WWW.PDF.KNIGI-X.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Разные материалы
 

Pages:     | 1 | 2 || 4 |

«Алекс Экзалтер АВАНТАЖ Человек вооруженный – III Повести звездных рейнджеров ADVANTAGE Homo praemunitur – III Star Ranger's Stories To all adventurers of the world ...»

-- [ Страница 3 ] --

– Джентльмены! Благодаря самоотверженным усилиям сотрудников вакуум-лаборатории доктора Алмо нам удалось обеспечить улучшенной микродефлекторной защитой мое великолепное баллистическое изделие – “РГП.с-4”. Отныне при концентрации наноинфильтрантов менее 200 гиперструктурных единиц на кубический дециметр трехмерного пространства на Кадме-Вэ наряду с метательными ортоплазменными боеприпасами вы сможете безопасно использовать и автоматическое РГП-оружие…

–  –  –

– Это зависит от многих факторов, виконт. Ну, если он, скорее всего, жив, чем мертв, в таком случае…

ГЛАВА VI

Трудно подсчитать примеры, многократно доказавшие, что в доступной

–  –  –

глобальных катастроф чаще всего кроется не в случайном стечении природных обстоятельств, а в основном проистекает из стихийного и статистически малопредсказуемого человеческого фактора.

Даг Хампер, Рон Тилбо, “Экспарадиз: тени в бывшем раю”. Публикация “Имперского палеографического вестника”. 69 год.

Мик Риант много чего знал, кое о чем догадывался и с самого начала предполагал самое худшее, нисколько не сомневаясь в отрицательном результате. Потому как второпях, из рук вон плохо, некомпетентно и непрофессионально готовилась экспедиция на Кадм-Вэ. Она неминуемо

–  –  –

происшествием и дисциплинарно-отрицательным примером. Так точно, если департамент боевой подготовки на крутом бюрократическом повороте сумел обойти и обставить разведывательно-исследовательское управление, а генеральный инспектор корпуса рейнджеров, недреманное императорское око, великий герцог Джер Колм благосклонно взирал на происходящее. Или же

–  –  –

драматически инсценировать историческую Кадмову викторию?

Тогда как капитану Рианту внизу, на поверхности кажется генеральской блажью, немыслимым и бессмысленным действом театральное появление у Кадма-Вэ парадно развернутого 6-го учебного фельд-кампамента только потому, что департаменту боевой подготовки и мобилизационного комплектования вздумалось устроить показательные оперативно-тактические учения крупных сил рейнджеров в составе нескольких соединений. А рейнджерам-приготовишкам Тотума самодурственно вменили в обязанность, буде кого отыщут, закидать шапками-банданами и обустроить удобный плацдарм, так сказать, зимние квартиры в системе, дабы дожидаться прибытия основных сил вместе с полномочными представителями масс-медиа, звездными лендлордами и конгрессменами в совокуплении с боку припека с цивильными палеоархеологами из Атлантора, Либерты и Ханьхэ.

Перигалактическое политическое шумство стоящие на страже Ойкумены боевые генералы, раздобывшие себе галактические спиральки на петлицы за армориканскую мясорубку, подготовили оперативно и решительно, впопыхах дозволив участие в больших маневрах двух офицеров из разведуправления конкурирующего департамента спецопераций – капитана Мика Рианта и первого лейтенанта Мии Мо.

Спасибо и на том, хотя по уму к Кадму-Вэ следовало бы направить постоянно находящуюся в боеготовности штатную спецгруппу управления, состоящую из грамотных экзобиологов и ксенологов под командованием вашего преданного слуги. Позвольте уточнить. Нынче рейнджерам капитана Рианта, милорды генералы, не по обычаю, а согласно четкому приказу полагается в пожарном порядке чуть что бросаться на чертей-пришельцев… Черт знает что! Этот придурочный Тотум даже разведку не дал провести как положено. Поверхностная рекогносцировка и скорей-скорей вниз. Видимо, за проворство и скорость закрепления на кадмейском политическом плацдарме дружки из департамента боевой подготовки обещали ему, недоделку гипонойному, генеральские спиральки. Угу, разбежался… Много и долго чего старый полупердун (эк его Саби сисястая приложила!) теперь в баке будет дожидаться: и чина генеральского, и титула графского… Вот, сволочь благородная..!

Во благовремении и должной пропорции, как рекомендовал древний русский писатель, прозелит-магистр филологии и прикладной лингвистики Микаэль Риант-Небраска, рейнджер америйско-альбионского происхождения и воспитания, ругмя ругательски на многих языках вторично вспомнив о своих общих с бароном Алексом Тотумом-Висконсин этнических корнях, вросших в изначальную Землю и во множестве иных миров, в конце концов снова перешел к оценке текущей бедственной обстановки в системе Кадм-Вэ.

Побежденным себя капитан Риант отныне не считал и признавать таковым не собирался. Особенно в предвидении дальнейшего хода событий.

Наверняка, исполнительная и педантичная Мия Мо, ненадолго отступив, вернется в систему, чтобы где-нибудь в безопасности, скажем, в астероидном кольце безымянного газового гиганта оставить усиленный передовой дозор, а сама двинется далеко-далеко к ближайшему интергалактическому ретранслятору за бесценными указаниями командования. Быть может, она и обратно воротится сюда спустя несколько дней вместе с чертовой тучей астрорейдеров и трансбордеров, каковые установят в системе и окрестностях суровую санитарно-карантинную зону. Так положено и предписано. К тому же,

–  –  –

рейнджеры-генералы вместо мирного археологического заповедника едва-едва не подставили под зубастую ксенологическую угрозу, постараются на славу.

Шуму и визгу будет на всю Вселенную – пришельцы услышат, им тоже тошно станет, неважно где они нынче прячутся в тихом аду или в суматошном раю.

Сутолоку, суматоху и сумасшествие вдали и вблизи Кадма-Вэ легко можно вообразить, как и библейское столпотворение на высоких и низких планетарных орбитах, наверное, красного ордонанса. Разве что небесную башню начнут строить не снизу, а сверху – в орбитальной невесомости всегда так делают по технологии вакуумных монтажно-строительных работ. Хотя уже не фигурально, а реально вниз без подходящей защиты никто не сунется. И все же как-то придется эвакуировать для придирчивого расследования всех

–  –  –

сублейтенанта Столкин, материально удостоверившись: прим-сержант Кунцер и штаб-сержант Кнуро без сухого остатка пошли в распыл. Визуальный привет на орбиту послан, поэтому скоро-скоро доберутся каким-нибудь хитроумным инженерно-техническим образом и до бренного тела уцелевшего капитана Рианта.

–  –  –

микроагентов, естественно, начнут карантинно лечить, обихаживать и обследовать, как бы какую заразу не занес в цивилизацию. Погибшим хорошо

– они сраму не имут. А некоему Мику Рианту достанутся позор, поношение и насмешки. Если только бесславие не обернуть вселенской победой.

Всем чертям назло в микро- и макрокосме! Мы еще посмотрим, кто кого

–  –  –

цивилизации можно и в одиночку. С положительным итоговым результатом и соответствующими эффектами, когда руки нужным концом приделаны и голова варит как не надо лучше. Или хуже, если кадмейские перинаниты обладают свойствами нанофагов, что и следует проверить практическим путем на собственном модернизированном организме.

Мик Риант уже обнаружил исключительно по запаху, как очертя голову фильтрующаяся (по-другому никак) сквозь защитные поля и твердотельные преграды микроскопическая гадость специально воздействует на оружие, оборудование и снаряжение. А после микробиологического анализа обстановка еще больше прояснилась.

Специфически пованивает, леди и джентльмены, нанотехнологическая угроза. Ароматы сгоревшей микроизоляции и сверхпроводников ни с чем не перепутать – дело привычное для того, кто возится с твердой аппаратной частью. Но характерный запах перинанитов есть нечто новое и необычное, когда местные бактерии и вирусы, похоже, вчистую вымерли – нанофильтры, словно кто простерилизовал. Как это случилось и почему, мы и намереваемся ольфатически прочувственно выяснить в ближайшем обозримом будущем, своими собственными глазами, без омнирецепторов и верного БИМа. Гадать тут нечего. На запахи продвинутого (привет доку Алмо!) первого испытателя целлеризации потянуло… Немного погодя Мику Рианту стало ясно: под изумрудным песком,

–  –  –

наноинфильтрантов (на филологическую голову термин вполне подходящий) значительно меньше, чем на этой самой зеленой хризолитово-бериллиевой поверхности – видимо, где-то неподалеку вывернуло наизнанку оливиновый

–  –  –

нуль-перемещения. Со всеми версиями о происхождении и появлении планеты в этом секторе пространства-времени Мик Риант конечно же был знаком.

А как же иначе? Если он командир спецгруппы разведуправления, а к Тотуму его временно прикомандировали, согласно приказу командования

–  –  –

результативной подаче нашего блестящего центрфорварда майора Хампера.

О, благодетели! Отфутболили, расстарались. Без савана и белых тапочек на кладбище отправили. Ну уж угодили… Заслали из кулька в рогожку между кукушкой и ястребом одного за всю спецгруппу отдуваться. Так-так, мои далекие и недалекие братья и сестры-рейнджеры, с вашего позволения опять процитируем. Определенно, откуда вонища?

Мик Риант определил, вернее, разнюхал ольфатически: под скальным основанием на втором подземном уровне мощных руин оборонительного комплекса цинь-американцев присутствие наноинфильтрантов ощущается сравнительно незначительно – не больше двух-трех десятков микроагентов на кубический дециметр азотно-углекислой смеси, на 82 процента составляющей нынешнюю атмосферу Кадма-Вэ. Очевидно, стены и перекрытия экранируют излучения, а в глубоком подполье кормиться наноинфильтрантами нечем.

Сдохло все тут четыре тысячи лет тому назад с концами!

Конечно, глубоко вздыхать всей широкой грудью незачем. И ни к чему беспокоиться о 8 процентах кислорода вместе с 6 процентами аммиака, если наноскафы эмерджент-системы покамест довольны. Возможно, временно. А также на водные микрокапсулы соматических нанодефензориев не стоит долго рассчитывать. 120 стандартных часов, может, чуть больше, в зависимости от психофизической нагрузки.

Одно утешает: таскать на себе чрезмерный груз не придется. Гол как сокол с отключенной параферналией ИЗАКа. Носим с собой немного своего и чуть-чуть чужого: минимальный аварийный набор на разгрузочном поясе и часть портативного комплекта экзобиологической разведки из закромов беспилотника, состоящая из тупых физико-химических тест-модулей, и препаратов мгновенной индикации, а вся увесистая управляемая биотроникой аналитическая начинка, естественно, полетела ко всем праматерям, чертям и праотцам. По тому же отдаленному адресу отправилось и переносное диверсионно-разведывательное добро на “армискуте” рекогносцировки и поддержки. Но чего нет, о том и жалеть не стоит.

А вот личного оружия ой жалко. Даже гравиперфоратор на острие кинжала и тот сдох. Одна механика уцелела, а режущие кромки утратили гравизаточку, их тоже не хватит надолго, если алмазы или чего-нибудь потверже дробить и резать. Или скрепя сердце вручную долбить механизм модулей постановки электромагнитных помех. Определенно, в клубах металлического дыма наноинфильтрантами и не пахнет. В тумане даже возможно три последних еле-еле исправных ствола Бармица исподтишка, втайне от наноинфильтрантов запустить. Можно было бы с двух рук прямой наводкой по врагам империи, но на левом предплечье гравиплазменный реактор на ладан дышит, одной ногой в могиле, еле-еле самотестирование проходит, притом с двухсекундной задержкой.

Ничего, сойдет на крайний случай. Мы еще повоюем с цинь-американской стариной, леди и джентльмены. Фатально и летально. Как вам это нравится,

–  –  –

присоединяется… *** Айвен Редверт-Краснофф и Борис Мойс-Донкин приятно-случайно столкнулись на премьере “Войны и мира” в Императорском театре массового присутствия. Классическая старинная фабула французского графа Пьера Бомарше-Безухофф неиссякаемого интереса у них не вызывала, поскольку они оба придерживались традиции, гласящей: легитимным автором стародавнего сценария является граф Леон Толстой-Яснополянски– знаменитый творец неподражаемой “Энн Каренин”. Посему в новом пансенсорном шоу они находили массу досадных анахронизмов и раздражающих несоответствий духу того времени. Им не пришлись по вкусу роскошные автомобили аристократов, съехавшихся на бал, предложенное угощение сплошь из чизбургеров и хот-догов, а в вестибюле неработающие игральные автоматы. Не вызывала у них восторга и ходульная игра главных героев, а Натали Ростов, на взгляд маркграфа Редверта, представлялась падшей женщиной, эдакой Травиатой безвкусно демонстрирующей на балу полное отсутствие нижнего белья под пышными, но короткими юбками. По его мнению, на изначальной Земле в начале XIX века по древнерусскому обычаю незамужние девушки носили плотные шелковые кальсонеты с кружевными завязками у щиколоток. А полупрозрачные туники грудастых флейтисток из женского джаз-оркестра безграмотные продюсеры и режиссеры сего пансенсорного непотребства без тени стыда позаимствовали в Египте времен фараонов или на вечеринке североамериканских бутлегеров в эпоху борьбы с пьянством и алкоголизмом, пришли к палеографическому заключению тонкие ценители театрального искусства досточтимые сэр Бо Донк и сэр Айв Ред, посчитав дамскую эротику драматургически неуместной посреди “Войны и мира”.

Вместе с тем, посещение нового прочтения и пансенсорного воплощения старинного сюжета о войне и мире для обоих театралов явилось мероприятием светским и в какой-то мере политическим. И тому и другому следовало сегодня

–  –  –

костюмированном обличье на историческом московском балу. С кем нужно доктор Редверт и магистр Донкин встретились и переговорили до и после бала.

Неважно, если они оба сочли неподобающим моветоном танцевать мазурку с безобразно облаченными актрисами и лавировать между эклектически одетой, неловко передвигающейся столичной публикой из зрительской массовки, так же волей-неволей подключенной к пансенсорному театрализованному шоу без права вмешательства в сюжет, замены антуража и реквизита.

Свобода воли в театре массового присутствия непозволительна – таковы театральные условности и ограничения. Здесь пользоваться можно лишь тем, что для вас приготовили режиссеры и программисты, а кому не нравится, может не участвовать или посидеть где-нибудь в сторонке, терпеливо дожидаясь смены эпизода и декораций. Аналогично поступили джентльмены Айв Ред и Бо Донк, уединившись как бы за картами в соседней гостиной.

Переход на отстраненный уровень восприятия, программное отключение от публики и актеров в театрах массового присутствия правилами хорошего тона

–  –  –

конфиденциальность, отстранением мало кто пользовался, в театр ходили, чтобы на людях повеселиться громко и с музыкой. Иначе за что сумасшедшие деньги платим, почтеннейшая публика?

– … Досточтимый доктор Донк, пожалуй, здесь нам никто не помешает.

Мы теперь суть запасной интригующий реквизит и декорации. С нашего общего согласия доступ разрешен, сами понимаете, только модераторам шоу.

