WWW.PDF.KNIGI-X.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Разные материалы
 

«КАХХАРОВ Абдулахат Гамиевич — кандидат философских наук, заведующий сектором социологии Института философии и права им. ИМ. Муминова АН ...»

© 1993г.

А.Г.КАХХАРОВ

ЭКОЛОГИЧЕСКИЙ ИМПЕРАТИВ

КАК ФАКТОР ПОЛИТИЧЕСКОЙ ИНТЕГРАЦИИ

КАХХАРОВ Абдулахат Гамиевич — кандидат философских наук, заведующий сектором

социологии Института философии и права им. ИМ. Муминова АН Республики Узбекистан. В

нашем журнале опубликовал статью в № 1, 1993 г.

Экологические проблемы в наше время занимают одно из первых мест в общественном сознании, велика обеспокоенность мировой общественности состоянием окружающей среды, решением природоохранных задач. Пожалуй, переживаемый нами период окончания «холодной войны», противостояния социально-политических систем имеет весьма важную примету: массовое осознание угрозы ядерной катастрофы в результате международного конфликта сметалось не менее массовым осознанием серьезности экологической опасности. На этом фоне глобальных сдвигов в общественном развитии и ментальности происходит и изменение ценностных стереотипов, а также способов практического действия и контактов между людьми. В самом общем виде ведущую тенденцию здесь можно охарактеризовать как переход от конфликтности отношений между людьми, народами, государствами к сотрудничеству, партнерству, сближению в целях совместного развития.

Эти слова, возможно, покажутся слишком банальными, но тем не менее они более всего выражают социальный смысл современной экологической тематики. Именно она сегодня тесно связана с совокупностью ценностей выживания и единства человечества и задает определенную логику, нормативность развитию культуры на нашей планете.



Конечно, при желании такое возведение экологических проблем на сверхприоритетный планетарный уровень, где легитимная значимость государственных, национальных, местных границ становится проблематичной, можно трактовать как стремление обосновать необходимость и даже желательность интернационального тоталитарного порядка, институционально закрепляющего природный коммунитаризм, «диктатуру природы». Однако представляется, что подобные опасения вызваны инерцией мышления, над которым довлеют ужасы уходящего XX века. Для принятия идеи так называемого экологически ориентированного общественного развития, выработки соответствующих нормативов и стратегий, практической реализации прежде всего государственных и региональных проектов отнюдь не обязательны политический диктат, всевластие какого-либо международного центра.

Скорее, здесь важна способность каждого индивида к индивидуализированным решениям, к выбору оптимальных практических действий на основе союза морали и знания, к выбору, не исключающему порой в определенных ситуациях и добровольного самоограничения. Эту способность в данном случае хотелось бы назвать в согласии с доброй кантовской традицией готовностью следовать экологическому императиву.

В этой готовности людей, которая, безусловно, индивидуально разнится по содержательным элементам, по степени наличия — отсутствия и осознанности, видится один из главных факторов формирования современной культуры жизни в сообществе, баланса личных и общественных интересов, ненасильственного общественного порядка. В этом качестве она может и должна стать особым предметом социологического исследования. И с этой точки зрения, публикация в последнем номере журнала за 1992 г. материалов, посвященных проблематике инвайронментальной или экологической социологии, всецело заслуживает одобрения и поддержки. Прошло, кажется, то время, когда на основе глобальных математических моделей выносились категоричные рекомендации для отдельных народов по вопросам, например, ограничения рождаемости или роста производства, когда под флером утопических рассуждений о ноосфере или создания экологического производства пропагандировались преимущества усовершенствованного казарменного социализма.





Новое направление в социологической мысли представляется в хорошем смысле слова прагматичным, ценным в составлении объективной картины экологического сознания и поведения людей. Можно ли без изучения восприятия экологических проблем, общественного мнения по вопросам, связанным с состоянием окружающей среды, обеспечить сегодня надежную социальную технологию реализации тех или иных экономических, организационных, технических нововведений? Можно ли надеяться на формирование и эффективность экосоциальных моделей и стратегий развития в рамках мирового сообщества, региона, отдельной страны помимо данной социологической работы?

