WWW.PDF.KNIGI-X.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Разные материалы
 

«СТРУКТУРНО-ФУНКЦИОНАЛЬНЫЕ РАЗЛИЧИЯ ЯЗЫКА ХУДОЖЕСТВЕННОГО ПРОИЗВЕДЕНИЯ И ЯЗЫКА НАУКИ А. М. Пыж Статья посвящена анализу использования общенародного языка и ...»

Lingua mobilis № 1 (52), 2015

СТРУКТУРНО-ФУНКЦИОНАЛЬНЫЕ РАЗЛИЧИЯ

ЯЗЫКА ХУДОЖЕСТВЕННОГО ПРОИЗВЕДЕНИЯ

И ЯЗЫКА НАУКИ

А. М. Пыж

Статья посвящена анализу использования общенародного

языка и индивидуально-авторского языка в литературно-художественном произведении, смыслу слова в художественном произведении, противоположности знаков художественного языка знакам языка формализованного.

Ключевые слова: художественный текст, язык науки.

Так называемые вторичные моделирующие системы (языки искусства) в ряде отношений противостоят формализованным знаковым системам (языкам науки) по своим структурным и функциональным свойствам. В трудах по семиотике художественного текста они названы вторичными (по отношению к естественному языку), поскольку они как бы надстраиваются над ним (по выражению Р. Барта, «паразитируют» на нем); знаки первичного языка выступают в этом отношении в качестве своего рода «строительного материала» при создании знаков вторичных языков. Вторичные языки не совпадают с первичными (или, по крайней мере, не полностью совпадают с ними) по значению, структуре и объему; в этом, в частности, состоит их своеобразие по отношению к первичному языку.

Знаки формализованных языков тоже построены из первичных и отличаются от них семантически, структурно и функционально, поэтому, на наш взгляд, они тоже в определенной мере вторичны, хотя в лингвистической и семиотической литературе к ним не принято относить это определение. В указанном отношении языки науки сходны с языками искусства. Отличие художественных языков от научных состоит в ином. Обратимся к анализу особенностей языка художественных произведений.



Как известно, язык есть система средств выражения мысли. Человеческая мысль составляет план содержания текста и сама по Язык художественной литературы себе носит экстралингвистический характер, а языковые средства служат формой ее выражения. Хотя мысль формируется и эксплицируется вербально, она прежде формируется в голове человека с помощью ментального кода [2. C. 57]. Словесный же язык оформляет мысль в целях ее передачи от одного партнера другому (другим) в акте коммуникации. Происходит перекодирование интеллектуально-духовного содержания.

Смысл текста не цепочка лексических значений слов, объединенных грамматическими связями. Он нелинеен и целостен, представляет собой объемное семантическое пространство, и его конструкция не изоморфна конструкции текста, хотя и сводима к ней. Значения языковых знаков – «оболочки» фрагментов внеязыкового содержания речи, их оформители. Это особенно наглядно проявляется в научно-технических текстах. Индивидуальная мысль автора жестко сформулирована из коллективно-апробированных «кирпичиков» смысла, то есть логических понятий, носителями которых служат термины. Авторская мысль не сводится к сумме использованных понятий, она располагается как раз «между» ними и «над» ними. Не напрасно понятийно-терминологические парадигмы называются формализованными системами: функция «быть формой мысли» проявляется в них в высокой степени. Одно и то же содержание научного текста может быть выражено в разных языковых формах.

В языках искусства дело обстоит как раз наоборот. Художественное содержание текста существует только в одной, данной, уникальной языковой форме и всецело определяется ею. Образно говоря, художественный смысл «живет» в этой уникальной языковой форме, составляет ее «дух» и неразрывно с ней слит и в ней растворен.





Поэтому художественная языковая форма «насквозь» семантизирована. Содержание художественного текста – относительно бесконечно. Требуется определенная работа ума и сердца читателя для постижения истинного смысла художественного текста. Художественный текст – результат речетворческой деятельности автора, стремящегося не только выразить читателю свое миропонимание, но и определенным образом воздействовать на воспринимающего.

