WWW.PDF.KNIGI-X.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Разные материалы
 

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 ||

«Моя жизнь (80 лет) Повесть в трёх частях Часть 2. Часть вторая Глава первая Приехали домой в Имишли. Иду к командиру батальона с докладом: ...»

-- [ Страница 4 ] --

Вернулись обратно в Красноармейск, нашли правильное направление на город Донецк. Дорога и эта пустынна, как будто заброшена. Но нет. Стоит табличка, черным по белому фону красуется: Донецк. За табличкой дорога перешла в огромную, грязную лужу, неизвестной глубины. Слева от лужи высятся терриконы, справа — поле черной грязи.

Саша, включай первую передачу и со скоростью пешехода держи направление на трамвайные пути.

Пронесло. Выехали к полю трамвайных путей. За этим «полем» лежащего железа, и вправо виден проезд между рощами. Движения трамваев нет, тишина.

Сынок, через пути и к проезду, потихоньку через рельсы. Должен же быть конец нашим приключениям.

Проехали проезд и вот она автомагистраль:

Донецк — Жданов, сто километров пути с односторонним движением и с разрешенной скоростью 100 километров в час. Вздох облегчения вырвался у всех, когда вырулили на эту трассу.

Через полтора часа — Жданов, а дальше Ростов и дорога номер 14 до Баку. Ростов проехали ночью. До Армавира 300 километров пути, в нем живут мои сватья Адаяны. С общего согласия продолжаем движение до Армавира без остановки.

С рассветом мы в городе Армавире у Григория Айрапетовича Адаяна и его жены Федосьи Александровны, мы по родственному обращались просто: Феня (она не обижалась) и Григорий, или просто Гриша. Мы — это я и моя жена. Дети при обращении, само собой разумеется, обращались: тетя Феня, дядя Гриша. Григорий по национальности — армянин: умный, хитрый мужик, участник Великой Отечественной войны, на редкость хлебосольный.



Подняли мы их спозаранку, но они не обиделись.

О том, что мы заедем к ним они знали, когда мы ехали в Киев и останавливались у них. Я об этом писал выше.

Григорий вышел хлопотать на кухню, не Феня, а Григорий, потому что он профессиональный повар, а жена редко касалась кухни.

Уже не первый раз в своей повести я пишу о моих родственниках с фамилией Адаян. Кто же они для меня?

По родственной иерархии они мои сватья: Григорий, мой брат, Виктор и третий мужчина тоже Виктор, женаты на сестрах Ефимовых, в том же порядке, как стоят в тексте мужчины: на Фене, Ире, Фае. Они между собой свояки, ну а я им всем сват, кроме брата. Связи между собой у нас не прерывались. О них, Адаянах, будет много рассказано в следующей части моей повести.

А пока загнали машину во двор жактовского дома, привели себя и внучку в порядок, и Григорий уже приглашает к столу. Стол вкусно и богато обставленный, спиртное у хозяина собственного приготовления, ничуть не хуже казенного. Сутки мы отдыхали, от нашей дороги с приключениями, у сватьев. Ночью Саша со Светой спали в машине. Рано утром выехали в путь, до дома в Пирсагат. Это 1000 километров. Ехали без остановок на отдых, сменяя за рулем с Сашей друг друга.

По прибытии домой выезжали на море отдыхать.

Обязательно с шашлыками. Аленушка с большим удовольствием купалась в море, оно хотя и не Черное, но и не Днепровская холодная вода, теплое. Надо было прилагать усилие, чтобы вызволить дите из воды.

Отогреется в палатке и снова просится в воду.

Маленькая, а запомнила свое купание в море. Приезжал сват Иван Кононович в сентябре 1983 года вместе с внучкой. Повез я его на рыбалку в устье канала. Аленку взяли с собой — пусть ребенок побултыхается.

Попробовал воду, а она холодная: объясняю ребенку, нельзя: вода холодная. Что может понять дите в двухлетнем возрасте из моих объяснений. Ребенок видит море, которое зовет и притягивает его к себе, как магнит.





Снял обувь с малышки, разрешил войти в воду: «Ай, холодно» - и выбежала на берег. Собственный опыт, лучше всяких объяснений. Отвлекся я немного.

Время отпусков не бесконечное. Чтобы не отвлекать молодежь от отдыха, я сам ездил в Баку для покупки билета на самолет. В очереди пришлось хорошо попотеть и быть сдавленным со всех сторон, но билеты в карманах.

В назначенный день выехала вся семья в Баку, в аэропорт. Одна часть семьи: Саша, Света, Аленушка — улетает, другая: я, Нина, Андрюша — провожает. Вышла неудача. Вылет самолета до Киева задерживается до утра и пришлось нам кантоваться, почти всю душную августовскую ночь, а машине и возле нее. Проводили.

Счастливого пути вам дети — Саша, Света и внучка Леночка.

Приглашали приезжать, но уже по новому адресу.

Которого еще сам не знаю.

Мой отпуск окончился раньше отпуска сына.

Начались служебные будни. Однажды Саша зашел ко мне в кабинет, посмотреть, где я работаю. На рабочем месте находилась моя помощница: Люба Свирида. Саша поздоровался с нами, я ответил, ответила Люба, глядя на Сашу. Их взгляды встретились и я заметил, что они «положили глаз» друг на друга. Казалось бы это «мимолетное видение», но оно через энное количество лет повторилось на … лет.

Глава восемнадцатая

Обещал написать о поездке в гости к нашим друзьям Насоновым. Выполняю, тем более он приглашал на рыбалку, на настоящую, а не браконьерскую. Я уже говорил о нем, как о настоящем рыбаке. А куда ехать? В Кюрдамир, он там в нашем 5-м радиотехническом батальоне — начальник штаба.

Приехали в пятницу вечером, на машине после проводов семейства Саши. Гостевой ужин, как всегда с насоновскми фантазиями. Рано утром на рыбалку, на Щербет. А что такое Щербет? Это огромная водная площадь, располагающаяся на плато, образованная подземными источниками, и поддерживаемая ими, эту водную площадку, богатой растительностью, рыбой и дичью, на постоянном уровне. С этого Щербета стекает множество речек и ручьев с водной травой, что невозможно определить размеры ее стеблей — они кажутся бесконечными. В них водится много рыбы. Я же говорю: Альберт — отменный рыбак. Он в этих быстрых протоках прозрачной воды, натаскал щук с десяток. Я наблюдал его ловлю: удочка без поплавка, с тяжелым грузом, да он на протоке и не нужен, закидывает ее с наживкой из мелкой рыбешки и ждет поклевки. Вот леска начинает вести себя беспокойно, вот она уходит глубже в воду, кричу: «Алик, тяни!» Он спокоен: щука еще не заглотнула наживку, еще мгновение и хорошая хищница, сверкая чешуей на солнце, извивается на крючке у рыбака.

Альберт учит меня, как надо ловить щук, но у меня не хватает выдержки: в момент, когда щука только начинает хватать (это хорошо видно в прозрачной воде) наживку, я делаю подсечку, боясь опоздать. Моя добыча ускользает от меня. Я поймал только пару сазанов.

Выезжали рано утром, Андрея будить не стали.