На наш взгляд, это — риторические вопросы. Для социологии, изучающей ситуацию внутри отдельного региона, страны, они выражают конечную цель исследований.

Вместе с тем не менее важным является вопрос о влиянии экологического сознания на процессы общественной консолидации, активизации населения, его отношения к официальной политике и деятельности органов власти, центральных и местных. Для народов бывшего СССР, переживающих становление государственности, переход к рынку, демократии в кризисных экологических и экономических условиях, это круг вопросов далеко не безразличен.

Относительно стабильная социально-политическая обстановка в среднеазиатском регионе была нарушена братоубийственным конфликтом в Таджикистане, а перед этим произошли трагедии в Фергане и Оше, столкновения в других районах, более мелкие по масштабу. При анализе этих событий обычно на первый план выступают социальные, национальные, религиозные факторы, однако заведомо отрицать роль при этом напряженной экологической ситуации нельзя. Нельзя отрицать и традиционное для этих мест невнимание властей к жизненным трудностям населения, вызванным экологическими факторами. Наиболее очевидна связь с экологическими проблемами событий в Оше, где межнациональный конфликт разгорелся из-за дефицита водных ресурсов и пригодной для возделывания земли. В неуместной иронии по поводу происшедшего одного из должностных лиц, отвечающих за последствия чиновной пассивности, дескать,— спор разгорелся всего-навсего из-за урожая клубники, есть известная доля правды. В регионе, где большинство населения занято сельскохозяйственным трудом, пусть даже огородничеством, экологический фактор может стать причиной обострения конфликтов как между жителями соседних домов, так и между жителями города и деревни, соседних районов, между различными национальностями.

Тем не менее, экологическая напряженность в регионе, отдельных районах, республиках может оставаться нейтральной в отношении социальных противоречий, во всяком случае не выступать катализатором конфликта, причиной его возникновения и обострения. Свою роль может сыграть продуманная экологическая политика, экологическое сознание масс, понимающих так или иначе веления природной среды, свою ответственность за ее сохранение и использование.

Республика Узбекистан, провозгласившая независимость 31 августа 1991 г., получила в наследство крайне неблагоприятную экологическую обстановку. Наиболее острыми для ее многонационального населения выступают проблемы дефицита и загрязнения водных ресурсов при их значительных непроизводительных потерях (до 25%), истощение сельскохозяйственных земель, опустынивание, повсеместное засоление и эрозия орошаемых земель, высокий уровень концентрации в почве пестицидов, в том числе запрещенных к применению, в среднем до 20—25 кг/га.

Из отдельных местностей можно выделить Ташкентскую область, Ферганскую долину, которые отличаются высокой антропогенной нагрузкой на окружающую среду, загрязнением воздуха, почв, вод. Загрязнение воздушного бассейна отмечалось в городах Алмалыке, Коканде, Навои, Чирчике, неблагоприятное положение фиксировалось в Сурхандарьинской области в зонах распространения выбросов Таджикского алюминиевого завода.

В результате серьезной экологической ситуации резко возросло в конце 80-х и начале 90-х годов количество заболеваний острореспираторного, желудочнокишечного профиля, заболеваний печени, крови. По данным Минздрава республики, в 1989 г. наблюдалось семь вспышек брюшного тифа и паратифов с числом больных, превышающим 300 человек.

Как известно, катастрофическая ситуация сложилась в Приаралье. Здесь зарегистрированы случаи гибели людей от загрязнения окружающей среды. По данным АН республики, понижение уровня моря на 15 м к концу 80-х годов подорвало равновесие экосистем региона, повсеместно начались деградация почв, флоры, фауны, опустынивание земель, возникли пылесолевые бури, угрожающие не только Приаралью, воды рек Амударьи и Сырдарьи приобрели высокую степень минерализации, в них обнаружены хлорорганические пестициды, превышающие все допустимые нормы.

По данным Минздрава республики, из 100 человек в Каракалпакии —63 хронически больны, из 1 000 родившихся младенцев 92 умирают, а из числа выживших — 70% больные. Среди взрослого населения ежегодно болеют гепатитом тысячи человек. В этом регионе в неудовлетворительном состоянии находятся медицинские учреждения, не хватает больничных коек, нет в достаточном количестве квалифицированных врачей. Большинство городов и поселков не имеют систем централизованного водоснабжения и канализации.

