WWW.PDF.KNIGI-X.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Разные материалы
 

Pages:     | 1 || 3 | 4 |

«Алекс Экзалтер АВАНТАЖ Человек вооруженный – III Повести звездных рейнджеров ADVANTAGE Homo praemunitur – III Star Ranger's Stories To all adventurers of the world ...»

-- [ Страница 2 ] --

Тогда как сержанты Пит Весняк и Вольф Ансельм, а за секунду до них и главсержант Бастиан, успели эвакуироваться через ретранслятор связи и телепортации на штабной фрегат. Из него со стационарной орбиты, как положено, велось наблюдение за высадкой. Вероятно, системы наблюдения на фрегате еще смогли заметить, как в тотальную аннигиляцию ушли два полиамбиентных “армискута” огневой и тыловой поддержки, так ни разу ни в кого и никуда не выстрелившие, не найдя куда целиться в неизвестного вероятного противника, от того ставшего во много раз более опасным и реальным. Потому как спустя 13 секунд после эвакуации сержантов Весняка и Ансельма на оружейно-транспортной платформе, где обосновался барон Тотум со своим штабом, началась внутренняя гравитационная пульсация. Весняку и Ансельму не суждено было погибнуть на негостеприимной поверхности Кадма-Вэ, их сначала тонкими слоем размазало запредельной гравитацией по переборкам фрегата, и лишь затем их тела пошли в распыл безудержной аннигиляции.

Ко времени крушения штабного фрегата на поверхности планеты все успокоилось, и капитан Риант убедился: со второй оружейно-транспортной платформой все в порядке – она по утвержденному плану отхода отступила безопасным нуль-перемещением из солярной системы. Об этом Мику Рианту просигналил кодовыми габаритными огнями спутник-ретранслятор с низкой орбиты, поддерживавший катастрофическую высадку передового дозора. А потом буквально на глазах Рианта искусственный спутник Кадма-Вэ, не успев уйти за горизонт, внезапно сорвался с орбиты и неуправляемым болидом устремился к поверхности.

– Бум-бум, бах-бах… Так-так, кто-то нас здесь фатально и летально уделал по самые, пардон, помидоры, – вслух полностью вспомнил капитан Риант

–  –  –

рейнджеров-экзобиологов понимал причем здесь аграрная овощная культура, эти самые золотые яблоки италийские из террагенетического семейства пасленовых. Однако же филолог Мик Риант и палеограф Даг Хампер много знали чего такого ругательного из древних языков изначальной Земли, что и помогало им иногда искренне и душевно выражать свои чувства.

Знали-понимали они друг друга давно, еще со времен миссии на несчастный Экспарадиз. Так же как и лейтенант-ксенолог Мия Мо на спасшемся фрегате в оперативном резерве 6-го фельд-кампамента полковника Тотума, бесславно потерявшего более половины личного состава и боевых средств своего соединения. Может быть поэтому, Мик Риант решил обратиться к далеким звездам – там где-то вдали за ними о нем непременно должны думать его братья и сестры по оружию. Осмотревшись, Мик Риант поднатужился и довольно крупно, наглядно рядышком со своим временным убежищем в ложбинке выложил из красных камней на зеленом песке собственные инициалы: МиР.

– Добро пожаловать, мои дорогие, если не в ад, то сюда не знаю куда. Едва ли сие местечко похоже на рай, нынешний или бывший… Если противнику плевать на красные камни, какие втихаря, пригибаясь ворочал Мик Риант, то, одернув себя за полоумные разговоры вслух, он принялся ревизовать, инспектировать, но не тестировать (вот паскудство!) свое бездействующее оборудование и оснащение. Абсолютно ясно: вероятный противник использует электромагнитное оружие невыясненной природы.

Подумав, капитан Риант напрочь заглушил оба реактора пушек Бармица и энергостанции на универс-поясе своего индивидуального защитно-атакующего комплекта. Хотя они ему ничего аварийного не сигналили, но так будет лучше.

Для надежности, братья и сестры… Угу-гу-гу… Одинок аки перст, нищ и гол. Конфик обтерханный, сбруя декоративная, скальп-шлем на черепушке, армохитиновые говнотопы, треф-кинжал в ножнах на бедре, шесть плазменных гранат и одна криогенная на разгрузочном поясе, плюс носимый аварийный комплект, медицина там, фильтры. Если не кричать ура и ни на кого в упор не бросаться с плазменными гранатами, то 3-4 стандартных дня можно продержаться в ядовитой атмосфере Кадма-Вэ.

Мик Риант уже не вслух, а про себя взмолился магистру палеографии Даг Хамперу, как-то совмещавшему нынче ученые занятия с должностью замначальника разведуправления, чтобы тот ниспослал ему с небес что-нибудь антикварное, огнестрельное, не фонящее электромагнитно туда и сюда.

Попытался вспомнить подходящую по случаю цитату, но ничего смешного не

–  –  –

ассоциативно, о попрошайке, у коего злые мальчишки копеечку украли.

Вели добрый царь, Дагги, их зарезать треф-кинжалом… Впрочем, с этой задачей Мик Риант и сам бы управился, если удастся найти того, кого можно ножичком разделать.

А у Микки только ножик, да и тот укрыт от глаз… И макросенсоров… Цитаты Мику Рианту строить мысль и жизнь помогали. Видимо,

–  –  –

Англатеррского университета. А злые языки в разведуправлении исподтишка утверждали: честь первооткрывателя-палеографа многих цитат из числа “ибо сказано на заре веков”, растиражированных на всю доступную Ойкумену действительным магистром Даглесом О'Хампери, на самом деле принадлежит прозелит-магистру филологии Микаэлю Рианту-Небраска. Правы недобрые люди или нет, Мика Рианта это не очень-то заботило, так как он профессионально занимался гуманитарной интеллектроникой ментаторов и математической интерпретационной лингвистикой. И афористическое творчество было для него хобби и отдохновением души от ментаторов, коим не положено думать по-человечески, хотя самым умным из них иногда этого ой как хочется. Но на то она и наука кибернетика, чтобы управленчески держать их и никуда не пущать тремя запретами и прочая ограничениями. А вот хозяину-человеку мало что может помешать эмоционально поплакаться себе в жилетку, когда никого другого рядом нет.

Скажем, горе-горькое по свету шлялося… Или жил на свете рыцарь бедный… Но полцарства он сулил за доспехи, меч, коня… Постойте-ка, а конь-то есть. Где третий беспилотник, “ДВТ-скрут” экзобиологической разведки? А вон он там, в зеленый песок чуть ли не с головой зарылся, дурилка полиметаллический… Мик Риант мгновенно пришел к профессиональному выводу: ментатору беспилотника, очевидно, хватило ума программно отреагировать на ксенологическую угрозу, но явно у него проблемы с аппаратной живучестью.

Будто, что услышал, будто, что увидел, славно за деревню погулять он вышел… Теперь уж открыто, чего уж тут бояться, терять нечего, от вражеских макросенсоров не спрячешься, капитан Риант вразвалочку направился к беспилотнику. Не хватало только сигары в зубах для храбрости, жалко,

–  –  –

приблизительно два с половиной километра туда, куда хитрый сиринский беспилотник сбежал от зоны сплошного поражения и, видимо, пытался в песке ослабить воздействие на него электромагнитного оружия непонятного противника.

Спустя 15 минут ходьбы, преодоления изумрудных дюн и барханов Мик Риант храбро добрался до беспилотника ДВТ, трусливо-разумно спрятавшего в песок свою умную башку, располагающуюся в центральном отсеке. Капитан Риант сотворил благостное знамение бесконечности - отцы-фиделисты говорят: оно всегда помогает, вот и проверим. Затем кинжалом варварски активировал постановщик электромагнитных микродефлекторных помех, бестрепетно активировал свой верный БИМ, авторизовал доступ внутрь машины, подключился контактным способом и дело сделано. Спустя 25 секунд интенсивного прямого общения аппаратного интерфейса башковитого ментатора “ДВТ-скрут” и боевого инфоимплантанта Мик Риант отключил обоих.

Поболтали и довольно! Капитан Риант сам-один думу думать будет… Тем самым, Мик Риант узнал о зверски фильтрующихся сквозь защитные поля имперского стандарта, вероятно, квазиживых перинанитах, вирулентно для сложных приборов и устройств паразитирующих в электромагнитных излучениях.

Вот вам, бабушки-дедушки и чудо-оружие древних пацифистов! Та-ак… Это ж надо, какую дрянь удумали! О, добрый царь Хампераппи, вели их всех казнить, не милуй… *** Заместитель начальника разведывательно-исследовательского управления департамента операций специального назначения майор корпуса рейнджеров Даглес О'Хампери, баронет империи был сух, черств и глубоко несправедлив, когда официально на большом совещании знакомил сотрудников с итогами скоропалительного служебного расследования, проведенного управлением внутренней безопасности, касательно криминально-дисциплинарных обстоятельств, послуживших причиной чрезвычайного происшествия в 6-м учебном фельд-кампаменте корпуса рейнджеров.

– … Командир фельд-кампамента Алекс Тотум и начальник штаба Клод Кракс проявили преступную халатность и небрежность.

За вопиющее служебное несоответствие занимаемым должностям оба понижены в звании на одну ступень. В то же время вопрос о процедурах реабилитации и реституции для обоих подлежит дальнейшему рассмотрению… Скажу больше, бывший полковник Тотум ничтоже сумняся решил, будто ему все дозволено, и он присвоил себе право делать все, что ему взбредет в голову на планетах, подлежащих имперской реколонизации. Он возомнил, будто сможет безнаказаннои невозбранно наступать на лопаты, грабли, вилы и любой другой древний сельскохозяйственный инвентарь, какой он умудрился дважды отыскать на забытых планетах доступной Ойкумены, подпадающих под юрисдикцию метрополии Звездной империи Террания. На Экспарадизе барон Тотум пренебрег девиантным воздействием сингенетического провируса Алмоши, вынудившего левантийские бандформирования оказать чрезмерно ожесточенное сопротивление рейнджерам при освобождении планеты. Я напоминаю вам, леди и джентльмены, тогда в системе Лакс Ретир в полном составе фатально и летально был уничтожен усиленный фельд-плутонг рейнджеров на лунном плацдарме. Ныне же на Кадме-Вэ подполковник Тотум и майор Кракс сознательно, подчеркиваю, осознанно и протокольно пренебрегли экзобиологической разведкой. В результате чего, погибли 346 рейнджеров учебного фельд-кампамента и полностью уничтожена большая оружейно-транспортная платформа метагалактического класса “фрегат”.

Вдумайтесь, прошу вас, дорогие леди и джентльмены, в эти трагические цифры. Таких колоссальных потерь корпус рейнджеров не знал со времен печально известного Армориканского инцидента… В разведуправлении и в департаменте спецопераций майор Хампер слыл истинным адептом вербальной армейской рутины и традиционной занудной говорильни на бессчетных совещаниях, инструктивных занятиях и брифингах.

Ибо, согласно апофегме Хампера, невысказанное мнение руководства таковым по определению не является. И самым опасным военным дураком, в интерпретации педантичного Хампера, является дурак с инициативой, самовольно истолковывающий превратно им подразумевающиеся молчаливо-мудрые пожелания вышестоящих. Один единственный пункт, протокольно опущенный из текста инструкции, наставления, боевого приказа, ставит, леди и джентльмены, под сомнение весь документ. Поэтому не только майор Хампер, но и другие действующие военные, подобно лечащим врачам и правящим бюрократам, все официальное произносят во всеуслышание и все записывают, пишут и говорят, говорят… Зря все-таки зануда Хампер так ополчился на Тотума. Если бы не проклятая политическая огласка, обошлись бы без козлов отпущения, спешно выставленных главным штабом… У Хампера с Тотумом со времен Экспарадиза нелады… Причем здесь честь рейнджеров, джентльмены? Рейнджеры сами разрядили ситуацию. Баронесса Мо, возглавив как леди-командатор оперативный резерв, вернулась спустя несколько часов в систему, обработала плацдарм с орбиты и высадила беспилотник, получив первые данные об этих самых электромагнитных наноинфильтрантах… Огласка была неизбежна, коллеги, спецдепартамент не имел права скрывать данные об экологической угрозе первой степени, леди и джентльмены…. Да, скандально вышло… А наш весельчак Микки Риант, каков удалец! Посадочный знак МиР выложил, в гости зовет… В два слова: капитан Вселенная, везде пройдет… Угу, если он на поверхности не засел, а в древние катакомбы попер… На совещаниях и заседаниях, будь то в большом кругу или, как сейчас, проходящих в узком составе доверенных сотрудников и консультантов, майор Хампер, так положено мудрому руководителю, банально и тривиально делал хорошую мину при плохой игре. По принципу: не нами заведено, не нам его и менять – он делал вид, будто не замечает, как подчиненные ведут бурный обмен мнениями по очень многим пансенсорным каналам, перебрасываются замечаниями, кодированными посланиям, бывает, создают несколько перекрестных текстовых конференций. Иногда самому руководителю, случается, невредно и полезно подключиться и посмотреть, послушать… Но на то и начальник на совещании, чтоб подчиненный не дремал. Усыпив бдительность бесстрастным ровным тоном, Даг Хампер мог в долю секунды, обрушиться на кого-либо из присутствующих и внезапно попросить что-либо уточнить, добавить, разъяснить или просто повторить, но в личной трактовке основную мысль обсуждения. Горе тому, кто не имел собственного мнения, не мог развить или углубить принципиальную идею, поскольку свою методу ведения заседаний замначальника разведуправления майор Хампер называл мозговым штурмом. Ага! Доктор Раис…

– Лейтенант Раис! Что вы можете сказать по поводу девиантного

–  –  –

физиологического воздействия на организм человека?

Док Раис всегда начеку и на страже, потому как в данный момент разыгрывает большой шлем с удаленными партнерами по бриджу.

Он элегантно поднимается, изящным поклоном приветствует аудиторию и принимается докладывать по теме:

– Наноинфильтранты Кадма-Вэ по последней сводке вакуум-лабораторий не реагируют на электрическую активность головного мозга. Не являясь,

–  –  –

амниотического центра…

– Неужели, майор Ди Ницин, от наноинфильтрантов пока нет никакой защиты?

– Мне бы не хотелось вас огорчать, но я, как и мои коллеги, не могу предложить какого-либо иного средства стерилизации, кроме достаточно длительного комплексного воздействия низких температур, глубокого вакуума, ускорения свободного падения и материалов с нулевой или отрицательной магнитной проницаемостью…

– А как же магнитные ловушки МТМ, леди Ди?