Его обида на нас была справедлива. Обед состоял из только что наловленной рыбы: уха, жареная рыба, котлеты рыбные. Приготовление блюд отменное. Альберт не только хороший офицер, он еще и славный повар. Что мне в нем больше всего нравилось — это спокойствие и рассудительность.

Утром поехал на заправку долить бензина. АИ-93 нет. В батальоне тоже нет. Понадеялся на Кюрдамирскую заправку при выезде из Пирсагата, но моя надежда взяла и умерла на Кюрдамирской АЗС. На остатке топлива дотянул до Аджикабульского военного аэродрома.

Представился на КПП, предъявил документ — удостоверение личности, прошу помочь бензином.

Дежурный по полку: «А я знаю Вас, товарищ майор, наслышан о Вас только с хорошей стороны, сейчас поможем». Принесли мне 10 литров АИ-93. Я поблагодарил капитана за помощь.

Майора Насонова, вскоре перевели на повышение, в группу начальника радиотехнических войск корпуса.

Его жену приняли на работу в отдел кадров, к подполковнику Зеленцову.

Вместо Насонова начальником штаба Кюрдамирского батальона, по моему предложению, назначили командира роты Юхари, капитана Вознюка.

Мне дали 10 литров бензина АИ-93 за спасибо, а вот и обратная сторона медали. Между поселком Аляты и нашим Пирсагатом дислоцировался окружной склад горюче-смазочных материалов. На этом складе начальник отдела кадров капитан, мой коллега; на всех сборах кадровиков находимся вместе. Мне на машине пора менять трансмиссионное масло ТАД-17 в объеме 2,5 литра. Это масло было в страшном дефиците. Прошу капитана, как коллегу помочь мне в этой просьбе. Не возражает, но только в обмен на новый противохимический костюм. А где мне его взять? Да и обмен не равнозначный. Но что делать? Иду на поклон к начальнику химический службы, майору Кинзерскому, излагаю свою проблему. Майор Кинзерский прапорщику

Грушевскому, начальнику химсклада:

Принеси, прапорщик, Вениамину Ивановичу противохимический костюм первой комплектации. Это значит новый.

Теперь я ставлю условие капитану-жадобе:

«Костюм получишь, если привезешь мне пять литров масла ТАД-17» А куда ему деваться: он охотник и рыболов. Вот соотношение добра и зла — 2:1.

С покупкой машины легче стало жене, а с ней и ее подругам, соседке ездить на рынок в Сальяны, вы уже знаете с какой целью. Надо же из всего, из чего можно, собирать денег для расчета с КВП.

Утром пораньше выезжали, чтобы занять хорошее место в торговом ряду. По прибытии на рынок, женщины идут на места в торговом ряду, а я и другие водители машин, из батальона управления и с нашего аэродрома, становимся на стоянку и ждем наших дражайших супруг, когда они расторгуются. Время выезда обратно не позже 12 часов, а если справились раньше, то соответственно раньше выедем домой. Перед возвращением наши торговцы обходят овощной рынок, продуктовые магазины, здесь же при рынке, совершают покупки и домой.

Вернемся немного назад. При остановке у ворот рынка, пока мои пассажиры выходят и забирают вещи, вокруг машины собираться толпа разномастная.

Машина-то новенькая, да и «Двоек» еще мало было на дорогах. Смотрят, цокают языками и обязательный вопрос, как у цыган: «Майор, продаешь машину?» У них в крови: обязательно задать этот вопрос, даже у пацана.

Способен купить любопытный ту или иную вещь, не важно, важно, что своим вопросом утверждает он свое не последнее место в жизни. В этой заварушке этот же любопытный или его сверстники, способны быстро обобрать машину: открутить предметы наружного электрооборудования и предметы из машины, если будешь много базарить с этими маленькими нахалами.

Это не просто слова, так и бывало.

На контроле памяти обмен старого водительского удостоверения, да еще с проколом, на новое. А это уже не просто замена, а сдача экзаменов. Прежде, чем сдавать экзамены, необходимо пройти медкомиссию. Даже при нормальных показателях состояния здоровья, справку все равно не получишь, пока не сдашь 200 грамма крови, или альтернатива: упаковка 24-х килограммов сливочного масла. Выбрал первое. Медкомиссия в Баку. Прошел всех специалистов. Теперь дело за кровью или за маслом.

Сдать кровь вместо меня, я попросил писаря строевой части:

Дьяченко, хочешь порадеть за своего начальника?

А что нужно сделать, товарищ майор?

Сдашь 200 граммов крови.

Только и всего? А где сдавать? - спрашивает Дьяченко.

Сдавать в Баку.

Поехали. Эта станция забора крови в Баку, где-то «у чертей на куличках». Нашел эту контору и что же?

Сегодня не приемный день. Обрадовали. На следующем выезде сдал Дьяченко кровь, справку выписали на меня.

При возвращении из Баку, в районе сажевого завода, совершил двойной обгон. Впереди по ходу движения пост ГАИ с вертолетом, висящим над постом. С него зафиксировали мое нарушение.

При подъезде к посту, меня выудили из потока машин и я предстал перед грозные очи подполковника милиции:

Товарищ, водитель, почему нарушили?

Я пытаюсь сказать, что меня подставил водитель ПАЗика: «Вот эта машина, товарищ подполковник, вон она проезжает мимо поста» Ноль внимания.

Не надо оправдаться, почему нарушил?

Я понял чего он добивается от меня и я выдал:

Виноват, товарищ подполковник, не прав я, больше не повторится.

Не нарушайте впредь, можете ехать.

Спасибо, товарищ подполковник.

По газам и как можно быстрее подальше от поста.

Ни подполковник, никто из его свиты, даже не спросили у меня документы, а там прокол в талоне.

Выдали мне медицинскую справку. Теперь надо сдавать экзамены. А когда мне кататься на их сдачу? Но я нашел выход из столь затруднительного положения. У командира радиолокационной роты в Сальянах, капитана Шафоростова, в друзьях начальник МРЭО, майор. Через этого капитана, его друга майора, вопрос получения нового водительского удостоверения решился быстро.

При вручении удостоверения майор напутствовал:

Вениамин Иванович, пожалуйста, не нарушайте правила дорожного движения.

Спасибо, товарищ майор. До свидания.

Перед Шафоростовым я в долгу не остался.

Ночью звонок по телефону на квартиру.

Снимаю трубку:

Майор Шобухов, слушаю.

Вениамин Иванович, это Рябоконь, звонит подполковник Рассолов, требует, чтобы Вы прибыли в Аляты.

Зачем, товарищ майор?

Из Зыря сбежал солдат, родители, которого проживают в Баку.

А я причем здесь? Что в батальоне нет командира?

Не знаю, он говорит, что тебя хочет видеть командир корпуса, генерал Субботин. (Это ночью-то?) Товарищ майор, а машину мне даете?

Нету у меня машины.

Звоню этому Рассолову: «Зачем я должен ехать в

Аляты?» После дебатов почему и зачем я заявил:

Мне командир машину не дает, если я так нужен генералу, то сейчас выхожу из дома и буду в Алятах через три часа. - В трубке тишина.