– Благодарю за гуманное предложение, доктор Ред. Нам с вами не помешает лицеприятно отдохнуть от надоедливого общества. Нас не видят, не слышат и подойти не смеют…

– Значит, нам никто не воспрепятствует поделиться друг с другом приятным и хорошими новостями. К примеру, о вашей работе над четырехмерными диамагнетиками?

– Ох-ох-хо, коллега, у нас как раз тот несчастный случай, когда отсутствие новостей есть весть горестная и печальная. На Теллусе Терциум у Тас Дашко из “Дивион” эксперименты по магнитной стерилизации наноинфильтрантов и конструированию терминирующих ЭМ-нанофагов, и то проходят более удачно, чем в моем университетском центре… А что доктор Бармиц? Насколько я знаю, вы с доктором Алмо зачастили на Сирин Веди. К тому же, грант, выделенный нашему дорогому Бармицу, значительно превышает скромное вспомоществование, оказанное мне имперской комиссией…

– У нашего доктора супрематикуса кое-что выходит, надо сказать. Обещает через месяц, другой пригласить на бета-тестирование модернизированных ИЗАКов. Но вы, коллега, мне кажется, скромничаете понапрасну. У вас ведь тоже есть интересные данные, не так ли?

–  –  –

пансенсорных картежников, плотно устроившихся неподалеку с ящиком шампанского – похожи не на зрителей, но на модераторов-актеров, обеспечивающих безопасность присутствующих, затем, прищурившись, испытующе посмотрел на собеседника. На что доктор Редверт тотчас ответствовал:

– Я весь внимание, коллега, если вы сочтете возможным посвятить меня в некоторые детали, еще не ставшие достоянием научной общественности.

– Почту за честь, маркграф Редверт, но с двумя небольшими условиями.

Прежде всего, хотел бы просить вашего содействия устроить мне домашние испытания на учебно-тренировочной площадке в Хампер-маноре. Представьте себе, медики департамента спецопераций забраковали меня исключительно в силу почтенно пенсионных лет, запретив мне участвовать в готовящейся миссии на Кадм-Вэ. Того же несправедливого мнения о моем 130-летнем возрасте, здоровье и психофизической форме придерживается и генерал Стернард. Полагаю, майор Хампер сумеет убедить в обратном милорда генерала и несговорчивых врачей, если мы проведем пару совместных жестких тренировок у него дома в неформальной обстановке. Говорят, он устроил у себя настоящую “полосу смерти”. А если еще ваш знаменитый друг и однокурсник продюсер Дит Клейн сможет с нами как-нибудь размяться, то я, слово чести, не смогу выразить, насколько я буду благодарен лично вам, маркграф Редверт, и, в чем нет сомнений, моя благодарность баронету Хамперу преступит все мыслимые пределы. Вторая моя просьба вовсе пустяк. Если вы, коллега Редверт, может, доктор Алмо случайно наткнетесь, понимаете, разное бывает, на старую информацию о секретных исследованиях в области нанобионики на Сянь-Го, некогда проводившихся где-то в горах в южном полушарии, то уж не сочтите за труд меня с ней ознакомить. Скажем, тахионные пушки есть архетипический миф о чудо-оружии древних. Он меня никак не интересует, но другое дело, нас всех крайне беспокоящее – наноинфильтранты…

– Дорогой коллега Донкин! Я с радостью постараюсь исполнить обе ваши просьбы. И, смею вас уверить, решительно и положительно. У нас ведь не серия неудачных экспериментов, где скорбно учитывается отрицательный результат.

– Положительно, я уверен в успешности всех ваших начинаний, коллега Редверт. Со своей стороны, могу предложить вам открыть кодированный канал и скопировать себе часть моего концептуального досье о наноинфильтрантах Кадма-Вэ… Бегло ознакомившись с полученной файл-информацией, доктор Редверт тут же полюбопытствовал:

– Коллега Донкин, а вы уверены, что ваши выводы о времени появления во Вселенной наноинфильтрантов совпадают с результатами, полученными княгиней фон Дашкофф?

– Разбежка несущественна. 250 экуменических лет у нее. 280 у меня.

Кроме того, о том, что катастрофическое нуль-перемещение Кадма-Вэ состоялось не 4540 лет тому назад, а чуть ли не в наши дни, свидетельствуют данные квант-изотопного исследования образцов вулканических пород, в частности, силиката бериллия и алюминия – это тот самый песок фисташкового цвета. Аналогичные данные получены по образцам гнейсового кварца…

– Наверное, мне проще поверить в перемещение Кадма-Вэ оттуда сюда, чем вам, коллега Донкин. Кое-какие мои пациенты, знаете ли, субъективно живут в разных временах: одни в прошлом, другие в будущем. У меня нет оснований им не верить. Потому-то от тех душевнобольных, кто устроил глобальное перемещение известно куда, но не понять когда целой планеты, я

–  –  –

нуль-транспортировка предполагает в настоящем утрату и времени, и пространства с последующим идентичным восстановлением предыдущей действительности в ином месте. При управляемом нуль-переходе нет ни прошлого, ни будущего. Это понятно, знаем, учили, как и феномен ассиметричности необратимого линейного времени. Скажите мне лучше как биофизик медику: что может произойти с живыми организмами, когда их в самом деле отправляют в линейное будущее или оставляют в прошлом на столь длительный срок как 4-5 тысяч лет, а не на две-три наносекунды?

– Достаточно дальнее проникновение во время, представим его как сравнительно медленное прерывистое скачкообразное движение по одной из координатных осей четырехмерного универсума, коллега Редверт, проблема энергоемкая, также требующая необратимого разрушения или трансформации метрики триединого пространства-времени-гравитации. Эксперименты в области обособленного дискретного времени опасны, финансово затратны, они давно признаны бесперспективными, и никем не спонсируется чье-либо систематическое научное любопытство в этом направлении. Между тем, вы знаете, в современной физике модель упрощенной машины не дискретного, подчеркиваю, а прямолинейно движущегося равномерного времени есть нечто вроде идеи механистичного вечного двигателя, из века в век, забавляющей дилетантов.

В то же время, при дискретном подходе, разрывы метрики порой случаются, с позволения сказать, естественно-экспериментально в результате

–  –  –

цельнометаллический корпус астрорейдера почти на том же месте вновь вернулся в релятивистское пространство с кое-какими исправными системами на борту и с органическими следами группы террористов. В небытии

–  –  –

экуменических лет. Позднее, при Яре III были обнаружены обломки рутенского крейсера, находившегося по ту сторону пространства-времени около 44 тысяч лет. По невыясненным причинам крейсер исчез за несколько

–  –  –

субсветовой парадокс близнецов кажется вещью заурядной и обыденной… Вы понимаете, к чему я веду речь, коллега Редверт. Вся проблема состоит не в прямолинейном временном движении вперед, будущее так или иначе наступит, вопрос-то в дискретном возвращении обратно в то же самое релятивистское время, где скорость света постоянна и абсолютна, а ее превышение проблематично и относительно. Мои опыты с микроорганизмами показывают: анаэробные культуры бактерий и вирусов при кольцевых квантованных темпоральных перемещениях на срок от 2 до 15 микросекунд, если и возвращаются, то девственно стерилизованными в виде малых субклеточных фрагментов. Пока лишь элементарным частицам в квантовых

–  –  –

неисповедимо как разгоняющимся, удается в целости и сохранности ненамного и относительно ненадолго линейно преодолевать скорость света. А те немногие тахионные метеориты, какие астрофизикам удавалось придержать серьезными силовыми барьерами или останавливать ценой огромных энергетических затрат, не несли ни грана органики. Между прочим, обратите внимание, на Кадме-Вэ во взятых образцах грунта, в пробах воздуха у поверхности полностью отсутствует микрофлора. Откровенно сказать, я не знаю, с какими

–  –  –

чувствительно и несогласованно переместилась как в пространстве, так и во времени. Я не в силах пророчествовать и предсказать, как долго она сохранит свои нынешние время и место. Потому-то я и хотел бы успеть там побывать сам в живом весе и здравом уме, какими бы безумными не показались кому-либо мои концептуальные идеи и умозаключения… Между нами говоря, доктор Редверт, я завидую нашему братцу-рейнджеру Мику Рианту. Разумеется, если он авантюрно жив, и его выложенное камешками приглашение пожаловать в гости остается в силе… *** Вряд ли когда предающийся унынию капитан Риант нынче полагал себя ни живым, ни мертвым, приняв во внимание 40-дневный легальный срок для посмертной реституции. Если считать с того момента, как он пропал без вести, покинув малогостеприимную поверхность планеты. Подумаешь! Одиночная разведывательно-исследовательская операция разворачивается, братья и сестры-рейнджеры… Старый комплекс противодесантной обороны, чьи казематы исследовал Мик Риант, по первому впечатлению и далее ему представлялся частью заурядной системы активно оборонительных планетарных сооружений. Нуль с минусом от чего-нибудь экстраординарного. Кое-где в недоразвитых мирах такое до сих пор сохранилось: шахты с неуправляемыми твердотопливными ракетными снарядами, снабженные разделяемыми головными частями, что разбрасывают на различных высотах кассеты гравитационных заградительных

–  –  –

рентгеновских лазерных установок, батареи протонных орудий, еще какая-то не поддающаяся идентификации баллистическая архаика с кобальтовыми боеголовками. Все это находилось в мерзости тысячелетнего запустения, в почти разрушенном состоянии. Что-нибудь мало-мальски вразумительное Мик Риант ни в какую не смог извлечь из старых систем управления орудийными и ракетными установками. Трудно было даже понять, как на них воздействовала чума хроноквантовых компьютеров, круто саданувшая по доступной Ойкумене три с половиной тысячи лет назад. Здесь же еще раньше все разнесло в мелкие дребезги, по всей вероятности, сейсмической ударной волной снизу или чем-то суперлативным сверху. Хотя справедливости ради рейнджер отметил: свою цитадель строили старые цинь-американцы на совесть, и ко многим капонирам и шахтам все еще можно подобраться. В правду говоря, с неимоверным трудом.

Мик Риант медленно и трудно, с опаской продвигался, протискивался по заваленным скальными обломками и засыпанным спекшимся песком ходам сообщения второго уровня. Загазованность не превышала допустимых пределов, и нанофильтры справлялись. Пару раз удалось подключить внешнее управление ИЗАКа, чтобы силой немеряной проложить себе дорогу вперед, так как металлическая взвесь предохраняла от наноинфильтрантов. Но два мгновения суперлативного счастья длились недолго, перинаниты споро и скоро концентрировались для атаки на вожделенные излучающие устройства.

–  –  –

полиметаллический стержень. Потом повезло больше, когда Риант наткнулся на короткую крис-дагу с чудесным антикоррозийным покрытием, пережившим тысячелетия. И, о чудо! – на острие клинка сохранился старинный вибропенетратор, а утопленный в рукоять патрон сжатого газа оказался

–  –  –

мумифицированного трупа какого-то важного армейского чина. Обрывки его кителя с прусским высоким воротничком скрепляла бездна знаков отличия и различия – мечта коллекционера-фалериста. Не иначе как большой генерал, потому как тяжелым и убойным оружием его превосходительство себя не утруждал.

Генеральские платиновые и золотые побрякушки Мик Риант не трогал – пусть повезет тому, кто осмелится повторить его маршрут в полном защитном облачении рейнджера или орбитального десантника, поскольку в боевой сфере спейсмобильного пехотинца никак не протиснуться в этот закуток. Пусть говорят: сезам, откройся… Мономолекулярные кромки счастливо обретенного инструмента жалеть не стоило, и Мик Риант сначала с наслаждением, затем, чертыхаясь, стал прорезать проход в многослойной бронированной двери с запорными механизмами, вероятно, давно солидарно съеденными наноинфильтрантами.

Чтоб вы подавились, сволочи!

За солидной пеностальной дверью, дивное дело, находились сокровища, по крайней мере, в понимании Мика Рианта, открывшего вход в ремонтную зону цитадели. Верхние перекрытия по центру главного цеха, понятно, черт знает когда рухнули, но, если справа, по стеночке, по стеночке можно аккуратно пробраться к шкафам с инструментами. А в углу даже располагался расколотый пополам дисплейный моноблок хроноквантового компьютера, и во всю над ним сияли антикварные тетроды хемолюминисцентноого освещения.

На компьютерном столе, под столом, на полу и под мумией почившего с миром техника виднелась мелкая разноцветная россыпь горошин – некогда в таком форм-факторе изготавливались гига- и терабайтные модули кристаллической трехмерной памяти. Вот тебе и memento mori!

Наноинфильтранты тут тоже смертоубийственно поработали – запах сгоревшей изоляции и проводников чувствовался до сих пор. Однако же концентрация прожорливых перинанитов не слишком высока, примерно как было на первом подземном уровне. Заодно Мик Риант с помощью тестов мгновенной индикации проверил наличие микрофлоры, но и это место оказалось абсолютно стерильным.

Хоть хирургической биопластикой занимайся! А вон, братья и сестры, у нас забавные инструменты, чтоб сись-пись по новой перешивать, кожу на заднице перетягивать, попку округлять… Столь грубовато по-рейнджерски, просто от радости, Мик Риант отреагировал на богатый набор холодных пневматических инструментов, найденный им в шкафах по соседству, большой запас пневмопатронов, музейный бинокуляр – фотодиодный умножитель для микромонтажных работ и кучу мелкого, но прекрасно сохранившегося микроаппаратного инструментария. Последним Мик Риант не преминул тут же воспользоваться, чтобы снять кожух с левого реактора стволов Бармица и провести визуальный, а также ольфатический осмотр схем управления. С виду, сверху и на запах – маразм ремонтника! – все было в порядке. Теперь слегка потестируем… Значит, так: возможный конфуз предупрежден, а человек вооружен. Или наоборот? Зависит от того, кого дальше встретим, леди и джентльмены… С найденными пневмоинструментами Мик Риант по-медвежьему быстро взрезал и раскурочил оружейный сейф, располагавшийся через дверь, видимо, в комнате отдыха дежурного персонала. В сейфе нашелся маленький одинокий пистолетик-айсган с магазином на пару сотен очень малокалиберных унитарных патронов. Не густо… Спрашивается, что и от кого обе дверки хитро запирали? Ответ: для вящего армейского порядка ради. Цинь-американцы тоже знали толк в воинской службе. И попрошу без членовредительства – мины-ловушки в местах общего пользования не ставят… Уже без шутейных комментариев, с максимальными предосторожностям Мик Риант проник через прекрасно сохранившийся воздуховод на четвертый, возможно, командный уровень. Попутно разобрался в изогнутом колене воздуховодного короба с пыльной мономолекулярной паутиной, создававшей неприятно-неожиданное препятствие для мелких и крупных любителей проникать в запретные зоны.

Просачиваемся… Осторожность и еще раз осторожность. Потому как степень членовредительной паранойи у разных начальников и офицеров служб безопасности варьируется в очень широких пределах… Светлый укрепленный коридор, куда проник Риант, был заполнен розовым прозрачным туманом.

