовать определенная сущность, которая принадлежит миру или как его компонент, или его причина. Антитезис четвртый отрицает существование такой сущности39.

Таким образом, у И. Канта остаются открытыми вопросы, связанные с происхождением, существованием, структурой мироздания и причинностью, выходящие за пределы имманентного на уровень «трансцендентальных идей».

Эти проблемы и сейчас остаются нерешенными до конца. В самом деле, первые две пары тезис-антитезис в современном изложении могут рассматриваться как проблема бесконечности мироздания как вглубь, так и вширь, что находит отражение в теориях инфляции, суперструн и физике элементарных частиц.

До появления релятивистской физики бесконечность рассматривалась как бесконечное повторение каких-либо структур или явлений, то есть, как количественное накопление чего-то без качественных преобразований.

Ф. Энгельс такую бесконечность называл «дурной бесконечностью».

С точки зрения современных представлений бесконечность понимается как некое качественное многообразие свойств материи, пространства, времени, когда в микроскопических масштабах на уровне микромира

Кант, И. Критика чистого разума [Электронный ресурс] URL:

http://www.iakovlev.org/zip/kant1.pdf (дата последнего обращения 14.12.2015).

появляются качественно новые квантовые явления, а в мегамире возникают необычные переплетения, связанные с топологией Вселенной, параллельными мирами, черными дырами в пространстве-времени. Это уже проблема происхождения и структуры мироздания.

Третья пара соответствует проблеме детерминизма в развитии, что напрямую связано с эволюцией материи. Четвертая пара ставит вопрос о первопричине. В исследовательской программе эволюционизма первопричиной является материя и ее способность к самоорганизации.

Причем этот постулат берется а priori.

У Гегеля такой выход наблюдается еще ярче. Исходной категорией его философской системы является категория бытия, без которой невозможно проводить ни теоретический, ни философский анализ объективной реальности. Ничто рассматривается Гегелем как начало бытия и представляет собой Объективную идею, которая существует в виде некой нематериальной реальности, но способной к развитию и изменению. Руководит этим изменением объективный дух, некая нематериальная сила. Под бытием Гегель понимает некое начало, которое возникает посредством «опосредствования через опосредствование», и является то же самое время «сниманием самого себя». В этом случае принимается, что истинное знание вытекает из сознания и представляет собой результат конечного знания. Если же такого предположения не делать, то, по мнению Гегеля, начало будет определяться только тем, что оно есть начало логики, мышления для себя.

Имеется лишь решение, которое можно рассматривать и как произвол, а именно решение рассматривать мышление, как таковое40.

На основе анализа развития идеи духа, Гегель обосновывает всеобщие законы развития бытия, которые могут быть применимы и к реальному миру.

Гегель, Г. Наука логики [Электронный ресурс] URL: http://www.klex.ru/249 (дата последнего обращения 14.12.2015).

Это возможно по той причине, что идеальные идеи могут оформляться в материальном мире, проявляясь через эволюцию последнего. Как замечает А.С. Кравец, «справедлива идея Гегеля о том, что подлинным бытием в культуре обладает дух, а предметы культуры являют собой лишь инобытие этого духа»41.

Таким образом, в философии Гегеля просматриваются идеи развития, однако их первопричину он видит в идеальном. В рамках моего исследования можно сказать так: Гегель находит обоснование идей развития и принципа, лежащего в основе исследовательской программы эволюционизма (ее жесткого ядра). Однако это объяснение он проводит на основе существования идеального. То есть в основе лежит противоположный постулат, но диалектический механизм эволюции имеет важное значение и для эволюционистов. Сам механизм процессов остается в рамках эволюционизма, а его причина выходит за пределы жесткого ядра. Кроме того, в работах Гегеля выделяются различные уровни бытия, соответствующие различному структурному уровню организации материи, что для исследовательской программы эволюционизма также весьма существенно.

Самый простой из них механический, где тела изолированы друг от друга и взаимодействуют лишь путем обмена энергией, при этом качественных преобразований не происходит.

Следующий уровень – химический. Здесь уже наблюдаются качественные переходы одних химических соединений в другие, появляется некая целостность и взаимообусловленность.

На третьем уровне сложности Гегель располагает живую материю, на котором «целокупленность» является определяющей, когда отдельные части

Кравец, А.С. Смыслы и ценности // Вестник Московского университета. Серия 7:

Философия. 2007. № 6. – С. 25.

системы неотделимы друг от друга. При этом живое проявляется как высшее единство механического, физического и химического. Последние входят в организм в преобразованном виде.

На самом высоком уровне Гегель располагает мышление, которое рассматривает как живой процесс. Высшей формой мышления является Абсолютная идея, представляющая собой единство субъективного и объективного. В то же время абсолютная идея предстает как «единство теоретической и практической идеи», под которыми он разумеет мыслительный процесс и деятельностную сторону духа вообще и человеческого духа в частности. Поэтому Абсолютная идея есть противоречие, единство субъекта и объекта, субъективного и объективного, теоретического и практического. В своем высшем проявлении она и выступает как жизнь во множестве своих проявлений и определений42. Здесь недвусмысленно просматривается мысль о том, что познание должно носить деятельностный характер, что коррелирует с современной эволюционной теорией.

Философия Шеллинга (еще одного представителя немецкой классической философии) состоит из нескольких развитых им систем.

Наиболее значимыми из них являются диалектическая натурфилософия, трансцендентальный идеализм и введение времени в жизнь Божества. Они дополняют представления Гегеля естественнонаучным описанием процесса развития.

В диалектической натурфилософии Шеллинг рассматривает природу как саморазвивающийся духовный организм. Особое внимание он обращает на конкретные проявления природы, при этом пантеизм Шеллинга носит натуралистический характер. Бога он видит только в том, что действительно

Философия объективного идеализма Г. Гегеля [Электронный ресурс] URL:

http://www.kazedu.kz/referat/65195 (дата последнего обращения 14.12.2015).

существует. Основная задача диалектической натурфилософии состоит в анализе процесса развития природы от низшего к высшему, вплоть до появления разума, рассматривая ее как некую целостную систему.

Е.С. Линьков отмечает, что Шеллинг перенес идею развития на саму природу. Своей натурфилософией Шеллинг сделал выход к объективному содержанию философии. Основная задача дальнейшего развития философии заключалась теперь в том, чтобы выразить диалектику природы в диалектике мышления43. Именно идея развития является одной из основных особенностей диалектической натурфилософии.

Вторая особенность состоит в том, что это развитие происходит благодаря взаимодействию противоположностей или полярностей. Именно полярность по Шеллингу является принципом и необходимым условием развития природы. При этом продукт природы каждый раз представляет собой целостность противоположных сил и находится в процессе бесконечного развития, а сама природа представляет собой бесконечное развитие и в процессе развития первым продуктом является материальная природа (органическая и неорганическая)44. Любое действие проистекает в результате противоположно направленных деятельностей. Так, вещество существует благодаря силам притяжения и отталкивания; магнетизм обусловлен существованием северного и южного полюсов; сознание существует как противоположность объективного и субъективного.

Третьей особенностью диалектической натурфилософии является представление о единстве и целостности природы, всеобщей связи ее явлений: вся природа предстает как единый огромный организм, а все Линьков, Е.С. Философия Шеллинга в оценке К. Маркса и Ф. Энгельса [Электронный ресурс] URL: http://vispir.h1.ru/lin5.htm (дата последнего обращения 14.12.2015).

Бакрадзе, К.С. Проблема диалектики в немецком идеализме [Электронный ресурс] URL:

http://psylib.org.ua/books/bakra01/txt01.htm (дата последнего обращения 14.12.2015).

процессы происходят из противоречия. Очень ярко просматривается корреляция с современной концепцией глобального эволюционизма Четвертая особенность заключается в том, что, природа как всеобщий организм рассматривается как идеальная сущность. По Шеллингу, она представляет собой идеальную форму, стремящуюся к материальному воплощению, в результате чего образуются новые виды бытия, продвигаясь от простого к сложному, вплоть до появления мыслящих существ.

Пятая особенность состоит в попытке понять природу из нее самой – Шеллинг утверждал, что природа является «законодательницей для себя самой», «довольствуется сама собой», «обладает безусловной реальностью», «организованное и само себя организующее целое». Шеллинг выделяет четыре атрибута природы: материальность, органическая целостность, развитие и полярность.

И, наконец, шестая отличительная черта диалектической натурфилософии – подрыв оснований субъективного идеализма, поскольку природа выступает как первичная реальность.

Таким образом, в диалектической натурфилософии Шеллинга мир предстает как диалектически развивающееся единое целое. При этом особо выделяются три стадии.