Не надо выходить. Отдыхайте.

Читатель хочет знать, что за ночная возня и понравившееся мне выражение, «откуда растут ноги», хочет получить на него ответ.

Отвечаю: чтобы прикрыть свое место, откуда действительно растут его ходунки, командир Заринского батальона при исчезновении солдата, заявил Рассолову, что этот солдат служит у них, якобы по моему распоряжению, вот дескать пусть майор Шобухов теперь ищет его. А кто такой подполковник Рассолов? Это наш бывший командир батальона управления, карьерист и недалекий человек, а в данном случае он заместитель начальника радиотехнических войск корпуса (во всем корпусе войска РТВ — это наша бригада). Отменный зануда, из тех которые по черепам, сложенных им же в пирамиду, добирается до ее вершины. Вот он и решил показать перед генералом свое «могущество». Но сорвался. Его расчет строился на том (да и Рябоконя тоже), что я, услышав приказ о прибытии в Аляты, сяду в свою машину и предстану перед его наглые очи. Осекся, когда услышал мой ответ, что я выхожу в дорогу пешком.

И что же? Какой итог этого ночного бдения?

Пустышка! Так говорит опер Шилов. Ни утром, ни в течении рабочего дня никто меня не вызывал и беглеца, как будто и не существовало.

Не знаю, как в гражданских учреждениях, вообще в гражданской структуре, а у нас в армии, с целью повышения политического образования, расширения политического кругозора, существовала система вечерних университетов марксизма-ленинизма.

Занятия на них проводились вне служебное время.

Метод занятий — лекционный. Лекции читали офицеры — политработники.

На занятия университета мы ездили из Пирсагата в Аляты.

После трех часовых занятий, иногда заглядывали в поселок Аляты, в заведение под вывеской:

«Пиво-Воды!» Нас интересовала первая часть названия.

Программа обучения рассчитана на два года (лучше и полезнее было бы обучению карате). По пройденным темам проводились семинары. У меня, на семинарах была «метода»: запоминаю, или записываю, что-то существенное, не сказанное выступающими слушателями, а потом в своем выступлении это все выкладываю в обобщенном анализе. Получалось эффектно. Один майор из штаба корпуса по фамилии, ее не забудешь, Муха, возмущался в мой адрес: «Что ты, Шобухов, все время после меня выступаешь?»

Тебе-то что? Когда хочу, тогда и выступаю.

По окончанию курса обучения выдавалось свидетельство. Оно у меня и сейчас хранится в моем личном архиве. Конечно же, был, во всяком случае у нас, банкет: свидетельство надо же обмыть.

Прошел 26 съезд КПСС. Лекции по его материалам, беседы, семинары. Проводит начальник полиотдела с замполитами батальонов и партактивом управления бригады семинар по этому съезду. Семинар идет вяло: доблестные политработники не знают решений съезда. Начальник политотдела задает очередной вопрос. Выступающих пока нет. Я нашел в докладе Брежнева нужное место, прочитал, прошу слова — готов раскрыть тему. Ответил на поставленный вопрос. Начальник политотдела, обращаясь к своим коллегам: «Вот так надо знать материалы съезда, товарищи замполиты». А подполковник Сибилев, начальник оперативного отделения, тихонько говорит мне: «Шобухов, да тебе, с твоей памятью надо в разведчики идти учиться». Отвечаю: «Я бы рад, да здоровье не позволяет».

Глава девятнадцатая

4 января 1983 года меня направили в 591 окружной военный госпиталь на медицинское обследование, на Военно-врачебную комиссию на предмет определения годности для дальнейшего прохождения службы. Пролежал в госпитале до 21 января того же года. Пока находился на обследовании, Нина приезжала с Андреем меня навещать. Мой день рождения отметили по возвращении домой, правда с опозданием на двое суток, но «лучше поздно, чем никогда», с приглашением наших друзей — семьи Бучко.

А где заключение ВВК? Оно на руки не выдается, а отправляется почтой.

В январе 1983 года Саша просит помощи:

прислать двухкомфорную газовую плиту и газовый баллон, а еще привезти несколько рулонов обоев, для обклейки стен его квартиры.

Нина работала в домоуправлении бухгалтером и они с управляющим домами изыскали возможность помочь Саше в его просьбе. Отправил я и газовую плиту, и газовый баллон из разряда бывших в употреблении, но вполне пригодных для эксплуатации.

В марте без беру очередной и последний в моей службе отпуск, выехал в Харьков. Прихватил с собой пятилитровую канистру коньяка, с расчетом организации ужина с Сашиными друзьями, в честь моего приезда.

Парадоксально звучит: ужин должен организовывать хозяин, а не гость, но у хозяина не было для этого, назову одним словом, - возможностей. И съездить в Полтаву к Уфелю, для выяснения окончательного вопроса об увольнении в Полтаву. Купил обои для комнаты наших детей и внучки. В Харькове никто меня не встречал. Зная адрес, я доехал до места назначения на трамвае.

Но это не так просто: город огромен, с населением этого года:

1307 тысяч человек, и сквозного трамвая до полка, где служил Саша, не было от железнодорожного вокзала.

Говорят: «Язык до Киева доведет», но мне нужен Харьков, а не Киев. Нашел, вернее доехал до этой войсковой части. Остановка трамвая прямо напротив маленького жилого городка, через дорогу.

Жилой городок, громко сказано — это всего два домика, типа сборно-щелевых, на четыре семьи. Домики стояли в роще, деревья: осина, тополь. Саша жил в однокомнатной квартире. Газовая установка помещалась в тесном коридорчике, который одновременно служил и кухней и прихожей. Комната очень маленькая, обветшалые стены. Удобства на улице.

Саша с помощником быстро обклеили стены комнаты, привезенными мною, обоями и она приобрела приятный вид.

Домики стояли, можно сказать рядом с полковыми ремонтными мастерскими. Отопление комнаты при помощи электрических тенов.

Надо же угостить Сашиных друзей по совместной службе в мастерских. Поблизости продовольственных магазинов я не обнаружил и Саша сказал, где их искать.

На трамвай и в гастроном, а это ехать очень далеко от войсковой части. Разыскал я этот магазин. Вот сейчас куплю продуктов и устрою маленький пир в честь моего приезда. Магазин большой, но пустой. В Астрахани в рыбном магазине торчали одни осетровые головы, а здесь, в этом гастрономе в холодильных лотках одна брежневская мойва. Этой рыбой я отравился в Пирсагате, когда Нина купила ее в магазине и нажарила. После этого у меня при виде этой мойвы, возникают в памяти неприятные ассоциации. Японцы этой рыбой удобряют свои посевные площади, а нашим гражданам своей страны предлагают усиленно этот морепродукт в пищу.

А где же хорошая рыба? Ее, хорошую, продали полякам в Охотском море и американцам в Беринговом море.

Продал «белый лис» Шеварнадзе, когда он был еще «черным лисом». Это отступление. Идем дальше по магазину. Вот холодильники с битой уткой под стеклом, но в каждой тушке много жира, мало мяса. А это что за очередь? Ага! Все-таки есть что-то интересное в сим гастрономе. Это куры, замороженные. Отлично! То, что мне и надо. Сейчас возьму пару штук и приготовлю хороший ужин.