– Эффект неустойчив, сэр Хампер. Помимо того, по некоторым данным,

–  –  –

– А что-нибудь веское в нужном контексте не скажет ли наш достопочтенный магистр Бо Донк?

Борис Донкин, адепт-магистр нанобионики и доктор биофизики из

–  –  –

консультирующих разведуправление по целому ряду специфических научных проблем. Он же, кстати, пустил в профессиональный оборот термин ЭМ-наноинфильтранты, о чем не уставал напоминать при каждом удобном случае:

– Видите ли, сэр Хампер, данная категория перинанитов потому и названа так вашим покорным слугой, – магистр Донк сокрушенно вздохнул, словно он нес персональную ответственность за вредоносность наноинфильтрантов. –

–  –  –

привлекают силовые поля. Они их каким-то образом распознают с огромных для микромира расстояний, измеряемых метрами. У меня имеются две-три сырых гипотезы, почему это происходит, но для их предварительной верификации требуется время и осмысление результатов экспериментов, осуществляемых в настоящее время в моей лаборатории. Единственное, чем я могу вас порадовать, коллеги, так это вразумительным и доказательным объяснением ускоренного передвижения наноинфильтрантов в жидкостях и газах.

Дело в том, коллеги, что ЭМ-наноинфильтранты в процессе самоэволюции, в чем у вашего покорного слуги уже нет сомнений, обрели

–  –  –

гиперструктуры коацерватного характера. Таким образом, их скопления отчасти стали напоминать простейшие микроорганизмы. Хотя передвигаются скопления наноинфильтрантов, используя силы слабого взаимодействия с молекулами жидкостей и газов; они отталкиваются от молекул, скажем, воды, аммиака, азота и в атмосфере Кадма-Вэ достигают весьма значительных микробиологических скоростей до 5 метров в секунду… ***

– … Неужто ты, Леки, не можешь ускорить свои работы по созданию антиполь-экранов? Не верю…

– Пойми, Дагги, до сих пор все экспериментальные разработки по антиполю не выходили за стены вакуум-лабораторий на дальних орбитах. Как бы чего не вышло… С такими вариантами антиматерии опасно иметь дело. А ты мне говоришь: вынь да положи тебе к завтрему модернизированный ИЗАК с

–  –  –

Инкорпрейтед”, базирующейся на суперлативном Сирин Веди, участливо посмотрел на своего собеседника майора Хампера.

За обедом в новом Хампер-маноре, завидно обустроенном на престижной внутренней стороне Террании Примы они не могли не говорить о делах, о Кадмейском кризисе и потому, дело есть дело, док Бармиц воспользовался возможностью корпоративно надавить на своего старого друга:

– Дагги, ты сам знаешь ИЗАКи от ДВТ – лучшие в Метагалактике. А ты мне предлагаешь, раз и готово, приступить к бета-тестированию. К тому же моя фирма еще не аккредитована при смешанной проблемной комиссии…

– Мое упущение, Леки, виноват, исправим…

–  –  –

– Ох, спасу нет, с тех пор, как генерал Стернард взвалил на меня все контакты с проблемной комиссией.

– А ты давай ко мне на Сирин, первым замом по оргвопросам.

Премиальных, тантьемы дам еще больше, чем в МТМ отвалили генералу Аджи.

–  –  –

вице-президентская… Айв Редверт тебе по дружбе посодействует. Раз, и ты по здоровью опять в красном резерве…

– Типун тебе толстый на язык, Лекса! И потом, каледонец на Сирин Веди?

– Чемпиону Большой игры везде у нас дорога и почет. А на Сирине, если хочешь знать, фан-клуб Хампера имеется, причем горластый и оголтелый. Два раза уже на полигоне в Принс-тауне чуть друг дружку все не поубивали. А то у вас здесь в столице тоска, тишина, пустота, без омнирецепторов и человечка живого в округе не увидишь. Скоро реклюзивный синдром заработаешь от одиночества. И к Айви в клинику университетскую…

– Зато у вас на Сирине толпа на толпе сидит и толпой погоняет.

– Вот-вот, у нас кругом свои люди, не счесть, как у вас в море полуденном жемчужин, в океане-то Жемчужном… Пошли променад послеобеденный устроим, покажешь, как ты на землях барона-разбойника обустроился… Тема для обсуждения была лучше некуда – конфискованные по суду соседние земли барона Сти отошли бенефицией к манору баронета империи Хампера. У Дага Хампера по-хозяйски мгновенно поднялось настроение и он принялся воодушевленно показывать, рассказывать, какое-такое у него получилось терраформирование вторично за последние пять лет, и как дорого ему все это обошлось, одно взяв по минимуму, другое – по максимуму… Тем не менее, о куртуазности и о делах разведуправления, нынешних и будущих, баронет Хампер не забывал и потому поддерживал соответствующий разговор:

– Как князь-батюшка Викт Бармиц поживает?

– Здоров, его высокопревосходительство, вполне здоров. На волю из амниотического бака рвется всей душой. Но нельзя-с, доктора не велят. Больно зелен пока наш патриарх, надо чтоб дозрел до кондиции еще полгодика. Тебе вот велел кланяться в пояс.

–  –  –

– Понимаешь, Дагги, пристрастился в баке князь-батюшка книжки почитывать имярек магистра Хампера. Говорит, чтение познавательное и занимательное… Когда чем-нибудь новеньким порадуешь, а Дагги?

– Ох, Лекса, не до того мне сейчас, вот разгребемся с кадмейским

–  –  –

диахронически за пресловутую технозависимость, присно ставшую сущей притчей во языцех долгих, благоглупых и гуманистических…

ГЛАВА IV

Если на изначальной Земле XX века в условном летоисчислении от Рождества Христова какой-либо писатель-фантаст, мечтая, сочинил, будто бы спустя 300 или 1500 лет (у разных авторов по-разному) продолжат, exempla docent, пользоваться кремневыми компьютерами с гибкими дискетами, то наверняка он это написал на целлюлозной бумаге при помощи стального пера “рондо” и анилиновых чернил. Поскольку широкое распространение достижений материальной культуры соответствует текущему уровню развития

–  –  –

анахронизмы, чей срок воспроизводства в передовой рыночной экономике индустриального общества чаще всего был ограничен не более чем 2-3 человеческими поколениями.

Даг Хампер, “Назад в будущее”. Издание “Трансметагалактик”. Террания Прима. 77 год.

Рам Свар люто ненавидел высокорослых имперцев с отсутствующим взглядом, казалось, проникающим сквозь миллионы километров макрокосма

–  –  –

стандартные инфоимплантанты Рам считал нестерпимой насмешкой и подлежащей неминуемому наказанию гордыней за небрежение волей богов.

Так пространно и эклезиастически интерпретировать божественный промысл потомственный кшатрий Рамокхан Сварадж, конечно, не мог, он ведь не высокородный жрец-брахман, а простой варна-воин, но Рам был абсолютно убежден: высокомерных имперцев по божьему велению и хотению надлежит, слово истины, лишить богомерзких суперлативных технологий. Тогда чванливых имперских остолопов станет намного проще красиво глушить и ликвидировать начерно и набело. Как скажем, легко убивать людишек из Аквитании, Дакии, Паннонии и с других миров, подвергнутых имперской анафеме и социально-технологическому интердикту за помощь мятежникам Арморики.

–  –  –

высокопрофессиональным убийцей и мастером единоборств с холодным оружием, однако с горечью признавал: ему не по силам один на один справиться с рейнджером или вооруженным орбитальным десантником. Если только не действовать сюрпризно из засады как на Геоне Кварте. Но и там дело не обошлось без помощи аватары какого-то доброго божества… Но стоит отнять у имперцев их злые технологии, эти всевидящие, думающие за них штучки-дрючки, и они тут же станут глупым мясом, никем и ничем. И вот тогда-то, лелеял антиколониальные революционные замыслы Рам Свар, восстанавливается божественная справедливость, если последние становятся первыми. Сила не в демонских технологиях, а в правде богов и людских перерождений в новом высоком качестве по мере служения высшей воле. Лишь боги могут быть всемогущими и всеведущими, а примерным людям отроду велено знать свое место в соответствующей варне.

–  –  –

аквитанский маркиз де Никсолент. И то до тех пор, пока милорд маркиз по-любому подкапывается под Терранскую империю, пытаясь слабину в ней найти. Ему и древние боги в помощь, если на Кадмее нашлись наноэмики, угрожающие ненавистной империи. Мелочь, а приятно таки смотреть, как паникуют богомерзкие суперлативные миры.

Иногда Рам Свар презирал себя за то, что сам вынужден пользоваться ненавидимой им суперлативностью – контактным пансенсорным браслетом-коммуникатором. Он каждый раз одиозно страдал, одевая браслет, когда живо представлял, как микроскопические нейрощупальца неощутимо вторгаются в его плоть и кровь, неодолимой силой проникая в сердце и голову.

Он также не раз укорял себя за чувственные картинки и многоцветные сны

–  –  –

телохранителю маркиза Никсо положено во время несения службы быть всегда на связи. И добрые вести о планете Кадмея и наноэмиках он мог воспринять лишь с помощью пансенсорика, потому что антикварные устройства внешнего трехмерного изображения в резиденции генерала Никсо и казарме охранников начисто отсутствовали как класс, а в системах слежения и безопасности манора консольные квадратики-дисплеи с излучающей нанокраской, почему-то не

–  –  –

телохранителей маркиза как-то сказал, будто бы центральный ментатор резиденции можно настроить на тестовый прием аудиовизуального бокового сигнала со спутника-ретранслятора, но Рам Свар боялся сложной техники, квазиживого ментатора, насмешек дежурной смены охранников и возможного наказания за наглую и дикую выходку, если бы он решился завести себе маленький внешний экранчик, пока остальные втихаря развлекаются беззастенчиво с сенсориками во время несения службы.

Вот бы на всех долговязых имперских нечестивцев да натравить наноэмиков с Кадмеи! И, похоже, истинные боги вняли его мольбам. Генерал Никсо мимоходом без посторонних глаз и ушей как бы невзначай вопросительно обронил, готов ли его испытанный боец Рам Свар, если что, тихо проникнуть на Кадм-Вэ? Дескать, его, милорда генерала кое-что или кое-кто заинтересовали на этой планете.

Почему бы и нет? Его меч-пуддху Ишвара затачивать не надо, важдра Агни под левой рукой, сгодится и без импульсов с разрядниками, если рукотворные громы и молнии древним богам не угодны. А уж Рам Свар не дурак, он знает, как прихватить с Кадмеи небольшой контейнер со спящими наноэмиками. По аналитическим новостям все-все подробно разъяснили: и про заморозку, и о невесомости… Рам Свар без поганых излучений попросту не интересен наноэмикам – аватарам незримых богов макро- и микромира. Но его руками кшатрия боги отомстят нечестивым имперцам, вечно алчущим небывалого и немыслимого.

*** Дин Ли считал треф-кинжал Кладен своим счастливым амулетом, ниспосланным ему свыше. Естественно, втайне от всех, потому как не к лицу истовому и неистовому рейнджеру признаваться в приверженности архаичным суевериям и примитивным верованиям. Пусть многие из братьев и сестер по оружию грешили привязанностью к талисманам, ладанкам, оберегам и прочим апотропеям, чем даже порой открыто бравировали, демонстрируя антикварное вольнодумство, им в пику виконт Либен-Мельхиорент ни разу никому не похвастался именным кинжалом.

–  –  –

научно-промышленной лаборатории антикварного дома “Дрюкер и Дрюкер”, куда недавно отдавал кинжал для модернизации пенетратора и замены гарды.

Оружейники сработали от сих до сих: и по первой и по второй позиции.

Предложили еще за дополнительные деньги изменить балансировку клинка и рукояти. Но Дин Ли отказался вовсе не из-за скаредности, прежде объяснив антикварам-оружейникам, почему профессиональные бойцы не используют треф-кинжал как рычаг с балансом.

И потом, гордые рыцари Конгрегации хладного металла одинаково хорошо владеют оружием с любой балансировкой:

будь то рапира с тяжелой рукоятью или моргенштерн с утяжелением на конце.

Тогда как настоящая техника владения треф-кинжалом есть магия имени, древнее мастерство и фамильное достояние.

О волшебных свойствах треф-кинжала Кладен рыцарственный сэр Дин Ли предусмотрительно, как бы не сглазить, не докладывал рыцарственному сэру Су Цзену, не терпевшему неврастенических предрассудков в обращении с любым оружием. Нет данных – нет проблем, и спарринг-партнер Дина Ли парировал выпады Кладена, не зная, каким образом треф-кинжал достался виконту Либену по наследству от деда – владетельного маркграфа Сен-Север, патриархально и авторитарно благословившего внука на учебу в Америйской академии рейнджеров, невзирая на остервенелое сопротивление отца с матерью, возжелавших видеть сына в рядах спейсмобильной пехоты по рекомендации любезного маркиза Никсолента. Ни Су Цзена, ни кого-либо другого Дин Ли не посвящал в перипетии своих запутанных отношений с аквитанскими родственниками. Он, виконт Либен-Мельхиорент – урожденный гасконец, и на том точка, без малейшего политического контекста и подоплеки.

Вдобавок, об этой злосчастной Аквитании Серт, где тысячи лет тому назад на второй планете глупость имели обосноваться гасконцы, никто нынче не вспоминает. Теперь у трансгалактических масс-медиа, у внимающей им публики на уме и на языке так называемый Кадмейский кризис.

***

–  –  –

всполошились? Неужто абстрактная ксенобиологическая угроза заставила их буквально трястись от страха?

– Видите ли, мой храбрый виконт, наши звездные политиканы никогда и

–  –  –

трансгалактическим медиа только потому, что обнаружили изумительный повод заявить о собственной необходимости и незаменимости. К тому же до выборов в Звездный конгресс рукой подать, а со времен армориканского конфликта в империи не случалось чего-либо, равно переполошившего элитарные суперлативные миры и те протектораты и колонии, что следуют в фарватере их политики.

