WWW.PDF.KNIGI-X.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Разные материалы
 

«СПЕЦИФИКА ЖУРНАЛИСТСКОЙ ГЕРМЕНЕВТИКИ ...»

На правах рукописи

Варакин Владимир Сергеевич

СПЕЦИФИКА ЖУРНАЛИСТСКОЙ ГЕРМЕНЕВТИКИ

09.00.11 – социальная философия

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата философских наук

Архангельск – 2013

Работа выполнена на кафедре философии

Института социально-гуманитарных и политических наук

ФГАОУ ВПО «Северный (Арктический) федеральный университет

имени М.В. Ломоносова»

доктор философских наук, профессор

Научный руководитель:

Опенков Михаил Юрьевич Сидоров Виктор Александрович, доктор

Официальные оппоненты:

философских наук, профессор кафедры теории журналистики и массовых коммуникаций ФГБОУ ВПО «Санкт-Петербургский государственный университет»

Шубина Полина Владимировна, кандидат философских наук, доцент кафедры философии, истории и права Заочного финансово-экономического института ФГАОУ ВПО «САФУ имени М.В. Ломоносова»

ФГБОУ ВПО «Нижегородский

Ведущая организация:

государственный педагогический университет имени Козьмы Минина»

Защита состоится 28 мая 2013 г. в 14.30 на заседании диссертационного совета Д 212.008.08 при Северном (Арктическом) федеральном университете имени М.В. Ломоносова по адресу: 163002, г. Архангельск, набережная Северной Двины, д. 17, ауд. 1220.



С диссертацией можно ознакомиться в Научной библиотеке САФУ имени М.В. Ломоносова по адресу: 163002, г. Архангельск, пр. Ломоносова, д. 4.

Автореферат разослан __ апреля 2013 г.

Ученый секретарь диссертационного совета, кандидат философских наук, доцент Л.А. Морщихина

I.

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность исследования Журналистика – это социально-коммуникативная система и общественная публичная деятельность по оперативному производствупродуцированию фактологического знания о мире, конституирующая себя с помощью специализированных технических каналов – средств массовой коммуникации (СМК). Такое определение представляется фундаментальным для философии журналистики. В свете оформления данной отрасли философского знания считаем важным раскрыть герменевтический статус журналистики, описать специфический механизм понимания, воссоздания и репрезентации смыслов действительности в журналистском тексте. Причем первоочередного рассмотрения требует герменевтический подход журналистики в печатных СМК (в частности, газетном издании), несущей чистый текст и эксклюзивно, без обращения к техническим ресурсам, предлагающей возможность его «перечитывания».

Сегодня «бумажную» прессу нивелируют аудиовизуальные и особенно электронно-сетевые медиа, чьи интерактивные практики направлены на «средний класс» и рассчитаны на активное поставление «пользовательского»

контента. Поэтому журналистика в периодической печати оказывается информационным продуктом, элитарным с точки зрения содержания предъявляемых сообщений и народным с точки зрения способов его получения и усвоения. Прежде всего она потенциальна сохранять принцип действования системы – ответственность за достоверность распространяемой информации. Газетную публикацию – в отличие от транслируемого телевизионного или интернет-текста – нельзя ни экстренно, ни в текущем порядке вытеснить «рекламной паузой», обновить или вовсе заменить.

Герменевтика выступает, с одной стороны, в трактовке В.Дильтея, искусством познания как понимания «духа жизни». Именно «дух жизни»

служит предметом внимания, репрезентации и конституирования в журналистике. А сам институт медиаинформирования можно назвать фундаментальным ресурсом понимания и самопонимания общества. С другой стороны, по утверждению «гения жизни» Ф.Д.Э.Шлейермахера, – это способ обретения диалогического единства между художником и интерпретатором. В нашем случае – между выступающим с сообщением журналистом и личностью адресата как сложной психической реальностью – «точками сборки»

многоуровневой социальной действительности.

Актуальность темы исследования имеет несколько обоснований:

Герменевтика вовлечена в поле журналистики и – шире – в 1.

