WWW.PDF.KNIGI-X.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Разные материалы
 

«М. А. Кронгауз «Тип референции именных групп с местоимениями все, всякий и каждый» М. А. Кронгауз ТИП РЕФЕРЕНЦИИ ИМЕННЫХ ГРУПП С МЕСТОИМЕНИЯМИ ...»

М. А. Кронгауз «Тип референции именных групп с местоимениями все, всякий и

каждый»

М. А. Кронгауз

ТИП РЕФЕРЕНЦИИ ИМЕННЫХ ГРУПП

С МЕСТОИМЕНИЯМИ

ВСЕ, ВСЯКИЙ И КАЖДЫЙ

§ 1. РЕФЕРЕНЦИЯ И МЕСТОИМЕНИЯ

ВСЕ, ВСЯКИЙ И КАЖДЫЙ

Понимание повествовательного предложения подразумевает понимание того, что значит истинность данного предложения или что требуется для того, чтобы данное предложение было истинным. A это, в свою очередь, требует умения соотносить предложение и его части с внешним миром. Лингвист, моделирующий способность понимания конкретного языка, должен уметь описывать механизмы такого соотнесения (иначе, механизмы референции).

Одной из задач описания механизмов референции является классификация типов соотнесенности языковых единиц с объектами внешнего мира. Основные принципы классификации именных групп выдвинуты в работе [1].

Вообще, говорить о типе соотнесенности (более употребительны термины «тип референции» и «денотативный статус») можно лишь для именной группы, входящей в состав предложения, употребленного в речи (такие именные группы называются актуализованными). Но состав и структура именной группы могут предопределять тип референции. Так, в различных языках существуют слова, в функции которых входит маркировка того или иного типа референции.

К таким словам в русском языке относятся, в частности, местоимения все, всякий и каждый. Настоящая работа посвящена описанию особенностей референции именных групп со все, всякий и каждый и связи этих особенностей со смыслом и сочетаемостью М. А. Кронгауз «Тип референции именных групп с местоимениями все, всякий и каждый»

кванторных местоимений. B работе выдвигается тезис о различиях референции именных групп со всякий и именных групп с каждый и все. Этот тезис подтверждается анализом языкового материала, причем анализ языкового материала построен следующим образом.

Анализируются сочетаемостные различия местоимений, т. е.

выделяются и описываются контексты (точнее, типы контекстов), которые допускают всякий, но не допускают ни каждый, ни все, и контексты, который допускают каждый или все, но не допускают всякий, например:

(1) Всякая ирония содержит в себе оценку того, что осмеивается, но *Каждая ирония содержит в себе оценку того, что осмеивается и *Все иронии...;

(2) Всякая форма — плоть содержания, но *Каждая форма — плоть содержания и *Все формы...;

(3) Всякая прямая бесконечна, но *Каждая прямая бесконечна и ?Все прямые бесконечны.

(4) Все Аксиньи живут в Советском союзе, но *Всякая Аксинья живет в Советском союзе;

(5) B нашем отделе работают пять женщин и трое мужчин, причем все женщины ездят на работу из Черемушек, а все мужчины из Кузьминок, но *B нашем отделе работают пять женщин и трое мужчин, причем всякая женщина ездит на работу из Черемушек, а всякий мужчина из Кузьминок;

(6) Каждая из звезд Большой Медведицы загорелась вдруг ярким, необычным светом, но *Всякая звезда Большой Медведицы загорелась вдруг ярким, необычным светом;

Анализируются также семантические различия (если таковые имеются) предложений, совпадающих с точностью до употребления кванторных местоимений, ср.

например:

(7а) Каждый пионер должен быть примером для октябрят и (7б) Всякий пионер должен быть примером для октябрят;

(8а) Все кошки привыкают к дому и (8б) Всякая кошка привыкает к дому;

(9а) Все жены султана Мохаммеда вне подозрений и (9б) Всякая жена султана Мохаммеда вне подозрений.

М. А. Кронгауз «Тип референции именных групп с местоимениями все, всякий и каждый»

§ 2. ОБЗОР ЛИТЕРАТУРЫ Описанию семантики кванторных слов посвящено несколько работ, но ни в одной из них не ставится задача полного описания сочетаемости местоимений.

О. Н. Селиверстова пишет, что «лексемы все и каждый показывают, что количество участвующих объектов или объектов, которые могут, должны и т. д. участвовать, равно общему количеству членов совокупности» [2]. Всякий в работе не рассматривается.

Ю. И. Левин классифицирует местоимения по «тематике», т. е.

по тому, применительно к какому множеству объектов они употребляются, а также по логико-семантическим признакам [3]. Местоимение всякий может использоваться для обозначения множества людей, неодушевленных объектов произвольной природы и признаков; местоимение каждый — для всех названных множеств и для множества порядковых чисел, а местоимение все еще и для множества количественных чисел. Все противопоставляется каждый и всякий по некоторому логико-семантическому признаку, который можно было бы назвать признаком «целостности» (учитывается, выделяют ли местоимения множество как целое или поэлементно). Для различения употребления кванторных слов в математическом тексте автор вводит еще два признака; четкая очерченность множества объектов и зависимость конкретного выражения свойства, приписываемого объектам, от выбора элемента из множества.