– Думаю, вы не совсем правы, милорд Цзен. Политика политикой, но тот, кто зависит от общественного мнения, должен заметить: многие обыватели, действительно, без прикрас и преувеличений пребывают в ужасе от одной лишь мысли о том, словно бы на них вот-вот обрушатся как тайфун, цунами волны голодных, с позволения сказать, наноэмиков, чтобы пожрать их авиетки, пансенсорики, дома, излучающие во все стороны по всему электромагнитному спектру и кругом – силовые поля, столь притягивающие невидимую и неслышимую разрушительную силу…

– Не забудьте, дражайший виконт, о псионических музыкальных шкатулках, – к беседе за обеденным столом присоединился доктор Айв Редверт, наконец расправившийся с нежной пуляркой, истекавшей соками и несравненными ароматами. Сегодня док Ред руководил новой серией экспериментов по развитию целлеризации в отсутствие Ати Алма, безмерно занятого исследованиями ЭМ-наноинфильтрантов в орбитальной лаборатории амниотического центра. Отложив в сторону белую льняную салфетку, док

Редверт продолжил:

–  –  –

пациентам-меломанам кажется утрата катарсис-эффекта, что им обеспечивает псионический модуль. Эйфория музыкального катарсиса сродни легкому наркотическому опьянению, она не вызывает привыкания и вообще-то безвредна, так как биотроника аппаратно не допускает передозировки, но мои меломаны уже не могут просто так наслаждаться музыкой без соответствующей психологической коррекции… Философский склад ума не позволил генералу Цзену остаться в стороне от такого поворота беседы:

– Привычка, привыкание к комфорту и наслаждениям иногда бывают

–  –  –

представляется, развлекающимся народам, потребляющим в индустриальных количествах продукты масс-мультимедиа, самим нравится бояться вероятных грядущих бед и катаклизмов, грозящих лишить их комфортного бытия. Они сами себя запугивают, от чего получают адреналиновое удовольствие, так как

–  –  –

пройдохи-политиканы. Теперь же этот самый Кадмейский кризис представляет им благословенные возможности выступить защитниками-чемпионами зашуганных, запуганных и затерроризированных народов. Причем совершенно безосновательно. Не так ли?

– Не могу разделить вашу точку зрения, милорд Янцзен, Кадмейский кризис вскрыл серьезные социально-психологические проблемы, – не сдавался маркграф Айвен Редверт-Краснофф. – Будь с нами магистр Даг Хампер, он не упустил бы повода заговорить о технологических идиотах и симптомах деградации суперлативной цивилизации…

– Ему бы лучше подумать, как Рианта вытащить с Кадма-Вэ, а брови гнуть и ушами хлопать много ума не надо, – несколько грубовато пробурчал себе под нос Дин Ли, но маркграф Редверт его услыхал и возразил:

– Вы несправедливы к майору Хамперу, виконт. Вы не хуже меня знаете:

оставив послание, капитан Риант, по-видимому, скрылся в катакомбах оборонительного комплекса и с тех пор на поверхности планеты не объявлялся.

На визуальные сигналы со спутников и трансбордеров он не отвечает. За районом первой высадки ведется тщательное наблюдение, и в течение получаса Мик Риант может быть эвакуирован на подготовленный для него карантинный модуль, хочу вам милостиво поведать, если вы еще не в курсе. Об этом мне утром сообщил баронет Хампер…

– О, гасконско-рутенские страсти! – постарался охладить накал обмена репликами генерал Су Цзен. – Не беспокойтесь, ваша светлость, полная готовность спецгруппы в системе Кадма-Вэ в любую секунду спасти товарища у сержанта Ли не вызывает сомнения, не так ли, рейнджер?

– Вы бесспорно правы, милорд генерал, сэр. Предлагаю хамперовский воинский тост, господа рейнджеры. За нашу и вашу победу!

По обычаю по стойке “смирно” – воинский тост! – опрокинув по рюмке бренди, господа рейнджеры вновь комфортабельно утвердились, а затем и расслабились в метаморфических силовых креслах комнаты отдыха в лаборатории целлеризации, где за десертом застольные речи полились своим чередом.

– Пожалуй, имеют смысл обывательские страхи перед массированным нашествием наноинфильтрантов на какой-нибудь развитой суперлативный мир, джентльмены, – подал ремарку док Редверт после куртуазного обмена мнениями о вкусовых качествах каринтийского штруделя и маленьких ниппонских пирожных. – Предположим, наноинфильтранты, внезапно обрушившиеся на какую-нибудь цивилизованную планету, уничтожат все суперлативные технологии. Скажете, расхожий сюжет шоу-катастрофы о хаосе, последующем за разрушением систем коммуникаций и транспорта? Не совсем так. Бредовые ужасы и кошмары, какие живописуют пансенсорные медиа, в основном надуманы. Социальная организация любого человеческого сообщества предполагает быстрое наведение порядка, что доказывает опыт первопоселенцев на диких планетах во время экзобиосферных стихийных бедствий и анализ последствий применения суперлативного оружия в тех мирах, где были полностью уничтожены промышленность, транспортная инфраструктура, центры управления и власти. Везде, джентльмены, мы постфактум наблюдаем целенаправленное самовосстановление, регенерацию человеческого сообщества на той или иной основе…

–  –  –

народонаселению, с бухты барахты брошенному в пучины варварства и примитивизма?

–Прежде всего, мой генерал, народам, гипотетически лишившимся технологического комфорта, надобно страшиться голодной смерти, о чем не вспоминают продюсеры, сценаристы и режиссеры старых-новых шоу об апокалиптических пертурбациях. В физиологическом смысле хемосинтез в эмерджент-системе цивилизованного человека позволяет ему безопасно существовать до конца дней своих на терраподобной планете. Но большинство не сможет так жить, реально воздухом питаясь, не набивая привычно желудок, поскольку не в состоянии разжевать и проглотить полностью натуральную пищу. Вымрут они от культурного шока, так как не смогут привыкнуть обходиться без комфортно-синтетической и, хм, вкуснейшей гастроматики, – хмыкнув, подытожил док Алмо и потянулся за третьим кусочком штруделя, когда Дин Ли и Су Цзен больше налегали на разноцветные рисовые пирожные.

– Вы преувеличиваете, маркграф Редверт. Бо Лан “В нашей сервировке” в каждом своем шоу сие предрекает. И, вообразите, никого из собеседников он еще не смог напугать до желудочных колик. Или кому-либо испортить аппетит.

– Значит, у суперлативного человечества есть шанс выжить, виконт Либен.

– Боюсь, выживут исключительно политические бонзы-мандарины и прочая, пардон, общественная сволочь с улыбкой во все зубы, а также публичный людоед Бо Лан во главе пиршественного стола…

– Полно смотреть столь мрачно на Ойкумену, милорд генерал. Пускай Бо Лана я тоже не перевариваю. По мне он несъедобен и вульгарен. Между прочим, любезнейший виконт Либен, если вы такой завзятый любитель шоу “В нашей сервировке”, то не сочтите за труд покопаться в архивах “Омнимедиа” и ощутите, как давным-давно Даг Хампер сделал из Бо Лана замечательный английский ростбиф. Напомните мне как-нибудь презентовать вам рецепт-программу того восхитительного блюда… *** Дин Ли сам по себе искренне восхищался великим гурманом и гастроматиком Дагом Хампером, некогда без особых раздумий приобщившим молоденького меньшого братца-рейнджера к большому шоу-бизнесу. Дин ему до сих пор неизмеримо благодарен за давнюю великодушную рекомендацию для участия в успешной пансенсорной постановке суперпродюсера Дитера Клейнцугеля в старинном ниппонском жанре о неуловимых рыцарях плаща и кинжала. И сейчас, дожидаясь пока ментатор нуль-транспортной кабинки до конца его окунет в метельную антарктическую гидрометеорологию, Дин Ли пытался понять, какое же экзобиосферное насекомое его укусило, когда по поводу Хампера он за обедом небрежно обошелся с влиятельным маркграфом Айвеном Редвертом-Краснофф, устойчиво гарантирующим непромокаемое прикрытие для всей экспериментальной программы целлеризации доктора Алмо. Не надо также забывать, что Редверт доселе и присно является могущественным лендлордом обширной межпланетной марки в системе

–  –  –

перигалактически экуменические масс-медиа не без оснований номинируют рейтинговым доктором-мозгодавом, а несколько лет назад док Редверт сам заправлял в “Трансметагалактик” популярным пси-шоу. В нагрузку добрый доктор Редверт любого шутя скрутит в психиатрический рог, авторитетно признает вменяемым или невменяемым субъектом, и кто угодно ему поверит.

Неудачно острить с доком Айвеном Редвертом бедному студенту Динарту Либену явно не стоит.

Шуток Айв Редверт, похоже, не понимает, коль речь идет о его великолепном однокурснике Даге Хампере. Невдомек доброму доктору и то, что Дин Ли ему по-хорошему завидует, ведь тот знает Хампера чуть ли не с детства и учился с ним в одной академии на Саксонии Фюр. Оттуда, наверное, и залетела, завистливая муха или вреднючий овод, дернувший Дина Ли как нарочно в присутствии Айва Редверта невежливо отозваться о майоре Хампере.

Обидно, но мастер-сержанту Ли некем и никак не похвастаться знаменитыми выпускниками его родной Америйской академии. Так уж сложилось, если не считать давеча на всю Метагалактику разжалованного и репрессированного барона Тотума. И поделом ему, едва лине всю рейнджерскую учебку угробил. А вот в Кадмейском кризисе Дин Ли не находил вины Ала Тотума. Так как и без

–  –  –

планетарно-системные человеческие сообщества и в целом Звездную империю Террания контролируют более или менее немногочисленные диффузные интеллектуальные группы. Именно они, согласно долгим раздумьям Дина Ли,

–  –  –

шоу-бизнеса, масс-медиа и политических менеджеров-управленцев, то есть тех, кого генерал Цзен на старинный лад презрительно клеймит сложносоставной кличкой – бонзы-мандарины. Хотя, быть может, Су Цзен прав, так как милорд

–  –  –

вооружениям. Если модернизированный ИЗАК от “Дивитек” беспроблемно был принят на вооружение в корпусе рейнджеров и у орбитальной десантуры, то с необычной пушкой Бармица генералу Цзену пришлось изрядно повозиться и персонально убеждать императора в ее непревзойденных, не имеющих

–  –  –

характеристиках.

Что характерно, аналогично действуют интеллектуалы и в других сферах интергалактической политики, экономики, масс-медиа, охватывая весь спектр властных групп интереса и бюрократических структур, являющихся инертным суперстратом для каталитического интеллектуального субстрата. В то же время деятельность управленческих групп давления, преследующих собственные цели, весьма разнонаправлена. Они продавливают, лоббируют собственные групповые интересы и подталкивают человеческое сообщество в выгодном им направлении. И, как это водится при многовекторной политике, люди часто двигаются и катятся вовсе не туда, куда их гонят лидеры, вожди и другие погонщики человеческого стада.

Дин Ли представлял себе отдельное человеческое сообщество в виде

–  –  –

поверхность пространства-времени. Произвольно меняя направление движения, катится он порой в неведомую сторону нежданно-негаданно для народов и тех, кто ими правит. В космической пустоте хоть шаром покати

–  –  –

социальными действиями и векторами их приложения состоит в полном отсутствии сколь-нибудь дата-релевантных эффективных формальных и неформальных связей между интеллектуальной элитой наверху, наполовину невежественным подавляющим большинством групп интереса посередине и далее вниз к полностью безграмотному демократическому абсолютному

–  –  –

демократии. А спускаясь же еще ниже, на самое дно к подонкам, черни, к обычно выпадающему в осадок простонародью, опять же наблюдаем дефицит дата-релевантности прямых и обратных коммуникаций власть имущих предводителей, атаманов, главарей, полевых командиров с им подчиненными

–  –  –

гражданских войн, мятежей и революций, как оно происходит в тоталитарном общественном устройстве.

Интеллектуалы тотально и капитально все понимают, но объяснить это могут лишь немногим в своем окружении из числа тех, кто способен, имеет права и возможности контактировать, разговаривать с теми, кто обладает влиянием или держится за кормило власти. Последние, то бишь власти предержащие, наполовину недопоняв искаженное мнение элиты, через пень-колоду существующих масс-коммуникаций доводят его до управляемого большинства, которое ровным счетом ничего понять не в состоянии, не в силах,

–  –  –

политическими предпочтениями, подобно тому, как оно случается сплошь и рядом при распространении стилей модной одежды, летательных аппаратов, дивульгации вариантов развлечений, модных поветрий, скажем, в игорном

–  –  –

профессионального спорта, в моде на новые наркотики, в градации престижности предметов роскоши, искусства, изделий антиквариата, полагал Дин Ли, когда на него нападал стих любомудрия и философствования.

Единственный способ немного поправить прискорбно подражательные перигалактические рефлексы и, вероятно, но не очевидно, направить империю в колею и фарватер, многорассуждающий студент-дидактик Дин Ли видел в дальнейшей интеллектуализации человеческих сообществ путем обучения, воспитания образования и просвещения. С тех пор, когда в доступной Ойкумене утвердилась в полном праве универсальная дидактика как наука,

–  –  –

экономические и политические свободы Казалось, вот она воля вольная, учись и развивайся, Экумена. Общайся себе на здоровье. Черта с два! Пусть для эффективных ирезультативных масс-коммуникаций в нынешние времена имеются всевозможные необходимые основания. Во-первых, официальный имперский инглик как единый язык экуменического интергалактического общения, обеспеченного всеми достижениями суперлативных наук и технологий; во-вторых, свободный, большей частью, доступ к информации по интергалу и в системе имперских библиотек; в-третьих, суперлативная комплексная система обязательного для всех доминионов и протекторатов постнатального введения в курс базовых знаний, социальных умений и социометрических навыков.

Оказалось, многим и многим такой базы мало, и постнатальные институты все еще называют учреждениями дошкольного воспитания, хотя так называемые воспитанники в возрасте до 6 лет получают там базовые знания, эквивалентные 2-3 техническим и гуманитарным образованиям, какие давали своим выпускникам высшие учебные заведения времен ранней Панспермии.

Удивляться тут нечему. Пансенсорная среда дидакт-процессора может сдельно вложить в реципиента любые знания, сведения, информационные массивы, но она, как ни жаль, не может научить его ими пользоваться, их развивать и углублять.

Дело тут даже не терминах, словах и дефинициях, когда имеется всем понятный единый язык интеллектуализации с общими для всех корнями.

Назвать дидактические устройства, учреждения, институции можно по-разному. Ведь еще в седой древности на изначальной Земле, невзирая на вавилонское смешение языков и наречий, образованные люди видели разницу или же ее отсутствие в определениях филологии, лингвистики и языкознания.

Вместе с тем, как встарь на обывательском уровне господствует глоссалическая невнятица в понятиях воспитания, обучения, образования и просвещения. Пусть даже имеется определенный прогресс, если науку об обучении и образовании половозрелой человеческой личности никто больше странно и дико не именует педагогикой. Вон еще древним интеллигентам было известно: детей лечит педиатр, развращает педераст, педофил, надо понимать, очень их любит, а вот однокоренным словом “педагог” они называли с большой филологической и дидактической дури тех, кто учил взрослых людей. Видимо, это идет от первобытного дилетантского поверья, будто учить, любить и лечить может каждый ближний, было бы кого, и от доморощенного родительского

–  –  –

недоросли-отпрыски не видели толком ни одного, ни другого, – в чем нимало не сомневался Дин Ли, изучая палеографические источники.