пространство масс-медиа. Создатель философской герменевтики Х.-Г.Гадамер утверждал необходимость раскрыть для человеческого миропонимания герменевтическое измерение во всех его ипостасях, включая межличностную коммуникацию и общественное манипулирование. Герменевтический опыт «вплетен в целое человеческой практики», и «все более расширяющуюся колоссальную задачу» – интерпретировать общественную практику – призваны решать СМК.

Герменевтика и журналистика связаны синкретически.

2.

Информационный посредник между олимпийскими богами и людьми Гермес, в сущности, занимался журналистикой. Он истолковывал непонятное или искаженное, объяснял смысл «чужого» языка в целях возникновения взаимопонимания между коммуникантами. И сама журналистика воскрешает античный герменевтический «опыт», доставляя аудитории недоступную для нее социальную информацию. В эпоху Античности, при зарождении специальной деятельности по периодическому распространению информации, официальные власти «учреждали» газеты с целью предупредить распространение ложных известий.

Социальная роль журналиста – «летописец быта и комментатор 3.

своего времени». Оперативным воссозданием и объяснением актуальных событий повседневности с помощью СМК журналистика пролонгирует социальную память. В герменевтической деятельности журналиста распознается действенно-историческое сознание. Познавая и репрезентируя социальное бытие как текст, журналист раскрывает в нем свою идентичность.

Он совершает аппликацию, выступающую, согласно Х.-Г.Гадамеру, не в качестве «приложения к конкретному случаю некоего всеобщего, которое было изначально дано и понято само по себе», но воплощающую «действительное понимание самого всеобщего, которым является… данный текст».

Журналистская герменевтика служит инструментом постижения истории, творимой многочисленными авторами, и участия в ней.

Герменевтический статус журналистики закреплен в ее 4.

традиционной научной дефиниции: «деятельность по сбору, обработке, компоновке и передаче информации». Ключевыми словами здесь представляются «обработка» и «компоновка». Познание действительности в журналистике сопряжено не только с поиском и открытием, но с переживанием и интерпретацией журналистом новых общественно значимых явлений.

Достоянием аудитории становится «обработанное» и «скомпонованное» в журналистском тексте «генуинное жизненное пространство». В журналистских сообщениях социальный мир особым образом моделируется, и приоритетную научную значимость представляет информационная модель в печатном тексте (вербально-графический «срез» действительности).

Таким образом, журналистская герменевтика исторически стремится к духовной интерпретации действительности и конституированию семиотической модели «жизненного пространства» в режиме ретиального диалога с массовой аудиторией. Базовые категории философской герменевтики способствуют уточнению функций и содержания журналистики, корректировке журналистской методологии и роли творческой идентичности в системе медиаинформирования.

Степень научной разработанности темы Журналистская герменевтика – малоразработанная область социальногуманитарных исследований. Анализ источниковой базы показал, что герменевтическая платформа в деятельности журналистики как специфической системы социального познания интересует ученых в нескольких аспектах.

Одна традиция (например, Г.М.Маклюэн, У.Липпман, Н.Луман) включает в свое поле зрения журналистику, являющуюся, заметим, базовым признаком и продуктом средств массовой коммуникации, лишь в контексте обобщающего осмысления интерпретационного функционала массово-коммуникативных практик и самих СМК. Представители другого научно-теоретического подхода (к примеру, Ж.Бодрийяр, Ш.Бурдье, П.Шампань) отождествляют журналистику с СМК, поэтому ее особая «понимающая» и «моделирующая» природа, отличная от медиатизирующейся субстанции PR, рекламы, искусства или науки, игнорируется. Собственно, используется только термин «журналистика», обращение к этой социокультурной институции и духовноинформационной деятельности носит номинативный характер.





Наконец, в массиве исследований (в первую очередь отечественных) представлен и такой регистр. Аппликативное назначение журналистики, журналистская методология исправляющего истолкования и репрезентации действительности, герменевтичный универсум журналистского текста как медиума понимания – все эти теоретические позиции рассматриваются. Здесь мы их переводим на язык категорий герменевтики, которыми авторы – за редким исключением – не оперируют. При этом к понятию «герменевтика» они обращаются, раскрывая его – с апелляцией к проектам Х.-Г.Гадамера и П.Рикера – как важный в журналистике гуманитарный метод познания. И прежде всего акцентируется значимость данного метода для изучения поведения аудитории, призванной понять сообщаемый ей медийный текст.