B работе [4] Е. В. Падучева вводит три глубинных лексемы:

(квантор общности), (квантор общности для множеств, введенных в рассмотрение в данном тексте) и W (оператор образования имени множества). Все может соответствовать всем трем глубинным лексемам, каждый — первым двум, а всякий — только первой. Но даже когда местоимения соответствуют глубинной лексеме, они противопоставляются друг другу: каждый имеет еще значение разделительной множественности (Каждый человек совершает какие-нибудь ошибки), все — собирательной (Все люди совершают одни и те же ошибки), а всякий никакого добавочного значения не содержит. Е. В. Падучева отмечает, что эти слова «сами по себе» выражают противопоставление между разделительной и собирательной множественностью весьма непоследовательно.

B работах [1-4] в центре внимания находится семантический анализ слов все и каждый. Всякий же оказывается как бы на периМ. А. Кронгауз «Тип референции именных групп с местоимениями все, всякий и каждый»

ферии исследования: это местоимение наименее маркировано по всем признакам и в то же время имеет наиболее узкую сферу применения. Такое представление, по-видимому, не вполне верно. Во всяком случае, данные описания не учитывают и, соответственно, не объясняют некоторые важные сочетаемостные ограничения кванторных слов.

§ 3. ОПРЕДЕЛЕНИЕ ПОНЯТИЙ B дальнейшем изложении важную роль играют три связанных между собой понятия: именная группа, интенсионал именной группы, экстенсионал именной группы1.

Именная группа — языковое понятие. Так, видимо, возможно чисто синтаксическое определение именной группы, например, с помощью диагностических контекстов.

Именная группа, взятая вне контекста, имеет интенсионал (или смысл) и экстенсионал. Эти два понятия относятся к внешнему миру. Интенсионал — это свойство, выражаемое именной группой.

Экстенсионал — это множество объектов, которые могут обозначаться именной группой2.

Знание внеконтекстного соответствия между именной группой и интенсионалом и экстенсионалом необходимо для определения истинности предложений, употребленных в речи, а более конкретАнглийские логические термины «intensional» и «extensional» традиционно переводятся на русский язык как «содержание» и «объем» какого-либо понятия.

Однако в русском переводе книги [5] введены новые термины «интенсионал» и «экстенсионал» там, где у автора имеет место расширение и уточнение терминов «intensional» и «extensional». B лингвистических работах на русском языке, как правило, используются именно эти новые термины, причем не обязательно в расширенном употреблении.

Обычно говорят не просто о множестве объектов, но о множестве объектов мира W. Е. В. Падучева пишет: «Языковой текст всегда строится как имеющий некоторый внешний мир, с которым он соотносится» [1]. Экстенсионал определяется для фиксированного мира, при этом экстенсионал может быть пустым, состоять из одного элемента и т. д. Так, в мире сна сказки Л. Кэрролла единорог имеет не пустой экстенсионал, а в мире какого-нибудь научного текста — пустой (ср. пример Г.

Фреге: наиболее удаленное от Земли небесное тело — именная группа с пустым экстенсионалом [6]).

Хотя в работе и не затрагивается вопрос о связи экстенсионала со временем, так как эта проблема требует отдельного исследования, видимо, можно сказать, что экстенсионал определяется не только для фиксированного мира, но и для фиксированного момента времени.

М. А. Кронгауз «Тип референции именных групп с местоимениями все, всякий и каждый»

но — для соотнесения актуализованных именных групп с объектами внешнего мира3.

Процедуру определения истинности удобно разбить на два этапа: описание условий истинности, т. е. описание того, что должно иметь место во внешнем мире, чтобы предложение было истинным, и проверка выполнения условий истинности.

Для целей настоящей работы существен лишь первый этап. Поэтому в центре внимания оказывается соотнесение предложения не с внешним миром, а с описанием условий истинности. Условия истинности записываются на некотором метаязыке, к которому предъявляются определенные требования. Так, в нем должны быть обозначения для интенсионалов и экстенсионалов именных групп, а также обозначения для предикатов4.

Соотнесение предложений с описанием условий истинности называется в дальнейшем интерпретацией предложения. B работе рассматриваются интерпретации двух типов: интенсиональные и экстенсиональные. Интенсиональной называется такая интерпретация, при которой группа подлежащего соотносится со своим интенсионалом (интенсиональный тип референции)5, а смысл предложения состоит в утверждении существования причинно-следственной связи Вообще говоря, интенсионал и экстенсионал можно ввести и для языковых единиц, более элементарных, чем именная группа, например, для слов. B этом случае следует задать исчисление именных групп: словарь элементарных именных групп (имен существительных) и правила построения именных групп, а также правила образования интенсионалов и экстенсионалов сложных языковых единиц. Однако при решении задачи настоящей работы проще рассматривать именную группу и соответствующие ей интенсионал и экстенсионал как исходные понятия.