По всей видимости, когда-то по сигналу тревоги сработала система групповой очистки от посторонних, несанкционированно путешествующих по спецкоридору. Бинарный туман, ясное дело, хорошо рассосался в герметичном проходе за тысячи лет, но кое-что для впечатляющей детонации осталось, причем одни покойные цинь-американцы знали, как и что вызовет трехмерный взрыв в замкнутом пространстве.

Риск подорваться по-прежнему существовал, и капитан Риант вернулся в мастерские, где несколькими пневмопатронами реанимировал механику древнего транспортного поддона – во времена Цинь-американской гегемонии об экономичных антигравах и досках-экранопланах ученые и инженеры только мечтали в часы, свободные от основной работы. Через 5 минут шариковая тележка с металлоломом, равным весу средне вооруженного пехотинца, шустро и почти бесшумно покатилась в конец спецкоридора, а капитан Риант за углом воздуховода прислушивался, как она поживает.

Он жалел, что искрящих и излучающих электродвигателей под рукой не оказалось. Могло бы рвануть сразу. Или сначала бы наноинфильтранты как мухи на дерьмо налетели. Тогда бы их, гнусь мелкую, всех разом… Но, то ли цинь-американцы сдали в свое время отсталые электродвигатели в утиль и в музеи, то ли бинарная взрывчатка активировалась сдохшими лазерами, розовый туман тележку в упор не замечал. До поры до времени ничего не происходило, пока где-то как-то не сработало нажимное устройство, и капитан Риант уловил тихую ультразвуковую трель слегка за порогом обычного слухового восприятия. Через секунду ожили автоматические пулеметы-айсганы, размели тележку с мусором и принялись высекать бронебойные искры из стен коридора и металлической оплетки фидеров

–  –  –

надругательства над правилами безопасности, выразившимся в беспардонном проникновении транспортного средства, розовый туман не потерпел и, вероятно, от возмущения, конечно, электромагнитного, с грохотом взорвался, хорошо очистив коридор от всех непрошенных посетителей. Досталось на орехи и зловредным перинанитам, поэтому Мик Риант, быстро сотворил благостное знамение бесконечности – отцы-фиделисты говорят: оно помогает

– и скорей-скорей на всю катушку активировал свою суперлативную амуницию, не забывая принюхиваться к нанотехнологической угрозе. Он искал возможно оставшиеся ловушки, сюрпризы и всеми теперь ему доступными техническими средствами исследовал дальнейший маршрут к командному центру цитадели… Спустя 15 секунд капитан Риант вновь вернулся из цивилизации в дикое варварство, совсем не потому, что на него набросились голодные перинаниты.

Просто гравиоптика и сейсмозондирование показали: за массивными дверьми шлюза безопасности нет ничего, вернее, там располагается зона 50-метрового сплошного завала. Нечего и думать пробиться сквозь него вручную. Громко и затейливо ругаться Мик Риант не ругался, так как соседний коридор тоже завалило тысячи лет назад.

Браниться в отчаянии, сквернословить бессильно, роптать по-скотски, по-революционному кипеть возмущенным разумом – бессмысленно, если такое словоизвержение не способствует хорошему настроению и бодрости духа.

Тогда как неконтролируемый выброс гормонов вреден для здоровья и создает помехи целлеризации, милостивые леди и джентльмены… Бесстрастно, безмолвно, почти безропотно капитан рейнджеров Мик Риант, вскарабкавшись по знакомому воздуховоду, воротился в ремонтную зону. Там слева был еще один спуск– транспортный пандус, видимо, ведущий на пятый подземный уровень цитадели. Но прежде, чем лезть дальше, Мик

–  –  –

подповерхностному уровне. Головокружение от успешного подземного рейда у него прошло без следа, наверное, потому что помнил, как насчет детских болезней предостерегали классики тоталитаризма. Вследствие чего, тотальный обыск ремонтной зоны лишним не будет, если обнаружится что-либо, годящееся в дело.

В самом деле, спустя недолгое время отыскались баллоны с каким-то органическим окислителем, криоемкости с жидким кислородом, и азотом, и водородом. Как ни странно, в идеальном состоянии, спустя 45 столетий-то!

Нашлась еще гора вкусных ингредиентов, так что капитан Риант состряпал полдюжины зарядов старой доброй трехмерной взрывчатки. Ручных гранат объемного взрыва можно было изготовить и побольше, но на эту чепуху он пожалел время. Его лучше бы пустить на мародерство, вон один из благообразно выглядевших покойников держится за внешне исправный

–  –  –

плутониевым сердечником тоже благополучно пережили века и тысячелетия.

Бронепробиваемость так себе, но холоду, шуму, стуку и грохоту достаточно – впечатляет с непривычки.

Остальные павшие в безвременьи цинь-американские воины имели относительно более продвинутое в веках армейское вооружение: древние мазеры, протонные разрядники, гравитационные пускатели. В то время как тип с отвальным полицейским айсганом, видать, у них значился кем-то вроде жандарма. Мундир на нем когда-то был сине-зеленым, а у прочих трупов синим или зелено-оливковым. Камуфляж, наверное, у них был такой веселенький… Неторопливо, памятуя о спешной ловле когда-то где-то вымерших блох –

–  –  –

живчики-инфильтранты живее всех живых – Мик Риант разыскивал еще какое-нибудь смешное добро и музейные курьезности, пока в казарме личного состава за баррикадой из металлических коек-лежанок он не наткнулся на неприметную дверцу, видимо, скрывающее место общего пользования и санитарно-гигиенические удобства. Не то чтобы ему очень хотелось туда проникнуть по неотложной причине большой или малой нужды. Дело не в том, если его пищеварительная и выделительная система физиологически латентно бездействовали в штатном порядке во время миссии, проходящей в специфичных экзобиологических условиях. В древний нужник капитана Рианта неудержимо потянуло по неистребимой командной привычке инспектировать, ревизовать казарменные и лагерные места коммунального предназначения. Он же все-таки командир спецгруппы на правах отдельного фельд-плутонга рейнджеров, а это вам не фунтик изюму; привык он, понимаете, школить и дрючить вверенный его попечению личный состав. Ведь стоит дать им волю, зеленым капралам-разгильдяям и недалеко от них ушедшим терц-сержантам, то они вмиг нужники загадят, никакому-такому роботизированному ежику-уборщику и самой умной сантехнике вовек с накопившимся дерьмом не справиться. А если проверка сверху вдруг нагрянет?

Тогда беда. Поэтому временами и местами служака, педантичный до одури, целеустремленно и не задумываясь, капитан Риант победно и сокрушительно отворил дверь цинь-американского сортира для военнослужащих.

Лучше бы он этого не делал. Из полуоткрывшейся двери ему прямо в нос шибануло не вонью киснувшего тысячелетиями дерьма, а объемным взрывом мины-ловушки. Вероятно, какой-то шутник 45 столетий тому назад кого-то решил забавно разыграть или, предварительно поджарив, бризантно размолоть незащищенную цель.

А черт! Так и есть, облажался весь!!!

Вестимо, всего на одной десятой мощности силовых полей ИЗАКа капитан Риант едва ли пошатнулся при таком взрыве, но без нормальной экипировки ему, по-имперски куртуазно говоря, пришлось жарко, душно, несладко и невкусно. На детонацию и ударную волну он успел ускоренно отреагировать – уйти вправо и вниз. А вот, преодолев скорость света, избежать трехмерной вспышки никому не дано. Никакая целлеризация на свете на такое не способна.

Термическое поражение, пускай вскользь, воздействует в момент.

Маска-нанофильтр вместе со слоем дефензориев моментально вплавилась в кожу лица; на груди и ниже квазиживая ткань комбинезона “комфи” тут и там была сожжена дотла, где ее не прикрывала армохитиновая сбруя экзоскелета. В общем, спереди идут проплешины ожогов, обгоревшие лохмотья комфика, а кое-где лоскуты глубоко обожженного и треснувшего наружного слоя кожи. Глаза под светофильтрами маски уцелели, и веки не слишком опалило, но вот брови сгорели до волосяных луковиц. Также под самые корешки в прах и пепел огнем пережгло вандейковскую бородку и усы Мика Рианта.

Гори оно гаром! Во где угораздило, в отхожем месте… Больно и обидно, братья и сестры… Хотя о растительности на лице рейнджер Риант горько сожалел вовсе не из-за склонности к парикмахерскому щегольству и стильной стрижке. Отнюдь, если брови, усы и борода у него в анатомии работали как ольфатические рецепторы. Когда еще все снова отрастет? Остался, понимаете, с носом. И все. А пока рейнджер утратил на 40 с лишним процентов биологическую способность воспринимать запахи.

Биология и анатомия человека легко уязвимы, в отличие от синтетических омнирецепторов. В надбровных дугах, ресницах и в мочках ушей синтетика,

–  –  –

треф-кинжалом срезал с собственной физиономии сгоревшую маску, оплавленные светофильтры и омертвевшие кожные покровы. Скальп-шлем тоже местами прикипел к коже головы. Но прежде лицо… На время хирургической операции пришлось запустить металлический

–  –  –

информационный модуль, немедленно приглушивший боль от обширнейших ожогов, затем бросивший все свои кибернетические силы на экстренную помощь симбионту – организму-носителю. Верному БИМу Мик Риант отчасти ассистировал, обработав поврежденные места масс-инъектором амбулаторных наноскафов из аварийного набора. Трудно сказать, кто кому помогал, но первая помощь израненному и обожженному организму была немедля оказана.

Оставалось оценить потери от собственной командирской дури, несовместимой

–  –  –

придирчивого осмотра и тестирования, нисколько не пострадало. Старой взрывчатке не одолеть ни за понюх табаку продвинутые достижения суперлативных наук и технологий.

Функционально не поврежденными вышли из передряги и парный орган с мужественным достоинством рейнджера, прикрытые армохитиновой раковиной. Дух бойца был не сломлен и не опал бессильно от мелкой, однако же немало ему досадившей и круто его доставшей, временной неудачи.

Какой же это негодяй доставучий бомбу-то в нужнике пристроил? Вот же, сволочь древняя, хорошо сработал, на века. Небось, для своего командира старался… А может?!! Во, где безопасность была, аж сральник заминировали!!!

Погодите, наша война еще и не начиналась, леди и джентльмены! Переживем и выживем… Физиологическую боль и два-три дня, необходимых на выздоровление, придется как-то перетерпеть. В таком плачевном виде много не навоюешь. Все ладно, когда не накладно… Ладушки у бабушки, как говорит подруга Саби, руки-ноги на месте, в сапогах и перчатках, на чреслах набедренная повязка из остатков свежепрожаренного комфика. Два кинжала и айсган членом наперевес. Чем не воин-варвар из клана-племени ба-бу-бы, без страха, упрека и без штанов?

Раз такое дело, рейнджер решил не страдать попусту в подполье, впотьмах и выйти наружу натурально позагорать, подзарядить инсоляцией наноскафы, поправить внезапно пошатнувшееся здоровье. А заодно глянуть, что там снаружи на земле и в небесах творится, делается.

Идти сдаваться, эвакуироваться, срочно требовать оказания помощи тяжко раненому бойцу – капитан Мик Риант и теперь не собирался. Не ровен час, заметит кто его обгоревшую рожу – испугается, с орбиты сверзиться.

Потому и выглядывал из траншеи как зоркий снайпер. И все увидел с прибаутками. В правду молвить иль солгать – нелегко не приметить замерший в нескольких метрах от него здоровенный полиамбиентный беспилотник с полуоткрытым люком и с большой желтой надписью на черном борту: Эй, капитан Вселенная!

Какого-нибудь большего панибратства по отношению к начальству лейтенант Мия Мо не могла себе позволить, и потому внутри беспилотника, куда капитан Риант ускоренно (ни капельки не больно!)одним нетерпеливым броском переместился, но не сразу (сперва еще раз глянем по сторонам и вверх) – он обнаружил сухой инструктивный текст с разведданными об электромагнитных перинанитах Кадма-Вэ, добытых рейнджерами перед возвращением в цивилизацию далеко не с победным рапортом. И сюда обратно с этим беспилотником, еще 40 бочек инфильтрантов хлебать… Из текста, нанесенного телепринтером внутри машины маленьким буковками, а снаружи большими, для Мика Рианта явствовало не слишком много нового. Хотя то, как наноинфильтрантов навеки успокаивают нулевая гравитация, отсутствие излучений и космический холод в течение 2-3 стандартных часов, его несказанно порадовало. А как дезориентировать и затруднить активность гадостных микроагентов он в основном разобрался сам практическим путем.

Кроме инструкции, предусмотрительная и все понимающая Мия Мо доставила любимому командиру в жилом отсеке “ДВТ-скрут” развернутый (мать моя, анестезия!) взводный комплект амбулаторно-санитарной помощи с целой кучей автофармиков, и набор инъекторов (черт, жрать-то после ускорений как хочется!) внутривенных энергококтейлей, солидный запас воды в твердых микрогранулах, пригодных для соматических наноскафов, новенький (годиться на могилку положить) скальп-шлем с капитанскими звездочками, свежее нижнее белье, несколько тонких полевых комфиков. А к ним – легкие металл-хитиновые фехтовальные доспехи и меч-катана.

Вот это знатный подарок от великодушной баронессы Мо! С намеком ехидным… Умно придумала, стервоза, ох умно… Мия Мо прекрасно знала вкусы и пристрастия своего командира. Пусть сама она ни за что ни пустилась бы в столь рискованное мероприятие как автономное плавание без руля и ветрил по враждебной планете, то капитан Вселенная – так заурядно-незатейливо, но по праву прозвали Мика Рианта в разведуправлении – готов и способен на более умопомрачительные авантюры, чем какое-то там удивительное противостояние малопредсказуемым опасностями Кадма-Вэ.

Никаких недоумений, леди и джентльмены! Весельчак Риант неизменно придерживается амплуа вечного искателя приключений, пардон, себе на орехи… ***

– … Предсказать возникновение, развитие Кадмейского кризиса и неизбежный ордонанс красной тревоги, мой дорогой магистр Хампер, что могло быть зауряднее в моих грустных и скучных пенатах? В этой

–  –  –

отстраненной от реальной жизни прочными стенами амниотического резервуара, многое становится ясным и понятным… Но я сомневаюсь, понимаете ли вы меня, майор Хампер. Один Создатель всего сущего знает, как мне все здесь осточертело!

Даг Хампер и его собеседник общались по пансенсорному закрытому каналу в режиме “картинка на картинку”. Иные формы социальной коммуникации особо важного пациента с внешним миром не допускали медики амниотического центра, где полковник красного резерва корпуса рейнджеров, адепт-магистр палеографии, иберийский гран-сеньор маркиз Теодоро Сальса-и-Гассет подвергался многолетней пытке процедурами реабилитации и реституции пост-мортем.

В то же время пансенсорное изображение и светский разговор ни о чем сопровождались глубоко и усиленно закодированным текстовым диалогом:

– Насколько я вас понял, полковник Сальса, сэр, вы полагаете неизбежным чье-либо несанкционированное вторжение на Кадм-Вэ?