Текст как индивидуальная картина мира интерпретирует мировоззрение автора в соответствии с общим для всех индивидуальных картин мира законом, который заключается в том, что «субъекты Lingua mobilis № 1 (52), 2015 картин мира различаются своим глубинным мироощущением, которое задает картине мира индивида свою особую тональность, эмоциональную окрашенность» [4. C. 23]. Вследствие этого эмоциональная тональность текста – универсальная категория, заложенная в природе любой индивидуальной картины мира.

Литературно-художественное произведение создается при одновременном использовании двух кодов: общенародного языка и индивидуально-авторского языка. Первый составляет стуктурно-функциональный субстрат второго. «При приложении к нему различных кодов художественный текст различным образом распадается на знаки» [5. C. 32]. При приложении к нему кода естественного языка он распадается на знаки обычным способом, в результате чего текст осмысливается лишь в его рациональном предметно-логическом содержании. В ряде случаев такое наивное прочтение художественного текста приводит к абсурду, поскольку слова в нем нередко сочетаются по комбинаторным правилам не первичного, а вторичного кода. Например, строки «Тем часам, как сердце плеща по площадям, // Вагонными дверцами сыплет в степи» (Б. Пастернак) при их расшифровке в первичном коде лишены рационального смысла; для их адекватного понимания необходима расшифровка в обоих кодах. Язык художественного произведения – это отдельная, индивидуальная, хотя и связанная с общенародным языком знаковая система.

Отдельность художественного языка проявляется в том, что его создатель использует единицы и модели общенародного языка в особых, обычно не свойственных им значениях, формах, комбинациях и функциях. Он «редактирует» обыденный язык в целях выражения художественного содержания, поскольку последнее не может быть выражено в первичном коде. При этом изменяются или модифицируются значения языковых единиц, нарушаются нормы лексической или лексико-семантической сочетаемости, используется необычный порядок слов, осуществляется не типичное для обычной речи взаимодействие морфосинтаксических конструкций, актуализируется фоносемантика звуков языка, звукоряд получает специфическую аранжировку и т.д.

Слово в художественном произведении, наделенное особой эстетической функцией, по мысли Л. Я. Новикова, часто неповторимо по своему употреблению, индивидуально. Поэтому раскрыЯзык художественной литературы тие контекстуального значения, эстетической значимости языковых единиц – «одна из важнейших и вместе с тем самых трудных задач» [4. C. 89].

В литературном произведении существенным оказывается не обычное значение слова, свойственное ему в обыденном употреблении, а определенные оттенки его смысла, семантические «обертоны», эстетические «приращения», производящие на читателя различного рода эмоциональное воздействие.

В результате активного творческого восприятия читателем смысловые «импульсы» и семантические «обертоны» текста, имеющие очень «скрытое», потенциальное значение, синтезируются в его структуре в неповторимые и гибкие словесные образы. Эти языковые образы, проецируемые на обычный язык и воспринимаемые на его фоне, обладают не застывшей, а подвижной, творчески воспринимаемой семантикой. Необычное употребление слов, их нестандартная сочетаемость в языке художественной литературы выражают не постоянные семантические признаки, а «колеблющиеся признаки», которые дают некий слитный групповой смысл. Контекстуальное значение, создаваемое «колеблющимся признаком», может прийти в столкновение с общеупотребительным значением слова.

Cмысл слова в художественном произведении никогда не ограничен его прямым номинативно-предметным значением. Буквальное значение слова здесь обрастает новыми, иными смыслами.

В художественном произведении нет и, во всяком случае, не должно быть слов немотивированных, проходящих только как тени ненужных предметов. Отбор слов неразрывно связан со способом отражения и выражения действительности в слове. Предметы, лица, действия, явления, события и обстоятельства, называемые и воспроизводимые в художественном произведении, поставлены в разнообразные, внутренние, функциональные отношения, и все они взаимосвязаны. Словоупотребление писателя обусловлено его умением найти необходимый и характерный для соответствующего художественного замысла способ образного обобщения предмета, явления, действия.