Анализ предложения сводится в работе к анализу отношения между группой подлежащего и группой сказуемого. Отношения внутри этих групп не рассматриваются. Таким образом, главные составляющие далее не членятся. Соответственно, в метаязыке все предикаты одноместные.

Точнее было бы сказать, что именная группа соотносится с обозначением интенсионала или экстенсионала. Однако, так как о самих объектах в работе почти ничего не говорится, такое сокращение вполне допустимо и в дальнейшем используется постоянно. Истинность многих предложений нельзя проверить (так, например, истинность предложения Человек смертен не проверяема ни интенсиональным, ни экстенсиональным способом: экстенсионал слова человек недоступен непосредственному наблюдению, а связь его интенсионала со свойством ‘быть смертным’ не вполне ясна, во всяком случае, представить себе существование бессмертного человека можно), однако эти предложения вполне понятны. Это значит, что носитель языка удовлетворяется обычно знанием о наличии/отсутствии интенсионала и экстенсионала у именной группы плюс некоторой информацией о них (пустота, одноэлементность экстенсионала; некоторые бесспорные связи интенсионалов и т. п.), т. е. также не оперирует собственно объектами.

М. А. Кронгауз «Тип референции именных групп с местоимениями все, всякий и каждый»

между интенсионалом группы подлежащего и предикатом предложения, иначе говоря, утверждается, что из одного свойства (интенсионал) следует другое (предикат). Экстенсиональной называется такая интерпретация, при которой группа подлежащего соотносится с некоторым множеством: своим экстенсионалом или его подмножеством (экстенсиональный тип референции)5, а смыслом предложения является предикат с подставленными в него элементами этого множества.

Многие предложения допускают обе интерпретации. Так, например, истинностное значение предложения (10) Хороший ребенок слушается маму можно определить двумя способами6. Первый, соответствующий экстенсиональной интерпретации: взять всех хороших детей и проверить, всегда ли они слушаются маму. Второй, соответствующий интенсиональной интерпретации: проверить, не заключает ли в себе свойство (а) ‘быть хорошим ребенком’ свойство (б) ‘слушаться маму’ или не следует ли каким-либо образом из свойства (а) свойство (б).

Следует заметить, что интенсиональный способ проверки истинности сильнее, то есть если интенсиональный способ проверки истинности показывает, что предложение истинно, то такой же результат даст и экстенсиональная процедура интерпретации, но не наоборот. То же самое можно сформулировать иначе: если из свойства вытекает другое свойство, то, очевидно, все носители первого свойства обладают и вторым свойством; обратное же, вообще говоря, неверно.

§ 4. ОТБОР МАТЕРИАЛА Значение предложения (10) описывается несколько огрубленно, а именно, считается, что на поверхностном уровне опущены кванторы общности, то есть что (10) синонимично Все хорошие дети всегда слушаются маму. Возможно, что для описания предложений такого рода следует ввести какие-то новые кванторы, например, квантор обычности (= для большинства) при экстенсиональном прочтении и квантор типичности или нормальности (= для эталона) при интенсиональном прочтении. Так, фраза У человека две руки и две ноги, и нет хвоста, видимо, истинна в отличие от фразы У всех людей... Ср. также примеры из [4]: Мужчины любят женщин Все мужчины любят всех женщин и Каждый мужчина любит по крайней мере одну женщину.

М. А. Кронгауз «Тип референции именных групп с местоимениями все, всякий и каждый»

На привлекаемый в работе языковой материал накладываются некоторые ограничения, вызванные, по большей части, желанием упростить изложение.

Анализу подвергаются только те значения местоимений, которые традиционно считаются синонимичными или близкими. B [7] для них даются следующие толкования: все — см. весь; весь — ‘целый, полный, без изъятия’, всякий — ‘любой, каждый’; каждый — ‘всякий в данном количественном ряду, любой из себе подобных, признаваемых равноценными, и тот, и другой, и третий’ и т. д.

Прочие же значения вообще не рассматриваются (например, (11) Всякие женщины встречались на его пути, где всякий — ‘разный, самый разнообразный’).

B работе исследуются только местоименные прилагательные;

следует заметить, однако, что противопоставление, отмеченное у прилагательных, сохраняется и для слов в субстантивном употреблении, так как они представляют собой результат эллипсиса словосочетаний всякий человек, каждый человек, все люди.

Исключаются из рассмотрения предложения с отрицанием, независимо от того, отрицается предикат — (12) Никакой нормальный человек на это не способен — или кванторное слово (не каждый, не всякий).

B работе описываются сочетания кванторных местоимений только с теми именными группами, которые в предложении являются группой подлежащего.

На множество рассматриваемых именных групп накладываются и другие ограничения. Во-первых, исключаются именные группы, содержащие местоимения и числительные (этот разбойник, пять девочек и т. п.), однако допускаются именные группы с относительными местоимениями, имеющими антецедент в составе данной именной группы (кошка, которая гуляет во дворе). Такие местоимения, как этот, такой, я и т. п., представляют собой отсылку или к конкретному контексту, или к конкретному речевому акту.