На первой стадии две противоположные силы находятся в равновесии в конкретной точке пространства. При удалении от этой точки в зависимости от направления противоположные силы возрастают. При этом проявляется линейная сила, которую Шеллинг называет магнетизмом. На второй стадии происходит разделение сил, которое дает возможность проявления сил притяжения и отталкивания под углом к первоначальному действию магнетизма. Так возникает поверхностная сила, которую Шеллинг называет электрической. На третьей стадии обе силы объединяются, в результате чего образуются три пространственных измерения, при этом определенную роль играет химизм, как объединяющий фактор.

Согласно Шеллингу первые две стадии невозможно наблюдать на опыте непосредственно, их можно только теоретически реконструировать.

Но именно эти процессы, согласно диалектической натурфилософии конструируют видимую материю и называются процессами первого порядка или продуктивной природой в первой потенции, в отличие от процессов второго порядка или продуктивной природы во второй потенции, которые непосредственно наблюдаются на опыте.

В неорганическом мире господствуют три силы – магнетизм, электричество и химизм. При переходе к органике их заменяют чувствительность, возбудимость и производительная сила, которые Шеллинг называет основными деятельностями органической природы.

Философские и естественнонаучные взгляды Канта, Гегеля и Шеллинга можно рассматривать как предтечу исследовательской программы эволюционизма в современном естествознании.

Таким образом, несмотря на то, что до середины ХХ века в философии науки термина «научно-исследовательская программа» не существовало, философский анализ генезиса идей эволюционизма позволяет говорить о существовании НИП эволюционизма, «жестким ядром» которой выступает постулат о саморазвитии материи в рамках философии материализма.

Тем не менее, только в ХIХ веке идеи развития превратились в естественнонаучную парадигму, после выдающихся эволюционистов, в первую очередь Ж.Б.Ламарка и Ч.Дарвина. В ХХ веке они окончательно устоялись и превратились в феномен культуры. Из фундаментальной идеи биологии они постепенно трансформируются в эволюционистский способ мышления, обретают свое универсальное значение в концепции глобального эволюционизма.

Роль отрицательной эвристики сводится к тому, чтобы не вводить различные дополнительные постулаты о существовании каких бы то ни было субстанций, полей, и пр. в полном соответствии с методологическим принципом «бритвы Оккамы». Положительная эвристика заключается в том, чтобы искать объяснения эволюционных процессов, исходя из постулата «жесткого ядра» и из альтернативных объяснений выбирать те, которые наиболее полно соответствуют этому постулату. Пояс вспомогательных гипотез при этом будет объяснять аномальные явления, которые сложно обосновать в традиционных подходах.

Использование концепции научно-исследовательских программ позволяет говорить не о строгих научных теориях эволюции, не о прямых экспериментальных доказательствах, а о более вероятном объяснении тех или иных фактов, наблюдающихся в настоящее время. Без понятия научноисследовательской программы ученые отказывались бы от научной теории еще раньше, чем поняли бы ее возможности и значение в изучении нового фрагмента реальности. Таким образом, можно говорить, что научноисследовательская программа является как бы «мостиком» между философской картиной мира и научными теориями. Как отмечает П.П. Гайденко, научная программа задает возможность построить научную теорию, и позволяет перейти от мировоззренческого принципа философской системы, к раскрытию взаимосвязи «явлений эмпирического мира». Вместе с тем, научно-исследовательская программа дат «возможность разработки соответствующего метода исследования»46 в соответствии с определенной для данной программы положительной эвристикой.

Лешкевич, Т.Г. Философия науки: традиции и новации. Логико-нормативная модель роста знания в научно-исследовательской программе Имре Лакатоса [Электронный ресурс] URL: http://pedlib.ru/Books/4/0396/4_0396-414.shtml. (дата последнего обращения 14.12.2015).

Гайденко, П.П. Культурно-исторический аспект эволюции науки // Методологические проблемы историко-научных исследований.– М., Наука, 1982. – С. 64.

Таким образом, научно-исследовательскую программу эволюционизма можно использовать как методологический подход для описания процессов развития, поскольку ее применение позволяет:

во-первых, понизить уровень критериев научности для тех теорий, которые невозможно проверить прямым экспериментом, что дает им право на существование;

во-вторых, рассматривать теории, описывающие эволюцию материи на разных уровнях структурной организации в рамках единой методологии;

в-третьих, дает возможность большей свободы выбора в моделировании различных эволюционных процессов на основе защитного пояса гипотез.

Рассмотрим эвристические возможности исследовательской программы эволюционизма применительно к анализу современного космологического знания.

1.3. Реконструкция космологического знания в свете научно-исследовательской программы эволюционизма Формирование идей космологического эволюционизма на уровне неживой материи впервые нашло четкое выражение в философских взглядах И. Канта, который, по сути, писал о самоорганизующейся неживой природе.

По его словам, материя, которая на первый взгляд воспринимается как совершенно инертная и нуждающаяся в определенной организации и оформлении, даже в самом простом своем состоянии несет в себе стремление подниматься к более структурированному состоянию за счет естественного развития47. Суть мировоззренческого переворота, который совершил И. Кант, Кант, И. Всеобщая естественная история и теория неба // Соч.: в 6 т. М.: Мысль, 1963.

Т.1. – С. 156.

заключалась в том, что вместо неживой материи он ввел понятие материи, способной к саморазвитию. С сегодняшних позиций эта идея может восприниматься как предтеча формирующейся в настоящее время концепции самоорганизации материи.

Во времена Канта данное положение, несмотря на его оригинальность, не вызывало сколь либо больших принципиальных противоречий. Однако открытие второго начала термодинамики (закон возрастания энтропии) изменило подобную ситуацию.

Суть проблемы заключалась в том, что в соответствии с законом термодинамики все процессы идут в определенном направлении, что определяется термодинамической стрелой времени и делает неоднозначным прошлое и будущее. В любой замкнутой системе энтропия должна возрастать, что в конечном итоге ведет к деградации системы, разрушению ее структуры. И если в открытых системах возможно возрастание структурной организации за счет увеличения хаоса в окружающей среде, то для Вселенной в целом это должно привести к так называемой тепловой смерти. Достаточно длительное время естествоиспытатели и философы не соотносили процессы развития и структурирования материи со вторым началом термодинамики.

Один из первооткрывателей этого закона В. Томсон-Кельвин сформулировал его в виде трех тезисов.

1. В окружающем нас мире определяющим является тенденция, которая ведет к тому, что механическая энергия самопроизвольно рассеивается.

2. При любых взаимодействиях неживых материальных систем восстановление механической энергии невозможно, если в окружающей среде не происходит еще большее рассеяние. Что касается живой материи, В. Томсон-Кельвин не так категоричен и говорит о самопроизвольной невозможности восстановления энергии в растительных и одушевленных формах с определенной долей вероятности.

3. На основании всего вышесказанного делается вывод, что в более ранний период Земля находилась в таком состоянии, что была непригодна для жизни на ней человека, и в далеком будущем она неизбежно должна вновь вернуться в такое же состояние. Этого можно избежать, если целенаправленно провести определенную работу по поддержанию Земли в сложно структурированном состоянии, чего не может произойти в соответствии с естественными законами, протекающими ныне в материальном мире48.

В настоящее время существует несколько эквивалентных формулировок этого закона, однако все они сводятся к тому, что замкнутая система стремится к термодинамическому равновесию.

При распространении этого вывода на Метагалактику, под которой понимают видимую часть Вселенной, можно прийти к заключению, что без внешнего сознательного вмешательства образование структурных космологических компонентов невозможно. Если экстраполировать второй закон термодинамики на всю наблюдаемую часть Вселенной, то рано или поздно наступит термодинамическое равновесие, все тела будут иметь одинаковую температуру, теплообмен прекратится и вся энергия обесценится.

Тем не менее, последние эмпирические данные дают право утверждать, что наша Метагалактика структурируется не менее 13,8 миллиардов лет. «В начале никакой сложности вообще не существовало. Чем больше развивалась Томсон-Кельвин В. О проявляющейся в природе общей тенденции к рассеянию механической энергии // Второе начало термодинамики. – М.-Л. Гостехтеориздат, 1934. – С. 182.

Вселенная, тем сложнее становились ее составляющие»49. Если буквально 15лет назад подобные рассуждения были следствием теоретических расчетов, то в настоящее время это почти прямое эмпирическое наблюдение.

Современная техника дает возможность рассмотреть галактику UDFjкоторая находится от нас на расстоянии 13,4 миллиарда световых лет. Она образовалась, когда нашей Вселенной было только 370 миллионов лет, что составляет 2,6% от времени существования Вселенной50. Ученые непосредственно наблюдают состояние материи, соответствующее такому далкому прошлому. Теоретические расчеты показывают, что на более ранних этапах эволюции Вселенная представляла собой равномерно распределенное излучение, элементарные частицы с небольшой примесью гелия. При этом процесс образования галактик только начинался. Теперь Вселенная представляет собой высокоструктурированную систему скоплений галактик.