Подошла моя очередь:

Уважаемая, - обращаюсь к продавщице, взвесьте мне пожалуйста вот эти две тушки, - показываю какие взвесить.

Гражданин, в одни руки продается только одна тушка.

Мне показалось, что я ослышался и собрался разинуть рот с вопросом: «А что у вас карточковая система?» Но промолчал: кто знает, как среагирует народ, стоящий за мной в очереди, и пышногрудая продавщица. Молча забрал, выбранную мной тушку, купил еще кое-какие продукты и на трамвай. В голове крутится вопрос: «А что в «золотой» Украине нет зерна, чтобы не было продажи куриного мяса по норме?»

Ответа нет, спросить не у кого.

Я не повар, но приготовил ужин, моя курица возглавляла и украшала, накрытый мною стол.

Вечер прошел хорошо, употребив коньяку, ребята разговорились. Разговоры крутились о своей службе, жизни не без хвальбы и фантазии. Один парень стал доказывать, что можно резать стекло ножницами в холодной воде. Начались споры. Лучше пусть спорят об этом, чем о политике.

Посмотрел мастерские, где служит Саша.

Нормальные условия работы. Один рабочий момент:

заходит в мастерскую начальник политотдела полка, с киноэкраном в руках, и обращается прямо к Саше, минуя начальника мастерской, капитана, который работал здесь же. Саша бросает работу и берется за экран. Вечером я сказал сыну о его неправильных действиях: без разрешения непосредственного начальника нельзя выполнять работу от кого бы она не исходила. Не убедил.

Погостил у сына несколько дней, за это время жена объявилась один раз без дочери, переночевала.

После ухода Саши на службу, вдруг вырисовывается в проеме двери молодой парень, Света его радостно встречает, мило расцеловались, обменялись несколькими фразами и он исчез.

Я спросил:

Света, кто этот молодой человек? И откуда он тут вдруг взялся?

Это мой двоюродный брат.

Брат, так брат. Не буду же я разбираться в родословной Светланы. Просто быстрое его исчезновение возбудило у меня любопытство и наводило на размышления. А размышлять было о чем. По беспорядку в квартире (комнате) было видно, что здесь нет женских рук и глаз. А где они, то есть она — Сашина супруга, Светлана? Она не хотела жить с законным мужем в этой каморке. Она оставалась верна своему слову, сказанному в разговоре с подругой: «Из Киева я никуда не поеду». А Харьков — это ведь не Гиндарх, не Кюмер-Кей, не северные острова, а цивилизованный современный город. А то, что квартира плохая, так при желании она будет хорошая. Природой определена роль женщине в создании уюта в своем семейном гнездышке.

Каморку папы Карло, при желании, можно превратить в дворец. Можно при желании многокомнатную квартиру превратить в сарай. Не было желания у Светы приложить руки к Сашиной норе, чтобы сделать ее уютной комнатой, а муж не пожалел бы сил, только надо правильно, внимательно и ласково решать эту проблему.

Все два года службы Саши в Харькове у наших Светы и ее мужа не было совместной жизни. Жили они каждый сам по себе. Отсюда и разногласия, и подозрения, и обвинения в супружеской неверности.

При провожании на вокзале Саша долго разговаривал со мной. Он все не хотел уходить.

Помолчал и говорит: «Папа, я буду разводиться». Я ему ничего не сказал. Да, что и говорить. Все равно сделает по-своему. Я видел, что у него есть причины, но не могу же я дать добро. Может все наладится. Напомнить разговор трехгодичной давности — бесполезно. Пусть решают сами.

От Саши я поехал в Киев, навестить своих сватьев, посидеть, поговорить. Поиграть, погулять с внучкой Аленушкой.

В Армавире жил после увольнения наш начальник тыла, полковник Строн Владимир Сидорович. При остановках в Армавире я познакомил его с моим сватом Адаяном. Кроме того, мы с Владимиром Сидоровичем вели оживленную переписку.

В письмах Строн убеждал меня по окончании службы уволиться в Армавир. Я думал о его советах. И вот после прибытия из Харькова, Киева, в оставшиеся дни отпуска, мы всей семьей поехали на машине в Армавир на разведку, чтобы принять окончательное решение: куда, в какой город увольняться. За одни сутки не доехали, пришлось ночевать перед Нальчиком. Март месяц. Днем тепло, а ночью машина покрылась инеем.

Мы предусмотрели, что будет холодно и поэтому имели с собой теплые одежды. В Армавире у нас есть где остановится, читатель знает об этом.

Навестили Строна, поговорили о сроках получения квартиры при увольнении в Армавир. Для выяснения этого вопроса сходил в военкомат. Получение квартиры в диапазоне от двух до пяти лет. Город, конечно, не Киев, но жить можно. Население в основном русские. Много армян. Достаточно, после будет подробный разговор об этом городе.

Принял решение увольняться в город Армавир.

По двум причинам: во-первых: в нем проживают мои родственники, которых знаю я, а они знают меня еще со школьной парты; во-вторых: мой однополчанин, полковник в отставке Строн В.С. и прапорщик Барнашов Владимир, который перевелся из нашей бригады в Армавирское летное училище (АВВАКУЛ) по запросу начальника этого учебного заведения, проживают в этом же городе. Они готовы на первое, да и на последующее время прийти на помощь, что они и делали.

Обратно из Армавира уезжали температура воздуха — плюс 26 градусов, а за Нальчиком, где мы остановились на ночлег на старом месте, поутру все кругом покрыто плотным инеем. Доехали до дома благополучно, без происшествий.

Глава двадцатая

В этом же месяце поменялось у нас командирование бригады. Подполковника Апалькова Е.П. перевели для дальнейшего прохождения службы в Киев, в КВИРТУ, на должность начальника иностранного факультета. Но мы с ним еще не расстаемся.

Представляет начальник штаба корпуса генерал Головко нового командира.

Товарищи офицеры, прапорщики, сержанты, солдаты, представляю вам нового командира бригады, подполковника Попова. Он требовательный офицер и способен поддерживать в бригаде высокую боевое готовность и твердую воинскую дисциплину. Он назначен к вам для улучшения дел в бригаде.

Так и хотелось сказать: «А что при подполковнике Апалькове дела в бригаде обстояли плохо? Он шесть лет командовал бригадой, дольше всех своих предшественников» Это только мои мысли. А слово генерала всегда «умное». За некоторых генералов говорят их погоны.

Этот новый способный командир оказался обыкновенным алкоголиком со своей женой, тоже выпивохой.

Вскоре прибыл новый начальник политотдела вместо подполковника Кобылинского, из Васильковской дивизии, из Украины, подполковник Ембулатов.

«Прискакал» к нам для получения звания — полковник.

Я в бригаде с января 1961 года и за это время ни один из пяти начальников полиотдела бригады не удостоился этого высокого звания. Вновь прибывший, такой резвый, прет буром. Вызвал он одного офицера для «разбора», а я знал, суть его «поступка» и зашел к Ембулатову вместе с ним. Вот начальник начал «точить» этого капитана. Я помолчал и вставил свое слово в его поток красноречия.