Поэтому странно говорить об интенсионале и экстенсионале именных групп, взятых вне контекста и вне речевого акта, если в их состав входят подобные местоимения. Видно также, что смысл числительных и многих местоимений (один, несколько, каждый и т.

п.) — это «своего рода инструкция относительно того, как обращаться с объектами, входящими в экстенсионал» [1]. Именно поэтому существительные в примерах взяты по возможности в единственном числе как менее маркированном члене грамматического противопоставления.

М. А. Кронгауз «Тип референции именных групп с местоимениями все, всякий и каждый»

Во-вторых, исключаются составные именные группы (т. е.

именные группы, имеющие в своем составе союз, например Белка и Стрелка; мальчик или девочка). Статус составных именных групп не вполне ясен. Во многих случаях кажется более естественным описывать словосочетания с союзом как результат эллипсиса всего предложения, а не как единую именную группу. (Например:

(13а) Петя получил вчера на экзамене пятерку или четверку = ‘Петя получил вчера на экзамене пятерку или Петя получил вчера на экзамене четверку’, но ср.

(13б) Хороший преподаватель ставит на экзамене пятерки или четверки.

(14) Петя и Маша пошли в театр = ‘Петя пошел в театр и Маша пошла в театр’, только если это не совместное действие.

(15) Родила царица в ночь не то сына, не то дочь может значить и ‘царица родила в ночь сына или царица родила в ночь дочь’, и, как в «Сказке о царе Салтане...» ‘царица родила нечто среднее между сыном и дочерью’).

§ 5. РАЗЛИЧИЯ РЕФЕРЕНЦИИ

ИМЕННЫХ ГРУПП СО ВСЯКИЙ

И ИМЕННЫХ ГРУПП СО ВСЕ И КАЖДЫЙ

После того, как определены необходимые понятия, можно сформулировать основной тезис работы. Противопоставление всякий, с одной стороны, и все и каждый, с другой, заключается в том, что они маркируют разные типы референции: всякий — интенсиональный, а каждый и все — экстенсиональный.

Это противопоставление обусловливает сочетаемостные различия местоимений и, безусловно, должно отражаться в их семантическом описании.

§ 6. АНАЛИЗ ЯЗЫКОВОГО МАТЕРИАЛА

B § 6 описываются ограничения на контекстную сочетаемость слов каждый, все и всякий, а также сравниваются значения предложений, различающихся вхождением кванторных слов. Для описания типов контекстов используются понятия, определенные в § 3.

М. А. Кронгауз «Тип референции именных групп с местоимениями все, всякий и каждый»

Различия между каждый и все не рассматриваются, связаны же они, по-видимому, с понятием разделительной множественности.

Каждый выбрано представителем пары (каждый, все), потому что каждый ближе ко всякий по своим морфосинтаксическим свойствам, а именно в нормальном случае сочетается с единственным числом существительного. Так как важны лишь общие для все и каждый сочетаемостные ограничения, то, когда каждый по какимлибо причинам недопустимо, привлекаются примеры со все. Семантические же различия между каждый и все считаются в дальнейшем несущественными и просто не учитываются.

СОЧЕТАЕМОСТЬ МЕСТОИМЕНИЙ

Ограничения на сочетаемость удобно разбить на три класса: ограничения на сочетаемость, соответственно, с именной группой (группой подлежащего), с предикатом (группой сказуемого) и ограничения на сочетаемость с более широким контекстом (элементами текста вне данного предложения).

Со словом всякий не сочетаются имена собственные и именные группы с именем собственным в качестве вершинного слова.

Напротив, каждый и все свободно присоединяются к таким именным группам:

(4) Все Аксиньи живут в Советском Союзе;

(16) Все Маргариты, живущие в Москве, замужем;

(17) Каждая Лена из седьмой комнаты несчастна по-своему.

У элементов экстенсионала собственного имени нет общего свойства7. Это подтверждается тем, что бессмысленны сравнения типа:

Следует сделать, как минимум, три оговорки.

Во-первых, надо различать имена собственные и «клички», то есть такие имена нарицательные, которые используются как собственные и даются по какому-то признаку, — например, Безухий, скорее всего, имя безухого объекта. Такие «клички» занимают промежуточное положение между именами собственными и нарицательными, но как определить их, используя понятия «интенсионал» и «экстенсионал», непонятно.

Во-вторых, имена собственные имеют область распространения. Так, в экстенсионал многих собственных имен входят только живые существа, иногда только люди, иногда только собаки и т. п. Так что элементы экстенсионала могут иметь общее свойство, но оно обычно выражается другой именной группой, и экстенсионал этой именной группы включает в себя и элементы экстенсионала собственного имени (Полкан и собака и т. п.).

B-третьих, исключительное положение занимают имена собственные, закрепленные за одним объектом: Наполеон, Ньютон, Грета Гарбо, Пеле и т. п. B этом случае можно говорить об определенных свойствах данного объекта. Отсюда и таМ. А. Кронгауз «Тип референции именных групп с местоимениями все, всякий и каждый»

(18) Она умна, как Маши;

(19) Он поступил, как настоящий Иванов.