– Напротив, майор Хампер, сэр, меня удивляет, почему никто до сих пор не воспользовался наноинфильтрантами Кадма-Вэ в террористических целях.

Наверное, из-за эпидемической паники среди гражданских. Но, если кто-нибудь осмелеет… Санитарно-карантинный контроль – возмутительная фикция при отсутствии должного взаимодействия спецслужб, подразделений и соединений различных родов элитных войск в запретной зоне. А по-другому там сейчас быть не может, если в системе и ее окрестностях столпились в дьявольском количестве звездные рейнджеры, орбитальные десантники и спейсмобильная пехота.

Уверен, “Милитарм-Гео” и “Армискут-ТП” на днях высадят на планету своих порученцев, или же какая-то группа скаутов уже занята поисками чудо-оружия древних цинь-американцев. “Эгидатек” вряд ли станет участвовать в данной авантюре. Ее директорат не склонен подвергать риску большой контракт на поставку астрорейдеров для войск территориальной обороны штатов Атлантора – в США обостренно болезненно воспринимают все, связанное с Кадмом-Вэ. А вот ваш сиринский друг Лек Бармиц изрядно способен продемонстрировать отсутствие здравого исторического смысла и попробовать авантажно рискнуть, невзирая на то, что тахионное оружие есть миф, пущенный в палеографический оборот нашим дорогим магистром Дзенном. Однако одному всеведающему Создателю известно, какая собака действительно зарыта на Кадме-Вэ.

Не сочтите за парадокс, но полагаю, майор Хампер, вам самому следует тайно присоединиться к поискам информации на Кадме-Вэ. Разумеется, не путем личного примера с рейнджерским кинжалом в зубах. Но, думаю, вам стоит негласно отправить компактную спецгруппу рейнджеров на планету.

Подозреваю, они смогут присоединиться к капитану Рианту. Если они и вы проявите должную расторопность…

–  –  –

предосудительные авантюрные акции?

– С самого дня своего рождения в шестой раз, сэр Хампер. Жду не дождусь, когда мою душу отсюда на покаяние выпустят. Не забывайте, юноша, сколько лет из моих 259 провел я вот в таких богоугодных заведениях…

–  –  –

планетарного ордонанса красной тревоги предполагает путем привлечения разумного количества элитных сил и суперлативных средств организацию боевого дежурства и регулярного патрулирования глубоко эшелонированных

–  –  –

универсальной истории Терранского университета. Террания Прима. 145 год императора Дарна I Элоквентора.

Организаторы тайной миссии рейнджеров на Кадм-Вэ, а также Дин Ли и

–  –  –

нанотехнологической угрозы, сулившей уничтожить цивилизованные миры наподобие Кадмеи, проклятой страшными и ужасными нанонэмиками до полного конца всей планетной живности.

У страха глаза из планетных орбит вылезают. Вездесущие тайные микроагенты и зловредительные перинаниты-саботажники стали пучеглазой опасностью Љ 1 в Содружестве суперлативных миров, проникая в различные сферы жития и бытия обывателей, для кого стало подлинным открытием, что они на работе, на службе и дома сосуществуют с невидимым миром нанотехнологий. Вот тут-то почтеннейшая публика среднего критического возраста буквально задохнулась от ужаса, кое-как сложив в кривую мозаику обрывки знаний и воспоминаний о детско-юношеских годах, когда, казалось, их всему научили и все объяснили. Ничего подобного, джентльмены!

Никак нет, поскольку информация, находящаяся втуне, без употребления и обновления, имеет обыкновение вотще улетучиваться, испаряться и сублимироваться. Что зависит от твердости, сухости и прочих агрегатных состояний мозгов, где научно-технологические данные и общеобразовательные сведения имели глупость пропасть всуе и раствориться без следа. К таким вот горьким дидактическим выводам не могли не прийти Дин Ли и Су Цзен, наблюдая за истерическим карнавалом, захватившим и вобравшем в себя невежественную пансенсорную массовку там и сям на сотнях и тысячах звездных систем так называемого имперского миллиона миров. Хотя трансгалактические масс-медиа пытались, но им было не под силу сосчитать всех взявшихся ниоткуда карнавальных клоунов и серьезно-напыщенно паясничающих технологических идиотов. Моды и инфекции легковозбудимы и пандемичны, высказался по этому поводу доктор Редверт.

Пожалуй, добрый доктор был прав, если закрывающая пол-лица полумаска-хиджаб с простейшими воздушными фильтрами, понятия не имеющими о размерах перинанитов, во многих мирах стала аксессуаром модной одежды. Потом там и вовсе стало неприличным показаться на людях

–  –  –

промышленно изготовленные маски-наноэкраны распространились как эпидемия на множестве планет.

В иных мирах пансенсорные пользователи развлекательно-новостных шоу, недопоняв аналитиков-обозревателей бросились обзаводиться тяжеленными диамагнитными экранами-поясами-юбками, защищающими внутренние и внешние половые органы от электромагнитных излучений, куда, как известно, в первую очередь устремляются разрушительные наноэмики Кадма-Вэ. Вселенский смех – кому-то грех и наказание невежества адскими муками.

Грех чревоугодия тоже порой приводит к неожиданным последствиям.

Так, “Омнимедиа”, кулинарный политический обозреватель Бо Лан и его яйцеголовые гости с докторскими дипломами, магистерскими степенями не от мира сего, а из неведомых простому столичному человеку университетов в каких-то захолустных доминионах-протекторатах, непонятно рассуждая, запустили утку, цыпленка жареного о схожести наноэмиков с живыми микроорганизмами, по-научному рассуждая о квазиживой материи, ее стерилизации, дезинфекции, санитарии и антибиотиках. Тут же как пожар в диких прериях распространился слух: против реликтовых наноэмиков одно спасение –древние лекарства. Откуда ни возьмись появились сомнительные

–  –  –

безвредного профилактического плацебо, снижающего риск распространения массовых технофобий. В ряде доминионов и протекторатов ограниченную лицензию на производство антибиотиков выдавали по первому требованию.

Таким образом, потребители могли без вреда для микроагентов опрыскивать лицензионными индустриальными бактериофагами внутри и снаружи свои жилища, приусадебные земли, дороги, заборы, обрабатывать одежду после посещения мест большого скопления людей. А в торговых галереях, в ресторанах, театрах, в кафе, на спортивных аренах, в других присутственных заведениях, конторах-офисах на специально отведенных для этого местах появились бесплатные баллоны-дозаторы с жидкими антибиотиками. Причем особо мнительным и отчаявшимся посетителям бюрократических учреждений и ресторанным клиентам не возбранялось добавлять бактериофаги в прохладительные напитки, в водку, вино, пиво для приема внутрь – говорили, так надежнее.

Другие владельцы заведений массового присутствия, к примеру, в Геонской республиканской конфедерации, пошли дальше. Они снаружи накрыли свою собственность сверхновыми полупрозрачными радужными магнитно-силовыми экранами производства МТМ, организовав доступ только через ионные шлюзы-очистители.

А тому, кто не понял, растолковали, на антигравах вывесив в воздухе огромные яркие плакаты с призывной надписью:

Проверено специалистами МТМ. Наноэмиков нет.

Никакого вам обмана, леди и джентльмены, на геонских планетах никогда

–  –  –

экономика рада стараться на него ответить взрывным предложением товаров и услуг. На некоторых планетах в течение одной недели фьючерсные контракты на поставку промышленных наностерилизаторов, установок тотальной очистки и утилизации, их продажа оптом и в розницу достигли статистических показателей, аналогичных периоду мониторинга за предшествующие 10 лет.

–  –  –

промышленного оборудования найти невозможно, указывали серьезные аналитики и обозреватели. Так как большинство перинанитов различных классов и категорий, благополучно и безвредно для народонаселения

–  –  –

жизнедеятельность в течение долей секунды. Скорее наоборот, одной из серьезных проблем нанотехнологий является вопрос защиты промышленных наноскафов от окружающей среды и несанкционированных воздействий.

Например, использование строительных наноскафов, а тем более проведение микроконструкционных работ требуют вакуумных процессов, биологической стерильности и полного отсутствия повреждающих химических реагентов.

А вот о стойких медицинских наноскафах паникующие технозависимые сограждане почему-то и не вспоминают. И никто не пробовал суперлативно

–  –  –

организма вместе с полостной и кишечной микрофлорой. Вероятно, такое сумасшествие, коллеги, мы еще увидим, мрачно предрекал доктор Бармиц.

Видимо, к компетентным голосам профессионалов: ученых, инженеров, менеджеров, промышленников – прислушивались только те, кто мог их уразуметь. Из чего милорд генерал Цзен сделал заключение: Кадмейский

–  –  –

коллективного сознания, скорее, свойственного роевым насекомым или стадным животным, чем сообществам, именующим себя разумными людьми… С аберрациями, дифракциями и рефракциями, надо подчеркнуть, добавил

–  –  –

пространстве-времени лабильные гиперструктуры наноинфильтрантов Кадма-Вэ, в суперлативных мирах среди носителей стандартных инфомодулей и тех, кто вообще обходится примитивными браслетами-коммуникаторами, возникла мода на фасеточные очки-фотоумножители, позволяющие оптически разглядеть микроорганизмы и скопления вирусов невооруженным глазом, то есть без омнирецепторов и БИМа. Как раз в такие очки магистр Бо Донк предлагал посмотреть желающим в студии “Трансметагалактик”. Затем наряду с очками-мелкоскопами в продаже появились также модные, пользующиеся огромным спросом фасеточные монокли, всюду фиксирующие наличие микробов. К сожалению, отметил граф Алмо, масс-медиа ничего не сообщают о том, стала ли интеллектуальная чернь чаще мыть руки перед едой…

– Отлично сказано, док Алмо! – не смог сдержать крик дидактической души виконт Либен. – Именно интеллектуальная чернь – всему учили, ничему не выучили… Коль речь зашла о санитарии, сидевшие за ланчем леди и джентльмены, не могли не вспомнить об отрицающих блага цивилизации немытых сопри-натуралах, в массовом порядке повсюду как лемминги мигрирующих, спасающихся от нанотехнологической угрозы в горах, лесах, в диких джунглях, то бишь в национальных парках и заповедниках. Притом среди открыто практикующих примитивный образ жизни и сочувствующих им втайне, количество просьб, поданных работодателям о длительных неоплачиваемых отпусках по семейным обстоятельствам, рекордно возросло. В то же время на того, кто нынче намерен провести пасхальные каникулы на природе, окружающие стали посматривать косо и с холодком. Не секрет, принадлежать к чудаковатому сословию сопри даже среди ати-экстремалов, живущих на внешней выпуклой стороне Террании Примы, считается душевной болезнью, не имеющей ни малейшего отношения к благородной эксцентричности и достойной экстравагантности.

Не спасения души ради, но во имя рыцарственного клубного членства в Конгрегации хладного металла сэра Ли и сэра Цзена, отправляющихся в отпуск на дикий горный Рифей, они избавлены от подозрений в приверженности или душевным симпатиям к жизненной философии презренных сопримитивистов.

Ибо рыцарям-конгрегатам надлежит по статуту непрерывно укреплять воинский дух и рыцарственную доблесть природными трудностями. Хотя ни ати, ни их антиподы инси, местожительствующие на внутренней вогнутой стороне двойной столичной планеты, не догадывались, в какой крестовый поход собрались наши добрые рыцари, мысленно приготовившиеся после ланча в 3-м амниотическом центре, высидеть долгое инструктивное совещание, посвященное оперативно-тактическим планам скрытого проникновения в карантинно-санитарную зону на Кадме-Вэ.

О, рутина! Когда же мы перестанем болтать днем и ночью? А болтун – находка для шпионов, джентльмены… Тем не менее, вероятных утечек информации они не очень опасались, напротив, сейчас требовалось обескуражить, удивить и поразить, как настаивал док Бармиц, всех возможных конкурентов команды “ДВТ энд компани”

–  –  –

безукоризненно разработанным планам теперь мало что могло помешать осуществиться.

***

– Наш план просачивания, леди и джентльмены, предусматривает несколько этапов развертывания в локальных условиях красного имперского ордонанса, когда любой межпространственный объект, не поддерживающий многоступенчатые требования системы опознавания “свой – чужой” подлежит обязательному уничтожению… Полковника красного резерва корпуса рейнджеров графа Атила Алмоши, председательствовавшего на инструктивном совещании, нисколько не смущал тот, факт, что он докладывает присутствующим о планах преодоления систем и противодействия мероприятиям боевого охранения во фронтовом предполье Кадма-Вэ, предусмотренных имперским ордонансом красной тревоги. В прошлом на действительной службе ему не раз приходилось воевать за условного противника на командно-штабных учениях. И не так уж давно на своем рейнджерском месте в должности лорда-командатора соединения фельд-кампаментов он в боевых условиях обеспечивал красный ордонанс в зоне Армориканского инцидента. Исходя из чего, к порученному делу полковник Алмо отнесся скрупулезно, ревностно, можно сказать, ригористично, начав с предыстории и предпосылок введения чрезвычайных мер звездного умиротворения, как их стали называть после выхода одноименного замечательного научного труда полковника Тео Сальсы. Долгих лет ему жизни! Затем полковник Алмо подробно остановился на политических

–  –  –

провозгласить красный ордонанс в сферическом секторе пространства-времени на дистанции 10 килопарсеков от системы Кадм-Вэ…

– Саби, ты с Малком Боргом вместе служила?

– Угу, в одном взводе в иберийской учебке вдвоем припухали перед Иорда Далет. Не боись, Дини, паренек, Малк, старательный, если что, мигом выдернет твою симпатичную попку с Кадма. Только свистни репером… А я тебя приласкаю…

– Ой, боюсь, боюсь, буферами придавишь, я лучше внизу, в холодке…

–  –  –

Между тем, полковник Алмо, строго посмотрев на величавые груди пилотессы Саб Дерим, словно искал на ее цивильном одеянии орденские планки и нашивки за ранения, не нашел ничего лучшего, как перейти к конкретике:

–Благодаря предусмотрительности главного сержанта Дерим, мы можем

–  –  –

спейсмобильной пехоты, но, видимо, посчитав реальным неприятелем иных субъектов, продолжил докладывать.

– Во внутреннем секторе патрулирования наша астероидная платформа

–  –  –

идентификации, в астероидный пояс газового гиганта, где вместо нее спонтанно, как нами запланировано, в соответствии с приказом и тактикой боевого охранения, автоматически уничтожается ложная цель аналогичных гравиметрических показателей. Гравитационные и электромагнитные эффекты, сопровождающие уничтожение ложной цели, замаскируют нашу платформу и синхронно позволят спецгруппе скрытно направить анкер-болид

–  –  –

нуль-перемещания… Свое аппаратное железо, в том числе и ментаторы сигнумов, Саб Дерим холила, оберегала, но держала в ежовых рукавицах и под жестким контролем.