Открытие сверхмассивных черных дыр в центральной части галактик, а также определение их количественных характеристик показывают, что наблюдается прямая пропорциональность между массой галактического балджа – центрального сгущения звезд, окружающего ядро и массой сверхмассивной черной дыры в центре галактики. Наблюдения приводят к важному выводу о том, что около 1% вещества балджа галактики сформировалось в центральную черную дыру, а остальные 99% – в звезды, газ и пыль балджа. Этот фундаментальный наблюдательный факт накладывает ограничения на механизмы образования сверхмассивных Спир, Ф Большая история: энергия, энтропия и эволюция сложности // Универсальная и глобальная история (эволюция Вселенной, Земли, жизни и общества) Хрестоматия, ежегодное издание. Сер. "Библиотека факультета глобальных процессов МГУ" Под редакцией Л.Е. Гринина, И.В. Ильина, А.В. Коротаева. Волгоград, 2012. С. 134.

Хотите узнать какая самая отдаленная галактика во Вселенной? [Электронный ресурс] URL: http://www.infuture.ru/article/9407 (Дата последнего обращения 14.12.2015).

галактик51.

черных дыр в ядрах Ученые связывают образование сверхмассивных черных дыр с образованием галактик. Установлено эмпирическое соотношение «между массами черных дыр, находящихся в центральной части галактик и квазаров, и светимостями этих областей в радио- и рентгеновском диапазонах»52. Кроме того, «определена начальная функция масс сверхмассивных черных дыр, образующихся в ядрах галактик»53.

Таким образом, открытие сверхмассивных черных дыр дало возможность построить теорию происхождения и эволюции галактик на ранних стадиях Вселенной.

До недавнего времени наша Солнечная система не имела известных науке аналогов, и методология е изучения опиралась только лишь на абстрактные теоретические модели. Однако буквально за последние 15-20 лет астрономами были найдены несколько сотен планет, входящих в состав планетных систем близлежащих звзд. По данным «Энциклопедии внесолнечных планет» на 23 сентября 2016 года обнаружено 3532 экзопланеты и 2649 планетных системы54. Это дат возможность утверждать, что гипотеза Джинса не является правильной, поскольку она описывает Черепащук, А.М. Сверхмассивные черные дыры в ядрах галактик // Соросовский Образовательный журнал Том 6, № 11, 2000. – С. 76.

Киселев, А.А., Гнедин, Ю.Н., Грошева, Е.А., Шахт, Н.А., Горшанов, Д.Л., Пиотрович, М.Ю. Сверхмассивная черная дыра в центре нашей галактики: определение основных физических параметров // Астрономический журнал. 2007. Т. 84. № 2. С. 118.

Гинзбург, В.Л. Динамика развития неоднородностей и фазовые переходы в космологических и звездных моделях. [Электронный ресурс] URL: http://www.

rfbr.ru/rffi/portal/project_search/o_93104 (дата последнего обращения 14.12.2015).

– Schneider, J. Interactive Extra-solar Planets Catalo [Electronic resource] http://exoplanet.eu/catalog/ (дата последнего обращения 23.09.2016).

образование Солнечной системы как маловероятную случайность в результате столкновения Солнца с другой звездой.

Вместе с тем открытие планет у других звезд ознаменовало очень важный факт, касающийся методологии изучения Солнечной системы.

Впервые появилась возможность проводить сравнительный анализ различных планетных систем. Более того, обнаружены планеты, сходные по строению и составу атмосферы с Землй. Согласно текущим оценкам, около трети солнцеподобных звзд имеют в обитаемой зоне планеты, сравнимые с Землй.

Итак, можно констатировать, что последние наблюдательные данные в области космологии говорят о ее эволюционном развитии, направленном в сторону усложнения структурной организации, которое, на первый взгляд, противоречит второму началу термодинамики.

Рассмотрим различные подходы к интерпретациям этого вопроса.

Основной аргумент, объясняющий возможность структуризации отдельных космических систем делает упор на открытость таких систем, что выводит их за пределы границ применимости второго начала термодинамики. Однако такая интерпретация решает проблему только локально. Убывание энтропии в незамкнутой системе может происходить только в результате е роста во внешней среде. Если мы рассматриваем Метагалактику как часть Вселенной, можно формально объяснить ее усложнение, однако механизм образования сложных структур остается за пределами научного объяснения. А при рассмотрении всего мироздания вопрос о структуризации материи остается открытым.

Еще одно из возможных объяснений связано с флуктуационной концепцией Больцмана. Суть ее состоит в том, что закон возрастания энтропии является не фундаментальным, а статистическим и работает только на уровне большого числа объектов или ансамбля частиц. Для отдельно же взятых элементов системы второй закон термодинамики теряет смысл – нельзя говорить о термодинамическом равновесии 10-15 частиц.

Учет статистического характера рассматриваемого закона позволяет решить проблему структурной организации локально. И это не противоречит закону возрастания энтропии. Так, Ю.В. Новокрещенов подчеркивает, что второе начало термодинамики является вероятностным законом, по этой причине нельзя полностью исключить процессы, которые даже в замкнутых системах ведут к уменьшению энтропии. Несмотря на их малую вероятность, они принципиально возможны, а значит, рано или поздно происходят55.

Еще одним подходом к решению проблемы тепловой смерти Вселенной является подход, связанный с локальным нарушением второго закона термодинамики. Здесь имеются два аспекта.

Когда речь идет о живой материи более логично говорить не о нарушении закона, а о явлениях, накладывающих отпечаток на общий результат эволюции системы. Безусловно, в биологических системах происходят термодинамические процессы, и закон возрастании энтропии работает. Однако вместе с этим наблюдаются и другие явления, которые приводят к уменьшению энтропии.

Второе объяснение основано на более кардинальном утверждении, согласно которому второму закону термодинамики нельзя придавать статус закона, поскольку его введение основано на вероятностных закономерностях, а поэтому существует хоть и очень малая, но ненулевая вероятность его нарушения. На мой взгляд, такое сильное утверждение не является корректным. Дело в том, что закон возрастания энтропии является статистическим, а. следовательно, носит принципиально вероятностный Новокрещенов, Ю.В. Проблема «тепловой смерти Вселенной» // Вестник Ижевской государственной сельскохозяйственной академии. 2012. № 1 (30). С. 18.

характер, а значит, работает только для большого числа частиц. Но это не может лишить его статуса закона.

Именно статистический характер второго начала термодинамики дает право построить авторскую концепцию, объясняющую эволюцию неживой материи и совместить ее с законом возрастания энтропии. Она во многом схожа с флуктуационной концепцией Больцмана, но вносит в не определенные дополнения, которые несколько изменяют е смысл.

В основе авторской концепции лежат следующие положения.

1. Второй закон термодинамики является статистическим, поэтому в локальных областях он не работает, поскольку такие области выходят за границы его применимости.

2. Для возникновения принципиально иной структуры вполне достаточно уменьшение энтропии в локальной области при условии, что между отдельными элементами системы возможно образование связи, что обусловлено фундаментальными взаимодействиями.

3. Если последовательно рассмотреть усложнение неживых систем, то можно прийти к выводу, что эволюция носит ступенчатый характер. И как только образуется более сложная система, она уже выступает как неделимый квант для создания более сложной системы.

4. В этом случае закон умножения вероятностей формально превращает собой умножение единиц, поскольку структурные компоненты системы уже образовались, а это достоверное событие, вероятность которого равна единице. Тогда образование более сложных систем может происходить до того момента, пока они не потеряют устойчивость к условиям внешней среды и не будут разрушаться под ее воздействием.

Первое положение обсуждалось ранее, и на нем не будем останавливаться.

При рассмотрении второго положения можно выделить три аспекта:

а) в локальных областях возможно уменьшение энтропии, и это не противоречит второму началу термодинамики;

б) для появления новой структуры достаточно, чтобы уменьшение энтропии проходило локально – если в системе из миллиарда молекул две из них образуют более сложную молекулу, термодинамическое равновесие системы не нарушится, и вместе с тем будет происходить эволюционное усложнение;

в) возможность образования более сложных структур в природе обусловлена существованием фундаментальных взаимодействий.

Проанализируем каждый из этих аспектов.

Уменьшение энтропии в локальных областях было зарегистрировано физиками национального университета в Австралии. В эксперименте рассматривалась система коллоидных частиц размерами порядка микрона.