Весь спектр исследований конструкционистской природы познания как понимания можно условно разделить на несколько групп.

Тезисы о социальном и моделирующем характере познания мы находим еще у Платона, Аристотеля, неоплатоников (Плотин), стоиков (Хрисипп, Посидоний), номиналистов (У.Оккам, Н.Кузанский), Ф.Бэкона, Р.Декарта, И.Канта, Г.В.Ф.Гегеля, Ф.В.Й.Шеллинга и других зарубежных мыслителей прошлого. Эти тезисы (например, объяснение характера просвещенности / непросвещенности в платоновском мифе о пещере или кантовская классификация суждений в «Критике чистого разума») соотносимы с современными научными представлениями о функционале социальнокогнитивных акций журналистики и средств массовой коммуникации.

Сущность понимания и методологическое значение герменевтики в системе социального познания раскрыты в герменевтических концепциях Х.Г.Гадамера, В.Дильтея, П.Рикера, Ф.Д.Э.Шлейермахера. Анализ данных герменевтических проектов произвели Б.Н.Бессонов, Э.Бетти, И.С.Болдонова, Ю.Б.Борев, С.М.Дибадж, Д.И.Дубровский, И.Н.Инишев, А.С.Колесников, Ю.Коткавирта, А.Н.Круглов, В.Г.Кузнецов, В.С.Малахов, Б.В.Марков, К.Мюррей, И.С.Нарский, Р.Е.Палмер, Н.С.Плотников, К.Л.Росс, О.Б.Соловьев, Х.Франк, П.А.Хилан, Э.Д.Хирш, Х.Хофмайстер, М.А.Шестакова, Г.Г.Шпет, В.Штегмайер, А.В.Явецкий.

Проблема социальности познания, с анализом социальногносеологических теорий, отражена в работах Г.С.Батищева, Т.Л.Габришковой, А.А.Ивина, И.Т.Касавина, Л.С.Косаревой, В.А.Лекторского, Л.А.Микешиной, В.Н.Порус, Б.И.Пружинина, Й.Стаховой, Р.Штайндл и других.

Социальный конструкционизм как особый научный принцип в объяснении самовоспроизводства общества представлен в исследованиях П.Бергера и Т.Лукмана, в философии Ф.Брентано, Б.Вандельфельса, Э.Гуссерля, М.Мерло-Понти, Дж.Серля, М.Хайдеггера, анализируется в работах Е.В.Борисова, И.С.Вдовиной, И.А.Михайлова, О.В.Поспеловой, Ф.И.Розанова, Н.М.Смирновой, А.З.Черняк, О.Шпарага и других.

Принцип социального конструкционизма раскрывается в концепциях дискурс-анализа, поскольку дискурс служит способом понимания социального мира. Можно выделить теории Н.Фэркло, Э.Лакло и Ш.Муфф, У.Лабова и Д.Фэншела. Дискурс-аналитические подходы рассмотрены в исследованиях М.Йоргенсен и Л.Дж.Филлипс, Е.В.Кожемякина и П.В.Переверзева.

Фундаментальный вклад в анализ сущности информации и тенденций информационного взаимодействия в общественной жизни внесли Н.Винер, П.П.Гайденко, В.Л.Иноземцев, Ю.В.Кнорозов, В.З.Коган, А.Н.Колмогоров, П.В.Копнин, У.Уивер А.Д.Урсул, Х.фон Ферстер, А.А.Харкевич К.Э.Шеннон и другие зарубежные и отечественные ученые.

В массиве концепций коммуникации, прежде всего – массовой коммуникации, а также теорий медиа, характеризующих процессы социального взаимопонимания, можно выделить исследования Д.Белла, Ж.Бодрийяра, Д.Брайанта и С.Томпсона, Ш.Бурдье, Т.ван Дайка, Й.Галтунга и М.Руж, Дж.Гербнера, Э.Гидденса, П.Дракера, М.Кастельса, Д.Клаппера, П.Лазарсфельда, Г.Ласуэлла, К.Левина, Ж.-Ф.Лиотара, У.Липпмана, Н.Лумана, М.Маккомбса, Г.М.Маклюэна, Р.О`Хары, Р.Райха, Д.Рашкоффа, Д.М.Уайта и Д.Л.Шоу, Ю.Хабермаса, П.Шампань, Г.Шиллера. Одна научная традиция считает возможности массовой коммуникации в социальном воздействии на массовое сознание неограниченными. Другое направление, наоборот, признает умеренные эффекты коммуникации.