Пусть себе нарушитель карантинной зоны, облыжно прикинувшейся ее платформой, будет счастливо уничтожен, когда она официально находилась на орбите Рифея, где некому и нечему ее идентифицировать на параноидальном уровне подозрительности. Тем и хороши нечеловечески тупые ментаторы, добросовестно действующие от сих до сих, как человек-хозяин скажет, вернее, хозяйка, славная госпожа Дерим приказала-запрограммировала.

Теперь полковник Алмо глянул без всякой строгости, скорее, с нужным почтением и сочувствием на бригадного генерала Су Цзена и мастер-сержанта

Дина Ли:

– После дислокации в системе Кадм-Вэ нашей спецгруппе рейнджеров, в красной боеготовности размещенных в капсуле нуль-транспортировки, предстоит находиться в выжидательном состоянии в течение 48 стандартных часов. В этот период вероятный противник, предположительно, может осуществить силовую попытку прорваться на поверхность планеты путем дезорганизации ежедневных плановых учебно-практических занятий 113-го стеллс-регимента орбитального десанта. Этот вариант представляется идеальным прикрытием нашей высадки, если бы он не опирался на неподтвержденные разведданные и подверженные вероятностным изменениям действия противника. Во втором варианте спустя 48 часов вступает в силу жесткий план организации взаимодействия того же 113-го стеллс-регимента с рейнджерами спецгруппы первого лейтенанта Мии Мо. Она любезно согласилась с командованием 113-го имитировать деятельность условного противника, атакующего имперский маяк-сигнум… Все должным образом запланировано, но время не ждет, рейнджеры. Не так ли, светлейший князь Бармиц..?

*** Капитан Сис Орди вовсе не горела пламенной страстью во что бы то ни стало подставить рейнджеров, исполняя указания бригадного генерала Рут Клабб. Особенно отвратительно выглядевших, если миледи генерал получает приказы от месье Шарле Монта, способного партнерше, находящейся сверху нежданно засадить – вот гад! – в самый анус вакуум-эректором. Интересно, миледи генерал тоже обожает вагинит и садомазохистские прибамбасы, когда подставляет свою услужливую задницу куртуазнейшим и любвеобильным боссам из АМТ?

Без похабства и пошлостей сеньорита Ординет тоже понимала, как строптивость и неуступчивость смогут осложнить ее продвижение по службе. И куртуазную просьбу-приказ генерала Клабб, фигурально, то бишь, в переносном смысле совокупляющейся с директором Монтом, капитан Орди приняла к сведению, оставив обоих начальствующих лиц в твердой уверенности – все руководящие указания совета директоров “Армискут-ТП” будут исполнены в точности, без колебаний и рассуждений… Трах, та-ра-рах, вас обоих, прощелыги! Всеми невозможными костями пробросались!

Возможно, командование 113-го стеллс-регимента и капитана Сесилию Ординет хитро рассудит далеко не слепая судьба, мудро предпочитающая выбрасывать случайные неожиданные расклады из людей и обстоятельств. В мудрого Создателя, предопределяющего все сущее во Вселенной, отважный орбитальный десантник Сис Орди веры не имела и потому предпочитала не оплошать, себе самой помогая все устроить, как ей нравится, находясь сверху ли, снизу… Кое-что происходящее внизу на поверхности планеты капитан Орди внимательнейшим образом изучала, несанкционированно подключившись к громоздким следящим системам десантного трансбордера. Наверное, из-за сложности и гигантских размеров транспорта, осуществлявшего переброску и

–  –  –

рейнджерам-универсалам, где на малой платформе-фрегате все устроено, как ей казалось, проще, рациональнее, а инженерно-технические обязанности почти равномерно распределены между личным составом спецгруппы. К тому же после того, как майор Хампер, тогда еще лейтенант, в финале шестой императорской игры благородно и достойно предложил ей покинуть поле боя из-за биржевых и патентных махинаций руководства АМТ, к рейнджерам Сис Орди стала испытывать искренние симпатии, невзирая на культивируемые ревность и соперничество между элитными родами имперских войск. А теперь вот ей предстоит (вот гадство!) стать свидетелем ложного обвинения рейнджеров лейтенанта Мо, выражаясь бюрократически, в имевшем место быть дисциплинарном проступке незаконного просачивания на поверхность планеты вопреки приказам верховного командования карантинно-санитарной зоны и предписаний красного имперского ордонанса, подлежащих неукоснительному исполнению. Вдобавок ко всем подлостям, лживое обвинение само призвано замаскировать незаконную активность группы орбитальных десантников, якобы бросившихся преследовать нарушителей, по четкому приказу таковых протокольно задержать и по обстоятельствам доставить на орбиту с целью дальнейшего разбирательства… Благородная астурийская сеньорита Сесилия Ординет презрительно и некуртуазно сплюнула, вспомнив юридическую галиматью и кое-какие изысканные комплименты месье Шарле, некогда звучавшие в их совместные интимные моменты на Геоне Терции, но более созвучные обстановке в каком-нибудь низкопробном восточном гарем-борделе где-то в Магрибе или на левантийском Мориске-Лебии.

О высоких материях капитан Сис Орди редко размышляла, полагая за благо действовать стеноломно, в лучшем стиле орбитальных десантников, хотя разведкой она тоже не пренебрегала, аккуратно выяснив в постели у сержанта-кибертехника, где и как можно незаметно подключиться к системам трансбордера, чтобы наблюдать за территорией вокруг знака “МиР”. По словам лейтенанта Мо, там, быть может, находился капитан Мик Риант, ловко всем предложивший официально числить его без вести пропавшим. Против чего рейнджеры, занимающиеся добычей образцов наноинфильтратов, ничего не имели возразить и отправили своему капитану в помощь и поддержку исследовательский “ДВТ-скрут”. Со стационарной орбиты трансбордера Сис Орди внимательно следила за изменениями обстановки, замедленно прокручивала записи всего происходящего внизу еще более дотошно, чем рейнджеры на борту фрегата, беспрестанно менявшего орбиты и траектории движения. Оказывается, на поверхности не так страшно, если капитан Риант вместе с БИМом, явно в режиме метарапида, опрометью метнулся к рейнджерскому беспилотнику. Видимо, ему наноинфильтранты как и ей не помеха и не угроза, каких следует опасаться больше боссов АМТ.

Ей самой тоже хотелось стать капитаном Вселенная, наплевав отважно на приказы директора Монта, генерала Клабб и подполковника Пильча из контрразведки, тоже угодливо (у, подлец!) взявшего под козырек. Кстати, полдела уже сделано, если все тот же блондин – техник-сержант Сефа занимается анкер-болидами, предназначенными для нуль-доставки четырех десантников в лабораторно-арсенальный комплекс, расположенный в горах поблизости от южной полярной шапки.

Как положишь, так и возьмешь, согласно пошлой поговорке, когда боевая подготовка к десантированию на планету завершена, пускай к такому дикому соитию с неизвестностью никогда и нигде нельзя толком приспособиться, упорно тренируясь, и предусмотреть то, чем черти ведают на поверхности и в катакомбах, зараженных наноинфильтрантами. Кто бы, что бы там ни выкобенивалось, огнестрельное оружие и прицельная оптика, изготовленные

–  –  –

позволяющим разглядеть скопления наноинфильтрантов, пользоваться можно. Палаш всегда пристегнут к ИЗАКу, к фехтовальным металл-хитиновым доспехам ей не привыкать-стать, тут и ее бесценный Артевалет – волшебный ангел-хранитель за спиной слева направо. Холодные и горячие гранаты справа-слева на поясе. К ним пускатели и компактная ружейная мортирка.

Пушки Бармица с автономной подзарядкой удобно закреплены на предплечьях

– ручное супероружие для дикой голой амазонки-десантницы, если ей удастся им воспользоваться, а паскудник Монт не врет, пообещав, что убойные гравиплазменные стволы не сожрут в один присест наноинфильтранты.

Помню-помню, как из РГП-стволов Хампер меня зверски отделал на шестых играх. Теперь же за реперами туда и обратно временно влюбленный Сефа присмотрит. И вперед! Да-да, месье Шарле, найти и уничтожить рейнджеров, а самим на поиски сказочного тахионного оружия древних цинь-американцев… Или нет?

В то время как Сис Орди непривычно раздумывала, как отказаться исполнять сомнительные приказы, она нет-нет, да и вспоминала о “Большой игре – VI”, о визите вежливости на их трансбордер представительной делегации спейсмобильной пехоты и о встрече со старой соперницей по игре – нынче командиром форт-батальона капитаном Луисой Сидаритас, предложившей капитану Сесилии Ординет как-нибудь сразиться, этак показательно, адепт Ложи холодных клинков против кавалерственной фехт-дамы Ромагны, естественно, ваша милость, холодным оружием по личному выбору на борту астрорейдера 11-дивизии, овеянной краснознаменной орифламмой спейсмобильных войск… *** В дальнейших намерениях мелкотравчатого капитана орбитальных десантников Сесилии Ординет спейсмобильная валькирия, финалистка шестых игр Луиса Сидаритас, напротив, обладавшая монументальной статью в крупном теле, мало сомневалась до посещения 113-го трансбордера. И еще больше укрепилась в своем мнении капитан Лу Сид после визита вежливости, подготовленного и организованного в самых верхах командования санитарно-карантинной зоны и обеспечения красного ордонанса.

Влиятельному герцогу Ромагны и дивизионному генералу Сулиму Аджибею полностью по силам устроить такое вот необычайное мероприятие. В то время как командиру форт-батальона Лу Сид из 11-й дивизии директоратом “МТМ-Гео” в лице генерала Сула Аджи была поставлена посильная задача прощупать Сис Орди на предмет подготовки десантной команды АМТ к вероятной высадке на Кадм-Вэ.

Бывшему юрисдиректору “Армискут-ТП” Шарле Монту капитана Лу Сид представить было некому и негде – к тому времени звездный конгрессмен Шарлен Монтаньяр перебрался с инспекцией на другой трансбордер в составе делегации смешанной имперской комиссии по проблеме наноинфильтрантов Кадма-Вэ. Зато с капитаном Орди из 113-го стеллс-регимента Лу Сид пообщалась достаточно, чтобы с помощью экстралингвистических методик, утвержденного психологами “Милитарм-Гео” сценария допроса и пси-модуля

–  –  –

целеустремлена накануне переброски на Кадм-Вэ. Подготовительный период завершен успешно, необходимое прикрытие для нее и ее адъютанта мастер-сержанта Брен Мариг разработано. Нуль-десантная капсула снаряжена, тогда как предстоящие диверсия и саботаж на борту астрорейдера 11-й

–  –  –

вспомогательного персонала и будут эффективно пресечены. Единственное, что удастся террористам – попробовать перебросить нуль-капсулу, на которой они собирались бежать с астрорейдера. Но скрыться у них не выйдет, благодаря решительным действиям капитана Луисы Сидаритас и мастер-сержанта Бренды Маригольдер, недавно вернувшейся на действительную службу из красного резерва, согласно приказу главного штаба спейсмобильной пехоты в связи с провозглашением имперского ордонанса красной тревоги в 10 килопарсеках локальности Кадм-Вэ. Подскок тоже будет устроен с гравиоптическим фейерверком, треском, всполохами и электромагнитным громом, свистом, вспышками, если кому-нибудь станет угодно так озвучить и осветить биотроникой намечающееся вторжение двух пиратских крейсеров с Мориска-Лебии, крупно ошибившихся в астрогации. Что ж в бесконечной и беспредельной Вселенной всякое случается… Оказание ими поддержки террористам, понятно, останется за скобками, и, кроме вынужденной ошибки восточных пиратов звездных морей (так, кажется, себя называет эта склонная к глупой романтике мелкопакостная разбойная братия) метагалактически всесильная (расхожий эпитет геонских пансенсорных официозов) мегакорпорация МТМ обеспечила военнослужащих

–  –  –

соответствующим, в понимании их боссов, текущему моменту, обстановке, целям и задачам миссии на Кадм-Вэ… Чтоб их порвало в промежности! Кобели и суки густопсовые… Скупердяи жлобские! Без БИМа, без защиты оставили… Что мямлите, не готово у вас? А мне плевать с высокой орбиты. Нам вниз сигать безоружными? В голожопстве по зеленому песку влагалищем тормозить? Держи его пошире или зашнуруй, если не нравится… В противоположность Лу Сид, ее напарница мастер-сержант Брен Мариг была категорически не согласна с приказом, задачами и выражалась, соответственно, типически по-сержантски. Однако же ей было некуда деваться с астрорейдера, кроме как в нуль-десантную капсулу во исполнение приказа генерала Аджи. Его она хорошо знала, не раз и не два исполняла сержант Брен деликатные генеральские поручения, требующие скрытых, продуманных и терминантных акций профессионального палача-чистильщика. Но теперь его превосходительство оставил ее без выбора оружия – святая святых для спеца-убийцы. Новые разрядники МТМ и, вот тебе невидаль, – огнестрел из музея – все это она ни в грош не ставила; с арбалетом, с пневматикой еще куда ни шло. Но работать без защитных силовых полей?

Нет уж увольте, прошу покорно. А ведь тебя и вправду уволят, дурында, естественно, на вечную гравипамять, в резерв-постмортем. Им толстый ниппель в рот не клади, враз откусят и за другим потянуться… Сначала холодные и горячие закуски, а потом и на все остальное глаз положат со столовым прибором… Положительно, сержанту Мариг было от чего прийти в несказанное волнение. Но своими невысказанными опасениями и тревогами она из осторожности профессионального убийцы не собиралась делиться с капитаном Сид.

Блади-Бич, кобыла стоялая! Всё ей сиськами по барабану… Гром победы раздавайся, видите ли. О-о-о, к встрече с рейнджерами она морально готовится, дух укрепляет. Вон бабахает себе из огнестрела в тире. А вонища-то! Как у черта из сраки… *** Кшатрий-ассассин Рам Свар был не в претензии к маркизу Никсо за то, что тот оставил его в неведении относительно хитросплетений доставки группы бойцов на Кадмею. Он – воин, ему не с руки обременять себя лишним знанием.

Коль сказано, значит, будет крейсер из Мориска-Лебии и переброска в точку высадки на севере планеты. Он безразлично отнесся к тому, что его самого и шестерых попутчиков безмолвно вывели из кубрика, провели по темному коридору и уложили чуть ли не штабелем в десантной капсуле двое молчаливых лебийских пиратов. Он и раньше никак не нервничал, а теперь и вовсе не дергался, придавленный грудой тел. Ему четко было обещано: они – мясо для хищника Рама.

–  –  –

нейродыхательными жабрами под доспехами он, молча их проклиная, освоился не хуже, чем собака с ошейником или лошадь с упряжью. И терпеливо-аскетически не снимал в наказание ниспосланную ему богами зловонную амуницию весь путь до Кадмеи. На ругань сотоварищей сквозь зубы

– громко задевать его боялись – ноль целых ноль десятых внимания. От их вопросов, ответов и попыток общения бессловесно и безразлично отворачивался.

Все, что ему нужно знать о красно-зеленой планете, его задании милорд маркиз лично ему объяснил, попросил повторить. А потом сам показал, как пользоваться огнестрельным оружием, угодным малым аватарам древних богов, и главное – как применить старую чудесную книгу со многими страницами, позволяющими делать моментальные изображения всего ею увиденного.