(первое предложение возможно только, если Маши какие-то конкретные, см. сноску ниже, а второе — например, в устах главы семьи Ивановых, но тогда Иванов имеет интенсионал — какое-то свойство членов семьи Ивановых и их предков, может быть, что-то вроде ‘быть смелым, благородным и т. п. человеком’).

Всякий несовместимо также с актуализованными именными группами, которые соотносятся с множеством, введенным в рассмотрение в данном тексте и являющимся подмножеством экстенсионала.

Предложения, содержащие такие именные группы, естественно, не допускают интенсиональной интерпретации:

(20) У Ивана шесть дочерей и семь сыновей. Девочки знают иностранный язык, а мальчики сочиняют стихи.

Актуализованные именные группы девочки, мальчики соотносятся не с множествами всех девочек и всех мальчиков, но с множествами из, соответственно, шести и семи человек, заданными в первом предложении.

Эти именные группы могут сочетаться с каждый (все), но не со всякий:

(20а) У Ивана шесть дочерей и семь сыновей. Каждая девочка знает иностранный язык, каждый мальчик сочиняет стихи (см.

также (5)).

Следует отметить, что отдельно взятое предложение Всякая девочка знает иностранный язык, а всякий мальчик сочиняет стихи правильно, хотя и ложно. B этом случае контекст не навязывает экстенсиональную интерпретацию предложения.

У местоимения всякий есть ограничения и на сочетаемость с предикатом. Е. В. Падучева ограничивает контекстную сочетаемость местоимений, соответствующих глубинной лексеме (среди них и всякий), стативными предикатами (плюс нестативные предикаты, обозначающие расчлененное действие). Под стативным предикатом понимается «предикат, обозначающий не действие, а свойство или состояние объекта, вообще говоря, постоянное, а не ограниченное каким-то одним периодом или моментом» [4]. Однако предложение (21) Всякий настоящий борец за мир идет сейчас с нами в колонне марша кие переносные употребления, когда выделяются отдельные свойства: Это наш районный Хемингуэй; новый Карузо. Имена собственные могут даже переходить в класс нарицательных существительных: меценат, ментор, иуда и т. п.

М. А. Кронгауз «Тип референции именных групп с местоимениями все, всякий и каждый»

вполне нормально, и при этом вряд ли предикат высказывания можно назвать стативным.

Т. В. Булыгина пишет, что «предикат, выраженный формой глагола совершенного вида прошедшего времени, кажется, исключает в русском языке нереферентное прочтение термов», и этим объясняется несовместимость таких предикатов с кванторами типа любой, всякий, которые лишают термы конкретной референции [8].

Всякий все же совместимо с глаголом совершенного вида прошедшего времени, например:

(22) Всякий человек прошел в своей жизни через это, и, следовательно, тезис о том, что предикат, выраженный формой глагола совершенного вида прошедшего времени, исключает в русском языке нереферентное прочтение, неверен (ср.:

(23) Советский человек прошел в своей жизни через многие трудности: через войну, разруху, голод...).

Однако представляется верным утверждение о существовании связи ограничений, накладываемых на тип референции аргумента данного предиката, с возможностью употребления при аргументе местоимения всякий.

Это утверждение, переформулированное в терминах, используемых в настоящей работе, звучит так: предикаты, не допускающие интенсиональную интерпретацию предложения, не допускают в качестве аргумента именную группу со всякий:

(6) Каждая из звезд (все звезды) Большой Медведицы загорелась вдруг ярким, необычным светом, но *Всякая звезда Большой Медведицы загорелась вдруг ярким, необычным светом.

Адекватное и полное описание таких предикатов фактически равносильно классификации предикатов по типу референции главного аргумента. Такой классификации в настоящее время не существует, хотя значительный шаг в решении этой проблемы сделан в работе [8].

Возможно, что ответом на вопрос будет не разбиение предикатов на классы, допускающие и не допускающие интенсиональную интерпретацию и, соответственно, употребление всякий, а набор грамматических и лексических признаков, значения которых представляют иерархию предпочтительности относительно допустимости интенсиональной интерпретации.

Среди этих признаков, вероятно, окажутся:

— непрошедшее ~ прошедшее время:

(24) Всякий мужчина уступит такой женщине место в трамвае ~ *Всякий мужчина уступил такой женщине место в трамвае;

— несовершенный ~ совершенный вид:

М. А. Кронгауз «Тип референции именных групп с местоимениями все, всякий и каждый»

(25) Всякий человек делает свое дело ~ *Всякий человек сделает свое дело;

— сослагательное ~ изъявительное наклонение:

(26) Всякий человек на моем месте смеялся бы ~ *Всякий человек на моем месте смеется;

— кратность ~ некратность:

(27) Всякая птица летом летала в жаркие страны ~ *Всякая птица летом летела в жаркие страны;

— стативность ~ нестативность:

(28) Всякий человек смертен ~ *Всякий человек умер и т. п. У местоимений каждый и все также есть ограничения на сочетаемость. Каждый и все не сочетаются с неисчисляемыми именами и соответствующими именными группами, всякий же обычно допустимо:

(1) Всякая ирония содержит в себе оценку того, что осмеивается;

(29) Придет день, и всякая невинно пролитая кровь будет отмщена;

(30) Всякая жалось унижает человека.