Анализ вышеуказанных теорий представлен в работах Т.З.Адамьянц, Г.П.Бакулева, В.М.Березина, М.К.Вавилова, А.Глухова, Б.А.Грушина, Д.П.Гавры, А.Н.Динеева, Е.Г.Дьяковой и А.Д.Трахтенберг, О.В.Краснояровой, В.А.Мальчукова, М.М.Назарова, О.Никифорова, М.Ю.Опенкова, Т.Розака, Ф.Уэбстера, Б.М.Фирсова, Ю.А.Шерковина, М.Н.Эпштейна, И.П.Яковлева.

Место и роль журналистики в системе массовой коммуникации, базовые признаки массовой информации, а также специфика участия журналистики в процессах конструирования общественных отношений получили обоснование в трудах М.Е.Аникиной, Л.П.Аполлоновой, Е.В.Ахмадулина, Л.П.Беляковой, А.Б.Бушева, Н.М.Галимуллиной, М.Геруля, А.Л.Дмитровского, Ю.М.Ершова, Г.В.Иващенко, Ю.А.Изюмовой, Т.Л.Каминской, П.И.Киричка, С.Г.Корконосенко, М.В.Коротицкой, А.П.Короченского, Л.В.Кудиновой, Б.Н.Лозовского, Т.В.Науменко, В.В.Никитаева, В.Ф.Олешко, Г.Першке, Л.А.Поелуевой, А.В.Полонского, Е.П.Прохорова, Т.Н.Прохоровой, К.Романо, Л.Г.Свитич, В.В.Смирнова, В.В.Тулупова, В.В.Ученовой, В.В.Хорольского, Г.В.Чевозеровой, М.К.Шайхитдиновой, А.В.Шевченко, М.Яхимовского.

Методология журналистского познания и творчества, субстанциональные характеристики журналистского текста, жанровый аспект в воссоздании действительности – данная проблематика раскрыта в исследованиях Л.А.Будниченко, С.М.Виноградовой, И.А.Воловичевой, Е.В.Выровцевой, Ю.А.Гордеева, В.М.Горохова, И.Н.Горского, М.В.Григоряна, А.А.Давтян, Л.Р.Дускаевой, Е.А.Жигаревой, В.И.Здоровеги, Н.В.Иващенко, М.Н.Кима, Н.И.Клушиной, А.В.Колесниченко, Л.Е.Кройчика, Г.В.Лазутиной, Л.В.Мамаевой, Г.С.Мельник, Б.Я.Мисонжникова, В.Д.Пельта, Г.М.Пескова, Е.П.Пронина, С.С.Распоповой, О.Р.Самарцева, С.И.Сметаниной, А.Н.Тепляшиной, А.А.Тертычного, В.И.Чередниченко, Л.В.Шибаевой, М.И.Шостак, А.А.Юркова.

Особенности реализации дискурса в журналистике и массовокоммуникативной сфере в целом – предмет научного внимания Ю.Д.Артамоновой, П.В.Баутиной, Н.В.Бойко, М.Ю.Горохова, И.В.Зиновьева, С.А.Ржановой, К.В.Тулуповой, Э.В.Чепкиной, Е.С.Щелкуновой и других исследователей. Роль нарратива как формы дискурса в социальном познании и организуемом журналистикой общественном диалоге рассмотрена в исследованиях Д.Шифрина, Й.Брокмейера, Дж.Д.Веллемана, И.Розенфельда, И.В.Силантьева, Дж.Б.Синклер, И.В.Троцук, Р.Харре, Е.И.Шейгала и других.

Феномену создания журналистской картины действительности (в целом – медийной) и его аксиологической компоненте посвящены работы И.В.Анненковой, О.Э.Байкова, Е.А.Воиновой, В.П.Гиренко, Л.Н.Евсеевой, И.В.Жилавской, И.В.Ерофеевой, Р.Л.Исхакова, Н.Б.Кирилловой, Я.А.Красильниковой, А.Д.Криволап, В.Д.Мансуровой, М.А.Мясниковой, О.Ф.Нескрябиной, А.Ю.Перескоковой, Т.В.Подоляк, И.В.Рогозиной, Л.С.Рыгиной, В.А.Сидорова, А.А.Стриженко, Д.Л.Стровского, Н.В.Тодыбаевой, И.В.Фотиевой, Т.И.Фроловой, М.Черкасовой, Э.Г.Шестаковой.