Толстая книга поразила воображение Рама Свара. Запомнил он и слово, какое употребил его светлость, молвивший: “будешь фотографировать”. Он даже ему пояснил, что на древнегреческом языке оно означает: писать светом.

А писать Раму нравилось. Семи таинственным буквам священного письма деванагари кшатрия Рамокхана Свараджа научил в детстве дедушка Бхай в деревне. Там дедушка теперь присматривает за Лакшми, восьмой юной невестой Рама…

ГЛАВА VIII

Ubi penis ibi vulva. – Где мужчина, там и женщина. \Парафраза формулы, входившей в обряд бракосочетания в Древнем Риме.\ Словарь латинских крылатых слов. Издание 4-е, стереотипное. Факультет универсальной филологии Англатеррского университета. Англатерра Кварта.

76 год.

На прогулочной террасе Мирамар генерал Стернард и майор Хампер, как бы невзначай, однако, так ими давно было уж заведено, традиционно увиделись наедине по окончании рутинного совещания узкого круга штатных сотрудников и привлеченных экспертов, неизменно происходившем в начале рабочего дня в разведуправлении департамента спецопераций. Вряд ли кто не знал или не догадывался, что уединение начальника и его первого зама ни в

–  –  –

здравомыслящий, трезвый подчиненный без спроса и без стука спешит незваным явиться на глаза начальству? Без дураков, леди и джентльмены.

Знаем-знаем, непрошенного умника потом ни за что ни про что официально вызывали на ковер, где ему, бедняге, устраивали головомойку, давали вливание, разгон, нагоняй, учиняли персональной разнос. И отчитали его, вздули, всыпали ему перцу на первое и на второе лишь по причине начальственного любопытства, чем же помимо бездельного моциона и тунеядствующего променада занимается сотрудник имярек в рабочее время?

Жалкий лепет оправданий и бесполезных жалоб, что надо проветрить мозги, или у него здесь, мол, назначена встреча с консультантом; зачем же так сурово, если он только на минуточку выбежал перекусить или за пончиками? –

–  –  –

правду-матицу, во внимание не принимаются. Хотя, действительно, на Мирамаре, названном столь неприхотливо, 24 стандартных столичных часа дует легкий океанский бриз, по желанию прогуливающихся становящийся то чуть теплым, то слегка прохладным. Там и тут располагаются невесомые полупрозрачные силовые столики, доставляющие заказанное, стоят кресла, шезлонги, кое-где высятся декоративные солнечные тенты, карликовые пальмы, причудливо подстриженные низкие кусты. А в обоих торцах широкой, даже по немеряным столичным привычкам, террасы разведуправления, вытянувшейся на три с лишним километра в длину между Жемчужным океаном, ландшафтным парком и рекреационно-тренировочной зоной, имеются кафетерии и пластмраморные лестницы, ведущие к нижним холлам и обеденным залам.

Разведуправление, спецдепартамент, главное командование и многие другие подразделения управления и вспомогательные службы корпуса рейнджеров изначально были размещены на архипелагах местности, когда-то топонимически поименованной Антарктика-Интерналь, на внутренней, приближенной к старой императорской ставке, стороне столичной планеты Террания Прима. Вероятно, такое случилось потому, что в антиподах антарктической штаб-квартиры рейнджеров на внешней противоположной стороне планеты некогда был обустроен суровый южный континент – любимое детище системщиков глобального климат-контроля. Из-за чего, наверное, и дали по контрасту название навеки тропической островной Внутренней Антарктике; в то же время то, что находилось под ногами у столичных антарктических инси, называлось просто Антарктидой.

– Знаете ли, сэр Хампер, снаружи все не так, как у нас внутри по-человечески устроено. Главное – внутренний мир человека, а наружность – всегда обманчива… Глубокомысленную сентенцию баронета Стернарда его собеседник, разделявший с ним рандеву и прогулку вдвоем по пустынной набережной, не оспаривал. Чего тут спорить? Если в Жемчужном океане живут жемчужные раковины, а река Волга-Касп на внешней стороне столичной планеты, действительно, впадает в неисповедимо зачем изолированное Каспийское море. Вероятно, так было на изначальной Земле, подумал Даг Хампер и потянулся к информационным ресурсам за справкой, выдержав уместную паузу, но не прерывая важного разговора.

– Баронет Стернард, я понимаю, вас интересует, где на самом деле находится генерал Цзен, если его никак не могут разыскать на Рифее…

– Скажу открыто, всемилостивый сэр, подтвердить или опровергнуть версию о своем местопребывании инкогнито в зоне Кадма-Вэ дивизионный генерал Сунь Янцзен может только лично сам. Я не оговорился, сэр Хампер, наш отчаянный генерал повышен в звании и должности. Император подписал рескрипт о структурной реорганизации Комиссии по новым вооружениям и назначении Су Цзена, заметьте, лордом-коадъютером.

– Видимо, императору нужна поддержка в смешанной комиссии по кадмейской проблеме?

– Более того, кое-кто не исключает: досточтимый Цзен всенепременно возглавит проблемную комиссию. Красный ордонанс дает императору подобные полномочия.

– Ничего не имею против. С генералом Цзеном приятно иметь дело…

–  –  –

– Мы не станем на них указывать пальцем, генерал Стернард, сэр. Во всяком случае, до введения в новую должность дивизионного генерала Цзена, сэр.

– Вам не придется долго ждать, всемилостивый сэр. Поскольку император

–  –  –

наноинфильтрантов и спровоцированным ими политическим кризисом раз и навсегда. Единственное, что его удерживает от массированного применения суперлативного звездного оружия – опасения физиков. Они утверждают:

нестабильная в пространстве-времени планета Кадм-Вэ может отправиться невредимой в непредсказуемое космическое путешествие в прошлое или будущее… Как бы там ни вышло, математические и физические парадоксы, мой дорогой баронет, давайте оставим тем, кто в них лучше понимает, чем два таких типичных гуманитария как мы с вами… Генерал Стернард подошел к парапету и рассеянно-отсутствующевзглянул на океанский прибой и волны, спускавшиеся с далекого туманного горизонта, а, может, близкого, смотря как и какой точкой зрения воспользоваться. Там, на 10-часовой отметке горизонта, то есть слева во фронтальной полусфере целеуказания, с акваторией разведуправления в каких-то 190 километрах граничила зона безопасности амниотического центра доктора Атила Алмо.

Очевидно, на соседнем острове генерал Стернард снаружи ничего интересного не разглядел и потому обратился к майору Хамперу, но вовсе не с куртуазным и естественным вопросом о здоровье и самочувствии достопочтенного магистра

Сальсы:

– Майор Хампер, сэр, удержит ли баронесса Мо ситуацию на Кадме-Вэ под контролем рейнджеров вплоть до развертывания фельд-кампамента генерала Глигора и подполковника Донкина?

– Я очень на это надеюсь, генерал Стернард, сэр. Трудно сыскать более исполнительного и старательного офицера, чем лейтенант Мия Мо, сэр… *** Дареному коню от первого лейтенанта Мо капитан Риант смотрел и в зубы, в другую анималистику, и, конечно же, заглядывал под хвост, обнаружив много полезного и ценного в кормовом отсеке беспилотника “ДВТ-скрут”. Там как раз находился анкер нуль-перехода для того, чтобы потерявшийся рейнджер вместе с машиной одним броском достиг фрегата, вероятно, околачивающегося на низкой орбите. Мик Риант по достоинству оценил заботливость Мии Мо, но раненый капитан Вселенная вовсе не намеревался с обгорелой ряшкой, нос повесив на квинту или еще ниже, появляться перед подчиненным, пусть в медотсеке под метаболическим процессором спустя3-4 часа он был бы полностью здоров. Хотя после того ему пришлось бы несолоно затосковать, глядя вниз на неудобоваримую и такую недоступную планету.

Кто же меня сюда пустит, если в фиолетовых небесах Кадма-Вэ не протолкнуться от трансбордеров и астрорейдеров? Ой, как строго они блюдут санитарно-карантинную зону! А вон, гляди, какой-то чумовой метеорит замордовали. Аж с двух секторов палили. Не пройдет нарушитель без кода, пароля и допуска… Мик Риант не мог усомниться в самых строгих охранительных мерах, воспользовавшись на несколько секунд системами беспилотника – железяке и так и эдак надо на капитальный ремонт. Капитан Риант был также в состоянии отправить весточку на орбиту, но делать этого тоже не стал. Зачем, если им сверху чуть ли не все и видно, и слышно? А если кто чего недосмотрит, недослышит, ментаторы подскажут. Тогда как люди могут распорядиться ничего никому не замечать, как говорилось на добром староиспанском языке, сделают толстое зрение всем следящим системам. И три десятка квадратных метров поверхности планеты останутся без присмотра, рейнджер Риант по-прежнему будет числиться пропавшим без вести, и ни один приказ о санитарии и гигиене до него не дойдет, не спустится. Как известно, неполучение и незнание приказа освобождает от ответственности.

А если какой-нибудь чин думает, это не так… Прошу вас, изложить ваше оригинальное мнение протокольно, сэр. У вас очень интересная инициатива – предугадывание нижестоящими наличествующих, но неведомых ими приказов командования. Что может быть лучше для ведения военных действий?

Так или иначе, личная война капитана Рианта продолжалась согласно прежним приказам. По данной причине он, не покидая беспилотника, принялся педантично обследовать экипировку, предоставленную в его

–  –  –

сослуживцами. Стало быть, он вскоре обнаружил искомое в наружном нагрудном кармане гибкой кирасы фехтовальных тренировочных доспехов.

Там вместо тупого индивидуального перевязочного пакета, пропитанного бездной медицинских наноскафов, нашелся умный автономный модуль досье-памяти. Вот он где, бродяга!

С виду плашка стандартного модуля была хорошо защищена системой неизвлекаемости информации, о чем также имелось косвенное свидетельство в логичной форме не вызывающего подозрений у посторонних кодового слова в мелком тексте на стенке жилого отсека беспилотника. Параноидальная склонность лейтенанта Мо любой ценой во сне и наяву защищать свои секреты капитану Рианту была не в новинку, и, как ему действововать, он явственно понимал. Он аккуратно охладил внутренности беспилотника одной из криогенных гранат своего обновленного и расширенного боекомплекта. Затем поплотнее добавил металлизированных помех наноинфильтрантам и поэтапно

–  –  –

концентрации невидимой, но вонючей дряни. Только потом из спящего режима его БИМ подключился к досье-памяти. Модуль-параноик не удовлетворился креденциалами Мика Рианта и потребовал введения 64-значного буквенно-цифрового пароля. Естественно, параноидальная

–  –  –

программно-аппаратного механизма самоликвидации.

Конечно, тот, кто очень-очень захотел, мог бы вскрыть петабайтную машинку и добраться до многая информации, но дело это таковское, долгое и муторное, в полевых условиях едва ли осуществимое. К тому же гравиметрию умного модуля слегка помешанная на безопасности Мия-сан наверняка настроила на недопустимость перемещения, возможно, и утилизация стояла на изотопном таймере. Так что, если бы не вышло обнаружить и активировать

–  –  –

наноинфильтранты, либо включилась система самоликвидации, а бедняк Мик Риант так и не узнал, что почем на Кадме-Вэ и вокруг него. Все страньше и страньше сказала себе Алиса, а Мик Риант, как вспомнил, ее процитировал, размышляя о друзьях-товарищах.

По службе генералу Янцзену капитан Риант-Небраска не имел чести и счастья представляться, а вот шебутной сержант Либен во времена оны воевал под его началом. И лучшего партнера для вооруженной чем попало кадмейской авантюры Мик Риант себе и вообразить не мог. По его командирскому мнению, во всем корпусе рейнджеров не сыскать более бесшабашного раздолбая, чем гасконский виконт Динарт Либен-Мельхиорент.

И, между прочим, о чем всемилостивой баронессе Мокуяма знать не полагалось, наш сержант с приданным генералом в течение знаменательных трех лет являются добрыми коллегами и преданными партнерами капитана Рианта по целлеризации.

Хо-хо, здесь и сейчас мы их вместе по-матерному поимеем, чья бы тут кузькина мать под горячую руку не подвернулась… То, что до рандеву в южных арсеналах Сянь-Го предстоит добираться и

–  –  –

транспортным туннелям капитана Вселенная ничуть не смущало. Можно попробовать, как предлагает Мия Мо, затронуть магнитодинамическую подвеску древних вагончиков, разогнаться на каком-нибудь уцелевшем участке пути, а потом тронутой башкой, то есть силовым полем притормозить. Или еще как-нибудь разбиться в лепешку, нечто придумав не слишком гибельное… Где наша ни пропадала? Чуть ли не каждый год, месяц, день рейнджер может оказаться в глубокой заднице и выбраться из нее на зло врагам и на радость друзьям. Повоюем, братья и сестры… А в том, что его война вовсе не где-то там за южными горами, Мик Риант не сомневался – на верхах в фиолетовых небесах, имевшая, очевидно, кое-какое отношение к аквамариновым дюнам Кадма-Вэ, началась форменная катавасия, и ментатор беспилотника, вдруг проснувшийся, очнувшись в благоприятных условиях электромагнитной помехозащищенности, о

–  –  –

запрограммированной тревоги подключил к риантовскому БИМу свои системы слежения и целеуказания.

С добрым утром, леди и джентльмены! Не угодно ли вам кофе в постель?

Или, ну его на хрен с горчицей, с перцем?

*** Мгновенная, в отличие от ожидания, выброска, она же доставка по месту назначения Дина Ли и Су Цзена, состоялась с солью, перцем, с собачьим сердцем, как образно выразился милорд генерал, стоически воспринимавший сверхплотную упаковку людьми и снаряжением тесной двухместной капсулы, в нормальных условиях предназначенной для одного десантника среднего телосложения и 500 кило полезного груза. Мастер-сержант Ли тоже кое-что понимал в старинных поговорках и потому прокомментировал нуль-высадку на планете да прямое попадание в металлолом на самом дне лифтовой шахты, как явление рейнджеров во плоти на месте конно, людно и оружно… Хорошему настроению и должной настроенности на оптимальные действия немало способствовало и то, что рейнджерам не пришлось чрезмерно долго ждать в нуль-транспортной капсуле. Высадка произошла по первому варианту, эвентуально развернутому на расстоянии менее 60 тысяч километров до поверхности планеты, когда перед фронтом 6 трансбордеров орбитального десанта по двум азимутам материализовались плотные скопления малоразмерных ложных целей, видимо, наведенные на ретрансляторы связи и мониторинга, натыканные кем только можно и нельзя за первой зоной оцепления. Все они, безусловно, отзывались как свои, но сыграть на руку чужим некоторые из них тоже не отказались. Следом за ложными целями две неопознанные платформы метагалактического класса “крейсер”, синхронно совершивших нуль-переход над северным и южным полюсами Кадма-Вэ, бросились атаковать имперский маяк-сигнум.