Система находилась в водной среде, в ловушке, созданной лазерным сфокусированным лучом. Ученые могли достаточно точно отслеживать траекторию движения частиц с помощью специальной регистрационной аппаратуры. Когда лазер был выключен, частицы совершали обычное броуновское движение. Когда же излучение включалось, появлялась постоянно действующая сила, направленная в сторону наибольшей интенсивности света. Фотографирование происходило с частотой 1000 кадров в секунду при длительности эксперимента 10 секунд. В результате можно было проследить траекторию движения частиц, анализ которой позволил обнаружить тот факт, что в коротких временных промежутках движение частиц происходит таким образом, что наблюдается кратковременное уменьшение энтропии.

То есть можно констатировать, что локальное уменьшение энтропии является твердо установленным экспериментальным фактом.

Второй аспект не вызывает сомнений, поскольку такие факты наблюдаются в огромном числе случаев: рекомбинация атомов, образование молекул, различные химические связи. Такие явления можно интерпретировать как появление порядка из хаоса в большом ансамбле частиц.

Третий аспект связан с возможностью элементов системы образовывать между собой устойчивые связи. Речь идет о том, что в целом система не меняется, а происходят лишь локальные изменения, которые не приводят к качественным изменениям системы. Необратимость же проявляется только на уровне статистических параметров, поскольку вероятность согласованного изменения элементов системы в заданном направлении является крайне малой. И чем больше в системе частиц, тем меньше такая вероятность. Вместе с тем одного локального нарушения достаточно, чтобы в системе образовались более сложные структуры и пошла эволюция на уровне неживой материи.

Поскольку процесс эволюции идет ступенчато, для него нельзя применять закон умножения вероятностей. Это связано с тем, что для образования новой структуры нет необходимости последовательного следования событий друг за другом. Так, например, для образования гелия из водорода не обязательно, чтобы сразу же после появления двух ядер дейтерия они сразу же образовали ядро гелия. Закон умножения вероятностей при этом вырождается в произведение единиц, поскольку как только первый этап эволюции состоялся – это уже достоверное событие, а между первым и вторым шагом может осуществляться бесчисленное множество событий никак не связанных с последующим образованием более сложной структуры. Главное, чтобы структура, образовавшаяся на первом шаге, не разрушилась.

Если в больцмановской флуктуационной концепции речь идет о том, что вся система переходит в новое качественное состоянии, то есть осуществляется событие, вероятность которого близка к нулю, то автор говорит о локальных флуктациях, вероятность которых достаточно высока.

Нет необходимости, чтобы каждое взаимодействие частиц приводило к появлению новой более сложной структуры. Достаточно, чтобы после любого числа попыток, рано или поздно, такое событие произошло. А если вероятность какого-либо события не равна нулю, оно рано или поздно произойдет, то есть вероятность такого события стремится к единице.

Эту же ситуацию можно рассмотреть с точки зрения другого методологического подхода.

Любую, в том числе и замкнутую систему можно рассматривать как состоящую из отдельных локальных подсистем. Тогда уменьшение энтропии в одной из таких подсистем будет происходить за счет увеличения хаоса в других ее частях. Это никоим образом не противоречит второму закону термодинамики.

Но если на каком-то этапе за счет какого-либо взаимодействия между элементами системы образуется связь, появляется принципиально новая структура и уменьшение энтропии закрепляется. В этом случае закон возрастания энтропии также не нарушается, просто идет параллельный процесс, который приводит к появлению новых структурных образований. А сравнивать энтропию разных систем методологически некорректно, поскольку второе начало термодинамики применимо для одной системы.

Если же система качественно изменится, сравнивать ее параметры с предыдущими значениями не имеет смысла.

Итак, в рамках авторской концепции проблема тепловой смерти Вселенной решается следующим образом.

Локальное нарушение второго закона термодинамики приводит к уменьшению энтропии в малом объеме, при этом в целом термодинамическое равновесие всей системы не нарушается. Если же между составляющими системы возможно появление связей, то такие связи рано или поздно образуются, и система переходит в новое качественное состояние, причем именно образование структуры соответствует наиболее вероятному состоянию системы. Если же образование связей невозможно, то наиболее вероятное состояние системы, в полном соответствии со вторым законом термодинамики, представляет собой термодинамическое равновесие.

Такой подход позволяет выявить механизм образования структур на уровне неживой материи без нарушения закона возрастания энтропии.

Отсюда вытекает, что уже на космологическом уровне, после начала расширения Вселенной, материя самопроизвольно начала усложняться. В связи с этим возникает необходимость выработать такой методологический подход, который позволил бы уложить космологические знания в некий единый контекст, а также вписать эволюцию космического уровня в концепцию глобального эволюционизма.

В настоящее время космология производит моделирование возможных вариантов эволюции Вселенной, на основе ее современных характеристик и «конструирует» пути ее развития в противоположном направлении.

Теоретической основой для такой реконструкции событий могут выступать современные физические и астрономические параметры, которые должны следовать из различных космологический теорий, претендующих «на объяснение возникновения и развития мира»56.

Необходимо отметить еще один аспект данного вопроса. При теоретической реконструкции конкретного события из прошлого ученые, естественно, используют определенные теории, позволяющие объяснить наблюдаемые факты, исходя из определенной цепочки событий. Однако теория не может гарантировать правильность этой реконструкции. И, как правило, это связано не с ошибочностью теории, а с неполнотой эмпирических данных.

Князев, В.Н., Щетинина, О.А. Философские аспекты астросинергетики // Гуманитарные науки и образование. – 2012. – № 3. – С. 70-71.

В космологии можно выявить различные уровни знания, на каждом из которых данное «конструирование» имеет своеобразные черты.

1. Космогонический уровень, на котором рассматриваются отдельные космические образования (галактики, звезды, планеты), их рождение, жизнь, смерть. В этой области имеется достаточный эмпирический материал для построения теорий, описывающих эволюцию отдельных космических систем. И хотя нельзя проследить эволюцию одного отдельно взятого объекта, имеется возможность наблюдать множество аналогичных объектов, находящихся на разном уровне эволюции и строить непротиворечивую целостную теорию, описывающую их развитие.

2. На космологическом уровне описывается эволюция Вселенной как целого. Основная задача данного уровня дать описание мироздания таким образом, чтобы теоретически обосновать наблюдаемые условия. На этом уровне для исследования имеется единственный объект – наша Метагалактика. Но это компенсируется возможностью наблюдать прошлое этого объекта за счет наблюдения сверх удаленных объектов, свет от которых несет информацию об их далеком прошлом.

3. Так называемый «досингулярный» уровень, представляющий собой теоретические реконструкции возможных состояний материи, которые могли привести к Большому Взрыву. При этом его нельзя рассматривать как обычный взрыв, когда в определенной точке возникает повышенное давление и идет ударная волна. В данном случае происходит расширение самого пространства, причина которого науке по сей день не ясна. На этом уровне эмпирический материал отсутствует полностью, любые теоретические построения можно рассматривать только как гипотезы.

Таким образом, эволюция материи на каждом из уровней космологического знания описывается различными моделями, из которых ни одна не следует из другой. Каждая модель рассматривает определенный процесс на конкретном уровне структурной организации материи. При этом ни одна из этих моделей не может описать полную эволюцию Вселенной.

М. Борн по этому поводу отмечал, что существуют различные, взаимодополняющие образы мира, которые не могут применяться вместе.

Тем не менее, они не противоречат один другому, и «только совместно исчерпывают целое»57. На философском уровне знания понятно, что все эти уровни взаимосвязаны между собой единым эволюционным процессом и структурированием Вселенной.

В таком ракурсе из существующих в современной философии науки методологических формаций при описании современных космологических явлений наиболее эффективной является концепция научноисследовательских программ. Как подчеркивает Л.А. Микешина, в настоящее время методология научно-исследовательских программ И. Лакатоса не может охватить все случаи развития науки в истории, в целом она носит утопический характер, однако ее основные идеи являются значимыми и для современных философов, поскольку дают возможность рациональным образом оценить «исторические, релятивные моменты, процедуры выбора, предпочтения и оценки в процессе роста теорий как базовых компонентов исследовательской программы»58.

В современной космологии наиболее актуальной является как раз «процедура выбора», так как даже признанная большинством ученых инфляционная модель, разработанная в 80-х годах ХХ века А.Д. Линде, А.А. Старобинским и А. Гутом, имеет несколько вариантов, причем выбрать единственный из них не представляется возможным.

Кроме того, методологические проблемы согласования инфляционной модели Большого Взрыва с современными физическими теориями, в том Борн, М. Физика в жизни моего поколения. М.: Изд-во иностр. лит-ры, 1963. – С. 208.

Микешина, Л.А. Эпистемология ценностей. – М.: Российская политическая энциклопедия (РОССПЭН), 2007. – С. 284.