Постановка вопроса о журналистской герменевтике как способе оперативного социального познания и регуляции общественных отношений через репрезентирование знания журналиста о них остается актуальной.

Именно это обусловило выбор цели, объекта и предмета исследования.

Объект исследования – журналистика как система производства, продуцирования и конституирования смыслов социальной действительности.

Предмет исследования – журналистский текст как медиум понимания социальной действительности.

Цель исследования – описать структуру понимания смысла социальных явлений и механизм организации герменевтического диалога в журналистике.

В соответствии с поставленной целью в диссертации решаются следующие задачи:

определить методологическую роль герменевтической рефлексии 1.

в журналистике; выявить основополагающие черты журналистского познания как понимания действительности;

описать механизм понимания социального действия в 2.

журналистике; описать категориальный аппарат исправляющего истолкования;

раскрыть механизм медиамоделирования действительности;

3.

выявить адаптивные особенности информационной модели; определить роль журналистского жанра в информационном моделировании;

раскрыть аксиологический и регулятивный аспекты журналистики.

4.

Основная гипотеза состоит в следующем. Журналистика выстраивает свое понимание социальной действительности в форме ее информационной модели, тем самым обеспечивая воспроизводство и (само)регулирование общественной жизни.

Методологическая база исследования Руководствуясь требованиями междисциплинарного подхода, мы фундируем исследование на методологических положениях:

философской герменевтики Х.-Г.Гадамера и герменевтики социального действия («феноменологической герменевтики») П.Рикера. Здесь заимствован базовый понятийный аппарат, позволяющий описать характер социального познания как понимания в журналистике;

концепции журналистики как духовно-информационного производства, разработанной Г.Першке, и массово-информационной концепции журналистики. Здесь представлен материал о системной организации журналистики и СМК, об их включенности в поле общественных отношений.

Он позволяет нам раскрыть интерпретационный и регулятивный функционал журналистики;

теорий медиакоммуникации Г.М.Маклюэна и Н.Лумана. Идея Г.М.Маклюэна о вытеснении социального образами средств коммуникации, идея Н.Лумана о процессировании систем коммуникации в дифференции медиум/форма и о мнемопролонгирующих свойствах коммуникации – все это способствует концептуальной разработке тезиса о реконструирующем отражении действительности журналистикой;

теории «привратника» (К.Левин, Д.М.Уайт) и теории «повестки дня» (М.Маккомбс и Д.Л.Шоу). На их основе мы артикулируем и развиваем понятия «информационная модель действительности» и «медиамоделирование»;

концепций дискурс-анализа (Н.Фэркло; Э.Лакло и Ш.Муфф;

У.Лабов и Д.Фэншел). Данные подходы позволяют охарактеризовать механизм использования журналистикой языковых практик в производстве социальных смыслов и достижении социальных эффектов.

В основу диссертации положен метод системного анализа, ориентированный на комплексное рассмотрение интерпретационных и регулятивных практик журналистики в пространстве средств массовой коммуникации, а также деятельностный подход к анализу содержания журналистики. Использованы методы структурно-функционального и факторного анализа, на основе которых изучается феномен понимания социальной действительности в журналистике. Задействованы ресурсы метода идеализации, позволяющего представить концептуальную модель журналистской герменевтики социального действия.

В работе мы опираемся на следующие понятия.

Средства массовой коммуникации (СМК) – специализированные каналы системы массовой коммуникации (печать, радио, телевидение, электронносетевые медиа) как проводники массовой информации. В данное понятие включен и сам коммуникатор (журналист) как инициатор массового социального общения с аудиторией и внутри нее.

Массовая (общесоциальная) информация – совокупность сведений (знаний), производимых журналистикой. Отражает факты действительности с точки зрения их общественной значимости; обращена к массовому сознанию и доступна широкой общественности; направлена на формирование сознательной и активной личности данного общества.