В то время положение региона усугублялось в результате действий определенных государственных органов и учреждений. Данные токсилогических лабораторий были засекречены. Активность ученых и авторитетных деятелей культуры блокировалась.

На местах бесхозяйственность и невежество приводили к драматическим последствиям, абсурду. Так, например, известен стал факт загрязнения воды в Сарыкамышенском озере разнообразными химическими веществами, однако рыбаки продолжали ловить в нем рыбу, хотя употреблять ее в пищу было нельзя — можно запросто отравиться [1, с. 21]. На побережье Арала резко подскочила безработица в результате отступления моря и наступления посевов хлопчатника. Из 40 тыс. населения города Аральска насчитывалось 5 тыс. незанятых. Общее число безработных превысило в Каракалпакии 100 тыс. человек, примерно столько же отмечалось в Андижанской области и остальных областях Ферганской долины [Там же, с. 26]. По компетентному заключению ученых АН республики, причина бедственного положения региона заключается в продолжении экстенсивного выращивания хлопчатника, его монокультуры, в насаждении специализированного рисоводства. Более глубокая социальная причина уже в начале 90-х годов не скрывалась — существующая структура управления и хозяйствования в Средней Азии, восходящая к колониальным порядкам царской империи и закрепленная командно-бюрократическим началом СССР. Преследование хлопковой независимости во что бы то ни стало вылилось во всевластие ведомств-монополистов: Минводхоза, Госкомводстроя, Комитета по экономике. Если смотреть еще глубже, то движущей силой расширения посевных площадей хлопчатника являлись центральные и местные партийные органы, которые даже в 1989 г. после заверений о необходимости изменения сельскохозяйственной и экономической политики в этом регионе предприняли инициативу освоения новых земель под хлопчатник. Эта была последняя попытка сохранить статус-кво в социально-политической сфере, удержать народ в прежней зависимости. Попытка оказалась в конечном счете гибельной.

Казалось бы, в такой ситуации неминуемо должна последовать общественная дестабилизация, возникнуть благодатная почва для межнационального конфликта между каракалпаками и другими национальностями Узбекистана. Однако общественный порядок был сохранен. Не последнюю роль в данном случае сыграла политика государства после обретения независимости. Предложения ученых нашли отклик во властных структурах. Одна из мер по предотвращению катастрофы — снижение удельного веса хлопчатника в сельскохозяйственном комплексе страны с 80% до 40—50%. Освободившуюся площадь предлагалось использовать для развития садоводства, овощеводства и виноградарства, а также разведения скота. Начатое осенью 1991 г. отведение освободившейся из-под посевов хлопчатника земли под дехканские наделы с правом наследования и пожизненного пользования обеспечило к 1992 г. 550 тыс. га для индивидуальной трудовой деятельности. Более 2,5 млн. семей расширили свои приусадебные хозяйства. В регионах Узбекистана началось возрождение производства сельскохозяйственной продукции при помощи семейного хозяйства [2].

Процесс возрождения личного хозяйства находится в Узбекистане на начальных этапах своего развития. Имеется масса сложных проблем в обеспечении населения водой, семенами, скотом и птицей, денежными кредитами. Есть трудности и в распределении земель, очередности получения наделов. Сказываются клановые предпочтения, подверженность местных властей инертности. По данным независимых социологических служб, от 40% до 55% населения считают, что с проведением новой аграрной политики появилась возможность решить проблемы занятости населения и продовольствия (данные социологического опроса ряда районов Каракалпакии).

Наряду с этими нововведениями была расширена сфера влияния ученых на выработку экологической политики. Появились научно обоснованные проекты сохранения уровня моря на отметке 38—40 м, а также внедрения водосберегающих технологий использования реки Амударьи. Наконец, уже сегодня признана необходимой организация постоянной координации по восстановлению Аральского моря между республиками Средней Азии и Казахстана. Состоялась важная встреча представителей республик данного региона, и совместные действия, есть надежда, последуют незамедлительно.