А там еще со стороны самозвано лезут с педагогическими советами к детям и взрослым, когда веками и тысячелетиями одни идейно озабоченные субъекты на общественных началах занимаются просвещением широких народных масс, назойливо навязывая им собственный символ веры в виде партийного понимания чего-то разумного, доброго, вечного, тогда как другие, облеченные государственной властью, с размахом наставляют народы на

–  –  –

ура-патриотического воспитания. С третьей стороны те же народы устрашают, воспитывают и просвещают, устраивая громогласные проповеди и буйные миссионерские набеги, бесчисленные церкви, религиозные конфессии и секты, часто враждебные друг другу, словно они тоже наказаны толчеей, смешением языков, концепций и понятий за участие в строительстве государственных

–  –  –

просветительски-вольнодумно, если не сказать по-вольтерьянски, относился к религии, культовыми сооружениями никак не интересовался и в религиозные диспуты старался не вступать. Однако веру древнего галльского короля в то, что Париж стоит мессы, он полностью разделял и потому благорассудительно не выставлял направо-налево свои атеистические взгляды.

Вместе с тем, религиозное мировоззрение Дин Ли публично и гласно

–  –  –

идеологического плюрализма, распространенного в империи, было безопасно и благонамеренно. Когда многим церквям и конфессиям свойственно безрассудно влезать в политику, а непрошибаемая идейная партийность часто

–  –  –

пропаганда и миссионерская катехизация неотличимы друг от друга. Отсюда в реальной политике имперские власти не обращают внимания ни на обособленную религиозность, ни на сепаратную партийность, следуя своим идейно секуляризованным курсом. Если кредо империи, ее символ веры есть защита всего человечества в целом от эвентуальной угрозы извне, от вероятного вторжения чужеродного разума, то имперские власти имеют

–  –  –

общественных связей групп интереса, а все прекраснодушные намерения придать какому-либо индоктринированию общую моральную направленность современной дидактикой категорически отвергаются, поскольку устоявшиеся за тысячелетия нравственно-этические нормы демократически абсолютны, в то время как их всяческие толкования миноритарны, относительны и преходящи.

Изменчивость времен и нравов, постоянное расширение экуменических пространств предполагают, что в каждой конкретной нравственной коллизии необходимо ориентироваться на мнение социологически абсолютного большинства, был убежден студент Дин Ли с легкой руки прозелит-магистра Рона Тилбо. В то время как просветительские либертарианские пожелания этических диссидентов, нравственных отщепенцев и аморальных уродов моральное большинство не обязано принимать во внимание, подобно тому, как оно учитывает политические мнения оппозиционных меньшинств, не сумевших победить на очередных выборах.

Моральное меньшинство, в свою очередь, должно само позаботиться о нравственном выборе своего места в человеческом сообществе, как и те, кто преследует групповые просветительские цели. Хотя без присмотра социально-технологического контроля и гуманитарных наук они все же не остаются. Посему универсальная дидактика как имперская наука, стоящая вне идеологических фракций и политических партий, изучает группы интереса и разрабатывает для них научные просветительские методики развития и укрепления общественных связей, что терминологически именуется частной дидактикой просвещения.

Если бы политиканы и прочие публичные фигуры изредка просвещались новыми разработками ученых-дидактиков или хотя бы не забывали того, чему их научили в детстве, то меньше бы несли благоглупостей и полоумных кризисных комментариев на всех уровнях восприятия в новостных порталах, ехидно отметил Дин Ли. От теоретических проблем просвещения он перешел было к практическим основам воспитания и возрастной психофизиологии в постнатальном периоде и в высшей школе, что, собственно, в нынешние времена называется постнатальной ювенильной педагогикой, но с этой мало его интересовавшей темой он благополучно разделался на втором курсе и потому решил философски поразмышлять об имперских критериях и параметрах образования совокупно с методиками интенсивного обучения, но как-нибудь позднее. Тем более его авиглайдер уже влетел на скорости в боковой воздушный шлюз Либен-манора. Какая-никакая, а перегрузка, и Дин Ли задумался о вечерних виртуальных стрельбах в своем навороченном чудо-тренажере и ночной спальной тренировке с отягощениями – надо держать боевую форму рейнджера…

–  –  –

нейростимуляторы скелетной мускулатуры, Дин Ли не погрузился как обычно в пассивный медленный сон, а принялся вдруг снова активно размышлять об универсальной дидактике. Естественно, четвертью часа ранее в пасенсорной среде при экзистент-реальном программировании у него и мысли не было о лукавом дидактическом мудрствовании. Там следовало, с самоотдачей, и не отвлекаясь, воевать до победного конца как должно рейнджеру в реальной миссии. Иначе левантийцы сделали бы его, если не на счет “раз”, то на “два-три” – всенепременно, ублюдки. Конфуза с левантийскими наркотикам, загонявшими его в спячку на Экспарадизе, Дин Ли себе не простил, с тех пор отраву не употреблял и в наркотическую прострацию с релаксацией никогда больше не впадал. И быстрые сны у него теперь были только стимулирующие, бодрящие. А отдохнуть на покое можно в депозитарии на том имперском свете или под дидакт-процессором в амниотическом баке, пускай себе он сравнительно недавно оттуда вышел. Дидактически, оно, конечно, полезно, так как учение и повторение, мать его, суть образование и образованность по имперским критериям. И вовсе не скучно (ой, врешь!) прокрутить 18 лет непрерывного обучения и 33 года жизни за неполных полтора года в баке.

Скажем, в порядке самовнушения и самоуважения, весьма познавательно для будущего молодого наставника-прецептора Саксонской академии рейнджеров, кем себя видел через два года Дин Ли, в принципе уже договорившийся с командованием академии об офицерской стажировке в ее стенах. А ведь там в одном взводе когда-то вместе учились магистр Хампер и гениальный доктор Бармиц!

*** Вагантер Саб Дерим давненько горела желанием как-нибудь похитрее подкатиться, прислониться к боссу Бармицу и его ДВТ. Специфическими конфиденциальными грузоперевозками она не брезговала, а в мощной корпорации “Дивитек” таких жирных кусков, заказов на беспошлинную доставку продукции и комплектующих должно быть навалом. Но просто так за здорово живешь явиться к заправилам ДВТ и попросить: возьмите меня в контрабандисты, будьте любезны, – было как-то нереально и неловко. Ныне же для знакомства с самим Леком Бармицем у нее завелся обалденный, братики-сестрички, повод. Как знаменитости разудалой пилотессе Саб Дерим, подвизающейся в мужской одиночной профессии, и первооткрывательнице наноинфильтрантов Кадма-Вэ, сейчас многие шли навстречу.

Ее на гип-гип-ура встретили в родной рейнджерской академии на Фригии Дельта, она с важным видом сидела и отвечала на каверзные вопросы в “Актуальных героях” в помпезной золотой студии “Трансметагалактик”, а от просьб дать интервью другим медиа вообще отбоя не было.

Майор Хампер, с кем она воевала когда-то плечом к плечу и, однажды, задействовала с ним (эхма, было дело на Экспарадизе!) прочую мужскую, там, женскую анатомию, тоже не отказался поговорить о Кадме-Вэ, выпить с ней чашечку кофе и угостить вкусненьким печеньем собственной выпечки. Там же, в буфете разведуправления все такой же душка Хампер обещал замолвить за нее словечко перед неприступным и заносчивым русским медведем Леком Бармицем. На следующий же день личный секретарь сиятельного князя

–  –  –

коллекционера антикварных убойных игрушек Лека Бармица хитрая вольная пилотесса Саб Дерим измыслила былинами и легендами об арматорских лабораториях Сянь-Го и крутом тахионном оружии, о котором нынче никто в медиа не удосужился вспомнить, если только кто-то мельком не упомянул о нем в текстовых аналитических комментариях. А промежду параграфов дельно подобранной краткой фактуры (время богатых и влиятельных надо нарочито экономить, они это любят) Саб Дерим намеревалась ненароком ввернуть, вернее, слегка намекнуть о наличии у нее скрытой точки нуль-доступа на

–  –  –

цинь-американцев в южных горах. Она славно поработала с источниками и ей было известно: где, когда и что находилось на страшной и смертоубийственной планете.

Готовясь предстать перед князем Бармицем, вагантер Дерим получила официозную весть о том, как полковник Тотум приказал долго жить и посмертно получил на волосатые орехи. Самую малость позлорадствовала.

Старый полупердун Тоти (ух, козел!) прям-таки заколебал ее на Экспарадизе зверским приказом плотно прятать под униформой женские и, особенно, мужские прелести, когда главсержант Дерим под его строгим уставным присмотром корячилась в кресле первого пилота фрегата. Туда ему, сексуальному маньяку-пуританину и дорога, в депозитарий подольше и от нормальных людей подальше. А вот своего старинного приятеля Микки Рианта, пропавшего без вести, разбитной пилотессе было ужасно жалко. Она чуть не всплакнула. Ведь если в течение сорока дней не представится возможным протокольно подтвердить факт его гибели, согласно новейшим принципам комплектования корпуса рейнджеров и действующему имперскому законодательству, реабилитация и реституция пост-мортем личности капитана Рианта будут осуществлены исключительно по окончании легального выжидательного срока в 5 стандартных лет.

Юриспруденция чертова, директивно в загиб матки! Вот так, весельчак Микки… По закону ты сейчас ни жив, ни мертв. А как оно потом обернется и куда повернется, неизвестно…

–  –  –

изобретениям минувших тысячелетий и народов, тахионное оружие цинь-американцев было безвозвратно утрачено в ходе ничего и никого не щадящих мятежей и гражданских беспорядков, сопровождающих крушение имперских государств.

–  –  –

палеографического вестника”. Террания Прима. 68 год.

– … Знаешь, Айви, мы тут в совете директоров подумали, и я вроде как решил назад развернуться… Не так, чтобы уж окончательно…Ух, невместно и авантажно ДВТ лезть на Кадм-Вэ тихой сапой. Чистой воды авантаж получается… Если чего-нибудь не так пойдет, бяка и бука вскроются, на нас бух, бам… Такую биржевую атаку запердолят… Небо в овчинку сколлапсируется. И шлеп мой “Дивитек” конкурентам под дверь сфагнум-ковриком, ноги вытирать…

– А как же твоя прекраснаяголубая мечта о тахионной пушке Бармица, мой рассудительный Леки? Ты же меня сам попросил присмотреть достойных доверия зверь-бойцов, щелк и толк знающих с антикварным оружием. А теперь на попятный двор, княже? Ох, негоже…

–  –  –

Редверта светлейший князь Лек Бармиц отозвался далеко не сразу. Сначала он пригладил толстую бороду, потом почесал по-русски коротко стриженный в скобку затылок. Затем на раритетном голографическом подиуме трехмерно высветил строчки увесистого фолианта.

– Оно, конечно, заманчиво, ваша светлость… Но ты мне это брось, Айви, твои психиатрические кунштюки выделывать. Мне в череп ловко нагадить не так-то просто. Надеюсь, вы не забыли, маркграф, о нашем пси-модуле совместной разработки?

– Как можно, светлейший! Запамятовать о нашем общем суперлативном достижении? Ни боже мой…

– Вот-вот. Правильно мыслите, коллега… Но если взглянуть на проблему Кадма-Вэ с социально-исторической колокольни, как нам ныне рекомендует магистр Хампер, правда, по случаю иных научных коллизий… Должно рассмотреть все ракурсы, в аверс и реверс, маркграф Редверт. Посмотрите-ка сюда, если вас не затруднит… Тут доктор Бармиц вновь принялся убеждать себя в необходимости устроить чисто конкретный криминальный рейд с тайным проникновением в карантинную зону Кадма-Вэ. Тем более, он сам давеча попросил доктора Редверта помочь ему организовать этакую авантажную акцию, и тот, недолго поразмышляв, уверенно согласился, решив проверить в реальном горячем деле методику целлеризации. В свою очередь, предварительное, но радостное согласие и одобрение Дина Ли доктор Редверт уже получил, а с щепетильным Су Цзеном надо было еще немного поработать.

– Я весь внимание, светлейший князь. Прошу вас, без китайских церемоний…

– Так вот, коллега Редверт, перед нами только что изданная солидная монография почтеннейшего адепт-магистра палеографии Чу Дзенна, где тот подробно исследует, какие великие открытия и изобретения утратило расточительное экуменическое человечество со времен изначальной Земли.

Профессор Дзенн, быть может, чудаковатый старикан, но в его научной добросовестности мне сомневаться не приходится…

– Извини за уточняющую реплику, Леки. Магистр Дзенн, по-моим данным, является одним из влиятельных конфидентов императора. Его нынешний чин и воинское звание мне неизвестны. Но по наслышке и прослушке от добрых людей знаю: 25 лет тому назад он компетентно, профессионально и, выделим цветом, князь, палеографически руководил резидентурой Конфидес на диких планетах Америнды, что абсолютно достоверно.

– Вот как? Хотя здесь, в научной монографии, думаю, магистру Дзенну смысла нет задвигать контрразведывательные стратагемы и тенденциозно применительно подбирать факты. Тем паче, у него речь идет о давно прошедших эпохах изначальной Земли.

Например, когда-то феодальные алхимики, в частности, Альберт Великий в XIII веке, владели секретом трансмутации металлов, превращая путем прихотливого химического катализа свинец в золото. Тогда как повторить их достижение ученые-физики смогли только в XX столетии от Рождества Христова, да и то с огромными затратами энергии на монструозных ускорителях элементарных частиц. А вот варварам-алхимикам для оного хватало керамической посуды и газовой горелки, по мнению магистра Дзенна.

Но все делалось в такой глубокой тайне, что немногие носители секрета

–  –  –

политическим и экономическим причинам. Как мы знаем, чрезмерная востребованность не всегда способствует повсеместному внедрению какого-либо открытия или изобретения, далеко опережающего современные ему технологии. Того же поиска, добычи и извлечения золота из золотоносной породы.

Для кое-кого молчание всегда и во всем – золото. И Чу Дзенн также приводит данные о том, как в XVI веке Леонардо да Винчи изобрел летательный аппарат на ретроциклической воздушно-реактивной тяге, но, будучи матерым пацифистом, скрыл его от современников, посчитав слишком грозным средством доставки разрушительных, как он полагал, пороховых снарядов “воздух – земля”.

Аналогично, 4540 лет тому назад пацифисты Сянь-Го до последнего тянули и скрывали разработанное ими тахионное оружие, утверждает магистр Дзенн.