Социальная реальность – в-себе-бытие, абстрагированное от рефлектированности. Социальная действительность (социальный мир) – конституируемая социальными субъектами практическая действительность.

Социальное бытие дифференцируется на реальное (существование) и идеальное (сущность). Реальное бытие обладает пространственно-временными формами;

распадается на бытие отдельных индивидов и единство таких бытийствований.

Идеальное бытие есть неизменное и вечное бытие социальных идей.

Медиамоделирование действительности – дискурсивное оформление и репрезентация журналистикой социальных фактов в виде структурированного знания о них. Информационная модель служит аудитории образцом или аналогом познаваемых социальных действий, заменяющим их в процессе познания.

Журналистский дискурс – социокультурно фундированная, фактологически сфокусированная речемыслительная деятельность в пространстве СМК, актуализирующая и кодирующая аспекты социальной действительности.

Журналистский текст – целостный по смыслу опубликованный конечный журналистский продукт (воплощенный в вербально-графической, аудиальной, аудиовизуальной или мультимедийно-синтетической формах). В данном типе медиатекста доминирует актуальная или актуализированная социальная информация, а базовой когнитивно-описательной единицей репрезентации действительности является журналистский факт.

Основные положения, выносимые на защиту:

Понимание в журналистике как герменевтической деятельности – 1.

это рефлективная процедура. Она направлена на оперативное выявление интенций действительности, их (вос)производство и экспликацию в журналистском тексте как форме герменевтического разговора «социального автора» с массовой аудиторией.

Понимание в журналистике как герменевтической системе – это 2.

процесс информационного моделирования и конституирования действительности. Он осуществляется через «сеть» нарративов, оформляющих и адаптирующих смыслы отобранных социальных действий в горизонте общего-общественного интереса.

Журналистское понимание несет регулятивное значение для 3.

социальной практики. Журналистика (ре)конструирует видение обществом собственной жизнедеятельности, инициируя социальные действия по трансформированию этой жизнедеятельности и рассказывая о них.

Модель исправляющего истолкования действительности 4.

журналистикой такова: социальный факт есть медиум действительности социальное знание журналиста (система журналистских фактов и идей) есть форма и медиум социального факта журналистский текст есть форма и медиум знания (понимания) действительности аудиторное знание есть форма журналистского знания о социальном факте (понимание понимания).

Научная новизна диссертационного исследования:

журналистские и – шире – медийные практики комплексно описаны 1.

на базе методологических посылок философской герменевтики и «феноменологической герменевтики»; разработана модель журналистской герменевтики, выступающей как инструмент понимания [смыслов] действительности и аутентичного конституирования в тексте с целью обретения диалогового единства между «социальным автором», журналистом как массовым автором и массовой аудиторией на основе понимаемого в социальном факте;

определены факторы, способы и формы репрезентации идеологогерменевтической действительности системой журналистики; выявлена специфика коммуницирования журналистики и воссоздания понятого социального факта в прессе;

сформулированы основополагающие свойства журналистского 3.

познания и творчества, предстающих в статусе медиативного синтеза (рефлектированность, коммуникативный поворот, перформативность круговращения, окказиональность, аксиологическая компрессия);

уточнены функции журналистского текста с позиций герменевтики 4.

социального действия и в качестве генеральной описана функция исправляющего истолкования; выявлено ценностное и регулятивное значение журналистского произведения, раскрываемого как медиум понимания социальной действительности в исторически обусловленном контексте.

Теоретическая значимость исследования В диссертационном исследовании представлен опыт концептуализации герменевтического механизма в журналистском познании и творчестве;

разработаны базовые положения герменевтического проекта функционирования журналистики, и прежде всего журналистики в печатных СМК. Результаты исследования имеют важное концептуальное и методологическое значение для дальнейшей разработки проблематики в социально-философском ракурсе: для систематизации интерпретационнокоммуникативных задач журналистики и прессы, построения технологической модели духовно-информационного производства, определения принципов аудиторного реагирования на создаваемую в масс-медиа повестку дня.