В то же время мы полагаем, что в особых условиях Узбекистана необходимо создание специальной службы экологической социологии [3]. По данным опроса населения в 1991 г., проблема загрязнения окружающей среды воспринималась как требующая незамедлительного решения (56,4% опрошенных; в Каракалпакии соответствующая доля составила 62,9% [Там же]). Средняя оценка мер властей по охране окружающей среды колеблется от 1 до 2 баллов (по пятибалльной шкале).

Низкий рейтинг властных решений в то время был понятен. Отсутствовала и самокритичность в отношении собственной активности по охране природы, благоустройству жилья и санитарных служб, прежде всего водоснабжения и уборки мусора.

Вместе с тем фиксировалась распространенность идеализированных представлений о решении экологических проблем в странах Запада, США [4].

Проведенный в начале 1993 г. пилотажный опрос 415 школьников старших классов;

нескольких ташкентских школ преследовал проверочные цели в отношении общественного мнения. При этом мы исходили из того, что молодежь в возрасте 16—17 лет, выступает наиболее реактивной группой населения, наиболее чутко улавливающей общественное настроение. Более того, она в наибольшей степени подвержена различного рода контркультурным веяниям, склонна к позиции протеста. 87% опрошенных считают проблему загрязнения окружающей среды серьезной для Узбекистана. По рейтингу 26 социальных проблем она стоит на втором месте, на первом — проблема борьбы с преступностью. Даже безработица воспринимается молодежью не так серьезно, не говоря уже о проблеме коррупции и бюрократизма.

Около 60% опрошенных выразили согласие с тем, что правительству необходимо предусмотреть меры в ценовой и налоговой политике, содействующие решению проблемы загрязнения окружающей среды. Большинство из них отдает себе отчет, что усилия по охране окружающей среды дороги. Вместе с тем 50% считают, что предпринимаемые меры не увенчаются ощутимым успехом, так как проблемы накапливались годами. Достаточно критично молодежь относится к деятельности властных структур, примерно 1/3 опрошенных не надеется на честность чиновников, рассчитывает только на собственные силы в устройстве личной жизни, решении проблем республики. Примерно поровну разделились голоса «за» и «против»

ограничения рождаемости. Все это говорит о том, что экологическое сознание молодежи резко изменяет картину общественного мнения. Она склонна к индивидуализированным решениям, отступает от традиционных предпочтений в сфере рождаемости и потребления. Пессимизм в отношении коллективных, государственных акций у нее соседствует с оптимизмом относительно собственных возможностей.

Вместе с тем больше 70% опрошенных не согласны с утверждением о желательности организации акций протеста по тем или иным социальным проблемам, прежде всего экологическим. Учитывая, что экологические движения контркультурной направленности в Узбекистане не приобрели массовости, можно предположить, что ожидания протестных акций порождены информацией об опыте зарубежных стран.

Тем не менее среди школьников наблюдается готовность участвовать в любых мероприятиях, содействующих охране окружающей среды.

Новое поколение внесет, несомненно, новые элементы в экологическое сознание.

Оно более грамотно, более информировано о положении дел в экологии. Вместе с тем оно более независимо в выражении своей позиции, в выработке собственного мнения. Складывающееся понимание между политиками, учеными, представителями общественности, а также молодежью в вопросах охраны окружающей среды позволит наладить постоянный доверительный диалог, без которого невозможно успешное последовательное исправление экологической ситуации.

Государственные органы власти не могут оставаться равнодушными к доверию населения. В конечном счете от этого доверия зависят легитимация власти, общественная стабильность. Пока в целом экологическая политика вызывает доверие как у населения, так и у активной части интеллигенции, стоящей на реалистических позициях. Конечно, экологические вопросы — лишь один из моментов поддержания властного авторитета. Без продуманной социально-экономической доктрины вряд ли удастся сохранить общественное спокойствие.

В сфере выработки социально-экономической стратегии сделано немало. Осуществляются меры по социальной защите наиболее уязвимых в экономическом отношении: детей, инвалидов, престарелых. На ближайшую перспективу сельскохозяйственное производство будет оставаться в центре внимания политиков и хозяйственников. Более 60% населения Узбекистана проживает и работает в сельской местности. Открыта, как уже говорилось, возможность ведения альтернативных способов хозяйствования. Постепенное расширение индивидуального сельского труда можно расценивать как положительный процесс, если учитывать, что именно крупное хлопковое хозяйство в конечном счете разорило землю. Ее нужно восстанавливать.