Он также приводит другие примеры выдающихся технологических открытий, сделанных в далеком прошлом, канувших в небрежение и забвение,

–  –  –

уничтожались древними варварами… Под одобрительный кивок и воздетый горе взор маркграфа Редверта, смакующего молодое божоле, князь Бармиц увлеченно продолжал:

– Так, сэр Айзек Ньютон в XVIII веке открыл секрет холодного термоядерного синтеза, что удалось повторить лишь в XXI веке на иной физико-химической основе, используя принципиально другие материалы.

Вероятно, сэр Ньютон не стал распространять свое открытие из-за страха за собственную жизнь, предполагает Дзенн. Не исключено, Ньютон опасался угольных топливных магнатов, безусловно, видевших в источнике дешевой термоядерной энергии непосредственную угрозу своим экономическим интересам.

Спустя четыре столетия после Ньютона болгарский физик, разработавший методику протекания термоядерной реакции при комнатной температуре, погиб во время взрыва, устроенного в его лаборатории боевиками русской нефтегазовой мафии. В том XXI веке, маркграф, контроль за добычей и распределением углеводородного топлива приносил криминальным элементам баснословные прибыли, сравнимые с подпольной торговлей спиртным при сухом законе и распространением запрещенных наркотиков из натурального сырья, как справедливо указывает профессор Дзенн.

–  –  –

приблизившийся к открытию законов триединого поля, разработал принцип антигравитации, но был уничтожен в сталинском лагере смерти для политзаключенных, потому как чудодейственный контроль над гравитацией

–  –  –

комнатной температуре, был элиминирован по расовым фенотипическим признакам в одном из гитлеровских концентрационных лагерей… При виде трехмерных изображений древнего варварства, натуралистично и педантично воспроизведенных профессором Дзенном, условий содержания и смерти политзаключенных маркграф Редверт и князь Бармиц непритворно ужасались. В ранние имперские времена или даже в периоды поздней Панспермии было гораздо проще глобально элиминировать народонаселение одной-двух планет, нежели допустить столь вопиющее нарушение прав человека. Вот такого-то безобразия общественное мнение цивилизованных миров никак не могло бы стерпеть. О времена, о нравы! Какое же варварство!

Ума не приложу, если кодекс чести рейнджера требует от нас, маркграф, убивать врага быстро и безболезненно. А массовый государственный терроризм, князь, признан недопустимой формой военно-дипломатических отношений между метрополией и колониями в миролюбивую эпоху нашего благословенного императора Андра V Фарсалика.

– Вот-вот, ваша светлость, думаю, стародавняя цинь-американская метрополия тоже обратилась к неподобающему средству поддержания

–  –  –

баллистическими тахионными носителями с наноинфильтрантами.

– Возможно, так оно и было, светлейший князь Бармиц. Хотя магистр Борис Донкин полагает: наноинфильтранты, их эволюция начались не ранее, чем три экуменических столетия тому назад. А во времена Цинь-американской гегемонии их прототипы по меньшей мере не обладали возможностью

–  –  –

мятежники Кадма-Вэ вскрывали при помощи разогнанных до сверхсветовых скоростей кинетических снарядов. М-да… Древних соловьев баснями кормили…А теперь прошу вас, маркграф Редверт честным пирком отобедать, чем Господь нам послал за труды наши праведные и не очень… Тем паче, кроме соответствующего угощения нас ожидает дорогой гость, коего ваша светлость, надеюсь, будет рада увидеть в живом весе и добром здравии…

– Ну так как, Леки? Давай откровенно. Тебе нужны тахионные технологии или нет?

– В течение месяца у меня, по всей вероятности, будут готовы антиполь-экраны для ИЗАКов. Тогда можно, благословясь, и на Кадм-Вэ.

Посмотрим, Айви, что нам за обедом скажет граф Янис Дяклич, может, что путное решим сообща, на сытый желудок по-русскому обычаю.

– Ты и Улисса запрячь успел? Вот так сюрприз! Вы меня, князь, воистину удивили и поразили до глубины души.

– Тот-то, сэр добрый доктор… *** За княжеским обедом майор Дяклич, нынче военный коадъютор чрезвычайного и полномочного посла имперской штаб-квартиры в системе

–  –  –

подготовленных акций. Кадмейский кризис усугубится, если Соединенные штаты Атлантора со дня на день заявят территориальные претензии на планету Кадм-Вэ под предлогом того, что целый ряд исторических колоний Цинь-Америк теперь принадлежат США, в течение трех миллениумов являются добровольно присоединившимися федеральными штатами и только

–  –  –

демократически войти в суперлативную федерацию Атлантора.

– Сепаратизм армориканского образца, джентльмены, на Атланторе, разумеется, не пользуется популярностью, но политическое влияние тамошних астрократов не стоит недооценивать. Возвращаясь же к нашему вопросу, обращаю ваше благожелательное внимание на ряд любопытных фактов и странных совпадений…

– Яни, не томи, выкладывай…

– На вашем месте, светлейший князь Бармиц, я бы проверил, чем на текущий день и момент занимаются классифицированные сотрудники информационного департамента ДВТ и его новый глава подполковник Кокард, если они не докладывают об активности ваших конкурентов вокруг Кадма-Вэ.

– Я их не ориентировал в этом направлении, граф. Утечки, протечки и все такое…

– А где же их инициатива? Где анализ? Все это мне внушает обоснованные подозрения, князь Бармиц.

– Ох, грехи наши с перегрузкой… Вот-вот, майор Би Джок был дока в контрразведывательном деле. Может, ты, Яни, мне его заменишь? Станешь вице-президентом, должность-то генеральская…

– Благодарю покорно, князь, мне еще рановато в красный резерв. И потому я имею возможность поведать вам кое-какие любопытные подробности и детали.

Начнем с хорошо вам известной спейсмобильной мегеры Луисы Сидаритас по прозвищу Блади-Бич. Итак, капитан Лу Сид, в период “Большой игры – VI” защищавшая цвета и интересы МТМ, этак нежданно получила назначение в карантинную зону Кадма-Вэ и теперь командует на месте целым форт-батальоном. Там же во втором карантинном эшелоне пребывает другой финалист игры – подполковник Бендж Чакримара, первый номер “Эгидатек”.

Под его командованием находится форт-бригада спейсмобильной пехоты на первом астрорейдере, прибывшем устанавливать санитарный кордон. И там же в первом эшелоне оцепления на стационарной орбите Кадма-Вэ висит

–  –  –

стеллс-батальонов является капитан Сесилия Ординет, бывший игрок АМТ…

– Хампера там только не хватает с тахионной пушкой наперевес, чтоб всех уделать в финале.

– Вольно вам шутить, маркграф Редверт. Продолжайте, граф Дяклич, прошу вас.

– В дополнение ко всем странностям хочу сообщить: личному составу орбитального десанта в карантинной зоне строго-настрого приказано бдить и не допустить силового проникновения. Подозрительно, не правда ли? Словно десантура сама готовится устроить это проникновение. Или же контрразведка орбитальных десантников имеет какие-либо сведения о готовящейся некими

–  –  –

обеспокоены тем, что на Геоне Кварте бесследно исчезло тело майора Айды Шмекель, курировавшей вопросы секретности и безопасности в зоне санитарно-карантинного контроля на Кадме-Вэ. А сопровождавшая ее журналистка информационно-аналитического портала “Беллигер” Мэксин Чередник получила тяжелые увечья – ей весьма неаккуратно помогли избавиться от боевого имплантанта, так что она чудом осталась в живых.

Причем во время нападения на обеих женщин все отлично защищенные следящие системы социально-технологического контроля в радиусе 100 метров были выведены из строя мощными сериями электромагнитных импульсов.

Между прочим, команда быстрого реагирования геонской жандармерии

–  –  –

спровоцировала глобальную панику. К счастью, дальнейшее распространение нежелательной информации грамотно пресекли тамошние компетентные органы Конфидес и дворцовой гвардии, когда представителям масс-медиа были предъявлены убедительные доказательства незаурядного, однако бытового преступления. Естественно, раскрытого по горячим следам бравыми геонскими жандармами. Итак, среди свидетельств преступления имелись:

крис-кинжал, неисправный ЭМ-заряд производства МТМ с отпечатками пальцев и генома серийного сексуального убийцы-мастофила из Дакии, его труп и еле живое тело потерпевшей Мэкс Чер, лишившейся наружных половых губ и обеих молочных желез. Отрезанные части ее тела тоже фигурировали в качестве вещественных доказательств…

– Ни стыда, ни совести у этих масс-медиа. Все на публику тащат, дикари… Может, кто-то из жертв Мэкс Чер ей так отомстил?

– Как вы проницательны, маркграф Редверт! Странно совпало, но во время совершения преступления на Геоне Кварте перед убытием к новому месту службы побывала наша Блади-Бич, возможно, вместе с ее физическим двойником, обеспечивавшим ей стопроцентно протокольное алиби. Капитан Лу Сид была, разумеется, геонской жандармерией допрошена, поскольку месяц назад, думаю, вы в курсе, она вызвала на дуэль Мэкс Чер. По Хамперу, напоминаю, мадам Чередник тоже душевно прошлась. Кстати, как Дагги воспринял тот скандал? Я с ним давненько не контактировал и на Большой Приме не помню уж когда и был в живом весе последний раз. Как он там?

– Без особых волнений Хампер и юристы разведуправления взыскали с портала “Беллигер” приличную сумму империал-кредитов за диффамацию корпуса рейнджеров. 23 тысячи, если мне не изменяет память.

Финансовый отчет Айва Редверта дополнил Лек Бармиц:

–  –  –

Блади-Бич. Но насчет их вместительности он не уверен. Считает, что пятилитровые емкости на себе точно таскает наша общая знакомая пилотесса Саби Дерим, а у Лу Сид молочные фляги вроде бы поменьше, хотя тоже достойны того, чтобы их демонстрировать в кунсткамере какого-нибудь коллекционера. Кстати, Яни, я ее не помню, а у этой Мэкс Чер было чего резать-то?

*** Экспозиция холодного оружия в музее Принс-тауна – обширного комплекса военных лабораторий и полигонов, принадлежащих ДВТ на Сирин Веди, как, впрочем, и добрая треть планетарной экономики, – оставила Дина Ли совершенно равнодушным, зато, удивительное дело, коллекция архаичных химических огнестрелов несказанно впечатлила. Дин Ли раньше себе и представить не мог, какое разнообразие курьезных стволов, прикладов и ударно-спусковых механизмов производилось, продавалось, покупалось и окупалось на изначальной Земле и во времена ранней Панспермии. С большим трудом Су Цзен оторвал своего юного друга от изучения различных тактико-технических данных и созерцания антикварных голографических проекций, чтобы отправиться на брифинг к доку Бармицу. В туалетной комнате, приводя в порядок свою пышную блондинистую гриву, – пред светлыми очами под кустистыми бровями сиятельного сиринского князя и супрематичного доктора обоим надлежит явиться комильфо – Дин Ли вдруг предложил:

– Генерал Цзен, сэр, может, резко отложим насовсем или, помолясь усердно, сдадим партию? Ведь нам сделано предложение, от какого мы вольны отказаться. Типичный авантаж, в моем понимании… Нужен ли нам малооправданный риск со вкусом криминала?

– На это отвечу я вам, виконт, как махровый бюрократ. Законы и наставления, мой друг, для того и создаются, чтобы их могли нарушать власть имущие в меру своего разумения обстановки и дальновидных помыслов руководства. Благая административная и политическая деятельность иногда оживляются каким-нибудь мелким или крупным правонарушением. А без них все и вся суть бюрократическая рутина, тоска и скука, провоцирующие чиновничий произвол, пробуждающие безумные амбиции и несбыточное стремление к абсолютной власти, или же способствующие разжиганию антиправительственных злоумышлений и комплотов. Тогда как небольшой авантаж общему делу не вредит, а бюрократические отношения укрепляет, когда одна черная рука добела отмывает другую руку, а прав тот, кто всегда прав.

– Будем считать, у нас правое дело и пограничная ситуация слева, милорд генерал? Игра в четыре руки на фронтире? Не правда ли?

– Преступая пределы, мы безгранично познаем себя и универсум, виконт… *** Сияющий доктор Бармиц занимался любимым делом. Он представлял и презентовал, во всех смыслах последнего слова науки и технологий, образцы вооружений из собственной лавки древностей, отчасти продвинутых им собственноручно до приемлемого уровня, какой соответствовал бы его тактическим и стратегическим замыслам. Завороженное внимание аудитории, несокрушимо заинтересованной в успехе общего дела, чрезвычайно льстило нашему doctor suprematicus, супрематичному доктору боевых технологий, как его стали называть в медиа после небывалого фурора, произведенного его легким баллистическим штурмовым орудием “РГП.с-4” на шестых императорских военно-технических играх. С тех пор штатные сдвоенные и строенные РГП-стволы иначе как пушкой Бармица никто не называет. Разве

–  –  –

руководствах она именуется длинно и неудобоваримо.

Док Бармиц аппетитной терминологией и краткими техническими метафорами отнюдь не пренебрегал. Пусть от всех выставленных диковинок у его зрителей и слушателей разбегались глаза, а уши оттопыривались в стремлении услыхать, что же это такое, супрематичный доктор был строго последователен и непреложно методичен. Сначала холодные закуски…

– Начнем с нуля, джентльмены. Точнее, с температур, близких к абсолютному нулю. Перед вами два опытных образца криогенной штурмовой винтовки. Пускай вас не смущает устаревший термин, с древним нарезным огнестрельным оружием айсган частично сходен внешне и предназначен для сходной области тактического применения. Мне не понадобились долгие размышления, чтобы отказаться от мысли нагрузить вас, сэр Ли и сэр Цзен,

–  –  –

огнестрельного оружия автоматического кучного боя оставляют желать много лучшего… Док Бармиц сделал внушительную паузу и воинственно оглядел аудиторию. Может, кто-нибудь тут желает высказаться в защиту навеки анахроничного огнестрельного оружия? Таковых безумцев и глупцов среди присутствующих офицеров и джентльменов не нашлось, и Лек Бармиц продолжил тактико-технический дискурс:

– Криогенное ручное оружие тактически и технологически сменило огнестрелы и за несколько тысячелетий Панспермии было значительно усовершенствовано. Существовало бесчисленное количество его образцов и типоименований. Поначалу его именовали оружием холодного огня – оксиморон дурного свойства, на мой вкус. На английском языке криогенное оружие чаще называли айсган, как на имперском инглике, на русском – ледомат или шутливо – мясохладобойня, на испанском – фусиело; похоже звучало на итальянском и португальском. Сейчас о об этих названиях мало кто помнит, кроме любителей оружейного антиквариата. Так как в суперлативные эпохи криогенное ручное оружие полностью уступило место полиамбиентному корпускулярно-волновому. Но в наших целях оно как нельзя лучше подходит для миссии рейнджеров Су Цзена и Дина Ли в атмосферных условиях на планете Кадм-Вэ… Дин Ли было решил – преамбула и экзордиум кончились, но он ошибался.