числе и с квантовой теорией гравитации, могут привести к изменению жесткого ядра научно-исследовательской программы современного космологического знания, которым в настоящее время является модель Большого Взрыва А.А. Фридмана. Это наглядно проявляется в том, что на основе данной модели пытаются объяснить наблюдаемое состояние Вселенной. Практически все космологические концепции, любые конкретные астрофизические модели разрабатываются с учетом модели расширяющейся Вселенной.

Одновременно с этим инфляционная модель Большого Взрыва реконструируется таким образом, чтобы для данного конкретного этапа инфляции происходил переход к фридмановскому режиму расширения (положительная эвристика). Если же какие-либо модели не дают такого результата, они попадают в область отрицательной эвристики и рассматриваются в качестве «жестких ядер» альтернативных исследовательских программ. Если же наблюдаются факты, которые не укладываются в магистральное направление современной космологии, то есть противоречат модели Большого Взрыва, с помощью «защитных гипотез» их пытаются «уложить» в фридмановскую космологию.

В то же время теории, которые пытаются описывать Вселенную без теории Большого Взрыва, рассматриваются как маргинальные. Наиболее известные из них – голографическая и фрактальная модели Вселенной.

В голографической модели мироздания М. Талбота Вселенная рассматривается как огромная голограмма, в которой даже самая маленькая часть изображения содержит в себе информацию о полной картине мира и где все взаимозависимо и взаимосвязано между собой. Данная модель основана на гипотезе К. Прибрама и Д. Бома. Причем первый из них является нейрофизиологом, а второй – физиком. Другими словами, исходя из изучения, на первый взгляд, совершенно разных по своей природе фрагментов реальности, ученые пришли к сходным моделям мироздания.

В соответствии с голографической моделью Вселенной в ее структуре имеется гораздо больше уровней, чем следует из теоретических разработок современной физики59. Суть дела заключается в том, что в мироздании имеет место некий уровень реальности, который современная наука еще не может изучать. Его можно рассматривать как структурный уровень материи субпланковских масштабов, из которого могут образовываться другие иерархические уровни от кварков и элементарных частиц до галактик. При таком рассмотрении имеется возможность исследовать космологический эволюционизм наряду с другими видами эволюции с точки зрения единых методологических принципов.

Голографическая модель Вселенной позволяет решить некоторые проблемы, не имеющие объяснения в рамках модели Большого Взрыва. Вопервых, исчезает представление о сингулярности, поскольку вопроса о происхождения Вселенной в принципе не ставится – она существует вечно в виде голограммы. Как подчеркивает М. Талбот, «существование более глубокого и голографически организованного порядка также объясняет, почему реальность становится нелокальной на внутриатомном уровне»60.

Это, в свою очередь разрешает парадокс Эйнштейна – Подольского – Розена, который в современной квантовой физике не находит удовлетворительного объяснения.

Еще одним несомненным достоинством голографической модели является тот факт, что она исходит из существования единой целостной субстанции, что коррелирует философским принципом о единстве мира и Бекенштейн, Я. Информация в голографической Вселенной // В мире науки. – 2003. – № 10. – С. 54.

Талбот, М. Голографическая Вселенная [Электронный ресурс] URL: http://www.klex.ru/q (дата последнего обращения 14.12.2015).

соответствует эволюционно-синергетической парадигмой, формирующейся в современной науки.

В тоже время рассматриваемая модель имеет определенные недостатки.

Во-первых, на данном этапе развития науки она не верифицируется, то есть не может быть подтверждена или опровергнута эмпирически.

Во-вторых, ее выводы не соотносятся со специальной теорией относительности, ибо предполагают бесконечно большую скорость распространения информации.

В-третьих, остается открытым вопрос, что является материальным носителем голографического изображения – это должен быть такой уровень реальности, который не поддается современному теоретическому описанию.

Во фрактальной модели Вселенной также предполагается существование некоего уровня реальности, выходящего за пределы современных теоретических реконструкций. Отличие состоит в том, что в основе этого уровня лежит не голограмма, а фрактал, пронизывающий всю Вселенную, которая, оказывается состоящей «из фрактальных систем, в ней протекают процессы иерархически структурированные, с самоподобием на всех этажах своего устройства»61. Именно фрактальная структура заставляет Вселенную усложняться и эволюционировать.

Из фрактальной модели выводится цепочка следствий:

1) Вселенная бесконечна;

2) она имеет нулевую массовую плотность;

3) расширяется, пережив Большой взрыв, не вся Вселенная, а лишь наша Метагалактика;

4) наша Метагалактика – чрная дыра;

Цицин, Ф. А. Фрактальная Вселенная [Электронный ресурс] URL: http://www.delphis.ru/ journal/article/fraktalnaya-vselennaya (дата обращения: 14.12.2015).

5) некоторое время назад она начала раскрываться;

6) ускорение космического расширения может быть объяснено без введения тмной энергии с е вполне фантастическими свойствами;

7) если Земля не находится в центре нашей Метагалактики, то в ускорении космического расширения должна присутствовать сферическая асимметрия.

Согласно С.Д. Хайтуну, фракталоподобность наблюдаемого мира, означающая существование в нм структур самых разных форм, типов и уровней, обеспечивает существование самых разных форм взаимодействий.

При этом «более фрактальные структуры эволюционируют более интенсивно»62. Достоинства и недостатки фрактальной модели Вселенной практически те же самые, что и в голографической модели.

Основная идея модели информационного мира С.Я. Берковича, состоит в том, что в основе мироздания лежит не материя и ее движение, а передача информации. При этом информационная структура представляется как система, состоящая из счетчиков циклически взаимосвязанных между собой таким образом, что показание отдельно взятого счетчика как среднее арифметическое показаний счетчиков, находящихся в непосредственной близости от него. Различные формы активности в этом случае представляют собой окружающий физический мир63.

Важным является тот факт, что автор информационной модели теоретически обосновывает возможность ее экспериментальной проверки, смысл которой состоит в следующем.

Хайтун, С.Д. Космологическая картина мира, вытекающая из гипотезы о фрактальной Вселенной // Философия и космология. 2014. Т. 1. № 1 (12). С. 147.

Беркович, С. Я.

Клеточные автоматы как модель реальности: поиски новых представлений физических и информационных процессов [Электронный ресурс] URL:

http://reslib.org/#!/book/Kletochnye_avtomaty_kak_model_realnosti_poiski_novyh_predstavleni y_fizicheskich_i_informacionnych_processov/1020543 (дата обращения: 14.12.2015).

Современная наука рассматривает физическое пространство как однородное. То есть не имеющее выделенных направлений. В модели же С.Я. Берковича в пространстве должно существовать особое, выделенное или абсолютное направление, связанное с нарушением симметрии.

По мнению С.Я. Берковича такое нарушение происходит в результате передачи информации, и выявить его возможно, наблюдая распад К-мезонов

- недолговечных элементарных частиц, масса которых примерно в 970 раз больше массы электрона. Экспериментально выявлено, что примерно в 0,1% случаев распад К-мезонов происходит таким образом, как будто нарушается симметрия между материей и антиматерией, причем материя имеет некоторое преимущество, что позволяет объяснить преобладание вещества во Вселенной. По мнению С.Я. Берковича такой аномальный распад происходит только в том случае, когда в момент распада частица движется в выделенном направлении, связанном с анизотропией пространства.

Если такая корреляция будет найдена, информационная модель Вселенной получит экспериментальное подтверждение, что превратит ее из умозрительного построения в продуктивную рабочую гипотезу64. На сегодняшний день такой эксперимент не проводился, к тому же остается непонятным, какой физический аналог реальности имеют взаимосвязанные циклические счетчики и что именно представляет собой информационная структура.

Подводя итог рассмотрению «маргинальных» моделей Вселенной можно констатировать, что все они строятся на предположении о существовании более глубокого уровня реальности, который недоступен изучению современной наукой. В голографической модели это голограмма, Аруцев А.А., Ермолаев Б.В., Кутателадзе И. О., Слуцкий М.С. Информационная модель физического мира [Электронный ресурс] URL: http://refsurf.ru/76612368.html (дата последнего обращения 14.12.2015).

во фрактальной модели – фрактал, и информационной – некая информационная структура.

Каждая из этих моделей имеет определенные достоинства и недостатки, но на данном этапе развития науки ни одна из них не объясняет мироздание более полно, чем инфляционная модель А. Линде. Вместе с тем, они содержат в себе некие полезные идеи, которые в будущем могут оказаться востребованными и позволят дополнить и уточнить магистральное направление современного космологического знания.

Таким образом, описанные модели Вселенной выводят космологию на новый уровень, позволяя рассматривать эволюцию Космоса как единый процесс повышения структурной организации материи. Если за жесткое ядро исследовательской программы космологического эволюционизма принимать модель Большого Взрыва как магистральное направление современной теоретической космологии, то описанные модели необходимо рассматривать в качестве жестких ядер других исследовательских программ, и космологическое знание будет представлять веер нескольких исследовательских программ, несовместимых друг с другом.