Художественный язык «растворен» в тексте произведения и извлекается из него на основе опыта эстетического восприятия и «навыков предшествующего проникновения в текст» [1. C. 25]).

Lingua mobilis № 1 (52), 2015 Знаки художественного языка обладают рядом свойств, которые противоположны свойствам знаков формализованного языка.

Значение термина представляет собой логическое понятие, точно определенное в словаре, справочнике и т.п. по семному составу и структуре, а значение единицы художественного языка заключает в себе эйдетическое понятие, культурный концепт, гештальт, коллективное либо индивидуальное представление, которое зачастую не имеет жесткой логической структуры и насыщено коннотациями, а подчас состоит из одних коннотаций. Ср. термин Anima (лат.

“душа”) у Юнга, десигнирующий психоаналитическое понятие, и поэтические обращения «душа моя», «душенька» и т.п., которое не выражает ничего, кроме эмоционального отношения к человеку:

«Во всех ты, душенька, нарядах хороша» (И. А. Крылов).

Единица формализованного языка в составе текстов, принадлежащих к определенной предметной области, совсем или почти не зависит от контекста семантически: она во всех контекста обозначает практически одно и то же, то есть десигнирует одно и то же понятие (исключая случаи спора о терминах). Единица художественного языка семантически в высокой степени зависит от каждого отдельно взятого контекста, в котором она употребляется.

Значение термина обычно либо полностью мотивировано, либо (реже) полностью конвенционально, либо в той или иной пропорции совмещает в себе эти свойства, если у него есть приращенный компонент. Значение единицы художественного языка нередко оказывается частично произвольным в том смысле, что автор сам придает ей индивидуальный речевой смысл, опирающийся на контекстную мотивированность знака. Значение термина мотивируется его собственной внутренней формой, а смысл слова в художественном тексте мотивируется также всем текстом или его фрагментом. Так, значение исторического термина the US Civil War понятно из его лексемного состава и грамматической конструкции, а чтобы понять, что словосочетание the fearful trip, употребленное У. Уитменом в стихотворении «O Captain, My Captain», обозначает то же, что и вышеупомянутый термин, нужно прочесть все стихотворение, учитывая, что данный смысл присущ этому словосочетанию лишь в данном тексте.

В противовес ригидности значений терминов, семантика единиц художественных языков носит изменчивый, гибкий, «текуЯзык художественной литературы чий» характер и зачастую представляет собой не языковое значение, а речевой смысл «одноразового использования». Происходит перестановка прагматического акцента с одних сем на другие от одного контекста к другому. Например, если научный термин life обозначает только гомеостазис органической материи, характеризующийся обменом веществ с окружающей средой и постоянным самовоспроизводством, то в художественной (как, впрочем, и в бытовой) речи слово life в зависимости от контекста обозначает то период времени от рождения до смерти человека, то драгоценный дар Бога или природы, то период постоянного проживания в каком-либо месте, то перипетии социального бытия, то вечное существование после смерти, то совокупность живых существ, то физический и душевный комфорт и наслаждения и др.; трудно инвентаризировать все оттенки семантики слова life во всех контекстах его ненаучного (и прежде всего художественного) употребления. Эти оттенки представляют собой скорее грани сложного и многомерного культурного концепта, часто взаимопересекающиеся и актуализируемые совместно, чем дискретные значения, составляющие семантическую структуру слова. Именно это мы имеем в виду, говоря о «текучем» характере художественной семантики.