Ембулатов споткнулся в своем словоблудии и мне:

Вас, майор, не спрашивают, мы с Вами потом разберёмся.

Потом, так потом. Но я все-таки сказал свое слово: «Этот офицер ни в чем не виноват» и вышел из кабинета.

Приехал в управление бригады член центрального комитета КПСС. Собрали всех офицеров в класс, так сказать для общения с представителем руководящей организации. Он коротко рассказал о международном положении, о положении в нашей стране о заботе партии и правительства о благосостоянии советского народа и Вооруженных сил, в частности об офицерском составе в свете последнего повышения денежного содержания за должности и воинские звания. И еще много шарообразных фраз с подтверждением процентами.

Закончив свое выступление, предлагает перейти к вопросам. Какие задавали вопросы, так их время закрыло от читателя своим занавесом, но мой вопрос закрыть у времени не хватило сил.

Товарищ, член центрального комитета, спасибо партии и правительству за заботу об офицерском корпусе нашей армии. Но проблемы офицеров последними мероприятиями не решены. Через три месяца я буду увольняться в запас с календарной выслугой 30 лет. Мне выплатят выходное пособие, которого хватит заплатить, добрым бабушкам или дедушкам, вперед за прописку и за наем квартиры для моей семьи по месту избранного жительства. Отсюда вопрос: почему руководство страны не может или не хочет решить этот вопрос, как в Чехословатской республике. Там, в этой стране, офицер за пять лет до окончания службы знает, где он будет жить, в каком месте и в какой квартире. А почему у нас в нашей великой и богатой стране нельзя принять такой же Закон?

Почему офицер Советских Вооруженных Сил, в ожидании очереди на получение квартиры, обязан обогащать хозяев частных домов за счет своей пенсии. И это после многолетних мытарств, для краткости, по «диким» степям Забайкалья. Этот вопрос у каждого офицера в голове, в ожидании увольнения. Спасибо за ответ, говорю заранее.

Мой вопрос в таком плане озадачил представителя. Начал излагать избитую тему о проблемах в стране с жильем, трудностях в экономике и в конечном итоге мой вопрос практически повис в воздухе. Для чего он рисовался перед нами — непонятно.

Ах, да! Как это я сразу не догадался? Это же в отчетах графа: «работа в массах».

Глава двадцать первая

Не пора ли нам вспомнить о наших выездах на природу. У нас та же компания: Сидоровы, Бучко, Шобуховы. У всех свои машины. Берем все необходимое для отдыха. Однажды, весною 83 года, выехали всею компанией в наши грязевые горки, раскинули палатку, готовим шашлыки и все остальное для обеда. Приехали на место — никого не было и вдруг целая ватага подростков — аборигенов, как мухи на запах шашлыка, обступили наш бивак и галдят, пяля на нас свои глаза.

Для них непонятно: как это мужчины и женщины в поле находятся вместе, в одной компании. Лезут, орут. Наши слова, чтоб они оставили нас в покое, не действуют на них. Тогда беру ледоруб, брали с собой, чтобы лазать по сопкам, и запускаю его в сторону этой толпы, они бежать, а мой ледоруб, как по программе, летит преследуя их. Отстали от нас. И тут мое подсознание шепчет: «Хозяин, что ты творишь, а вдруг твоя кирка задела бы кого из них, или башку пробила, тогда сюда прибежали бы все жители Хидырлов и нам пришлось бы худо». Право подсознание, а сознанию неприятно такое соседство аборигенов, вот оно и приняло это опрометчивое решение.

С другой стороны: это такая наглая публика, если не обращать на их наглое поведение внимания — они в рот залезут.

Май 1983 г. Слева и далее: Галя Сидорова с дочкой Людой, Лида Бучко с дочкой Оксаной, Нина с Вениамином Шобуховы.

Фотографирует Иван Бучко, а поймал этот момент Николай Сидоров.

Май 1983 г. Слева и далее: Галя с дочкой Людой, Николай, Лида, автор, Нина, перед ними – Оксана Лето -83. С усами Иван Бучко, в очках Шобухов Джентльмен Андрей Шобухов Вот этот выезд — на фото. Конечно, полет моего ледоруба и убегавших аборигенов не фотографировали, а жаль. И еще были выезды. Последнее документальное подтверждение зафиксировало нас с Иваном Бучко за приятной работой.

На Кавказе, в Закавказье, в Средней Азии живут опасные пресмыкающиеся — змеи с названием: гюрза.

Яд ее для человека смертелен, если не будет введен через короткое время антидот.

Что она собой представляет? Длина тела у самки см, у самца — 160 см. тело кургузое. На тонкой шее голова с расплющенными в ширину челюстями, хвост — мышиный. Цвет серовато-песчаный или красноватокоричневый, по спине темные узоры. Выделяет при укусе 50 мг. очень сильного яда, уступающего по вредности только яду кобры. Вес до 2-х кг. Не смотря на свою кургузость (толщину в середине тела), обладает мгновенной реакцией на раздражители. Охотится на земле, у родников, на деревьях и кустарниках, на них охотится на мелких птиц отряда воробьиных. После поражения добычи, держит ее в зубах, пока та не затихнет, а после пожирает.

При внезапной встрече очень агрессивна и опасна. При возможности уйти уходит, если отступление не возможно — нападает. Удар наносит вместе с отступлением за одну секунду.

В горах, даже зимой, на солнечной стороне проявляет активность.

За 25 лет службы в Азербайджане, где я только не бродил, будучи на охоте, на рыбалке или просто на отдыхе, помнил об этом грозном противнике, но не встречал. И вот в одном из последних наших выездов на заячью гору, мы встретились. Я ее заметил раньше, чем она меня. С ледорубом подступать к ней, все равно, что подписать себе смертельный приговор. Я следовал за ней на безопасном расстоянии, ища глазами какой-нибудь длинный предмет. Дети увидели мою охоту, я запретил им приближаться к гаду и попросил, чтоб они нашли чтонибудь подходящее для удара по змее. Такое поручение им в радость. Разбежались в поиски. На заброшенных кошарах нашли длинный конец шестимиллиметровой проволоки и бегом несут мне. Скрутил из него, что-то подобие жгута. После двух удачных ударов опасный враг был повержен. Теперь можно его спокойно рассматривать.

Дети с опаской, но любопытство сильнее, подошли, и смотрят на гюрзу и свой приговор вынесли:

«Фу, какая гадость!» вернулись к биваку.

Раз уж разговор идет о змее, то уместно рассказать и о других ползующих и плавающих рептилиях. Бывало, приезжаем на море, а там этих гадов нашествие: в воде, на берегу. Прежде чем лезть в море разгоняешь их с берега и из воды. Говорят, что водяные змеи не ядовиты, но не хотел лично я, чтобы это существо обвило мне ногу на берегу или, чтоб проникло в плавки в воде. Я этих гадов только убиваю; в руки, даже убитых, не токмо живых, не беру. Азербайджанские пацаны хватают этих черных змей и бегают по берегу, размахивая ими, как плетками, пугая друг друга и наших детей, пока не прогонишь их.