Велеречивый док Бармиц к святому, для всякого бизнесмена и ученого, делу презентации подходил фундаментально.

– Злоупотребляя вашим вниманием, джентльмены, не могу не отметить, как когда-то на плодотворную идею гравиплазменных стволов меня очень кстати подвигнул раритетный аутентичный образец айсгана атланторского производства… Пространно поведав собравшимся, что собой представляли инициация, пропульсация и разгон зарядов в криогенных стволах древности, док Бармиц наконец перешел к современной конкретике.

– Удовольствия ради я однажды подумал о модернизации старинных айсганов и проектно-виртуально отработал технологию мелкосерийного производства. Как видите, ненапрасно и предусмотрительно… Таким образом, в каждой магазинной рукояти нашего айсгана ныне располагается микст-дозатор микрозарядов криогенной кристаллизации и концентрированного вышибного узконаправленного дисперсного взрывчатого вещества. Дозатор-магазин рассчитан на 16 тысяч раздельных выстрелов, а сменный воспламеняющий стержень камеры так называемого холодного взрыва – до 54 тысяч инициаций. Химический стержень-воспламенитель плотно входит в пистолетную рукоятку, являясь частью механической гашетки.

К сожалению, норматив одновременной перезарядки двух магазинов и воспламенителя предусматривает ее осуществление в течение целых 4 секунд.

Следовательно, не забывайте о механическом счетчике выстрелов, рейнджеры, вот здесь сбоку, и о необходимой перезарядке оружия заблаговременно до боевого контакта с противником. Также не стоит совать куда попало атмосферный дульный тормоз, несмотря на то, что он у нас защищен термопрокладками, так как первоначальная кристаллизация заряда происходит в канале ствола и исходная температура внешнего слоя выстрела опускается до минус 50 градусов по шкале Цельсия.

Надеюсь, всем понятно:

дульный тормоз у нас предназначен для того, чтобы избежать задымления оптической видимости и образования демаскирующего паровоздушного тумана.

На выходе из канала ствола уже твердотельный выстрел продолжает охлаждаться и кристаллизоваться в атмосфере, отбирая тепло у окружающей среды. В зависимости от плотности атмосферы фугасные и бризантные свойства кинетического заряда максимально эффективно проявляют себя на расстоянии от 20 до 100 метров и далее. В атмосфере Кадма-Вэ броневой пеностальной лист толщиной до 10 сантиметров – стандартная композитная броня поздней Панспермии – айсган Бармица модернизированный должен пробивать на расстоянии от 50-75 метров при температуре заряда ниже минус 220 градусов. АБМ по-моему звучит неплохо, впрочем, это не суть важно.

Далее, современный металл-хитин ваших клубных рыцарских доспехов проницаем для коллапсирующего и затвердевающего кристаллического заряда на дистанции от 30 метров, на более короткой дистанции наносятся ушибленные ранения с отморожением II степени.

Чем дальше – тем лучше, если фугасные и бризантные поражающие факторы возрастают по экспоненте, джентльмены. Тем самым эффективная дальность стрельбы составляет 800 метров. Затем баллистика ухудшается, оставляя возможность заградительной стрельбы. Право слово, употребление термина “огонь”, каким грешат многие палеографические источники и современные фабулы, при стрельбе из айсгана мне кажется неуместным.

Словотворчество – пустое дело, если боевая скорострельность нашего айсгана, 6 выстрелов в секунду при начальной скорости полета заряда до 1200 метров в секунду, что превосходит тактико-технические характеристики множества тактически сопоставимых огнестрельных изделий времен ранней Панспермии.

Как ни жаль, в отличие от огнестрельного оружия, эффективное тактическое применение айсгана ограничивается наличием атмосферы с водяными, углекислотными, аммиачными и тому подобными парами. В вакууме о фугасных и бризантных свойствах коллапсированного льда нет и речи, хотя возможно кинетическое поражение слабозащищенных целей.

Другой существенный недостаток нашего АБМ состоит в невозможности полностью избежать при интенсивной стрельбе демаскирующего шума, сравнимого с ревом спортивного акробатического авиглайдера, вибрационно гасящего инерцию с отключенным двигателем при хулиганской посадке…

– Ничего страшного, светлейший князь Бармиц, – не удержался от комментария Дин Ли. – У нас на Антарктиде тюлени и моржи ревут гораздо громче, чем моя авиетка. К тому же автоматическое оружие ближнего боя вовсе не предназначено для тихих снайперских акций…

– Спасибо на добром слове, виконт Либен, но я все же решил снабдить вас

–  –  –

пневматического револьверного арбалета. Но о нем после, джентльмены.

Теперь, прежде чем мы отправимся на стрельбище, прошу вас, ваши первые впечатления и уточняющие вопросы о легком штурмовом орудии, назовем его, “АБМ-бета”.

– Досточтимый доктор Бармицин, я знаком вон с тем диоптрическим прицельным устройством. Но, прошу простить за назойливость, не собираетесь ли вы нас снабдить каким-либо оптическим мультипликатором?

– О, милорд генерал Янцзен, ваша компетентность в области антикварных вооружений меня поистине поражает. Однако о прицеливании мы поговорим

–  –  –

многофокальным оптическим умножителем, встроенным в прозрачное забрало вашего шлема.

– Доктор Бармиц! Как влияет неизбежная отдача на визуальное прицеливание?

– Последовательное многокамерное цепное преобразование ударной энергии вышибного заряда и его полное сгорание в основном компенсируют

–  –  –

стрельбы на эффективной дальности.

Исчерпывающий ответ Лека Бармица сполна удовлетворил Дина Ли, тогда как доктор Атил Алмо был настроен скептически. Давным-давно устаревшему оружию, оставленным в далеком прошлом технологическим решениям он принципиально не доверял, не взирая на радикальную модернизацию, осуществленную в лабораториях ДВТ.

– Светлейший князь Бармиц, вы уж извините меня великодушно, но ваш айсган тяжеловат, мне кажется… 14,5 килограмма со съемным прикладом не

–  –  –

впечатление, вы использовали древние конструкционные материалы, нечто вроде углеродистой стали или органических пластмасс. Выдержит ли это оружие суровые испытания в реальной боевой обстановке?

– Прошу вас не беспокоиться, граф Алмо. АБМ не есть антиквариат. И никаких-таких старых материалов в нашем изделии нет. Исключительно суперлативные технологии, ваша светлость. Так же как и при проектировании

–  –  –

предназначенного для исследовательских работ на Кадме-Вэ… Пока док Алмо и док Бармиц сардонически препирались между собой, Дин Ли, примериваясь к своему айсгану, по закрытому каналу поинтересовался у Су Цзена:

– Генерал, у нас тут что намечается? Авантаж или законная миссия рейнджеров на забытую планету?

–  –  –

*** После практических стрельб по металл-хитиновым манекенам и чудесного превращения свирепой полудюжины аквитанских костяных тигров в тихое, спокойное свежемороженое мясо знакомство рейнджеров со специальным вооружением и амуницией продолжилось по плану. Меж тем, Дин Ли так и не смог красиво сформулировать: то ли молодое вино они пьют и подливают в древнюю хрустальную посуду, то ли выдержанный коллекционный коньяк разлит и готов к употреблению в простых эргономичных пластхрустальных рюмках. Непонятно… А ладно, кухонному процессору все едино, вино иль

–  –  –

высококачественной рецепт-программой. Так и дошлый рейнджер всюду пройдет, да и прошлое с собой в будущее прихватит, коль нужда заставит, с чувством глубокого удовлетворения пришел к патетическому, но тривиальному выводу Дин Ли.

– Джентльмены, прошу внимания. Так вот, кроме криогранат и заградительной стрельбы из айсганов, для нейтрализации наноинфильтрантов и других эвентуальных неприятелей я предлагаю воспользоваться трехмерным

–  –  –

формируемого атомарными металлическими парами. Один метательный заряд, выпущенный из арбалета, сублимируется в течение 3,5 секунды и рассчитан на 50 кубических метров трехмерности. В начальной концентрации, проверено, металлоидный туман плотно дезориентирует наноинфильтрантов.

Затем в случае необходимости бинарный туман отдельно инициируется катализатором; происходит объемный взрыв, наносящий поражение микро- и макроагентам в сфере своего действия.

Помимо, так сказать, ближних метательных зарядов с бинарным ВВ объемной активации у нас есть оружие дальнего боя – давно уже не использующаяся в военных целях газообразная смесь мгновенной детонации.

Ее средство доставки вот эти изящные активно-реактивные баллистические снаряды и пускатель-мортира. Исторических названий у детонирующих смесей

–  –  –

композиций, различными способами трехмерно заполняющих разнообразные объемы молекулярными металлорганическими парами и летучими взвесями.

Плазменных температур и могучих гигаджоулей вы от этой химии не дождетесь, зато физическая скорость детонации впечатляет: до 40 метров в миллисекунду. В закрытых помещениях мгновенный бризантный эффект гарантирован. Скажем, здесь в нашем презентационном зале одного вот такого сосуда достаточно, чтобы раздробить и расточить все наше беззащитное имущество, затем поднять на воздух пять этажей лабораторного корпуса над нами. А тот, кто не успеет довести до максимума свои индивидуальные защитные поля, рискует здоровьем или стойкой утратой работоспособности. Да и уцелевшим придется с некоторым трудом выбираться из-под горящих развалин. Надеюсь, вы отметили, коллега Алмо, в Принс-тауне облегченный ИЗАК является неотъемлемой принадлежностью рабочей формой одежды персонала.

В аналогичный вариант экзоскелета будут также облачены сэр Ли и сэр Цзен поверх специального метал-хитинового костюмчика, крепко сшитого и ладно скроенного, для того, чтобы наши рейнджеры могли в нем щеголять во время миссии на Кадме-Вэ. Рассмотрим сейчас защитное обмундирование, джентльмены… Доспехи, разработанные в лабораториях ДВТ, доктор Редверт посчитал неуклюжей пародией на вакуумную скорлупу доисторических астронавтов, однако доктор Алмо одобрил эргономику странного одеяния, после пристального и пристрастного наблюдения за движениями Дина Ли и Су Цзена, примерявших и осваивавших защитную амуницию.

– Тяжелые сплошные доспехи, джентльмены, есть отличное средство поднять уровень целлеризации, поскольку придает нашим подопечным дополнительное чувство защищенности и помещает их в привычную атмосферу рыцарских сражений.

– Вы думаете, коллега Алмо, дыхательная смесь ее обеспечит, эту атмосферу?

– Несомненно, коллега Редверт, если воздушно-капельным путем организовать снабжение организма энергетическими коктейлями. Я немедля займусь данной проблемой… К общей дискуссии и к тому, как док Бармиц вдается в подробности и детали новаторских приемов и новых материалов, использованных в

–  –  –

прокрутить в пансенсорной записи. И то, как Бармиц превозносит достоинства пружинных амортизаторов в подошвах специальной обуви и механические прыжковые устройства, рейнджера Ли не слишком заинтересовало – прыг-скок, глупо как-то и стремно. Зато в это самое время он неистово восторгался – натурально, не вслух, а в пансенсорном восприятии –

–  –  –

виртуально-реально охотясь с воздуха на быстрых африканских гепардов и гиен. Хотя, взмывая и пикируя вниз, ему приходилось постоянно одергивать себя, напоминая: не увлекайся, на деле отстойного химического топлива двигателям хватит лишь на каких-то 20 минут полета.

Дин Ли был заядлым виртуальным охотником, летуном-акробатом и потому не переставал восхищаться тем, как высококлассные программисты

–  –  –

кросс-платформенный симулятор всего специального вооружения и амуниции.

Так что теперь он может упражняться с новым оснащением у себя дома, используя кошмарные возможности экзистент-реального программирования.

Да и партнер Су Цзен не будет обижен – страшно навороченного железа домашнего тренажера с лихвой достанет на обоих.

Там они, кстати, смогут вдвоем на разных целях не спеша разобраться практически с ТТХ интересного 24-зарядного арбалета и с его разноплановым боекомплектом, неслабо испытать ручные и ружейные мортирки, трехмерную взрывчатку, а также опробовать химические сигналы связи, как визуально, так и ольфатически. Айсган тоже неплохая штука, хотя порядком шумноват для тихой охоты на крупного зверя. В общем, сплошная оружейная благодать,

–  –  –

дидакт-процессор, чтобы все хорошенько запомнить, потом самому освоить и генерала отинструктировать, подрессировать, а то у старичка мозги чуток пересохли, ему трудно усваивать свежие идеи и данные. Но на то есть Дин Ли – прирожденный дидактик-прецептор. Усвоение знаний и их осмысление суть условные рефлексы и дрессура, леди и джентльмены, упорная дрессура… А за трое стандартных суток, оставшихся до отправления, можно успеть многое, если не все. А буде найдутся огрехи в форсированной подготовке, исправим по ходу дела на Кадме-Вэ… *** Вагантеру Саб Дерим было текстуально приказано подполковником Кокардом с целью длительной разведывательной экспедиции дальнего поиска

–  –  –

необходимого оснащения и оборудования в течение 24 стандартных часов. О пункте назначения и маршруте, главсержант Дерим, узнаете непосредственно от светлейшего князя Бармица… Все происходило четко и строго по-военному после того, как вагантер Дерим подписала с филиалом “ДВТ Инк” в системе Касталия временный контракт на оказание транспортных услуг. Затем все пошло-поехало, и на тебе

– хорошо ей знакомый граф Алмо поставил синьору Дерим перед непреложным фактом доверительной необходимости скрытно доставить в систему Кадма-Вэ двух рейнджеров, обеспечив поддержку их присутствия на планете.

Глубокоуважаемой миссис Дерим-Уолдер вовсе не хотелось оказаться на ать-два предпоследним пилотом где-нибудь на каторжном мелком планетоиде,

–  –  –

большую-пребольшую планету терраподобную, аграрно-идиллическую, счастливую… Но возражать против того, в какой завлекательной сумме по окончании экспедиции будут полностью погашены ее астрономические банковские долги за приобретение, оснащение, а после и переоборудование астероидной платформы метагалактического класса, Саб Дерим никак не решилась. Конечно, существовала всенеприятная вероятность, вроде той, как если бы ее ненаглядный астероид был по отдельности разделан на элементарные частицы или целиком конфискован по суду за незаконное проникновение в закрытую зону санитарно-карантинного контроля. Но впечатляющее прикрытие ДВТ и организационный размах подготовки делали маловероятными событиями криминальный крах и провал кадмейского авантажа, в котором, как подозревала Саб Дерим, замешана целая куча важных имперских персон. Достаточно вспомнить, вон одним из ее ВИП-пассажиров станет генерал Цзен из комиссии по новым вооружениям, как обещал полковник Атил Алмоши.