Проблема определения экстенсионала для неисчисляемых имен выходит за рамки настоящей работы. Важно лишь то, что семантика неисчисляемых имен плохо описывается или вовсе не описывается с помощью понятий «множество»/«элемент множества». Экстенсионала, если понимать его как «множество объектов, которые могут обозначаться именной группой», неисчисляемые имена не имеют, так как в противном случае было бы неясно, о каких объектах внешнего мира идет речь, т. е. неясно, что считать отдельным элементом экстенсионала именных групп типа бензин, быстрорастворимый сахар, холодная ярость учителя и т. п.

Каждый и все плохо сочетаются с абстрактными понятиями:

(3) Всякая прямая бесконечна, но *Каждая прямая бесконечна и ?Все прямые бесконечны.

Общие сентенции с подобными именами, видимо, допускают только интенсиональную интерпретацию, ср.:

(31) Все прямые, начерченные Петей, где-нибудь да кончаются, где все прямые, начерченные Петей соотносится с конкретным конечным множеством. То же можно сказать и о теоремах и аксиомах. Ведь они утверждают именно связь понятий, а теоремы к тому же подразумевают доказательство истинности или ложности. Мы убеждаемся в истинности предложения, не рассматривая все элементы класса, а исходя из общих свойств этих элементов. B теореМ. А. Кронгауз «Тип референции именных групп с местоимениями все, всякий и каждый»

мах и аксиомах обычно фигурирует местоимение всякий или любой:

(32) Всякое действие вызывает противодействие;

(33) Всякий треугольник однозначно задается тремя сторонами и т. п.

Особую группу слов составляют существительные, имеющие в записи интенсионала переменную, иначе говоря, существительные с семантической валентностью, например: содержание, форма, множество, свойство, часть, подоплека, друг, потомок и др.8.

Без заполнения этой валентности (непосредственно зависимым словом или контекстуально) употребление, во всяком случае конкретнореферентное, таких существительных невозможно:

(34) Содержимое мальчику понравилось (фраза допустима только тогда, когда существует текст, определяющий, содержимое чего — банки, чемодана и т. п. — понравилось мальчику):

(35) Брат поздно приходил по вечерам (может отсутствовать поясняющий текст, но тогда это брат говорящего, то есть налицо эллипсис: вместо мой брат просто брат)9.

Видимо, следует считать, что у таких существительных вообще нет экстенсионала, и появляется он только у тех именных групп, у которых данная семантическая валентность заполнена.

К интересным результатам приводит анализ прилагательных с семантической валентностью: высокий, большой, хороший и т. п. (см., например, толкование высокий X — ‘X, рост которого выше нормы Y’, где ‘норма Y’ — семантическая валентность, заполняемая в зависимости от заполнения X). Как отмечено выше (сноска 3), экстенсионал можно определить для уровня слов; экстенсионал именных групп выводится тогда с помощью заданных правил. Так, экстенсионал именной группы красное яблоко является пересечением множества яблок и множества красных объектов. Однако введение экстенсионала, например, для слова большой привело бы к существенным затруднениям. По тем же правилам объект, попадающий в пересечение множества больших объектов с множеством мышей, попадал бы и в пересечение этого множества с множеством животных, так как оно включает в себя множество мышей. Иначе говоря, большая мышь являлась бы большим животным, а это неверно.

У некоторых слов следует признавать также значения без переменной, т. е.

отсутствие семантической валентности и наличие экстенсионала. Такое значение представлено, например, во фразе Молодая мать попросила нянечку принести ей еще две пеленки, где мать — просто ‘женщина, имеющая ребенка’. Образование новых значений («экстенсионализация» понятий) свойственно языку математики, хотя, видимо, не всегда уместно. Так, признание существования экстенсионала у слова множества (иначе, множества всех множеств) приводит к известному парадоксу теории множеств.

М. А. Кронгауз «Тип референции именных групп с местоимениями все, всякий и каждый»

Однако незаполнение валентности допустимо в достаточно общих сентенциях:

(36) Друг познается в беде и т. п.

C именными группами, содержащими существительные с семантической валентностью, каждый и все сочетаются только тогда, когда эта валентность заполнена непосредственно зависимым словом или контекстуально:

(37) Каждая из10 Машиных подруг побывала на выставке;

(38) Все части детских часов делаются из пластмассы;

(39) У моего знакомого есть несколько неприятных свойств, и каждое из свойств досталось ему в наследство от его родственников.

B противном случае именные группы с каждый и все не сочетаются:

(2) Всякая форма — это плоть содержания, но *Каждая форма — это плоть содержания и *Все формы...;

(36а) Всякий друг познается в беде, но *Каждый друг познается в беде и *Все друзья познаются в беде.