Случилось как раз то, чего полковник Алмо не опасался, а, напротив, назвал идеальным вариантом, когда противник действует так, словно сие ему предписано разведданными, предоставленными Леку Бармицу и Айву Редверту неким Улиссом, пожелавшим остаться анонимом для остальных организаторов и участников миссии на Кадм-Вэ.

*** Несравнимо меньше рейнджеров об организации своей экспедиции знали Рам Свар и шесть его компаньонов, чья капсула благополучно минула все кордоны и системы мониторинга трансбордеров орбитального десанта. Тот аноним, кто организовал высадку наемников маркиза Никсо, более чем хорошо умел разрабатывать и осуществлять оперативно-тактические планы.

Наведенная на анкер-болид, выпущенный под беззвучный вакуумный гром и

–  –  –

крысами-наемниками прямо с борта одного из пиратских крейсеров вольготно переместилась на территорию северного промышленного комплекса точно по указанным милордом маркизом координатам. Дело сделано, а если тот крейсер оказался уничтоженным, то наемники об этом знать не знали. Также им и не было известно, отчего и почему честь уничтожения данного нарушителя взял на себя трансбордер 113-го стеллс-регимента орбитального десанта. Ни Рам Свар, ни его попутчики также не ведали – рядом с ними на поверхность планеты высадилась парочка разъяренных спейсмобильных фурий, а поодаль

– прочие группы таких же злостных нарушителей санитарно-карантинного режима и красного имперского ордонанса.

*** Грохнувшийся прямо перед носом беззаконный анкер-болид привода нуль-наведения, без малого едва не угодивший беспилотнику по передним гравидюзам, Мика Рианта нисколько не удивил. В бедламе и бардаке, творящимся наверху, может произойти все что угодно тем, кто устроил сумасшедший публичный дом в ближней зоне безопасности, вероятно, в нескольких секторах разом. Но вот, то, как вслед за анкер-болидом материализовалась фигурка в металл-хитине, в шлеме с непрозрачным забралом, с длинным мечом за спиной и чертовой кучей оружия по бокам и на груди, его поразило до глубины души. И он едва не умер от изумления, когда леди изящество вежливо постучала в полуоткрытый бортовой люк и совершенно незнакомым голосом куртуазно попросила разрешения у сэра Рианта взойти на борт. Он-то ведь предвкушал, с каким ехидством и сарказмом им будет встречена, ублаготворена куртуазными комплиментами и едкими восхвалениями баронесса Мо. Иные особы дамского пола с такими статями и круглыми кавалерственными грудками, удобно помещенными в доспехи, среди ближнего круга его знакомств не присутствовали. Лишь всемилостивая дама Миято Мокуяма носила металл-хитин рыцарского образца, поскольку она тоже состояла в действительных членах Конгрегации хладного металла наряду с рыцарственными коллегами Ли и Цзеном. Потому-то цивилизованный простолюдин Мик Риант, далекий от исторических реставраций и реконструкций, напрасно подумал, будто кавалерственная дама Мия Мо способна пренебречь приказами и наставлениями командования.

Рыцари и дамы, они все такие, малость с приветом, а в тихом омуте водятся отнюдь не черти, а неотразимо прекрасные воительницы, способные удивить, поразить и сразить наповал того мужчину, кого они наметили своей целью. То, как к нему относится безнадежно в него влюбившаяся Мия Мо, Мик Риант знал, понимал и ей немного сочувствовал… Однако вместо баронессы империи Мии Мо (нечего тут удивляться, болван, у нее все под контролем, в том числе она сама) к простому англосаксу Мику Рианту прибыла астурийская сеньорита Сесилия Ординет, в чьей умственной полноценности ему пришлось усомниться после состоявшегося приятного знакомства и довольно откровенного рассказа о неблагородных кознях отвратительных подлецов из “Армискут-ТП”.

Ну, дела… Дама-рыцарь, ах и ох… О, я весь внимание, сеньорита… Однако о том, что ей не дают покоя не какие-то там вышние боссы АМТ, а по-настоящему возвышенные лавры, литавры, кимвалы и восторженная

–  –  –

пространства-времени, то бишь ее зовет на подвиги банально-массмедийное прозвище капитана Вселенной, Сис Орди скромно умолчала. И в чем она не призналась бы Мику Рианту никогда и ни за что… Черт меня побери! Как бы не вообразил о себе невесть что. Хотя он очень мил и галантен… Жаль, обгорел немного… Ничего, я сейчас за ним поухаживаю, а после посмотрим, годится ли наш рейнджер на роль временно влюбленного. Куда ему теперь от меня деваться, если бывший возлюбленный Сефа ловко свернул мозги ментатору наведения анкер-болидов? Другими же рейнджерами пусть капитан Чезаре Мозелло занимается… После недолгих и беззлобных препирательств, ласковых уговоров брат-рейнджер Риант вовсе растаял сердцем и душой, согласившись, чтобы его ранения и ожоги пользовала милосердная сестра-десантница Орди. К взятым на себя обязательствам улучшить самочувствие и оздоровить партнера Сис Орди подошла основательно и вдумчиво. Заботливо уложив его навзничь на тонкое, но мягкое сфагнум-покрытие не очень-то и тесного, рассчитанного на четырех рейнджеров в полной амуниции жилого отсека “ДВТ-скрут”, она полностью раздела раненого и принялась подробно осматривать и пальпировать тело пациента, попавшегося в обходительные и шаловливые женские ручки. Но прежде она удалила толстый слой наномедикаментов, каким Риант обработал себя совсем недавно. Естественно, удалению подлежало и нижнее белье, а Мик Риант порадовался, как предусмотрительно он принял ионный душ и облачился в свежее незадолго до визита сеньориты Орди, когда почти закончил подготовку к нисхождению в адские глубины Кадма-Вэ в поход на соединение с братьями по оружию и медико-билогическим экспериментам.

Отныне приключения в подземелье могли чуток подождать, если Мика Рианта ждали хорошо ему знакомые медико-оздоровительные процедуры, поскольку сестра Орди начала вовсе не с обгоревшего лица – пусть с него воду пьют соматические кислородные наноскафы, обеспечивающие кожное

–  –  –

удовлетворилась при первом приближении, как и тем, что заранее ко всему подготовилась, во время разговоров, уговоров, тонких намеков, улыбок, какими инстинктивно обмениваются понравившиеся другу мужчина и женщина совсем не проформы ради.

Для того она и отложила в сторону, пусть оно и на расстоянии протянутой руки, оружие, броню, оставив лишь тонкий, но, пожалуй, мешковатый, далеко не эротичный исподний конфик. Да-да, не кружевное прозрачное белье, но тоже сойдет, если снимать его не мешкая и самостоятельно – Сис Орди чувствовала себя неловко, когда ее раздевал какой-нибудь партнер по ненавязчивому сексу, призванному крепить слабые женские силы перед решительными сражениями. Тогда как Рианта пускай в самом деле потом

–  –  –

Алессандро-Умберто Мозелло отчасти обрадовался, когда неизвестно куда подевалась командир десантной спецкоманды капитан Сесилия Ординет. Ему не по душе было пребывать ведомым у той, с кем он пару раз делил маленькие постельные радости. Да и мелкий рост, микроскопический размер груди, узость ягодиц и бедер астурийской сеньориты Ординет особо не удовлетворяли синьора Мозелло, выходца из Самнии Квинты, где процветали иные каноны женской красоты. Вот изобильные формы кастальской Лу Сид – совсем иное дело!

Легкомысленные мысли о женщинах солидной комплекции с пышными обводами никогда не оставляли Чеза Мозелло. Так уж он был по-мужски устроен не без помощи современной биоскульптуры, чем постоянно гордился не только в счастливые и интимные моменты. На своих подопечных –

–  –  –

покровительственно и снисходительно, рассчитывая развлечься одновременно с обеими после того, как задастая бой-баба Фати, там где надо губастая фехтовальщица Циппер и он, фаллически несгибаемый капитан Мозелло с победой вернутся на трансбордер, не забыв о сборе информации для АМТ.

Кстати говоря, две кругленькие суммы, авансом выплаченные директором Монтом & Co, нравились ему гораздо больше, чем обе его пышнотелые спутницы вместе взятые в постель.

К десантированию на Кадм-Вэ и поставленным задачам капитан Мозелло относился еще более бесстрашно-наплевательски, чем к биопластическим изыскам, нынче ему подчиненных Циппер и Фатим. Он убедил себя, будто им троим удастся одолеть рейнджеров, только стоит с холодным клинком вступить в рукопашную, где любое баллистическое оружие, изготовленное по немыслимым историческим образцами тут же становится бесполезным и ненужным. А грубые здоровенные парни и толстые девки из орбитальной десантуры с простыми тесаками чувствуют себя всегда превосходно, в противоположность субтильным рейнджерам, полагающимся на самое совершенное оружие, вроде пушки Бармица, о чем они вовсю трубят на всех перекрестках. Предосторожности ради об РГП-стволах, способных выдерживать электромагнитную инфильтрацию, Чез Мозелло все-таки не забывал – у него самого такие пушки на предплечьях. К этому оружию он относился предельно уважительно, намереваясь выследить рейнджеров и совершить бесшумное нападение из засады. Точка прибытия рейнджерской одноместной капсулы нуль-транспортировки ему была известна, потому три анкер-болида орбитального десанта ударили по склону горы ниже примерно на 1500 метров. Обстановка ясна и понятна: гора, где высадилась в неполном составе его команда, вся изрыта туннелями. Устроить силовую встречу одному, но, скорее всего, двум рейнджерам, не готовым к десантным сюрпризам, Чез Мозелло считал посильной задачей для трех непобедимых десантников, прошедших специальную разведывательно-диверсионную подготовку.

Настоящие десантники приказы вышестоящих не обсуждают – они не яйцеголовые рейнджеры – и не осуждают. Приказано – исполнено… Поиском информации, согласно приказу, десантники занялись сразу после того, как проникли в подземный лабиринт, когда сейчас же набрели на прекрасно сохранившееся лабораторное оборудование, несомненно, предназначенное для наносинтеза, как определила сублейтенант-инженер Гюль Фати. Пока капитан Мозелло и сержант Циппер обыскивали помещение,

–  –  –

старинные печатные книги – говорят, пять миллениумов тому назад их еще вовсю использовали – сублейтенант Фати достала музейный аппарат, тоже похожий на небольшую книгу ин-фолио. Когда-то на таких автономных устройствах, требующих исключительно механического управления и обращения, фиксировали голографические изображения ценных старинных предметов в художественных целях. На каждой странице книги-фиксатора были нанесены пять слоев светочувствительной нанокраски, последовательно закреплявших пять различных ракурсов. Теперь вот с таким неудобным устройством приходилось работать из-за угрозы наноинфильтрантов. Ракурсы всякие им подавай! Вид спереди, сзади… После двух снятых голографических видов сублейтенанту-инженеру Фати показалось, будто для реликтового фиксатора недостаточно лабораторного освещения от долговечной хемилюминесценции. Подумав, она активировала обычную плазменную гранату в проблесковом сигнальном режиме. Спустя две с половиной секунды сработала система безопасности – включилась и через пять секунд умолкла тревожная сирена. Как учили, каждый десантник мгновенно сгруппировался в положении лежа, всеми стволами визуально прощупывая внезапно осложнившуюся обстановку. Затем по жест-сигналу капитана Мозелло, передвигаясь по-пластунски, они стали отходить к ближайшими выходам из помещения лаборатории. Спустя 64 секунды у всех троих почти синхронно сработали системы самоликвидации их боевых информационных модулей десантного образца.

Всем троим и кибермедикам из санчасти подполковник Пильчер из контрразведки 113-го стеллс-регимента настойчиво рекомендовал не отключать боевые инфомудули аппаратно извне, а всего лишь безопасно перевести их программно в неизлучающий спящий режим. Так десантники и поступили. Как приказано. Проще жить, воюя по приказу.

*** По-простому избавиться от непрошенной гости из орбитального десанта быстро и безболезненно, как велит моральный кодекс рейнджера, Мик Риант хотел с самого начала нежданного знакомства, не забывая о вводных из досье-памяти Мии Мо. Судя по всему, бравую десантницу без метарапида он одним треф-кинжалом сделает на полраза или в одну четверть своего максимального ускорения. Однако он вовремя вспомнил коварную рекомендацию древнего галльского дипломата и министра, настоятельно предлагавшего одуматься, прежде чем поддаваться первым движениям души, они-де самые благородные. Затем, бестрепетно-бездушно решив все-таки прояснить обстановку и выявить в ходе допроса степень информированности десантуры об авантажной акции рейнджеров, ему пришли на ум слова древнерусского поэта и прозаика, благоразумно советовавшего душить прекрасные порывы. Посему капитан Риант-Небраска, узнав о ее мытарствах, неблагородно предложил сеньорите Ординет покинуть его и вместе с беспилотником живым весом вознестись нуль-переходом на безопасные небеса к фрегату рейнджеров. На столь низкое предложение благородная астурийская сеньорита ответила негодующим отказом. Отсюда капитан Риант был вынужден скрепя сердце оставить вопрос о грядущей участи Сис Орди на усмотрение генерала Су Цзена, так как тот нынче по уставу является старшим по званию и должности на поверхности планеты Кадм-Вэ. Боевые уставы и наставления рейнджеров Мик Риант чтил и к ним прислушивался как никто другой.

Война войной, а обед, то есть, рандеву – по штатному расписанию (слопает ее генерал в один заход!), и капитана Орди следовало невредимо доставить к бригадному генералу Цзену в южный лабораторно-арсенальный комплекс.