Однако имеется возможность построить единую исследовательскую программу космологического эволюционизма не на строгих научных теориях, а на основе философских принципов единства и развития материи.

Фридмановская же модель Большого Взрыва не может рассматриваться как «совокупность философских утверждений». Более того, как было показано ранее, современную космологическую теорию следует строить на более высоком уровне иерархии, нежели фридмановская модель. Причем, этот уровень выходит за пределы конкретных эмпирических наблюдений и требует теоретической реконструкции, начальные условия для которой должны определяться, исходя из философских принципов, а не на основе опытных данных.

В концепции глобального эволюционизма Вселенная предстает как развивающееся во времени единое целое. При этом вся ее история представляется как единый процесс, в котором все типы эволюции, начиная от космического и заканчивая социальным, генетически и структурно связаны между собой. Это философское утверждение является одним из принципов концепции глобального эволюционизма. Если его рассматривать как жесткое ядро современной космологии, то теория Большого Взрыва наряду с другими альтернативными моделями, будут выступать в качестве положительной эвристики и обосновывать развитие Вселенной на основе различных объяснений. В таком случае конкретные эмпирические данные первого уровня в зависимости от изначально выбранных предпосылок будут объясняться разными способами. Положительная эвристика также должна включать в себя требование соответствия космологических теорий современным физическим теориям.

Модели, исключающие сингулярное состояние, приводят к тем же параметрам наблюдаемой Вселенной, что и инфляционная. В этом случае второй и третий уровни космологического знания объединяются в один, и строится единая модель, описывающая Вселенную, не проходящую в своей эволюции через сингулярность. Такие модели выходят за рамки наблюдаемых явлений и представляют собой теоретические реконструкции возможных состояний материи, которые могли привести к современному состоянию Метагалактики. Они имеют бесконечно много степеней свободы в выборе начального состояния и не могут быть проверены экспериментально.

Такие модели могут рассматриваться как теории пояса защитных гипотез.

Здесь может возникнуть вопрос, можно ли непроверенные, непризнанные теории рассматривать как гипотезы защитного пояса. Ответ на него, по сути, дает сам И. Лакатос, наука занимается тем, что выдвигает смелые предположения, которые никогда не бывают ни доказательно обоснованны, ни даже признаны вероятными, зато некоторые из них впоследствии устраняются твердо установленными, решительными опровержениями, а на их место приходят еще более смелые, новые и пока еще неопровергнутые – по крайней мере, на первых порах – гипотезы65.

На этапе становления новых теорий такая ситуация вполне приемлема, и методология научно-исследовательских программ дает возможность более лояльно относиться к тем теориям, от которых без понятия научноисследовательской программы, по мнению Т.Г. Лешкевича ученые отказывались бы еще до того, как поняли их научный потенциал, силу и значение66. То есть, исследовательская программа дает возможность более полно понять силу и преимущества той или иной теории. Это особенно существенно, когда мы наблюдаем не сами явления, а лишь их последствия или результаты, не имея прямых экспериментальных данных. Наиболее ярко это проявляется в современной космологии.

Такой подход позволяет расширить сферу поиска единой космологической теории, что приводит к большей свободе выбора в моделировании самых разнообразных явлений процессов и увеличивает сферу теоретических поисков оснований современного космологии.

Еще один важный методологический аспект рассматриваемой проблемы состоит в том, что реконструкция космологического знания в рамках НИП позволяет рассматривать эволюцию космических объектов в структуре эволюционно-синергетической парадигмы как ее органичную часть. Вместе с тем, космологический эволюционизм своеобразно включает в Лакатос И. Фальсификации и методологии научно-исследовательских программ // Избранные произведения по философии и методологии науки. – М.: Академический проект: Трикста, 2008. – С. 292-293.

Лешкевич, Т.Г. Философия науки: традиции и новации. Логико-нормативная модель роста знания в научно-исследовательской программе Имре Лакатоса [Электронный ресурс] URL: http://pedlib.ru/Books/4/0396/4_0396-414.shtml. (дата последнего обращения 14.12.2015).

себя всю эволюцию материи – развитие жизни человека должно быть включено в общее развитие Космоса.

Заканчивая данный параграф, отмечу, что в исследовательской программе космологического эволюционизма не допускается вводить в науку какие-либо потусторонние силы, способствующие эволюции (отрицательная эвристика). В этом случае жесткое ядро принципиально меняется и на первое место выходит исследовательская программа креационизма. Как научную ее рассматривать некорректно, поскольку в ее основе лежат религиозные догмы, тем не менее, учитывая, что в современной космологии имеются вопросы, неразрешимые строго научными методами, может быть полезным использовать знания из других форм культуры.

Согласно мнению Н.В. Косинова, В.И. Гарбарука, Д.В. Полякова для постижения первоначал Космоса «нужны знания науки, философии, мифологии и религии»67. При этом подобные знания надо рассматривать не как антагонистические, а как взаимодополняющие, и не только полемизировать с ними, но и искать пути диалога, что может продуктивно сказаться на поиске истины.

1.4. Концепция креационизма как мировоззренческая альтернатива исследовательской программе эволюционизма

–  –  –

Косинов, Н.В., Гарбарук, В.И., Поляков, Д.В. Феномен вакуума-3 [Электронный ресурс] URL: http://www.ntpo.com/fizika/noveyshie-issledovaniya-i-otkrytiya-v-fizike/7193-energetich eskiy-fenomen-vakuuma-3.html (дата последнего обращения 14.12.2015).

предопределенных целей, но сам мир устроен на радикально иных подходах и слиться с Богом не может.

В эпоху Средневековья религиозная жизнь общества характеризовалась синкретизмом, т.е. взаимным проникновением религиозных культов и верований различных народов, вступающих в тесный контакт друг с другом.

Соответственно интерес к естествознанию постепенно остывает, поскольку природа теряет статус самостоятельности и не дает возможности понять первопричины своего существования. В соответствии с мировоззрением того времени человек не может этого понять, а познание к нему придет только после смерти.

Можно выделить следующие особенности средневекового мировоззрения.

1. Жизнедеятельность человека рассматривается через призму религиозных представлений, при этом все, что противоречит догматам церкви, запрещается специальными указами. Любые естественнонаучные представления рассматриваются с точки зрения библейской цензуры. Это усиливало мистические представления и привело к регрессу науки по сравнению с античной философией.

2. Взаимосвязь и целостность структурных компонентов мира в Средние века усматривалась в промысле Божьем, в связи с чем не могло существовать объективных законов мироздания. Связь между явлениями природы средневековые философы средневековые философы рассматривали не как объективно существующую, а через их отношение к Богу.

3. Познавательная деятельность направлялась не на анализ явлений, а на анализ понятий, что порождало априорное отношение к реальной действительности и не давало возможности объективно анализировать окружающую реальность.

Несмотря на то, что в эпоху Средневековья не было создано новых научных программ, в это время их понимание претерпело существенное изменение. Это было связано с тем, что была дана новая интерпретация категорий бесконечности, непрерывности, пространства и времени. Но самое главное – изменилось «понимание объекта естественнонаучного исследования – природы, с одной стороны, и субъекта научного познания – человека, с другой»68. В эпоху Средневековья мир воспринимался в свете текстов Священного писания, отсутствовало строгое понимание рациональности.

Если в античной философии природа рассматривалась как самостоятельно существующее, имеющее определенную цель и несущее в себе некий закон, то в Средние века она воспринималась как подчиненная Богу, который имеет возможность нарушать законы естества во имя своих целей. В этот период формируется представление о природе, согласно которому она «не есть нечто самостоятельное, несущее в себе свою цель и свой закон»69. Можно выделить два важнейших принципа средневекового понимания мира: с одной стороны, Бог является всемогущим, способным нарушать законы бытия, с другой стороны, природа создана для человека.

Эти принципы породили концепции символизма и аллегоризма.

Таким образом, материальный мир лишился своей независимости, его бытие определяется Божественным планом и выступает как некий символ, на основе чего формируется так называемый моральный символизм. Как отмечает С.Л. Филимонов, «появление религиозной символики свидетельствует о том, что человек пытается по-новому осмыслить свое Гайденко, П.П. Эволюция понятия науки [Текст] / П.П. Гайденко. – М.: Наука, 1980. – С. 381.

Гайденко, П.П. Эволюция понятия науки [Текст] / П.П. Гайденко. – М.: Наука, 1980. – С. 394.