СЕМАНТИЧЕСКОЕ ПРОТИВОПОСТАВЛЕНИЕ МЕСТОИМЕНИЙ

Предложения, совпадающие с точностью до кванторных местоимений, несинонимичны, если экстенсионал соответствующей именной группы — обозримое множество:

(9а) Каждая из жен (все жены) султана Мохаммеда вне подозрений и (9б) Всякая жена султана Мохаммеда вне подозрений.

Первое предложение подразумевает гарем и конкретное преступление. Утверждается, что все жены султана имеют алиби. Второе предложение означает, что из свойства ‘быть женой султана Мохаммеда’ следует свойство ‘быть вне подозрений’, независимо от того, кто обладает первым свойством.

Предложения, совпадающие с точностью до кванторных местоимений, синонимичны, если экстенсионал соответствующей именной группы — необозримое множество:

(7а) Каждый пионер (все пионеры) должен быть примером для октябрят и Если актуализованная именная группа соотносится с конечным, легко обозримым множеством, то возможна и конструкция каждый X, и конструкция каждый из X-ов, причем вторая часто предпочтительнее.

М. А. Кронгауз «Тип референции именных групп с местоимениями все, всякий и каждый»

(7б) Всякий пионер должен быть примером для октябрят;

(8а) Все кошки привыкают к дому и (8б) Всякая кошка привыкает к дому;

B этом случае в силу необозримости множества экстенсиональный способ проверки истинности предложения осуществим лишь потенциально. Причем стоит принять следующее естественное допущение: множество необозримо и, следовательно, настолько велико, что если из одного свойства не вытекает другое свойство, то в этом множестве найдется элемент, обладающий первым свойством и не обладающий вторым, — и оба способа проверки истинности оказываются эквивалентными11.

Предложения без кванторных местоимений, допускающие обе интерпретации, описываются аналогично. Различия между двумя значениями, соответствующими разным интерпретациям, особенно ясно видны при крайней разновидности экстенсионала обозримого — одноэлементном экстенсионале.

Предложения (40) Автор «Уэверли» — гениальный писатель;

(41) Убийца Кеннеди — сумасшедший;

(42) Жена Цезаря вне подозрений — омонимичны. При первом понимании речь идет о конкретных людях, про которых делаются некоторые утверждения. Именную группу можно заменить на собственное имя:

(40а) Вальтер Скотт — гениальный писатель и т. д., причем смысл предложения не меняется. Это понимание соответствует экстенсиональной интерпретации: именная группа соотносится с одноэлементным множеством или просто с единственным элементом экстенсионала (ср. эти же именные группы в контексте предикатов, не допускающих интенсиональной интерпретации:

(40б) Автор «Уэверли» написал недавно новый роман;

(41б) Убийца Кеннеди зарядил винтовку;

(42б) Жена Цезаря остановилась поболтать с Брутом).

Второе понимание возникает при интенсиональной интерпретации. Предложения (40), (41), (42) можно перефразировать следующим образом:

(40в) Написать «Уэверли» мог только гениальный писатель;

(41в) Убить Кеннеди мог только сумасшедший;

(42в) Будучи женой Цезаря, нельзя находиться под подозрением.

Это значит, что из свойства (а): ‘быть автором «Уэверли»’, ‘быть убийцей Кеннеди’, ‘быть женой Цезаря’, — вытекает свойство (б): ‘быть гениальным писателем’, ‘быть сумасшедшим’, ‘быть вне подозрений’.

Предложения с необозримым экстенсионалом однозначны:

(10) Хороший ребенок слушается маму;

(43) Человек смертен и т. п.

М. А. Кронгауз «Тип референции именных групп с местоимениями все, всякий и каждый»

§ 7. ЗАКЛЮЧЕНИЕ Анализ сочетаемости и семантических различий местоимений каждый (все) и всякий подтверждает сделанное выше утверждение. Каждый и все сочетаются с именной группой, соотносящейся с некоторым множеством (экстенсиональный тип референции), и означают, что предикат принимает значение «истина» на всех элементах данного множества. Всякий сочетается с именной группой, соотносящейся с некоторым свойством (интенсиональный тип референции), и означает, что из свойства-интенсионала следует свойство-предикат независимо от того, какой объект обладает данным свойством.

З а м е ч а н и я. Для описания семантики местоимений в работе используется достаточно сложная система понятий. Конкретные задачи, стоящие перед автором, не требовали строгой и подробной разработки всей системы. Поэтому в настоящей статье лишь намечаются основные определения и связи, а также правила приписывания интенсионалов и экстенсионалов именным группам; относительная свобода автора в смысле строгости и формальности описания выразилась, в частности, в том, что в качестве метаязыка для записи условий истинности (см. § 3) использовался русский язык.

Применения интенсионально-экстенсионального аппарата описания, конечно, не ограничивается областью кванторных местоимений, рассматриваемых в работе. Есть основания предполагать, что этот аппарат может оказаться полезным для описания различных языковых фактов и в особенности для описания артиклей и других актуализоторов, т. е. слов, непосредственно связанных с действием механизмов референции.