В формализованных языках наблюдается мощная, хотя до конца не осуществимая тенденция к снижению идиоматичности знаков, обусловленная необходимостью выполнения упоминавшихся выше идентификационной и дефиниционной функций, которые призваны обеспечить точность номинации. В художественных языках, где точность номинации не является главным требованием и широко распространено противоположное свойство – размытость значений знаков, обеспечивающая полиинтерпретативность текста и многомерность его семантического пространства, наблюдается тенденция к возрастанию идиоматичности знаков, то есть к нарушению изоморфизма между общим значением знака и суммой значений его компонентов, которое приводит к появлению у знака приращенного смысла, семантической слитности исходных значений частей и сдвига денотативной области знака. Чем более нарушен изоморфизм между номинальным и реальным значениями знака, тем выше степень его идиоматичности. Наличие аналогии между идиомой (фразеологизмом) и единицей (сегментом) художественного языка подчеркнул Ю. М. Лотман. «Мы можем… расLingua mobilis № 1 (52), 2015 сматривать весь текст в виде одной фразы, – писал он.

– И более:

поставленные рядом слова образуют в художественном тексте, в пределах одного сегмента, семантически нерасторжимое целое – [своего рода] фразеологизм. В данном случае весь значимый сегмент текста…соотносится не только с цепочкой значений, но и с одним неразделимым значением, то есть является словом» [3. C. 112].

Весь текст художественного произведения (особенно поэтического или близкого к нему по жанру) может рассматриваться как «универсальный сегмент», монолитный и семантически целостный. С позиций семиотики он считается не только текстом на первом ономасиологическом уровне, но и единым знаком (на втором).

Такой знак-текст структурно-семантически немоделирован или слабо моделирован и в силу жесткости семантической конструкции не допускает синонимических и перифрастических трансформаций. Его общий эстетический смысл, мотивированный единым художественным образом (который выражен всем текстом), нелинеен (целостен, подобно значению идиомы), притом, что в плане выражения он представляет собой линейную цепь (синтагму знаков). Научный текст, характеризующийся низкой идиоматичностью, проистекающей из изоморфизма содержания и выражения, линеен в обоих планах, так как для него почти не характерно свойство семантической целостности.

Художественный текст воздействует на читателя совокупностью всех своих формально-семантических качеств и свойств (системой образов, сюжетом, композицией др.), единой совокупностью языковых средств, в составе которой лексические средства занимают не последнее место.

В заключение отметим, что при приложении к художественному тексту кодов первичного и вторичного он различным образом распадается на знаки. Полностью понять эстетическое содержание такого текста можно лишь при его одновременной расшифровке в обоих кодах в их соотнесении друг с другом. Точность номинации не является главным требованием к единицам художественных языков и особую значимость приобретает противоположное свойство – размытость семантики знаков, обеспечивающая возможность возникновения вокруг художественного текста «поля виртуальных интерпретаций» [1. C. 24]).

Язык художественной литературы

Список литературы References

1. Арнольд, И. В. Стилистика 1. Arnol’d, I. V. Stilistika sovreсовременного английского язы- mennogo anglijskogo jazyka (Stilка (Стилистика декодирования). istika dekodirovanija). L.: ProsЛ.: Просвещение, 1983. С. 24-25. veshhenie, 1983. S. 24-25.

2. Жинкин, Н. И. Язык – речь – 2. Zhinkin, N. I. Jazyk – rech’ – творчество. М: Лабиринт, 1998. tvorchestvo. M: Labirint, 1998.

366 с. 366s.

3. Лотман, Ю. М. Структура ху- 3. Lotman, Ju. M. Struktura huдожественного текста. М.: Ис- dozhestvennogo teksta. M.:

кусство, 1970. 384с. Iskusstvo, 1970. 384s.

4. Новиков, Л. А. Художествен- 4. Novikov, L. A. Hudozhestvenный текст и его анализ. М.: Рус- nyj tekst i ego analiz. M.: Russkij ский язык, 1988. С.89. jazyk, 1988. S.89.

5. Постовалова, В. И. Картина 5. Postovalova, V. I. Kartina mira мира в жизнедеятельности чело- v zhiznedejatel’nosti cheloveka// века// Роль человеческого факто- Rol’ chelovecheskogo faktora v ра в языке. М., 1988. С. 23 jazyke. M., 1988. S. 23



Похожие работы:

«Аннотация к рабочей программе по искусству (ИЗО) для 8-9 классов Рабочая программа по предмету «Искусство» (ИЗО) для 8-9 классов составлена на основе государственной программы для общеобразовател...»