В личном прикрытии ей тоже не приходится сомневаться. В случае чего протокольно зафиксированная, без околичностей и дурацких подозрений, законная гибель Сабине Деримини, рейнджеру красного резерва, обещана самим светлейшим князем Алексей-Виктр-Бармициным. Ну и фамилия, язык из задницы не выдернуть… Ладушки у бабушки… Вот она была, и ее нет! А для храброго вагантера, бесстрашно жертвующего собой во имя человечества, в амниотическом баке всегда найдется уютное местечко на теплом плацентарном матрасике где-нибудь в уголке… Как там, интересно, Риант? Саб Дерим не хотела себе в том признаваться, но ей было вроде как стыдно и обидно; вот она, задница-дурница, пожадничала и не отправила вниз на Кадм-Вэ рекогносцировочный беспилотник. Тогда бы она точно сумела обнаружить наноинфильтрантов, и братцы-рейнджеры были бы вовремя предупреждены о грозящей им опасности. И черт с ним, с беспилотником, если все убытки покрыла бы страховая компания. Как же, как же, наноэмики с Кадмеи… Эх, Микки… Пропал и не объявляется… Корова ты, Саби, дурная и блудливая. А еще говоришь, мать семейства… ***

–  –  –

переживания по поводу успешности нашей миссии на Кадме-Вэ, и я во многом разделяю ваши резонные опасения, – доктор Бармиц выдержал пристальный взгляд своего визави и стал задумчиво рассматривать величественный полумесяц Террании Примы на фоне звездного пейзажа за оптическими пластхрустальными иллюминаторами директорской кают-гостиной в орбитальной вакуум-лаборатории 3-го амниотического центра корпуса рейнджеров. В беспредельной и бесконечной Вселенной можно отыскать немало уединенных мест, но вряд ли найдется более подходящее для конфиденциального разговора двух видных ученых и пользующихся немалым

–  –  –

неофициальным предводителем паннонского дворянства, оставшегося верным империи во время Армориканского инцидента, тогда как член императорского Реконсилиума лендлорд ноблиссимус светлейший князь Алекс Бармицин руководит влиятельной фракцией Друзей имперского прогресса среди

–  –  –

показавшегося неловким нашим благороднымсобеседникам – им обоим есть над чем призадуматься, а серьезный разговор не терпит суесловия – князь

Бармиц басовито откашлялся и веско произнес:

– Меня, ваша светлость, в конечном успехе нашего дела окончательно убедила непоколебимая уверенность генерала Цзена. Поначалу он тоже сомневался в уместности проведения скороспелой авантажной операции, настойчиво отговаривал меня, маркграфа Редверта, но потом сам вызвался непосредственно в ней участвовать, не согласившись с вашим предложением, граф Алмо, отправить на Кадм-Вэ одного Дина Ли, коего в свое время вы персонально привлекли к испытаниям методики целлеризации, несмотря на возражения доктора Редверта. По-видимому, на мнение генерала Цзена существенно повлияла тайная возня “Милитарм” и “Армискут” вокруг Кадма-Вэ, начавшая подозрительно быстро развертываться геометрически пропорционально углублению политического кризиса. Не стесняясь в средствах, руководство обеих трансгалактических корпораций предприняло ряд откровенно криминальных акций, касательно коих, вы, надеюсь, наслышаны, так же, как и о замешанных в деле астрократах, наподобие находящегося в бегах и подполье опального маркиза Никсолента.

– Мне известно, ваше сиятельство, о постыдных делишках аквитанского маркиза Гре Никсо и бывшего паннонского кронпринца Дью Эгерта.

– Вот-вот, ваша светлость. И у нас теперь найдется, что и кого им противопоставить на Кадме-Вэ. Не исключаю, скоро мы сможем обернуть в нашу пользу незаконную попытку кого-нибудь из них подобраться к предполагаемым информационным сокровищам на Кадме-Вэ. Сегодня же,

–  –  –

подрядчиком-контрактуалом разведывательно-исследовательского управления корпуса рейнджеров в организации миссии предварительной ксеноцидальной зачистки планеты Кадм-Вэ. Генерал Тревор Стернард меня заверил: приказ по корпусу уже отдан. Стало быть, вся наша кадмейская подготовка, хе-хе, происходила и будет продолжаться в рамках данного проекта.

Я не исключаю той или иной утечки информации там и сям, но полная самоликвидация трех человек вместе с имплантантами: Су Цзена, Дина Ли и Саб Дерим – сделает невозможным легальное преследование нас самих и наших организаций за осуществление тайной операции на Кадме-Вэ. О способах прикрытия и самоликвидации все трое любезно поставлены в известность. Никто не возражает и не испытывает колебаний.

– Скажите, ваше сиятельство, а кто их подстрахует на Кадме-Вэ? Если, конечно, это не чужой секрет.

– От вас у меня тайн нет, граф Алмо. Ликвидацией и распылением тел

–  –  –

начальника экспедиционного штаба спецгруппы рейнджеров в системе Кадм-Вэ.

– В скрупулезности добросовестнейшей Мии-сан у меня нет сомнений, князь.

– А в отношении всей нашей небольшой операции, граф Алмо?

– Увы, светлейший князь Бармиц, червячки сомнений и колебаний по-прежнему терзают мою несчастную душу. Возможно, теперь не столь ожесточенно. Но, мне кажется, мои угрызения совести и раньше не создавали нам непреодолимых трудностей в подготовке миссии на Кадм-Вэ, коллега. К примеру, я полностью отработал и довел до ума методику постгипнотического восстановления детализированных эйдетических воспоминаний реципиента по вербальным меткам. Осталась маленькая закавыка – убедить Су Цзена и Дина Ли воспользоваться силипластикатовыми скрижалями и рукописным алмазным стилусом, дабы вести журнал их пребывания на Кадме-Вэ.

– Бог мой! Вводить текст вручную, словно сопри-натуралы?!! Ли и Цзен дуэтом ариозо завоют: мол, мы жестоко их мучаем или насильственно заставляем впадать в детство!

– ЭМ-наноинфильтранты нам не оставляют выбора, коллега Бармиц. Вот если бы задействовать ваши антиполь-экраны…

– Эх, коллега Алмо… Я бы с радостью… Так ведь не готово еще ни черта!

Нет даже двух каких-нибудь разнесчастных опытных концепт-устройств. Как проблесковый маячок антиполь подмигивает: то он есть, то его нет, здесь, там, Фигаро оперный какой-то получается, а не прототип моноизолирующей защиты с вариативной односторонней проницаемостью…

– Тогда, прошу на вакуумный мезоуровень. Извините за неудобства. Сами понимаете, коллега, безопасность. Нам отсюда проще до Большой Примы добраться, чем в лабораторные отсеки. Отключайте все свои системы, не забывая об омнирецепторах, коллега Бармиц, там у нас найдется хитрая оптика для невооруженного глаза. Мне представляется, мои усердные сотрудники кое-что обнаружили весьма любопытное и ценное для вашей разработки… *** Рыцарственные коллеги сэр Цзен и сэр Ли занимались много какой реставрацией старины в Конгрегации хладного металла. Однако создавать каменные – тьфу! – то есть силипластикатовые манускрипты им еще не приходилось. А теперь вот пришлось в многостраничном полукилограммовом фолианте-ежедневнике вспоминать навыки рукописного ввода.

Разумеется, чрезмерного восторга оба рыцаря не высказывали, напротив того, сочли азиатской пыткой – Су Цзен и рукоблудием – Дин Ли. Пусть док Алмо уверял их обоих с высокой эволюционной трибуны о концептуальном преимуществе развития пятипалой хватательной конечности и ее тесных связях с правым и левым полушариями головного мозга. У вас, кажется, левая доминирует, виконт Ли? А вас правая, милорд генерал. Очень хорошо… Рукопись, так сказать…

–  –  –

мгновенно-рефлекторно задерживаться на нужных буквосочетаниях, – и вот вам готовый текст с предикативными подсказками на полях, когда надо. Или же пробормочешь нечто себе самому в усы, в бороду, а аналоговые

–  –  –

омнирецепторы это тоже могут перевести и транскрибировать в письменную речь. А тут нате вам, – вот где несчастье на наши бесталанные головушки, – пластиковая скрижаль Моисеева, манускрипт-байбл-вульгата и готический палимпсест в самом натуральном виде, потому как тупорылым концом стилета-стилуса можно стирать механистически написанные от руки слова и предложения, а на обратимой tabula rasa по новой громоздить фразы, форзацы и абзацы. Чаще перевертывай стило, несчастный писака!

К счастью, грозивший в одночасье рухнуть грандиозный план доктора Алмо эйдетически воспроизвести все увиденное, услышанное, учуянное рейнджерами в течение миссии на Кадме-Вэ спас Дин Ли, вовремя вспомнивший, что он истинный дидактик-талант, как его все-таки научили

–  –  –

реципрокально-коммуникативные условные рефлексы, к каким, несомненно, относится письменная речь, надлежит постоянно подкреплять различными, иногда логически необъяснимыми и нелепыми способами. Так, к слову, функционирует условно-рефлекторное социальное предписание куртуазно удерживать за приемом пищи вилку в левой руке, а нож в правой.

Примерно такими вышеизложенными изощренными научными доводами

–  –  –

сопротивление Су Цзена и наставил старшего товарища на дидактические пути интенсивные. Таким образом, будущее вербальных ежедневных меток было гарантировано в аналоговой форме экспедиционного журнала миссии двух рейнджеров на Кадме-Вэ.

Подготовка к миссии – превыше всего, и для всех, кроме ограниченного круга строго классифицированных лиц, Су Цзен и Дин Ли официально отправлялись на двухнедельные пасхальные каникулы на Рифей Квинту, представлявший собой подлинную Мекку для альпинистов, скалолазов, егерей-экстремалов и подводных стрелков-туристов. Единственный, но обширный малозаселенный континент горного мира Рифей складывался из железорудных формаций и уникальных диамагнитных пород, а относительные перепады планетографических высот и глубин, 30-километровые горные пики, немереные глубоководные впадины, делали связь проблематичной, а

–  –  –

Добавляли экстремальности и открытые горные выработки, старые шахтные сооружения и механизмы, заброшенные после того, как Кварта была продана Геонской республике и превращена в глобальный национальный парк дикой нетронутой природы, ставший местом обитания сухопутных и морских хищников – аллохтонов различных планет доступной Ойкумены. Так что, при случае туристы-экстремалы Су Цзен и Дин Ли могли естественным образом погибнуть в какой-нибудь туристической переделке. Могло также не повезти их пилоту-вагантеру Саб Дерим, подрядившейся доставить двух туристов на Рифей или вернуть их тела домой в мертвом весе, поскольку на дикой планете и вокруг нее напрочь отсутствовали цивилизованные нуль-транспортные удобства, а системы социально-технологического контроля оставляли желать лучшего и безопасного.

В то время как на Террании Приме и Сирин Веди рейнджеры безопасно

–  –  –

телеуправляемых двойников было признано нецелесообразным. Поскольку все оставшееся время следовало без остатка уделить освоению информации о топографии, истории и планетологии Кадма-Вэ вкупе с интенсивным тренировкам со специальным вооружением и оснащением.

В усиленных инструктивных занятиях и форсированном обучении истинный дидактик Дин Ли показал класс и развернулся во всю. Если раньше он так или иначе признавал мажоритарное превосходство над собой Су Цзена – по должности, званию, жизненному опыту, – то отныне сержант Ли стал ведущим, а ведомым – генерал Цзен, охотно и примерно-дисциплинированно ему подчинявшийся.

К примеру, Су Цзен нисколько не возражал и в пререкания не вступал, когда Дин Ли, понаблюдав за его движениям в металл-хитиновых доспехах, посоветовал ему увеличить контактный зазор между мышцами рук и наручами, гибко переходящими к оплечам. Тогда как Су Цзену казалось, будто плотное прилегание обеспечивает ему лучшую подвижность и силу удара. Как и рыцарскую броню эту амуницию тоже надо было настраивать вручную под тактические нужды тела, а тут возможны опциональные варианты. Так, тесные доспехи, отчасти помогая усиливать удар, отнюдь не способствуют ускоренным перемещениям в бою, поскольку скрадывают, но не отменяют инерцию. Да и сила не так важна, когда главное – скорость нанесения колющего или рубящего поражения мономолекулярным клинком. Тем более предпочтительна скорость при маневрировании на местности с метательным оружием в руках, каким являются их айсган и арбалет. Возможно, в какой-нибудь рукопашной схватке

–  –  –

вибропенетратором, но это маловероятно, так как при помощи холодного оружия рейнджерам наверняка придется вскрывать недействующие ржавые бронированные двери, люки с вышедшим из строя запорными устройствами или прорезать ходы в крепких пластбетонных стенах и перекрытиях арсенально-лабораторного комплекса древних цинь-американцев.

Закрепляли навыки владения новым оружием, амуницией Дин Ли и Су Цзен в основном в интенсивных виртуальных тренировках. Нельзя сказать, чтобы 85-летний генерал Цзен в доспехах выглядел и воспринимался неуклюже, напоминая кастальского неповоротливого быка-трикорна, нападающего на юркого матадора. Однако в сравнении с Цзеном юный Ли двигался запредельно виртуозно, артистично владея точно таким же молодым телом как и у генерала, поскольку они оба одновременно покинули амниотический центр после реституции и реабилитации. Тем не менее, возрастная информационно-эмпирическая разница между ними все же чувствовалась. Давит, как ни крути, груз прожитых лет. И то, что сержанту Ли эмпирически и психологически учиться намного легче чем ему, генерал Цзен признавал, отдавал молодому соратнику пальму первенства в этом вопросе и дисциплинировано прислушивался к его советам и наставлениям.

– … Вы правы, виконт. Простейшим действия и знаниям нам приходится учиться всю жизнь, а не только первые шесть лет после появления на свет.

– Абсолютно верно, генерал. Обучение и образование представляют собой не более, чем последовательные серии условных коммуникативных рефлексов,

–  –  –

дидакт-процессор.

– Тут, мой друг, мне нечем возразить вам. Ведь именно про наши времена сказано в далекой древности где-то на изначальной Земле: устами младенцев глаголет истина. Как вы понимаете, виконт Либен, я не имею в виду вас. Прошу не обижаться и не огорчаться. Ибо тогда люди тоже мечтали о всеобъемлющем базовом образовании, приобретаемом в младенческие годы.