Следовательно, капитан Риант принялся добросовестно по-рейнджерски наставлять спутницу перед маршем в пешем порядке с использованием подручных средств. Перво-наперво он ей посоветовал выбросить подальше антикварный экземпляр 16-ствольного револьверного огнестрела с неподъемным, но жалко ограниченным боекомплектом унитарных выстрелов, коль поливать скорым смертоубийственным огнем двух-трех незащищенных рейнджеров ей теперь как бы и без надобности. И она уже нарушила дурацкий преступный приказ, дезертировала и, вообще, пропала без вести. Вместо устрашающей, но тактически убогой огнестрельной пушки Мик Риант предложил ей не такой старинный и гораздо более эффективный айсган раздельного заряжания с полуфунтовым магазином-дозатором на 2500 фугасных выстрелов. Айсган он лично проверил, пристрелял, нашел годным к употреблению, тогда как сотней-другой фугасно-бризантных магазинов она может нагрузиться по плечи на третьем суб-уровне, хорошо разведанной им цитадели цинь-американцев. Там, между прочим, можно ее ружейную мортирку кассетного заряжания и оптику прицеливания огнестрела славно присобачить к айсгану. Никому мало не покажется… Попутно Мик Риант выяснил, как мало знает (или прикидывается?) его новоявленная соратница об айсганах, свежемороженом пушечном мясе, истории Кадма-Вэ и технологических древностях, какие, возможно, их ожидают в глобальной подповерхностной транспортной системе. Пришлось на ходу во время подготовки к адскому путешествию, тестируя и подгоняя снаряжение, прочесть популярную лекцию о древнем оружии, выдать целый ряд ценных тактических указаний, ответить на часто встречающиеся вопросы и предупредить о том, какие военные казусы их могут поджидать в лабиринтах, туннелях и катакомбах, выстроенных сумасшедшими высоколобыми учеными-пацифистами Сянь-Го. Сам капитан Риант много чего для себя нового почерпнул из информационных ресурсов ментатора беспилотника, дополненных сведениями из досье-памяти лейтенанта Мо. С гипотезой магистра Бо Донка “время, вперед” он тоже ознакомился, и по его мнению, она как нельзя лучше объясняет неимоверную микробиологическую стерильность планеты и завидную сохранность консервированных цинь-американцев, чудесно забальзамированных сложным газовым составом подземелий, выделившимся из разбитой боевой техники и впавших в старческий маразм систем безопасности. У рейнджеров-исследователей всегда так: разведданных много не бывает, а оценка обстановки продолжается спешно, непрерывно и бесперебойно. К примеру, он, капитан Риант, выяснил, как использовать ИЗАК и антигравы при тех или иных концентрациях наноинфильтрантов… Коль пришлось к слову, Мик Риант не замедлил поинтересоваться внешними и внутренними интерфейсами боевого имплантанта десантной модификации, какой Сис Орди носила под правой грудью в плевральной полости. К своему ужасу он вдруг узнал: ее БИМ всего лишь программно заглушен, его аппаратные опто- и биоэлектронные потроха не отключены, оперативная память время от времени тянет на свое питание биоэлектрические импульсы из нервной системы организма-носителя, а какими процессами самотестирования и упорядочивания в текущий момент заняты операционная система и долговременные хранилища данных, не под силу понять даже

–  –  –

отключения и аппаратной активизации оного пакостного БИМа гнусного десантного образца вчистую отсутствует как периферийное устройство. За свой верный БИМ капитан Орди обиделась, оскорбилась и решительно отказалась его временно умиротворить и умертвить. Пришлось Рианту вежливо попросить ее прищурить один глаз, а к другому приложить вон тот монокуляр в кармашке у нее на разгрузочном поясе, там, справа, и глянуть обутым глазом в угол под потолком рядом со шрифтом с мелкими строчками. Вы убедились в справедливости моих слов, мисс Орди?

–  –  –

отвратительного цвета собачьего и кошачьего поноса (красочное анималистическое сравнение филолога Рианта) заставило далеко не слабонервную девицу Ординет слегка заволноваться, как и напоминание о суицидальном механизме самоликвидации БИМа, почему-то не любящего, когда наноинфильтранты ему жгут периферию. Он считает это попыткой несанкционированно добраться до его долговременной памяти и в бессильной ярости предпочитает покончить с собой. Из-за чего вроде как не так давно двое рейнджеров погибли у него на глазах, считая сержанта Кунцера, у коего от самоликвидации БИМа сдетонировали аннигиляционные боеголовки на плечах, и он сразу же превратился в бесплотного ангелочка с крылышками. С ангельски смертельным доводом неуступчивая и строптивая Сис Орди не могла не согласиться, как и с хирургической операцией. Стриптиз она, естественно, устраивала сама и неподвижно замерла с напрягшимися сосками, стоявшими торчком не от дамского возбуждения или там эксгибиционизма, а по причине вполне простительного опасения подорваться на собственном имплантанте.

Тогда как Мику Рианту бояться было недосуг, как говориться, глаза закрыты, а руки делают, если он нейрощупом вслепую обследует малознакомую конструкцию АМТ и минут через пять-десять наконец ему удается вырубить злосчастный БИМ.

Плакать из-за бесчувственного имплантанта Сис Орди не стала – бесполезно, когда периферии внешнего управления на Кадме-Вэ не сыскать днем с огнем плазменной гранаты, раскочегаренной на полную катушку. Да и в цивилизованных мирах такие устройства находятся под запретом, хотя пользуются ими из-под полы все кому не лень. Но не здесь и не сейчас. Dura lex, sed lex, тем не менее, утешил девушку Мик Риант и так же непонятно перевел древнюю латынь на старорусский, потом на инглик: дурам на смех, коль закон – придурок… Филологическое образование, некогда полученное капитаном Риантом в Англатеррском университете все-таки нет-нет да и сказывалось.

Сказочных пещер на пятом подземном уровне цинь-американской

–  –  –

транспортный туннель, ведущий в южном направлении, волшебным образом избежал сплошных разрушений. Жаль, систему магнитной левитации, тысячи или, быть может, пару сотен лет тому назад до медных костей обглодали

–  –  –

вымерших тараканов – эндемиков и персистентов изначальной Земли. Те тоже, говорят, обожали устраивать короткие замыкания в электрических цепях, правда, не совсем похожих на нынешние холодные микроскопические

–  –  –

консерватизм древних строителей, проложивших по дну туннеля пару контактных рельсов с колеей канонической ширины. Теперь уж так не строят!

А ведь могли бы подземный туннель сделать идеально круглого сечения, а сверхпроводящие маглев-пути пустить по бокам или сверху дифракционно заземлить. Земной поклон вам, братцы-американьцы!

Отдав дань памяти строителям, Мик Риант заставил Сис Орди вернуться с ним наверх в ремонтную зону – за ней глаз да глаз нужен, если она волею судеб осталась без БИМа и без защиты. Объяснять ей, как включить несколько силовых полей напрямую через универс-пояс экзоскелета Мик Риант пока не стал, в то время как сама она о такой возможности вроде бы не догадывается.

Что с них взять, со стеноломов? Дубины стоеросовые!

Свое частное и честное мнение об орбитальной десантуре Мик Риант держал при себе, пока заряжал в рельсовую роликовую тележку – надо же, и такое чудо у них здесь, оказывается, было! – пневмопатроны движения и торможения, приспосабливал водородные форсунки внешнего сгорания.

Грузили оснащение и дополнительные боеприпасы они уже вдвоем. Между делом выяснилось: Сис Орди не любит пансенсорную симуляцию рукопашного боя вкупе с глубинными нейростимуляторами мышц, потому что от тактильного постэффекта кожа на бедрах и предплечьях, не говоря уже о животе и попке, становится шершавой и пупырчатой, а на врачей-косметологов денег не напасешься… Мик Риант ей посочувствовал и предложил как-нибудь заглянуть в гости на огонек к одному его другу, живущему на Большой Приме снаружи у южного полюса. У того в маноре стоит замечательный тренажер…

–  –  –

экстравагантная личность виконта Либена, но, похоже, о соратниках Рианта она внятного понятия не имеет. Их имена он ей не сообщал, а она не спрашивала, уважая чужие секреты. Всему свое время.

Все же дамская повесть о пухлой попке и гладком животике Мика Рианта соблазнила, умилостивила, и он показал Сис Орди тактильно-сенсорную команду доступа к схеме управления защитными силовыми полями ее ИЗАКа.



Pages:     | 1 | 2 || 4 |
Похожие работы:

«Дмитрий Иванович Писарев. Роман И. А. Гончарова Обломов -Сочинения в четырех томах. Том 1. Статьи и рецензии 1859-1862 М., Государственное издательство художественной литературы, 1955 OCR Бычков М.Н.-В каждой литературе, достигшей известной степени зрелости,...»

«ЕКАТЕРИНА ДЕЙ Амир КНИГА ВТОРАЯ Санкт-Петербург Написано пером Амир. Книга вторая Е. Дей Д27 Амир. Книга 2: фэнтези/ Е. Дей С-Петербург: ООО “Написано пером”, 2015. 264 с. ISBN 978-5-00071-251-1 Вторая часть из серии книг Екате...»

««Цветочное оформление территории улицы 40 лет Октября в городе Кстово» Дружинина А.С.ННГАСУ «Floral decoration of 40 years of October street in Kstovo city» Druzhinina A.S.NNGASU Введение В ландшафте населенных мест цветы особенно привлекают к себе в...»

«Андрей Таманцев Двойной капкан Серия «Солдаты удачи», книга 6 OCR Sergius: sergius@pisem.net http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=137294 Андрей Таманцев. Двойной капкан: АСТ, Олимп; Москва; 2001 ISBN 5-7390-0770-4, 5-237-01263-9 Аннотация Герои романа,...»

««Великолепное руководство по стилю программирования и конструированию ПО». Мартин Фаулер, автор книги «Refactoring» «Книга Стива Макконнелла. это быстрый путь к мудрому программированию. Его книги увлекательны, и вы никогда не забудете то, что он рассказывает, опираясь на свой с тру дом полученный опыт». Джон Бентли, автор книги «Programmin...»

«Сюжетный комплекс «переодевание» и мотив потери одежды в повестях о гордом царе* Е.К. Ромодановская НОВОСИБИРСК Сюжетный комплекс «переодевание» широко распространен в разных литературах, в том числе и в русской. Как правило, он встречается в произведениях приключенческого, даже авантюрного характера. Некоторое исключе...»

«Вольтер Орлеанская девственница OCR&Spellcheck by Xana http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=141182 Вольтер. Философские повести. Орлеанская девственница; печатается по изданию – М.: Худож. лит., 1988: Политиздат Украины; Киев; 1989 ISBN 5-319-00276-9 Аннотация Написанная не для печати, зачисленная редакцией в...»

«Наука удовольствия Paul Bloom How Pleasure Works the new science of why we like what we like Пол Блум Наука удовольствия почему мы любим то, что любим Перевод с английского Антона Ширикова издательство аст Москва УДК 159.93 ББК 88.3 Б70 Художественное оформление и макет Андрея Бондаренко Блум, Пол Наука удовольств...»

«УДК 82(1-87) ББК 84(7США) С 11 Danielle Steel THE HOUSE ON HOPE STREET Copyright © 2000 by Danielle Steel Перевод с английского В. Гришечкина Художественное оформление С. Власова В авторской серии роман выходил под названием «Неожиданный роман» Стил Д. С 11 Мой нежный ангел / Даниэла Стил ; [пер. с анг...»

«Валентина Владимировна Коваленко Хорошее зрение. Как избавиться от близорукости, дальнозоркости, глаукомы, катаракты Издательский EPUB http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=11084055 Хорошее зрение: Книжный Клуб «Клуб Семейного Досуга»; Белгород; 2014 ISBN 978-966-14-7233-3, 978-966-14-6538-0, 978-5...»

«Юность АВГУСТ ПРОЗА Анатолий Алексин ПОВЕСТЬ МОЙ БРАТ ИГРАЕТ НА КЛАРНЕТЕ. Из дневника девчонки Почти все девочки в нашем классе ведут дневники. И записывают в них всякую ерунду. Например: «Вася попросил...»

«СУДЬБА СТРАНЫ • * '4 II. М. К А Г Н Е В А СУДЬБА СТРАНЫ СУДЬБА ТВОЯ Очерк творчества КАРАЧАЕВО-ЧЕРКЕССКОЕ ОТДЕЛЕНИЕ СТАВРОПОЛЬСКОГО КН И Ж Н О ГО ИЗДАТЕЛЬСТВА ЧЕРКЕССК — 1 9 7 3. c(KafJ Н а зи ф а М агом ет ов н а К аги ева р о д и л а сь в аул е ) J К а м ен н о м о ст К а р ач аев ск ого р ай он а К а р а ч а ев о -Ч ер к е­ сии. О...»

«A C T A U N I V E R S I T AT I S L O D Z I E N S I S FOLIA LITTERARIA ROSSICA 6, 2013 Ewa Sadziska Uniwersytet dzki Wydzia Filologiczny Instytut Rusycystyki Zakad Literatury i Kultury Rosyjskiej 90-522 d ul. Wlczaska 90 Концепт быт в художественной картине мира Александра...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ УТВЕРЖДАЮ Заместитель Министра Образования России В.Д.Шадриков «13»_03_2000 г. Регистрационный номер 37 тех/дс_ Государственный образовательный стандарт высшего профессионального образования...»

«Уильям С. Берроуз Западные земли Серия «Города ночи», книга 3 A_Ch http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=155112 Берроуз У. С. Западные Земли: ACT, Адаптек; М.; 2006 ISBN 5-17-034424-4, 5-93827-049-9 Аннота...»

«С.М.Козлова(г.Барнаул, Россия) Танатология повести В.Распутина «Последний срок» Эстетическим основанием классического танатологического нарратива является, как правило, насильственная трагическая смерть героя, факт которой создает в идейно-эмоциональном комплексе финала неизменный аристоте...»

«С. Н. БУЛГАКОВ ХРИСТИАНСТВО И СОЦИАЛИЗМ I. Первое искушение Христа в пустыне Каждому памятен евангельский рассказ об искушениях Христа в пустыне и, в частности, о первом из них. «И, постившись сорок дн...»

«Petrov V.B. Thumbnails of the image wizard in the works of Mikhail Bulgakov: om «Notes on cuffs» to the «Notes of a dead man» // Humanities and Social Sciences in Europe: Achievements and Perspectives: Proceedings of the 9th International symposium (January 27, 2016). – Au...»

«Issue 2, Winter 2002 http://seelrc.org/glossos/ The Slavic and East European Language Resource Center glossos@seelrc.org M.G. Miroshnikova St. Petersburg State University Разговорный синтаксис как стилистическая особенность современной прозы В последнее десятилетие всё более распространённой в речевой сфере со...»

«Юрий Александрович Никитин Проходящий сквозь стены Серия «Странные романы» Текст книги предоставлен издательством «Эксмо» http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=152823 Никитин Ю. Проходящий сквозь с...»

«Саммит Группы семи в Исэ-Сима 27 мая 2016 г. 26-27 мая в Исэ-Сима под председательством Премьер-министра Абэ прошел саммит Группы семи. Информация об основных итогах саммита следует ниже. Саммит в Япон...»

«Актуальные изменения ГК РФ в отношении сделок, обязательств и договоров апреля Докладчики: Роман Черленяк, ассоциированный партнёр, руководитель практики корпоративного и договорного права, к.ю.н. Марина Билык, заместитель руководителя практики корпоративного и договорного права Ал...»

«Домовенок Кузька и Вреднючка: [сказоч. повесть : для мл. шк. возраста], 2008, Галина Владимировна Александрова, 5895375790, 9785895375792, Стрекоза, 2008 Опубликовано: 6th August 2011 Домовенок Кузька и Вреднючка: [сказо...»

«61 ПО ОБРАЗУ СЛОВА П. Мал ков ПО ОБРАЗУ СЛОВА.человек явно и несомненно был сотворен по образу и подо­ бию Христа — второго Адама. Преподобный Анастасий Синаит. Можно смело утверждать, что во всем библейском тексте не найдется другого, столь часто комментируемого и истолковываемого...»

«Проза ЗАХАР ПРИЛЕПИН Обитель Фрагмент романа Говорили, что в молодости прадед был шумливый и злой. В наших краях есть хорошее слово, определяющее такой характер: взгальный. До самой старости у него имелась странность: если мимо нашего дома шла отбившаяся от стада корова с колокольцем на ше...»





















 
2017 www.pdf.knigi-x.ru - «Бесплатная электронная библиотека - разные матриалы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.