бытие»70. Теперь естественный мир рассматривается не с точки зрения гипотез и обобщений, а как совокупность моральных и религиозных ценностей. Человек воспринимался не как индивидуальность, а с точки зрения человеческой души. Как подчеркивается в работе С.С. Неретиной71, не чувствуя себя неповторимой личностью, не любя своей неповторимости, мистик может без колебаний все свое доброе относить на долю Божества, все злое – на долю дьявола и ничего самому себе не оставить.

По-разному относились философы к непонятным явлениям. В античной науке таким явлениям пытались найти объяснение и обоснование рациональным путем, а во время средневековья это признавалось промыслом Божьим и не требовало объяснений. «Для объяснения этих дел Божиих недостаточны ни ум, ни слово человека, то как эти (явления) бывают, так и те будут невзирая на то, что человек не в состоянии их объяснить»72.

Августин разделяет природу и ее понимание человеком. Он говорит о том, что непонятные явления (чудеса) люди считают противоестественными.

И в то же время подчеркивает, что чудо, которое совершается по Божьей воле не может быть «противно природе». «Чудо противно не природе, а тому, как известна нам природа»73. Более того, Августин саму природу, весь окружающий мир воспринимает как чудо, но принципиально важным является тот факт, что «ключи от творения» человеку недоступны.

Филимонов, С.Л. Символизм как семиотическое явление и его гносеологическая оценка [Электронный ресурс] // Дисс. …канд. философских наук. – http://revolution.allbest.ru/ philosophy/00005509_0.html (12.06.2016).

Неретина, С.С. Слово и текст в средневековой культуре. История: миф, время, загадка [Текст] С.С. Неретина. – М. : Гнозис, 1994. – С. 46..

Августин, Б. О Граде Божием. [Текст] / Б. Августин - Мн.: Харвест, М.: АСТ, 2000. – С.

1153.

Августин, Б. О Граде Божием. [Текст] / Б. Августин - Мн.: Харвест, М.: АСТ, 2000. – С.

1160-1161.

Подобную мысль высказывает Иоанн Златоуст. Он подчеркивает, что всякая вещь полезна, хотя мы и не знаем цели, поскольку человек несколько ограничен в понимании первооснов окружающего мира.

Самым существенным положением средневекового стиля мышления был христианский догмат о сотворении мира Богом, что полностью соответствует взглядам и современных креационистов. Причем Творение не прекращается и сейчас – мир развивается по Божиим законам. Однако, как отмечает А.Г. Дугин, «природа Бога-Творца одна, природа сотворенного мира – радикально иная. И хотя изделие несет на себе отпечаток его создателя, никогда оно не имеет шансов слиться, отождествиться с ним единым и нераздельным целым»74. То есть природа Божественного и земного принципиально отличны.

Отсюда следует очень важный вывод, что для средневекового ученого чудо сотворения мира не одноразовое событие, а постоянный процесс, совершаемый через любое природное явление «Творение из ничего – это догмат, переносящий центр смысловой тяжести с природы на сверхприродное начало»75, – отмечает П.П. Гайденко. Это во многом противоречит античному миропониманию. Идеи Платона в таком понимании утратили свою самобытность, и превратились лишь в плод воображения.

Еще одним важным аспектом средневекового отношения к миру было признание того факта, что мир сотворен для человека, соответственно, он может его изменять по своему усмотрению. Человек уже не представляется органической частью единого Космоса.

Дугин, А.Г. Эволюция парадигмальных оснований науки [Текст] / А.Г. Дугин. – М.:

Арктогея-Центр, 2002. – С. 121.

Гайденко, П.П. Эволюция понятия науки [Текст] / П.П. Гайденко. – М.: Наука, 1980. – С. 400-401.

Это изменило отношение к естествознанию. Поскольку реальностью является Бог, то изучение творения, то есть окружающей действительности имеет не самоцель, а способ постижения мудрости творца, но не имеет прямого отношения ни к познанию бога, ни к главному делу человека – спасению души. То есть, роль науки по сравнению с античным мировоззрением существенно принижалась.

На первый план здесь выходит трансцендентное понимание вечности, тогда как окружающий мир является лишь его символическим отражением.

отмечает Г. Эйкен76, если для Как античности природа являлась действительностью, то в эпоху Средневековья она стала символом Божества.

Таким образом, можно констатировать, что в Средние века признавалось, что мир сотворен Богом по его плану, человек не может проникнуть в замысел Божий и познание первопричин мироздания выводилось на пределы понимания человеком. Но, поскольку мир сотворен для человека, человек способен воздействовать на окружающий мир и изменять его по своему усмотрению. Наука при этом выполняла чисто практические задачи, но отказывалась от поиска первооснов бытия.

Такой прагматизм привел к тому, что наука утратила то качество, которое было во времена античности, а именно – поиск объективной истины.

Научное наследие античности вошло в противоречие со средневековой теологией. В конечном итоге это привело к формированию концепции двойной истины, суть которой, по словам П.П. Гайденко, «в признании прав «естественного разума» наряду с христианской верой, основанной на откровении»77. Знания, полученные с помощью естественного разума, не могли рассматриваться как истинные, а оценивались лишь с точки зрения вероятности.

Эйкен, Г. История и система средневекового миросозерцания. – СПб, 1907. – С. 543.

Гайденко, П.П. Эволюция понятия науки. – М.: Наука, 1980. – С. 453.

Понятно, что мы выводим знания с помощью логических рассуждений, но надо же с чего-то начинать. Но именно первичные посылки выводятся на основании опыта и миропонимания. Как отмечает А.Г. Дугин, «христианство разделило две сферы – трансцендентное и имманентное. Трансцендентное отныне стало предметом компетенции особого метода – воплощенного в вере и в догматах. Опытное исследование Трансцендентного, сферы Нетварного, исключалось»78. То есть, трансцендентное непостижимо опытным путем и в окружающем мире мы видим его символическое отображение, говорить об объективности таких знаний не приходится – трансцендентное выводится за пределы науки.

Таким образом, можно констатировать, что исследовательская программа эволюционизма отступила на задний план, и основой средневекового мировоззрения стали идеи креационизма, которые наиболее полно нашли свое отражение в учениях Святых Отцов трех богословских школ: антиохийской, александрийской, и каппадокийской.

Отцы антиохийской школы придерживались мнения о днях творения, как о сутках в 24 часа. Особенно яркими представителями их были преп.

Ефрем Сирин, Феофил Антиохийский.

На основании такого подхода возник буквалистический (младоземельный) креационизм, который требует буквально следовать Библии. Как подчеркивается в предисловии к полному собранию сочинений Е. Сирина, «Ефрем объяснял Писание буквально, но и не оставлял без объяснения глубоких тайн созерцания. Строго осуждая слепых приверженцев

Дугин, А.Г. Эволюция парадигмальных оснований науки. – М.: Арктогея-Центр, 2002. –С. 125.

буквы Писания, он также осуждает излишнюю наклонность к аллегорическому толкованию»79.

Феофил Антиохийский писал «Сей Бог мой есть Господь вселенной, Который один простер небо (Иов.9:8; 28:18) и положил широту поднебесной, Который возмущает глубину моря и шум волн его возбуждает (Пс. 64:7), владычествует над силою его и укрощает возмущение волн (Пс. 88:10), Который утвердил землю на водах (Пс. 23:2) и дает дух, питающий ее, дыхание коего животворит все, и с удержанием коего вселенная разрушится»80.

Отцы александрийской школы (Ориген, Климент Александрийский и др.) часто применяли аллегорический метод истолкования Священного Писания и потому не придерживались буквального понимания дней творения, как астрономических суток. Как отмечает Протоиерей Иоанн Мейендорф, Ориген был одним из выдающихся представителей александрийской школы, «великим христианским Философом, впервые предпринявшим серьезную попытку систематического объяснения мысли»81.



Pages:   || 2 | 3 | 4 |
Похожие работы:

«Аналитический отчёт по работе в ГБОУ школа №1106 за 2014-2015 уч. года педагога-психолога Захаровой. Т.Н.В сентябре 2014года, основные задачи и цели, которые были поставлены передо мной: Цель: -своевременное оказание психологической поддержки детям, направленной на обеспечение их психоэмоционального благополучия посредством использова...»

«УДК 378.012.85-057.875:316.485 СУЩНОСТЬ И СОДЕРЖАНИЕ ПСИХОЛОГИЧЕСКИХ МЕТОДОВ ДИАГНОСТИКИ И ВОСПИТАНИЯ СТУДЕНТОВ Рожков Николай Тихонович кандидат педагогических наук, доцент, кафедра русского языка и педагогики, ФГБОУ ВО «Приокский государственный университет», г. Орел THE NATURE AND CONTENT OF...»