– Совершенно верно, генерал. Хотя иногда мне кажется: прекрасной мечте древних дидактиков никогда не суждено сбыться в нашем образовательном деле. Проходит 20-30 лет после окончания школы и университета, и мы видим толпы невежественных недоумков, напрочь забывших то, чему их учили в детстве. Обидно, генерал, но базовые научные знания о Вселенной, человеке, об обществе, и практическая коммуникативная социометрия о том, каким быть, с кем жить, у большинства уходят в некуда, наверное, в анальные отверстия какому-нибудь коту или псу…

– Вы слишком пессимистичны и зоологичны, мой друг. В древности все образование сваливали в кучу где-нибудь у порога учебного заведения сразу же после его успешного окончания с отличием или без такого. В разных источниках мне доводилось сталкиваться с тем, как молодому человеку, принятому на службу, на работу, на должность безапелляционно указывали:

забудь все то, чему тебя учили. Также в одной древней аудиовизуальной фабуле я сам видел, как бывшие школяры по-садистски радостно расправлялись с уже ненужными им учебными пособиями – с наслаждением сжигали их или сексуально терзали, превращая источник знания в ни во что негодную бумажную макулатуру.

– Ну, это понятно, генерал. Таким образом молодежь тогда выражала свой протест против глубокой пропасти, когда-то существовавшей между теоретическими и практическими знаниями. Косные дидактики прошлого содержательно смешивали в одну единовременную кучу (ее они еще называли:

не разбери поймешь) общее образование, идеологическое просвещение, обрывочное социометрическое воспитание, специальную и профессиональную подготовку. В такой мешанине наличие среднего образования рассматривалось как свидетельство об его отсутствии, так и писали в нем “об окончании”, надо полагать, навсегда, а высшее специализированное образование считалось некоей наградой-дипломом, правда, невесть за что, вероятно, за бездарно потраченное время.

– Вот здесь вы несправедливо бескомпромиссны, мой дорогой виконт! Так как механическое запоминание в течение полутора-двух десятилетий огромного массива часто бессистемных разрозненных данных и сведений, их бессознательное усвоение и постоянное стремление наших пращуров хоть тушкой, хоть чучелом пустить свои знания на пользу дела – можно расценивать как в некотором роде гуманитарный подвиг или подвижнические труды, заслуживающие похвальной грамоты. Не только по меркам стародавнего инструктивного преподавания, но и по критериям суперлативной дидактики наших дней, людей, ставших несмотря ни что образованными, следовало бы вознаграждать галактическим орденом “За заслуги перед империей”. Тем более, я убежден: ни в древности так не бывало, ни по сей день лишних и бесполезных знаний не бывает, когда все идет в ход. Бумажные книги надо было таки беречь, нынче их так мало уцелело. Ведь то, что когда-то было написано, отпечатано типографским способом в древних книгах или как сейчас хранится в мозговых извилинах наших долговременных воспоминаний, в аморфной и твердокристаллической памяти ментаторов, в модулированной гравиметрии планетарных запоминающих устройств – требуется осмыслить, понять, освоить и применить на практике. Вопрос ведь не в количестве информации, не в методах ее эффективной переработки, а в ее использовании во благо или во вред. Оценки, сами понимаете, могут быть диаметрально противоположными. Ибо знание абсолютно. Оно либо есть, либо его нет.

– Отлично сказано, генерал Цзен! Вы ухватили самую квинтэссенцию основного вопроса дидактики. Что является первичным, само знание или же его применение? В глубокой древности полагали первичным знание, которое-де само найдет и само собой пробьет себе дорогу к использованию. Не тут-то было! Ведь с незапамятной старины производственные технологии требовали утилитарных знаний, их жесткого и прагматичного приложения на практике. Причем прагматическая оценка абсолютного знания оставляла желать много лучшего, когда речь шла о выделении материальных, финансовых и людских ресурсов на теоретические абстрактные исследования и целые научные направления, на то время полностью оторванные от требований прикладных наук, технологий и текущих потребностей экономики. Значения не имело: опережало ли абстрактное знание в той или иной научной дисциплине свое время или же отставало от уровня развития материальной культуры. Так или иначе оно слишком часто оставалось в небрежении со стороны общества и власть имущих. Как скажем, на изначальной Земле в первой половине XXI века это произошло с космическими исследованиями, чей прагматической и технологической пользы, устремленной в будущее, никак не могло уразуметь приземленное глобальное большинство и его власти предержащие. Потому как безнадежно отстали и не догоняли. От такого же презрительного недоверия тогда страдала дидактическая наука, в своем развитии отстававшая на несколько столетий от общественной плохо осознанной необходимости. Если мне не изменяет память, как раз в ту пору мировая общественность безрезультатно дебатировала и дискутировала об образовании не меньше, чем о космонавтике. И с тем же успехом тогдашние власти предержащие занимались вредоносными утилитарными реформами в обеих этих областях … Присоединившийся к Су Цзену и присоседившийся к завтраку Айв Редверт молча поприветствовал присутствующих общим поклоном. Дина Ли он

–  –  –

рейнджера-студента скоро выдохнется и его инструктивное красноречие иссякнет. Не на того напал! Между тем благодарная аудитория Дина Ли не на шутку вдохновила:

– Отнюдь не концептуальная история или палеография являются,

–  –  –

дидактика, обеими ногами твердо опирающаяся на настоящее, осуществляет связь времен и народов. Потому как неопровержима способность дидактики придавать абсолютному прошлому знанию конкретную будущую форму, вне зависимости от того, насколько абстрактным оно кому-то представляется.

Каждому по способностям, и доисторический наставник-педагог должен был механически вбить и засадить в головы обучаемых беспорядочный набор сведений и данных. Если ученики сами, разумеется, не искали и не разрабатывали иные способы обретения знаний. В противоположность древней ювенильной педагогике универсальная дидактика предполагает, наоборот, извлекать знания на поверхность из долговременной памяти обучаемых, осваивать его и осваиваться с ним с целью творческого применения на практике.

Целесообразно оценивать креативное знание только по двум критериям, как неоспоримо отметил милорд генерал Цзен, ибо знание на практике абсолютно, оно либо наличествует, имея своих носителей-творцов, либо наше знание отсутствует. В таком случае, что прикажете применять: плюс или минус, нуль или единицу? Отрицательный результат есть его отсутствие, когда критерий целеполагания сегодня и завтра требует от нас применения двухбалльной системы: да и нет. Удовлетворительно – неудовлетворительно.

Черное всепоглощающее в минус и белое всеобъемлющее в плюс. Иных абсолютных оценок, кроме белых и черных баллов, в дидактике не существует.

Так же как и в нашей миссии. Победа или ничего… Во время риторической паузы вошедший в дверь за спиной Дина Ли доктор Бармиц тоже не стал прерывать разошедшегося оратора, тихонько примостившись на кресле в углу. Но как можно не заметить супрематичного доктора?

– Благодаря любезности организаторов экспедиции, мы обладаем абсолютным знанием, джентльмены, о нашем специальном вооружении, амуниции, эвентуальных целях и конкретных задачах миссии на Кадме-Вэ.

Мне и генералу Цзену осталось достигнуть аподиктического абсолюта в течение последних двух дней и двух ночей, неустанно упражняясь и тренируясь. Тогда как основной вопрос дидактики мы разрешим несколько позднее, во время обеденного отдыха или уже на Кадме-Вэ, когда добудем необходимую информацию. Вот оно, наше познание многообразия добра и зла, братья-рейнджеры! Никому мало не покажется, если разведданных много не бывает…

–  –  –

джентльмены.

– Браво, виконт Либен! Надеюсь, на мою долю тоже выпадет толика аплодисментов и оваций. Думаю, у меня есть для вас весьма отрадное известие… После этой фразы док Бармиц с неимоверно праздничным видом важно прошествовал на середину обеденного зала, откуда заявил:



Pages:     | 1 || 3 | 4 |
Похожие работы:

«Гюстав Флобер Воспитание чувств http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=159737 Гюстав Флобер. Госпожа Бовари. Воспитание чувств: Эксмо; Москва; 2008 ISBN 978-5-699-28060-5 Аннотация Гюстав Флобер вошел в мировую литературу как создатель...»

«УДК 82(1-87) ББК 84(7США) А 28 Cat Adams BLOOD SONG Copyright © Cat Adams, 2010 В оформлении переплета использован рисунок В. Коробейникова Адамс К. А 28 Песнь крови / Кэт Адамс ; [пер. с англ. Н. А. Сосновской]. — М. : Эксмо, 2014. — 416 с. — (Романтическ...»

«Олег Викторович Зайончковский Счастье возможно: роман нашего времени Издательский текст http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=183366 Счастье возможно: АСТ, Астрель; М.; 2009 ISBN 978-5-17-060733-4,...»

«Год основания 2001 Учредители • Агентство по печати и средствам массовой информации № 3 (43) Архангельской области • Архангельское региональное отделение Общероссийской общественной организации «Союз писателей России» Литературно-художественный • Государ...»

«Анализ поэтических текстов Н. Рубцова An analysis of poetic texts of N. Rubtsova Л.Е. Беженару г. Яссы, Румыния Пространственно-местностные рамки рубцовского текста L.E. Bejenaru с. Iasi, Romania Spatial local framework of the...»

«Содержание Знакомство 11 Цель и задачи 255 Что в голове Структура 266 у хорошего Заголовок 286 автора 31 Дидактика 303 1. Отжать воду Чувственный опыт 318 Метод 39 Вводные 49 Факты 325 Оценки 60 Сложные случаи 334 Штампы 81 Заумное 110 3. Рассказать о себе Эвфемизмы 126 Решение о покупке 342 От...»

««Великолепное руководство по стилю программирования и конструированию ПО». Мартин Фаулер, автор книги «Refactoring» «Книга Стива Макконнелла. это быстрый путь к мудрому программированию. Его книги увлека...»

«Елена Семеновна Чижова Время Женщин Елена Чижова \ Время женщин: Астрель; Москва; 2010 ISBN 978-5-271-26989-9 Аннотация Елена Чижова – коренная петербурженка, автор четырех романов, последний – «Время женщин» – был удостоен премии «РУССКИЙ БУКЕР». Судьба главной героини романа – жесткий парафраз на тему народного фильма «Москва слезам не верит». Тихую лимитчицу Антонину соблазняет питерский «стиляга», она рожает от нег...»

«УДК 821.111-312.9 ББК 84(4 Вел)-44 А15 Dan Abnett DOCTOR WHO: THE SILENT STARS GO BY Печатается с разрешения Woodlands Books Ltd при содействии литературного агентства Synopsis. Дизайн обложки Виктории Лебедевой Перевод с английского Елены Фельдман Абнетт, Дэн. А15 Доктор Кто: Безмолвных зве...»

«Ксения Медведевич Кладезь бездны Серия «Страж Престола», книга 3 http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=9811523 Ксения Медведевич. Кладезь бездны: АСТ; Москва; 2014 ISBN 978-5-17-082071-9 Аннотация Так бывает, что ужасы из страшных рассказов оказываются сущим пустяком по...»

«Вестник МГТУ, том 11, №1, 2008 г. стр.49-54 УДК 1 (47 + 57) Развитие и становление философских взглядов Ф.М. Достоевского С.С. Суровцев Гуманитарный факультет МГТУ, кафедра философии Аннотация. В статье рассматривается...»

«УДК 82(1-87) ББК 84(7США) Г 21 Оформление серии А. Саукова Иллюстрация на обложке А. Дубовика Перевод с английского А. Филонова Гаррисон Г.Г 21 Новые приключения Стальной Крысы / Гарри Гаррисон ; [пер. с англ. А. В. Филонова]. — М. : Эксмо, 2013. — 384 с. ISBN 978-...»

«Лев Николаевич Толстой Полное собрание сочинений. Том 17 Произведения 1863, 1870,1872—1879, 1884 Государственное издательство «Художественная литература» Москва — 1936 Перепечатка разрешае...»

«Кофейная книга Составитель Макс Фрай Иллюстрации Людмилы Милько Марусе Вуль, которая уговорила меня составить сборник рассказов про кофе. И правильно сделала. Марина Богданова, Оксана Санжарова ФрайБогдановаСанжароваВайсманТрендЛюбомирскаяШуйский Кофейная кантата ФрайБогдановаСанж...»

«IOC/EC-XLV/2 Annex 7 Рассылается по списку Париж, 14 мая 2012 г. Оригинал: английский МЕЖПРАВИТЕЛЬСТВЕННАЯ ОКЕАНОГРАФИЧЕСКАЯ КОМИССИЯ (ЮНЕСКО) Сорок пятая сессия Исполнительного совета ЮНЕСКО, Париж, 26-28 июня 2012 г. Пункт 4.3 предварительной п...»

«36 Dies illa: мотив «кары Божьей» в двух шедеврах В. А. Моцарта Роман НАСОНОВ DIES ILLA: МОТИВ «КАРЫ БОЖЬЕЙ» В ДВУХ ШЕДЕВРАХ В. А. МОЦАРТА Свой божественный талант Вольфганг Амадей Моцарт реализовал преимущественно в жанрах светской музыки: операх, симфониях, концертах, камерноинструментальных произ...»

«УДК 821.161.1-31 ББК 84(2Рос=Рус)6-44 И48 Серия «Эксклюзив: Русская классика» Серийное оформление Е. Ферез Ильф, Илья. И48 12 стульев : [роман] / Илья Ильф, Евгений Петров. — Москва : Издательство АСТ, 2016. — 448 с. — (Эксклюзив: Русская клас...»

«Светлана Петровна Бондаренко Все о голубях Все о голубях / Авт.-сост. С. П. Бондаренко: АСТ; Сталкер; Москва; Донецк; 2002 ISBN 966-696-009-5 Аннотация В книге рассказывается о различных породах голубей: спортивных, почтовых, декоративных, мясных. Подробно описаны мето...»

«Диана Ольховицкая Как влюбить в себя воина. Мечты и планы Серия «Как влюбить в себя воина», книга 1 Текст предоставлен издательством http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=5957076 Как влюбить в себя воина. Мечты и планы: Роман: Альфа-книга; Москва; 2013 ISBN...»

«УДК 821.111-31(73) ББК 84(7Сое)-44 С80 Danielle Steel THE HOUSE ON HOPE STREET Copyright © 2000 by Danielle Steel Перевод с английского В. Гришечкина Художественное оформление С. Власова В авторской серии роман выходил под назва...»





















 
2017 www.pdf.knigi-x.ru - «Бесплатная электронная библиотека - разные матриалы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.