Глава двадцать вторая

С прибытием свидетельства о болезни в мае 1983 года, я согласно приказа командира, подготовил представление на увольнение по болезни и в связи с окончанием срока службы. Подписано командиром и отправлено по инстанции. Ждем выписки из приказа ГК ВПВО страны о моем увольнении.

Моя помощница старший сержант Свирида обратилась с просьбой о переводе ее для дальнейшего прохождения службы в Армавирское ВВАКУЛ. Командир подписал отношение начальнику названного учебного заведения и она, вскоре после моего увольнения была переведена в это училище на службу, тоже в строевую часть.

Но это после, а пока мы еще служим вместе.

В августе поступила выписка из приказа ГК ВПВО Страны номер 0620 от 14 июля 1983 года о моем увольнении, по статье 59, пункт «Б» по болезни с правом ношения военной формы одежды. Она секретная, снимать копию запрещалось.

Вместе с приказом об увольнении я был награжден медалью «Ветеран Вооруженных Сил СССР»

с объявлением благодарности в Благодарственной грамоте Первого заместителя ГК ВПВО генералполковника Е.Юрасова.

Это все хорошо и очень приятно, но приятней было бы во сто крат, если к этим наградам, которые я заслужил своей долголетней службой, было бы приложение: ордер на получение квартиры. Но увы, его не оказалось. Нет, не позабыли, не было такого Закона.

За свою службу я награжден 10-ю медалями и знаком «Войска ПВО Страны». Медали: «За безупречную службу» - 3, 2, 1 — степени; юбилейные медали: «20 лет Победы в Великой Отечественной Войне 1941-1945гг»;

«40 лет, 50 лет, 60 лет ВС СССР». Юбилейной медалью «За воинскую доблесть в ознаменование 100-летия со дня рождения Владимира Ильича Ленина», «Ветеран ВС СССР»; медаль «70 лет ВС СССР» был награжден в феврале 1988 года, уже находясь в запасе.

Командир бригады, своим приказом номер 57 от 26.09.1983 года объявляет о моем увольнении из рядов ВС СССР и награждает меня грамотой. Приказ объявляется на общем собрании офицеров и прапорщиков управления бригады. На этом собрании офицеры, по установившейся традиции, вручили мне памятный подарок магнитолу «Вега».

Я выступил с ответным словом, поблагодарил присутствующих за совместную службу и оказанное доверие со стороны командования бригады, и если потребует Родина я готов снова встать в строй. Было все это как-то обыденно и скучно. Жаль было, что провожают меня, ветерана воинской части 91144, не прежнее командование (Апальков, Кобылинский), а новое, которое знает меня менее полугода.

Приказом по строевой части номер 238 от 26 сентября 1983 года, я исключен из списков личного состава части и всех видов довольствия с 26 сентября 1983 года. По состоянию на эту дату я послужил в Вооруженных Силах СССР 30 календарных лет и плюс семь дней. Параграф этого приказа, на прощание, я отпечатал лично. Но на этом моя служба не закончилась.

Я продолжал ходить на утренний развод, инструктировал своего приемника, капитана Никулина о порядке представления офицерского состава к очередным воинским званиям, к перемещению по службе, на замену на Север, к награждению медалями, в спецкомандировки.

Весь этот инструктаж под запись. Ничего он не понял, не оценил своего положения на этой должности, начал «химичить» с послужными листами в личных делах офицеров, не зная, что на каждого офицера ведется два экземпляра личных дел, сняли его с этой должности.

Вместо него назначили прапорщика Бабичева с одновременным присвоением офицерского звания, который честно дослужился до получения «майора». Это отступление.

После подписания приказа о моем увольнении и исключении из списков части, я отправил свое личное дело в Армавирский объединенный военный комиссариат, Краснодарского края.

Организовал прощальный банкет. От приглашения отказался командир бригады и начальник политотдела. А с начальником штаба, подполковником Дударевым у меня все время были натянутые отношения, за то, что он пытался у прапорщика Бабичева отбить жену, а Бабичев мой подчиненный. Банкет и без них получился на славу.

10 октября меня приглашает приехать после работы начальник отдела кадров корпуса, подполковник

Зеленцов. Прибыл. Докладываю:

Товарищ подполковник, майор Шобухов...

Хорошо, хорошо, вольно, - смеется он, - вот стол накрыли наши девчата, тебя ждали, садись. Для начала поздравляю тебя с окончанием военной службы и от имени командира корпуса вручаю тебе почетную грамоту, которой он награждает майора Шобухова.

Служу Советскому Союзу.

А теперь мои коллеги, за нашу трапезу, поговорим на прощание с нашим трудягой Вениамином Ивановичем. Подняли бокалы, произнесли тосты, пожелания и спасибо и прощайте мои шефы и мои коллеги. - Грустно было расставаться с ними: десять лет совместной работы — это не так легко забывается.

11 октября выехал в Армавир, пока один, для постановки на воинский учет, прописки себя и семьи и сдачи документов на получение квартиры. А теперь, дорогой читатель, внимание! Картина первая. Для того, чтобы прописаться, нужно встать на воинский учет.

Прибыл в военкомат, в третью часть, представляю удостоверение личности, предписание гражданскому чиновнику. Читает предписание, хорошо, листает удостоверение личности и вдруг, «как будто ожогом рот скривило» чиновнику и глаза его уставились на меня, как шилья, готовые проткнуть насквозь.

Товарищ майор, Вы не сдали личное оружие — пистолет ПМ.

Сдал, в удостоверении записано.

Правильно, запись есть, - но, с ехидцей добавляет, - нет печати, смотрите.

Гляжу … и испарина выступила на лбу: печати нет. А что мне говорила Люба Свирида?! «Товарищ майор, поставьте печать». «Потом поставлю, когда все документы будут готовы».

Я чуть было не ляпнул этому чиновнику, что печатью в части я заведовал сам, а вот забыл ее поставить. Вовремя прикусил язык. Последствия были бы нежелательные.

Товарищ майор, - привел он меня в чувство, представьте справку о сдаче оружия.

Даю срочную телеграмму Бабичеву с просьбой прислать такую справку. Вот оно: «сапожник без сапог».

Без принятия на воинский учет не получишь паспорт, без паспорта ходить искать место прописки бесполезно, без прописки себя и семьи в очередь на получение квартиры не суйся. Итог: сказанное в части слово: «потом»

задержало мою очередь на квартиру на две недели.

Прислал прислал мне Бабичев злополучную справку, поставили на воинский учет, получал паспорт.

Следующее явление. На улице Халтурина в сквере между улицами Ленина и Комсомольской стояла доска объявления с предложениями: найму квартиру, сдаю квартиру, пропишу, обменяю квартиру, продаю дом и другие. Кроме письменных предложений того же содержания, предлагают устно. Мне в первую очередь нужна была прописка. Познакомился с дедом, вернее будет, он познакомился со мной. Я в этой толпе один в военной форме, да еще майор. Заметная фигура.

Дед – крепкий мужчина, седоватый, моего роста спрашивает:

Майор, какие проблемы?

У меня, уважаемый, одна пока проблема:

прописаться, ищу адрес.