«Бакова Зера Хачимовна, Тлибекова Марьяна Муаедовна К СВОИМ ИСТОКАМ ВСЁ РАВНО ВЕРНУСЬ Я В ЗАВЕРШЕНЬЕ ЦИКЛА. В задачу нашего исследования входит анализ романа Лъапсэ (Корни) с точки зрения раскрытия в нем темы матери. Эпический тип развития темы матери представлен в творчестве Кешокова в виде...»

«233 УДК 111.32 : 159.963.3 Е. А. Савельева Картина Питера Брейгеля «Охотники на снегу» как метафизический сон о Земле в фильме А. Тарковского «Солярис» В статье рассматривается влияние и значение художественного полотна Питера Брейгеля «...»

«ИСКУССТВО КНИГА II—III ГОСУДЯРСТВЕННЯЯ ЯКЯДЕМИЯ ХУДОЖЕСТВЕННЫХ НЯУК ИСКУССТВО ЖУРНАЛ ГОСУДАРСТВЕННОЙ АКАДЕМИИ ХУДОЖЕСТВЕННЫХ НАУК КНИГА 1! — III. ИЗДАТЕЛЬСТВО Г.Д.Х.Н. MОСКВЯ Печатается по постановлению Ученого Совета Государственной Академии Художеств...»

«О.М. Здравомыслова «Исследования девичества: повестка дня и перспективы» В российских гендерных исследованиях возрастной аспект используется, главным образом для того, чтобы описать различия в опыте женщин советских и «новых» поколений. При этом девочки и юные девушки не рассматриваются как специфическая гендерно-возрастна...»

«Уважаемые читатели! В 2008 году вы сможете получить в подарок следующие диски с фильмами из документального сериала Самарские cудьбы: №1 (13) Иосиф Машбиц Веров, Роман Ренц, Светлана Боголюбова № 2 (14) Вл...»

«Зимние праздники ЗИМНИЕ ПРАЗДНИКИ Автор: Гончарова Ариадна Евгеньевна ученица 4 «А» класса МОУ «СОШ №1», АНОО Study English language school, МОУ ДЮЦ образцовая художественная студия «Радужный мир», ученица 3 класса оркестрового отделения МОУ ДШИ ученица 2 класса хореографического отделения МОУ ДШИ Руководитель: Гончар...»

«ДИФФЕРЕНЦИАЛЬНО ДИАГНОСТИЧЕСКИЙ ОПРОСНИК (ДДО; Е.А.КЛИМОВ) Шкалы: типы профессий человек-человек, человек-техника, человекзнаковая система, человек-художественный образ, человек-природа Назначение теста НАЗНАЧЕНИЕ ТЕСТА Методика предназначена для отбора на различные типы профессий в соответствии с классификацией типов профессий Е.А.Климова. Можно исполь...»

«УЧЕНЫЕ ЗАПИСКИ КАЗАНСКОГО УНИВЕРСИТЕТА Том 156, кн. 2 Гуманитарные науки 2014 УДК 821.161.1.09–31+929Соснора «СПАСИТЕЛЬНИЦА ОТЕЧЕСТВА» ВИКТОРА СОСНОРЫ: ПРОБЛЕМАТИКА И СИСТЕМА СТРУКТУРООБРАЗУЮЩИХ ЭЛЕМЕНТОВ В.В. Биткинова Аннотация В статье рассматрив...»

«Информационная брошюра Анализ данных в государственном управлении Зачем нужно анализировать данные? Есть ли необходимость использования продвинутых методов анализа данных в государственном управлении? Эта информационная брошюра рассказывает о стратегических преимуществах, которые Вы получаете, ан...»








 
2017 www.pdf.knigi-x.ru - «Бесплатная электронная библиотека - разные матриалы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.