«Известия высших учебных заведений. Поволжский регион ПЕДАГОГИКА УДК 15 + 37(082) В. В. Сохранов-Преображенский РАЗВИТИЕ ПРОФЕССИОНАЛЬНЫХ УМЕНИЙ СТУДЕНТОВ В ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЙ СРЕДЕ ВУЗА КАК ОСНОВА ИХ СМЫСЛООБРАЗУЮЩЕЙ ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ ПОДГОТОВКИ Аннотация. Актуальность и цели. Переход образов...»

«УДК 637.144.5:577.1 МЕТОДЫ ИДЕНТИФИКАЦИИ ЖЕНСКОГО, КОЗЬЕГО И КОРОВЬЕГО МОЛОКА С.В. Симоненко, Н.В. Гавриленко1, Е.М. Червяковский1, В.П. Курченко1 НИИ детского питания Россельхозакадемии, Истра, Российская Федерация, Белорусский государственный университет, Минск, Р...»

«Министерство образования Российской Федерации Ярославский государственный университет им. П.Г. Демидова Кафедра общей психологии Н.В. Пережигина Онтогенез внимания Текст лекций по курсу нейропсихологии детского возраста Ярославль 2002 ББК Ю 948.5я73 П 27 Пережигина Н.В....»

«МБОУ СОШ с углубленным изучением отдельных предметов г. Ярцева Смоленской области «Рассмотрено» «Согласовано» «Утверждена» На МО учителей Заместитель директора школы Приказ № _ _ подпись Ф.И.О. Руководитель МО от «_»_200г. «»200 г. _ подпись Ф.И.О. Протокол заседания МО № от «»200 г. РАБОЧАЯ ПРОГРАММА по биологии для 10...»

«Вестник ПСТГУ Мария Андреевна Козлова, IV: Педагогика. Психология канд. ист. наук, 2014. Вып. 3 (34). С. 133–146 НИУ-ВШЭ makozlova@yandex.ru МОРАЛЬ КАК ПРЕДИКТОР ИНДИВИДУАЛЬНОГО ПОВЕДЕНИЯ: ПЕРСПЕКТИВЫ ИНТЕГРАЦИИ ПЕРСОНОЛОГИЧЕС...»

«Министерство культуры Республики Хакасия Государственное бюджетное учреждение культуры Республики Хакасия «Хакасская республиканская детская библиотека» СБОРНИК фрагментов из исследовательских работ участников III ре...»

«ОКУНЕВА Валентина Семеновна ФОРМИРОВАНИЕ КОМПЕТЕНТНОСТИ КОМАНДНОЙ РАБОТЫ СТУДЕНТОВ ВУЗА 13.00.08 – теория и методика профессионального образования ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата педагогических наук Научный руководитель: доктор педагогических наук, профессор Осипова Светлана...»

«муниципальное бюджетное дошкольное образовательное учреждение «Детский сад «Изумрудный город»ПРИНЯТА УТВЕРЖДЕНА решением педагогического совета Заведующий МБДОУ от 24.08.2015 года № 1 «Детский сад «Изумрудный город» О.В.Абросимова Приказ от «_»2015 №-о.д. Адаптированная программа для детей...»

«Технология развития критического мышления как условие достижения нового образовательного результата Беркенова Гульнара Сейтжановна А. Байтурсынов атындаы останай мемлекеттік университеті Костанайский государственный университет имени А.Байтурсынова Kostanay St...»

«Научно-исследовательская работа Тематические группы слов, связанных с понятием «космос», в русском языке Выполнила: Жданова Алена Викторовна, учащаяся 6 «В» класса МОУ «СОШ № 63» г. Магнитогорска Руководитель: Гриненко Ирина Вячеславовна, учитель русского языка и литературы МОУ «СОШ № 63» г. Магнитогорска СОДЕРЖАНИЕ Введение 3 Г...»

«1. ЦЕЛИ ОСВОЕНИЯ УЧЕБНОЙ ДИСЦИПЛИНЫ Целью освоения дисциплины «Цветоведение» является подготовка студентов к профессионально-педагогической и творческой деятельности.Задачи освоения дисциплины:...»

««УТВЕРЖДАЮ» Первый проректор по учебной работе ФГБОУ ВПО «Алтайский государственный университет» Е.С. Аничкин _ «» марта 2014 г. ПРОГРАММА вступительного испытания для поступающих на обучение по направлению подготовки научнопедагогических кадров в аспирантуре 44.06.01 Образование и педагогические...»

«МУНИЦИПАЛЬНОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБЩЕОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ СРЕДНЯЯ ШКОЛА № 2 гор. Гвардейска муниципального образования «Гвардейский городской округ» _ 238210, Калининградская обл...»

«Научно-исследовательская работа Опыт по выращиванию экзотических деревьев (эксперименты с использованием Aloe vera и создание биоудоберния) Выполнила: Шергина Арина Витальевна учащаяся 2 класса ГОКУ «Санаторной школы-ин...»

«ГУСЕВА ЛЮДМИЛА ВЛАДИМИРОВНА ПРОФЕССИОНАЛЬНО ОРИЕНТИРОВАННЫЕ СИТУАЦИИ ИНОЯЗЫЧНОГО ОБЩЕНИЯ КАК СРЕДСТВО РАЗВИТИЯ МЕЖКУЛЬТУРНОЙ КОМПЕТЕНЦИИ БАКАЛАВРОВ Специальность 13.00.02 – Теория и методика обучения и воспитания (иностранные яз...»

«Исследование распространенности и форм проявления жестокого обращения в подростковой среде. В последнее десятилетие обеспечение благополучного и защищенного детства стало одним из основных национальных приоритетов России. На сегодняшний день возникла острая...»

«Тамара Федоровна Пушкина Светлана Петровна Дуванова Нелли Михайловна Трофимова Наталья Борисовна Трофимова Основы специальной педагогики и психологии: учебное пособие Издательский текст http:/...»

«Эмоциональное выгорание в профессиональной деятельности сотрудников учреждения социального обслуживания. Фролагина Е.В. Ульяновский Государственный Педагогический Университет Ульяновск, Россия Emotional burnout in the professional activity of employees of social service institutions. Frolagina E.V. Ulyanovsk...»

«Влияние индивидуального стиля педагогической деятельности на отношение студентов к учебе Кибатаева А.Н., Ларина Е.Н. Оренбургский ГАУ Благодаря основной тенденции сегодняшней науки к целостному изучению явлений возникло...»

«Детский аутизм: понимание проблем и пути помощи. Никольская О.С., Баенская Е.Р. Еще не так давно детский аутизм считался редкой, загадочной детской болезнью, заботила она лишь тех, кого впрямую касалась родителей и специ...»

«УДК 373.24 ББК 74.1 К21 О Карабанова О.А., Алиева Э.Ф., Радионова О.Р., Рабинович П.Д., Марич Е.М. Организация развивающей предметно-пространственной К21 среды в соответствии с федеральным государственным образовательным стандартом дошкольного о...»

«КОЛЕСНИК Михаил Васильевич ТЕЛЕСНОСТЬ МАССОВОЙ КУЛЬТУРЫ 09.00.13 – религиоведение, философская антропология, философия культуры АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата философских наук Омск – 2007 Работа выполнена на кафедре философии ГОУ ВПО «Омский государственный педагогический университет»...»

«// Международный конкурс научно-исследовательских и творческих работ учащихся «Старт в науке» Научно-исследовательская работа На тему: «Альтернативный способ восстановления гумусового слоя»Выполнила: Ученица 9 «Е» класса МБОУ «Гимназии №10...»

«ГОСУДАРСТВЕН НОЕ БЮДЖ ЕТНОЕ П РОФЕ ССИОНАЛЬНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬ Н ОЕ УЧРЕЖ ДЕНИЕ ПЕДАГОГИЧЕСКИЙ КОЛЛЕДЖ №1 им. Н.А. НЕКРАСОВА САНКТ -ПЕТЕ РБ УРГ А А КТУА ЛЬН ЫЕ ВОПР ОСЫ Д ОШКО ЛЬНО Г О О БР АЗО ВА НИЯ : ТЕНД ЕНЦИ И РА З ВИТИЯ И НА ПРА ВЛЕНИ Я ИСС ЛЕДО...»

«Проект2 ПОСТАНОВЛЕНИЕ Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации № Москва «_» 2012 г. О некоторых вопросах разрешения споров, связанных с поручительством В связи с вопросами, во...»

«ГБОУ гимназия №73 «Ломоносовская гимназия» Выборгского района Санкт-Петербурга Конспект открытого урока по русскому языку в 5.3 классе учителя русского языка и литературы А.А. Шендриковой ГБОУ гимназия №73 «Ломоносовская гимназия» Выборгского района Санкт-Петербурга И.Т.Х...»





















 
2017 www.pdf.knigi-x.ru - «Бесплатная электронная библиотека - разные матриалы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.