Разговорились, ему 80 лет, хотя выглядел на 60, участник боев на Халхин-Голе, политруком.

Вот что, сынок, - говорит он, - вот тебе адрес, записывай или запоминай, улица Ленина, дом 272, автобус №4. желаю успеха.

Приехал по адресу. Хозяйка дома, женщина 60-ти лет. Я представился, изложил свою просьбу, сообщил кто порекомендовал обратиться к ней. Звали хозяйку Тамара Владимировна (фамилию ее уже забыл), пригласила в дом. Разговорились, сын у нее капитан ракетных войск, служит в городе Грозном. Цена за услугу 360 рублей в год.

А где же я жил все эти дни моего мытарства? У моих сватьев, знакомых уже вам, Адаянов. Сваха Феня хвалится: «У меня в паспортном столе знакомые, и тебя, Вена, пропишут без очереди. Домовая книга Тамары Владимировны у меня. Утром идем в паспортный стол.

Идем на улицу Энгельса через сеть железнодорожных путей, вместо нормальной дороги, якобы так короче.

Помещение паспортного стола маленькое, народу много.

Бланки на прописку я заготовил заранее. Занял очередь.

Знакомство Фенино не помогло. Дождался своей очереди, выстояв предварительно два часа. Сдаю документы и вдруг осечка: «Гражданин, Шобухов, на бланках нет росписи хозяйки домовладения о ее согласии на Вашу прописку» Ругнулся я про свое невнимание к форме бланка.

Но пошел в атаку:

Уважаемая, я же не украл домовую книгу, коль она мне ее вручила значит она и согласна. С Вашего позволения распишусь за нее. Я два часа выстоял в этой давке, - нажимаю на жалость, - и что, все напрасно? Для меня каждый день дорог: мне сдавать документы на получение квартиры. Вы уж пропишите, пожалуйста.

Добрая женщина приняла во внимание мое бедственное положение. Штампы в паспортах, моем и жены, запись в домой книге и спасибо паспортистке: я и моя семья: Нина Григорьевна, сын Андрей с 1 ноября 1983 года граждане РСФСР и жители города Армавира, Краснодарского края.

Картина вторая. Постановка на очередь на получение квартиры. Иду в приемную председателя исполкома по приему писем, жалоб и заявлений от трудящихся города Армавира. Заведующий приемной оказался свой человек: подполковник запаса ракетных войск Латухин Виктор, который сам стоит в очереди на получение квартиры. Пришел я в приемную часа за два до окончания рабочего дня. С его помощью я успел побывать в двух кабинетах и на приеме у заместителя председателя горисполкома Сорокина, который поинтересовался почему я решил поселиться в Армавире. Я ответил, что у меня в этом городе живут родственники и мои однополчане. Ставит свою подпись на моих документах, разрешающие постановку меня на очередь. Бегом в жилотдел и вот я в очереди под номером 42.

В последствии, с Виктором и его семьей, мы долго дружили, но об этом позже.

Картина третья, не оконченная.

Поиск частной квартиры. Та же доска объявлений, которую осаждают различные лица: ищущие, предлагающие, торгующие, зазывающие. Сделаем отступление. Читатель видит мои метания после 30-ти летней службы в поисках частной квартиры, места прописки. Родное Советское Правительство за столь длительный срок службы офицерами своей армии не заботилось об их будущем после увольнения в запас.

Кидали кусок в виде двухмесячного денежного содержания, в приказе написано, и будь здоров:

«Спасибо за службу».

Но была одна льгота: 10% от каждой новой жилой площади по месту жительства в пользу очередников МО СССР. Но этими 10%-ми местные власти распоряжались, как хотели.

Не нашел я подходящей квартиры, а когда хозяева узнавали, что у меня машина — отказывали. Не найдя квартиры я поехал домой, как раз перед ноябрьским праздником. С большим трудом я взял билет на поезд Киев-Баку и вот я дома.

На 7 ноября погода стояла чудесная. Выехали последний раз на природу на наше прежнее место: на берег моря. Пожарили шашлык, кушаем, разговариваем о нашем, пока что, неясном будущем. Вдруг сильный хлопок на сопках. Это наш главный грязевой вулкан на прощание с нами заплакал: началось извержение, довольно интенсивное.

За 17 лет нашего посещения его окрестностей, он молчал. Зрелище извержения интересное: фонтаны грязи вылетают на большую высоту и опадая вниз, грязь стекает по его склонам, по одному из них в сторону нашей дороги, грозя перекрыть ее. Пришлось ретироваться, не дожидаясь окончания извержения.

Может он неделю и больше будет плеваться своим содержимым.

Приступили к сбору багажа для отправки его в город Армавир. Вещей, за столь длительный срок службы, накопилось много, и в положенные мне 1050кг, бесплатного провоза багажа, я не укладывался. Но это не проблема.

Подготовили свой багаж к отправке, оставили только то, что необходимо человеку на первое время:

постельные принадлежности, одежда, посуда и моего третьего члена семьи «Двойку», которую надо снять с учета.

Багаж подготовлен. Поехал на железнодорожную станцию Сальяны к начальнику контейнерной площадки и за одну сиреневую купюру получил еще один контейнер. Дал мне командир машину под два больших контейнера. Попросил Бабичева, чтоб он приготовил шесть бойцов к моему возвращению из Сальян, для быстрой погрузки моего багажа. За простой контейнеров взымается штраф.

Сдал контейнеры. В моем присутствии наложили пломбы, вручили соответствующие документы, с предупреждением беречь их.

Теперь очередь за «Двойкой»: на второй день после сдачи багажа, поехали с Андреем в город Баку с предварительным заездом в районную ГАИ в поселке Локботан, для снятия с учета нашей машины. Читатель уже знаком с этой процедурой и знает, где находится эта контора. Выехали утром, а возвращаемся только вечером.

Получил транзитные номера. Заехали в Локботан за продуктами. Как всегда внезапно налетел шторм из долины между двумя невысокими горами. Все кругом вмиг потемнело. Нам бы укрыться за стеной забора и дождаться утра, днем-то даже при шторме легче ехать, так нет поехали домой, а то Нина будет переживать из-за нашего отсутствия.

За поселком дорога между двумя мелководными озерцами: последствия бурения скважин. Порыв шторма отрывает от лобового стекла «дворники» и через пару секунд готов их вывернуть наизнанку. Надо спасать их.

Выскакиваю из машины, только протянул руку, чтобы поставить «дворники» на место, как очередной порыв ветра, кинул меня к воде, успел одной рукой ухватиться за крепление стеклоочистителя. С трудом, борясь с ветром, восстановил положение, а Андрею смешно, как меня кинуло к озеру. Что с него взять - глупый еще.

Проехали озера, выезжаем на главную дорогу, а она в районе цементного завода полностью перекрыта — на ремонте.