Практическая значимость Полученные данные могут найти применение в практике журналистов, прежде всего работающих в периодической печати, блогеров и медийных менеджеров. Знание герменевтических основ методологии журналистики необходимо для понимания роли, которую журналистика и СМК призваны исполнять в контексте широкого распространения информационнокоммуникативных технологий в обществе и самовыдвижения любительского интернет-журнализма. Результаты исследования могут быть полезны в анализе и разработке информационной политики различных типов масс-медиа, в оперативной подготовке журналистских сообщений и при выстраивании их коммуникативной стратегии, для уточнения подходов по организации поведения социальных институтов. Материалы диссертации могут быть использованы в медиаобразовании. Перспективной считаем разработку учебных курсов, посвященных проблемам конституирования герменевтики в медийной сфере и деятельности журналиста.

Апробация диссертационного исследования Отдельные положения и выводы диссертации представлены в докладах и выступлениях на 21 научно-практической конференции (Москва, 2006, 2008, 2010; Санкт-Петербург, 2005, 2006, 2007, 2008, 2009; Самара, 2007; Орел, 2009;

Воронеж, 2008, 2010, 2011, 2012; Томск, 2011, 2012; Архангельск, 2011), четыре из которых носили статус международных (Москва, 2005; Архангельск, 2008, 2010; Казань, 2012); на межвузовских научно-практических семинарах (Архангельск, 2009, 2011).

Содержание диссертации нашло отражение в 18 работах общим объемом 4,4 п.л. (из них две размещены в журнале «Вестник Поморского университета»).

Результаты исследования были внедрены в учебную практику:

использованы при проведении курсов «Основы теории журналистики», «Система СМИ», «Выпуск учебной газеты», «Философия информационного общества», «История отечественной журналистики», «История русской критики», «Журналистское мастерство». Положения диссертации легли в основу рабочих программ студии журналистики и подготовительных курсов по журналистике в вузах Архангельска (2007–2008; 2008–2011); представлены на мастер-классах и семинарах в рамках российских фестивалей детских СМИ (Северодвинск, 2007–2012).

Структура диссертации определяется общей концепцией и логикой исследования. Диссертация состоит из введения, двух глав (по три параграфа в каждой), заключения и списка литературы. Использовано 308 источников.

II. ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ

Во введении обосновывается актуальность темы, характеризуется степень ее научной разработанности. Определяются цель и задачи, методологическая база и теоретические источники, формулируются научная новизна, теоретическая и практическая значимость исследования.

В главе I «Понимание и производство социальных смыслов в журналистике» исследован феномен понимания действительности и социальных действий журналистикой в контексте самоартикуляции последней как специфической социальной системы и общественной деятельности (с акцентом на сфере печатных СМК). У журналистского истолкования действительности мы выявляем признаки исправляющего, ставя вопрос о роли действенно-исторического сознания журналиста в нем. На основе понятий «герменевтический разговор», «герменевтический круг», «герменевтическая игра», «аппликация» описан механизм производства, текстуализации и репрезентации социального знания в журналистике.

В параграфе 1.1 «Метод журналистики: когнитивный и репрезентативный аспекты. Действенно-историческое сознание журналиста» раскрывается содержание «общего метода» журналистики – герменевтической рефлексии, а кроме того, значение действенно-исторического сознания журналиста – как формы герменевтической рефлексии. Журналистика

– это, во-первых, герменевтическая система, т.е. эмансипирующее коллективное рефлектирование и смыслопроизводство. Она рассматривает социальные явления в контексте обстоятельств их зарождения и протекания, тем самым обеспечивая взаимосвязь явлений и разъясняющее восстановление контекста. Журналисты «делают смысл» социальных событий через их реконструирующее отражение.

Во-вторых, диссертант характеризует журналистику как герменевтическую деятельность, где источником верной интерпретации и объективного суждения о социальных явлениях служит действенноисторическое сознание журналиста. Воплощая герменевтическую рефлексию, оно заключает в себе критическое отношение к процессам приобретения и распространения знания. Основанием рефлектирования, понимания в журналистике является переживание. Оно смыкается с пережитым – когнитивным продуктом, впоследствии эксплицируемым в журналистском тексте. Журналистские сообщения, связанные общим смыслом, составляют для массовой аудитории единое переживание.

Характеристике социального познания как понимания в журналистике, обоснованию его медиальной (исправляющей) природы посвящен параграф 1.2 «Специфика журналистского познания. Понятие медиации».