Без заинтересованного приложения рук хозяином земли вряд ли поднимутся урожаи овощей и фруктов, и в то же время вряд ли произойдут изменения к лучшему в состоянии почв, воды.

В промышленности предполагается сделать упор на добывающие отрасли, требующие оснащения ресурсосберегающими технологиями. Это прежде всего добыча золота, урана, других редкоземельных металлов, пользующихся спросом на мировом рынке. Республика нуждается в валюте, в финансовой помощи для того, чтобы перестроить сложившуюся структуру разделения труда, обеспечить сельское хозяйство надежной перерабатывающей базой. Старое оборудование в этих отраслях почти изношено физически и морально устарело.

Что ж, в государственной политике существуют колоссальные проблемы. Они усугубились в результате неустойчивости связей с Россией, которая сама переживает не лучшие дни своей истории. Как свидетельствуют опросы молодежи, большинство знает о трудностях российской экономики, о серьезности экологических проблем в ее промышленных центрах, на Севере, где огромные массивы территории буквально заминированы отходами ядерного и химического производства. Российский народ и узбекский народ пострадали от политики, приведшей страну к распаду и обнищанию.

В то же время граждане Узбекистана в большей своей части не одобряют политику перестроечного эксперимента, «шоковой терапии». Удастся ли нынешнему руководству Узбекистана реализовать эволюционную стратегию развития без псевдореволюционных скачков и сильных социальных потрясений? Явное стремление политиков к реалистическому консерватизму, постепенности преобразований экономики и социальной сферы в согласии с традициями и культурой широких народных масс и вместе с тем желание учитывать общественное мнение и настроение масс по широкому кругу социальных и экологических вопросов — положительное явление в политической жизни. Прагматизм сформировавшейся в недрах партийной организации элиты управленцев сегодня нужен.

Мне вспоминается дискуссия в московских журналах в 1989—1990 гг., когда обсуждалась целесообразность авторитарной власти в период перехода к рыночным отношениям, к гражданскому обществу. Мигранян и Клямкин тогда защищали просвещенный авторитаризм, за что подверглись критике со стороны радикальных демократов. Теперь радикальные демократы понимают выгоду сильной президентской, исполнительной власти. В Узбекистане имеется сильная исполнительная власть, которая, а это главное, пользуется доверием населения. Во многом это доверие получено за счет обретения независимости, государственной и национальной.

Вместе с тем политика увязки экономического роста, подъема благосостояния населения с эффективными мерами по защите окружающей среды, примеры которой видны в первых Указах Президента, — это путь укрепления авторитета власти, путь реальных дел в интересах всех слоев населения, всех национальностей.

На этом пути Узбекистан может заимствовать лучшее из опыта Турция или Японии, а может быть, Кореи. Но, скорее, народ Узбекистана выработает свою альтернативную модель развития, делающую упор на решение экологических проблем в стране. Здесь не может не сказаться природная и географическая специфика территории, на которой возможно развитие общественной жизни только с учетом хрупкости и уязвимости оазисных зон размещения населения и производства.

Ученые Узбекистана готовы помочь в разработке соответствующих стратегий экосоциального развития. Традиции, обычаи, верования людей, веками складывавшаяся психология земледельца, дехканина располагают к возведению экологических проблем в ранг приоритетных. Ценность земли, воды, воздуха для обустройства нормальной человеческой жизни выстрадана народом и ждет достойной зашиты.

Не надо полагать, что разработка и реализация экосоциальных стратегий в Узбекистане не встретит препятствий. В республике остается довольно значительной слой людей, заинтересованных в сохранении и увеличении посевов хлопчатника, хотя до сих пор никто из управленцев не знает точно, сколько хлопка и какого качества необходимо Узбекистану. Есть и сторонники постоянного расширения сети оросительных каналов, которых идея ресурсосбережения воды мало трогает. Маховик.

запущенный социалистическим интернациональным хозяйством, сразу не остановишь И люди понимают это и готовы встретить трудности на пути независимого общественного развития.

ЛИТЕРАТУРА

1. Зуев В. Аральский тупик. М., 1991.