Объездная дорога с подъемом и поворотом по берегу моря. Поднялись на сопку: слева — обрыв к морю, справа — каменная яма, с такими же каменными стенками, с глубиной до пяти метров. В нормальную погоду даже интересно было проезжать по такой экзотической дороге, а нам предстоит преодолеть этот опасный участок в свирепый шторм. Ветер дует со стороны моря и большой риск быть сброшенным с дороги и падением на каменное дно ямы. Быстро преодолеть опасный участок на представляется возможным: дорога скальная. На дороге транспорта нет, мы одни в этом темном, бушующем мире, да море беснуется под обрывом, высота которого с десятиэтажный дом. Мысленно обращаюсь к своему Незримому Хранителю с просьбой помочь нам проехать опасное место. На второй передаче, со скоростью пешехода проехали участок. Спасибо моему хранителю.

Выехали на трассу и теперь «нас поймай, догони». Через два часа мы дома.

Жена напустилась с упреками:

Где вы так долго пропадали, я вся извелась, измучилась ожиданием...

Мама, - прервал ее причитания Андрей, - не видишь что ли какая погода? Радуйся, что мы стоим перед тобой живы и здоровы, и твоя любимая «Двойка»

цела и невредима, только грязная.

Ладно, мойте руки и садитесь ужинать.

Утром не узнаем свою машину: вся в глине, глина забилась во все щели. Это произошло, когда мы проезжали между мелкими озерцами; шторм гнал воду и брызги вместе с глиняным грунтом. Полдня с Андреем очищали машину от грязи.

После обеда решили выезжать, с расчетом ночевать в Дербентской роте. Это 400 километров.

Сходил в свое отделение, попрощался со своими подчиненными, а помощнице сказал, что мы встретимся в Армавире.

Нас провожали мой друг Иван Алексеевич, инспектор финансовой службы лейтенант Белоронов и наш верный друг и сторож, четвероногий Манжурка.

Начали мы укладывать вещи в машину, он крутится у ног, повизгивая, смотря преданно в глаза: «Ну, что ты, хозяин, возьми меня с собой». Хотел я его отпустить, наклонился, чтобы снять ошейник, пусть гуляет на воле, но новый хозяин квартиры, лейтенант

Белоронов:

Не надо отпускать, я буду за ним смотреть и кормить. Пусть сторожит, теперь уже мой дом.

Манжурка понял, что его не хотят ни с собой брать, ни отпускать на волю, притих, лег на живот, положил голову между лап и из глаз его покатились слезы.

Обманул нерадивый лейтенант и нас своим заверением и собаку своим обещанием кормить ее: издох наш Манжурка от голода и жажды. Об этом мне сообщил Иван Алексеевич.

Попрощались мы с нашим другом, капитаном Бучко Иваном Алексеевичем: крепко обнялись, пожали друг другу руки и прослезились.

Уважаемые, читатели, не скучайте по нему, вы еще много о нем узнаете.

–  –  –



Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 ||
Похожие работы:

«УДК 615.851 ББК 53.57 К19 Перевод Е. Мирошниченко Каннингэм Джанет, Ранучи Майкл К19 Внимание! Родная душа. Духовная любовь в физическом мире/ Перев. с англ. — М.: ООО Издательство «София», 2011. — 160 с. ISBN 978-5-91250-928-5 Ваша полов...»

«МОСКОВСКИЙ ИНСТИТУТ ПРОЦЕССУАЛЬНОЙ И СОМАТИЧЕСКО-ИНТЕГРАТИВНОЙ ТЕРАПИИ (МИПCИТ) Обучающая программа повышения квалификации (свидетельство Государственного образца) РАБОТА С ШОКОВЫМИ ТРАВМАМИ, ТРАВМАМИ РАЗВИТИЯ И ХРОНИЧЕСКИМИ ТЕЛЕС...»

«Наталья Бахадори. Камила бинт Расул Современный хиджаб. Сокровенная красота Не секрет, что женщины часто жалуются на то, что окружающие обращают внимание только на ее привлекательную внешность, пренебрегая внутренним миром и душевным содержанием. Для женщины в хиджабе опасность этого значитель...»

«По благословению Александра, митрополита Астанайского и Казахстанского Никольский Благовест N 24 (640), 23 сентября 2012 г. Проповедь Святейшего Патриарха Кирилла в праздник Воздвижения Креста Господня егодня мы празднуем великий двунадесятый праздник Воздвижения Креста Господня. Мы вспоминаем стра...»

«Роман Глушков Пекло – И как же Господь наказал этих падших ангелов? Он сослал их в ад?– Хуже! В Висконсин! «Догма» Зона № 35, Россия, Верхнее Поволжье, провинциальный городок Скважинск. Август 2016 года. 30 минут до Падения. Глава 1 Я отро...»

«Александр Белый Славия. Рождение державы Серия «Славия», книга 1 Текст предоставлен издательством http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=4958239 Славия. Рождение державы: Фантастический роман: Альфа-книга; Москва; 2012 ISBN 978-5-9922-1302-7 Аннотация Сознание нашего современника Евгения Каширско...»

«Великое проявляется в сохранении малого» « » 70,. 0 16,, :,. « » « »,. ПРОС ТОТА Эта тенденция навеяна с тилем ретро, БЛЕСК Стиль современной романтики, важную роль здесь НОВЫЙ ВЕК В этой тенденции стиль милитари становится настро...»

«ИЗБРАННОЕ BORIS FILIPOFF SELECTED PROSE Overseas Publications Interchange Lid БОРИС ФИЛИППОВ ИЗБРАННОЕ Overseas Publications Interchange Ltd Boris Filipoff: IZBRANNOE First published in 1984 by Overseas Publications Interchang...»

«No. 2016/210 Журнал Суббота, 29 октября 2016 года Организации Объединенных Наций Программа заседаний и повестка дня Понедельник, 31 октября 2016 года Официальные заседания Генеральная Ассамблея Совет Безопасности Семьдесят первая сессия Зал Совета 7797-е заседание 37-е пленарное Зал Г...»

«ПАМЯТНИКИ ЛИТЕРАТУРЫ Гаврила Романович ДЕРЖАВИН ДУХОВНЫЕ ОДЫ ImWerdenVerlag Mnchen 2005 Печатается по изданию: Г. Р. Державин. Духовные оды. М., Ключ, 1993. Текст этого издания взят, судя по в...»

«Токарев Алексей Александрович МЕТАРЕАЛИЗМ КАК ТВОРЧЕСКИЙ МЕТОД АЛЕКСАНДРА ЕРЕМЕНКО В статье рассматриваются особенности поэтического языка Александра Еременко. Анализ стихотворений позволяет сделать выводы о логике и специфике дискурсивных практик, с помощью которых автор создает сложные для интерпретации мерцающие образы, а также совм...»

«Аркадскова Марина Юрьевна Муниципальное автономное общеобразовательное учреждение «Куровская гимназия» Орехово-Зуевского муниципального района Московской области РАЗРАБОТКА УРОКА ВНЕКЛАССНОГО ЧТЕНИЯ В 5 КЛАССЕ «ТВОРИ ДОБРО» (ПО РАССКАЗУ Л. ПЕТРУШЕВСКО...»

«Пояснительная записка Рабочая программа по учебному предмету «Изобразительное искусство» составлена по программе «Изобразительное искусство и художественный труд.(Программы общеобразовательных учреждени...»








 
2017 www.pdf.knigi-x.ru - «Бесплатная электронная библиотека - разные матриалы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.