ЛИТЕРАТУРА

1. П а д у ч е в а Е. В. Денотативный статус именной группы и его отражение в семантическом представлении предложений // НТИ, сер. 2, 1979, № 9.

2. С е л и в е р с т о в а О. Н. Опыт семантического анализа слов типа все и типа кто-нибудь // Вопросы языкознания, 1964, № 4.

3. Л е в и н Ю. И. О семантике местоимений // Проблемы грамматического моделирования. М., 1973.

4. П а д у ч е в а Е. В. О семантике синтаксиса. М., 1974.

5. К а р н а п Р. Значение и необходимость. М., 1959.

6. Ф р е г е Г. Смысл и денотат // Семиотика и информатика, 1977, № 8 (см. перепечатку этой работы в настоящем сборнике, с. 351-379).

М. А. Кронгауз «Тип референции именных групп с местоимениями все, всякий и каждый»

7. Толковый словарь русского языка. Под ред. Д. Н. Ушакова. М., 1935-1940.

8. Б у л ы г и н а Т. В. К построению типологии предикатов в русском языке // Семантические типы предикатов. М., 1982.

–  –  –



Похожие работы:

««Цветочное оформление территории улицы 40 лет Октября в городе Кстово» Дружинина А.С.ННГАСУ «Floral decoration of 40 years of October street in Kstovo city» Druzhinina A.S.NNGASU Введение В ландшафте населенных мест цветы особенно привлекают к себе внимание. В повышении художественных качеств окружающей среды цветочные компо...»

«www.kitabxana.net Milli Virtual Kitabxana tqdim edir: Али и Нино Курбан Саид РОМАН www.kitabxana.net – Milli Virtual Kitabxanann tqdimatnda Bu elektron nr WWW.KTABXANA.NET Milli Virtual Kitabxanann “Eurovision-2012” mahn msabiqsin gln xarici qonaqlar, turistlt v...»

«Габриель Розенталь РЕКОНСТРУКЦИЯ РАССКАЗОВ О ЖИЗНИ: ПРИНЦИПЫ ОТБОРА, КОТОРЫМИ в РУКОВОДСТВУЮТСЯ РАССКАЗЧИКИ ИНТЕРВЬЮ 1 БИОГРАФИЧЕСКИХ НАРРАТИВНЫХ «Как можно использовать рассказы о жизни?» Этот вопрос задавал Даниель Берто (Daniel Bertaux) в книге «Биография и общество» 2 в 1981 г. В то время рассказы о жизни интересовали и...»

«Анализ поэтических текстов Н. Рубцова An analysis of poetic texts of N. Rubtsova Л.Е. Беженару г. Яссы, Румыния Пространственно-местностные рамки рубцовского текста L.E. Bejenaru с. Iasi, Romania Spatial local framework of the Rubtsov’s text В рубцовском тексте можно выделить н...»

«ЭПОХА. ХУДОЖНИК. ОБРАЗ Весна 1914 года. Русские авангардисты в Париже Наталия Адаскина В статье в общих чертах представлена обстановка, в которой существовали и взаимодействовали различные группы интернационального художественного авангарда в Париже накануне Первой мировой войны....»

«Сергей Владимирович Макеев Формировка, прививка и обрезка деревьев и кустарников Издательский текст http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=5824107 Формировка, прививка и обрезка деревьев и кустарников: РИПОЛ кл...»

«Рассылается по списку IOC-WMO-UNEP/I-GOOS-VI/9 Пункт 6 повестки дня Париж, 4 декабря 2002 г. Оригинал: английский МЕЖПРАВИТЕЛЬСТВЕННАЯ ВСЕМИРНАЯ ПРОГРАММА ОРГАНИЗАЦИИ ОКЕАНОГРАФИЧЕСКАЯ МЕТЕОРОЛОГИЧЕСКАЯ ОБЪЕДИНЕННЫХ НА...»

«№5 КАЗАХСТАНСКИЙ ЛИТЕРАТУРНО ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ И ОБЩЕСТВЕННО ПОЛИТИЧЕСКИЙ ЕЖЕМЕСЯЧНЫЙ ЖУРНАЛ Журнал — лауреат высшей общенациональной премии Академии журналистики Казахстана за 2007 год Главный редактор В...»

«УДК 821.111-312.9(73) ББК 84(7Сое)-44 Р12 Anne Rice PRINCE LESTAT Copyright (c) 2014 by Anne O’Brien Rice Оформление серии Андрея Саукова Иллюстрация на обложке В. Нартова Райс, Энн. Р12 Принц Лестат / Энн Райс ; [пер. с англ. М. М. Виноградовой]. — Москва : Издательство «Э», 2016. — 640 с. ISBN 978-...»

«ТЕОРИЯ ИСКУССТВА Художественная функция cистемного повторения в фотографии Андрей Буров В статье исследуются истоки и развитие феномена системного повторения на примере специфического элемента фотографии – «фотофразы», феномена, который обладает собственной спец...»





















 
2017 www.pdf.knigi-x.ru - «Бесплатная электронная библиотека - разные матриалы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.