2. Каримов ИЛ. Узбекистан: свой путь обновления и прогресса. Ташкент, 1992. С. 48.

3. Каххаров А.Г. Социально-экологическая ситуация в Узбекистане: вопросы исследования // Социол.

исслед. 1993. №1.

4. Общественное мнение Узбекистана о проблемах охраны окружающей среды и социальной сферы.

М., 1992. С. 14—26.



Похожие работы:

«Химия растительного сырья. 2000. №2. С. 79–85. УДК 615.322:547.913(571) ИССЛЕДОВАНИЕ ХИМИЧЕСКОГО СОСТАВА НАДЗЕМНОЙ ЧАСТИ МАНЖЕТКИ ОБЫКНОВЕННОЙ ALCHEMILLA VULGARIS L.S.L В.Ю. Андреева, Г.И. Калинкина * Сибирский государственный медицинский универ...»

«Егорова Ирина Николаевна СОДЕРЖАНИЕ ТЯЖЕЛЫХ МЕТАЛЛОВ И РАДИОНУКЛИДОВ В СЫРЬЕВЫХ ЛЕКАРСТВЕННЫХ РАСТЕНИЯХ КЕМЕРОВСКОЙ ОБЛАСТИ 03.02.08 – экология Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата биологических наук Томск – 2010 Работа выполнена на кафедре фармакогнозии и ботаники ГОУ ВПО «Кемеровская гос...»

«Управление образования администрации Старооскольского городского округа Муниципальное образовательное учреждение дополнительного образования детей «Центр эколого – биологического образования»УТВЕРЖДЕНА: РАССМОТРЕНА РАССМОТРЕНА муни...»

«УДК 911.3 Драган Н.А. Пути оптимизации агроэкологического состояния почвенных ресурсов Крыма Таврический национальный университет имени В.И. Вернадского, г. Симферополь Аннотация. Излагаются результаты исследований агроэкологического состояния почвенных ресурсов Крыма, проявления первичных и вторичных негативных с...»

«Демография. Миграции © 2005 г. Д.Д. БОГОЯВЛЕНСКИЙ ВЫМИРАЮТ ЛИ НАРОДЫ СЕВЕРА? БОГОЯВЛЕНСКИЙ Дмитрий Дмитриевич старший научный сотрудник Центра демографии и экологии человека Института народно-хозяйственного прогнозирования Российской акаде...»

«УДК 378 ПЕДАГОГИЧЕСКИЕ УСЛОВИЯ ФОРМИРОВАНИЯ ФАМИЛИСТИЧЕСКОЙ КОМПЕТЕНТНОСТИ БУДУЩЕГО УЧИТЕЛЯ © 2008 Л. И. Васильева старший преподаватель кафедры общей биологии и экологии kaf-ecolbiol@yandex.ru Курский государственный университет Важным условием успешного профессионального и личностного развития буд...»

«Министерство образования Российской Федерации УТВЕРЖДАЮ Заместитель Министра образования Российской Федерации _ В.Д. Шадриков 10 марта 2000 г. Номер государственной регистрации 88 ЕН / МАГ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ОБРАЗОВАТЕЛЬНЫЙ СТАНДАРТ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ Направление 510600 БИОЛОГИЯ Квалификация...»

«Ученые записки Таврического национального университета им. В. И. Вернадского Серия «Биология, химия». Том 24 (63). 2011. № 1. С. 10-17. УДК 573.6: 537.86 ВЛИЯНИЕ ЭЛЕКТРИЧЕСКИХ ПОЛЕЙ НА РАСТЕНИЯ Богатина Н.И.1, Шейкина Н.В.2 Физико-технический...»

«Учреждение образования «Белорусский государственный педагогический университет имени Максима Танка» Факультет естествознания Кафедра общей биологии (рег. № _ _) дата СОГЛАСОВАНО СОГЛАСОВАНО Заведующий кафедрой Декан факультета общей биологии естествознания _В.В.Маврищев Н.В.Науменко _ _2013 г. _ _2013 г. У П БГ УЧЕБНО-МЕТОДИЧЕСКИЙ...»








 
2017 www.pdf.knigi-x.ru - «Бесплатная электронная библиотека - разные матриалы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.