Журналистское познание мы определяем как целенаправленную деятельность по оперативному пониманию основного значения (интенции) социокультурных знаков, передаваемых несколькими сознаниями («социальными авторами»), через их внешнее выражение (эманацию). Цель познания в журналистике – выработка, текстуализация и репрезентация знания как эманативного выражения действительности.

Журналистское знание – это, во-первых, система фактов и идей, экстраполирующих результат опыта или обоснованное суждение (знаниеобладание). Во-вторых, это процесс создания идей, отражающих действительность и существующих в виде определенной языковой системы (знание-образование). Журналистский текст является формой и медиумом оперативного социального знания (понимания). Само журналистское знание – это форма и медиум социального факта, являющегося в свою очередь медиумом действительности. Журналистский факт (смыслофакт) закладывает в сам текст возможность понимания.

Помочь социальному миру обрести бытийную валентность через его истолкование и трансляцию его «выражений» – такова посредническая (медиальная) функция журналистики. Другой аспект исправляющего истолкования: журналистика ориентирована на обнаружение и ликвидацию патологий социального мира через их артикулирование и репрезентацию, а далее – на конституирование свободной от патологических искажений действительности. Значит, понимание в журналистике включает в себя (ре)конструирование и негэнтропийное преобразование действительности, и реализуется через обретение смысла в массовой коммуникации.

В параграфе 1.3 «Механизм понимания социального действия в журналистике. Ключевые категории исправляющего истолкования»

описан общий принцип журналистского понимания как медиативного синтеза.

Понять социальное явление означает в журналистике раскрыть: а) цель и мотив (причины и способы) события / ситуации; б) агентов («социальных авторов»), совершивших и способных совершить поступки в событии / ситуации; в) вмешательство и инициативы социального действия (вписанность в пространственно-временной контекст). Исправляющее истолкование предстает как семантическое усвоение духовного опыта «социального автора». Значит, понимание – такая форма «герменевтического свершения», где действительность как «для-себя-бытие» обнаруживается и формируется в качестве «для-нас-бытия», т.е. для журналиста (на этапе текстопорождения) и аудитории (на этапе социального бытования текста).

Понимание в журналистике – это герменевтический круг, т.е.

повторяющая когнитивная структура. Круг состоит в том, что журналист, постигая традицию, находится внутри нее. Традицией мы называем проекции общего-общественного интереса и биографии Других – «социальных авторов».

Герменевтический круг предполагает, что каждая новая интерпретация социального действия ссылается на предпонимания и возвращается к ним.

Предпонимания подсоединяются в истолковании, чтобы представить социальное явление в его оригинальности.

Понимание в журналистике – это герменевтическая игра, т.е.

осуществление интерпретатором своего присутствия (самопредставительство).

Игра является способом бытия социального действия и журналистского текста в процессе их истолкования. В журналистике игровая ситуация создается на гносеологической, репрезентативной (творческой) и коммуникативной (трансляционной) площадках. На первых двух самопредставительствует журналист, на третьей – адресат. Репрезентируя себя и игрока, герменевтическая игра репрезентирует подвижный смысл социального действия, закрепленный в языковых формах (манифестациях «социальных авторов» и журналистском тексте).

Понимание в журналистике – это аппликация, т.е. адаптирование смысла действительности к исторической / жизненной ситуации интерпретатора в пределах герменевтического горизонта. Герменевтический горизонт есть коммуникативное поле зрения, которое охватывает увиденное с какой-либо позиции.

В журналистике он конституируется через слияние горизонтов:

«социального автора» и журналиста; журналиста и аудитории. Аппликация включает в себя слияние горизонтов и воплощает герменевтический разговор «социального автора», журналиста и аудитории. Герменевтический разговор – единственная форма свершения понимания и взаимопонимания.

Журналистский текст как языковая форма герменевтического разговора обладает перформативными свойствами – интеллектуального генератора.

В главе «Экспликация и трансформирование социальной II действительности в журналистике» исследован феномен медиамоделирования – репрезентации и конституирования действительности журналистикой. Мы описываем дискурсивный механизм выстраивания социальных фактов в пространстве СМК (с акцентом на периодическом издании) и выявляем адаптивные возможности информационной модели для ее адресата, понимающего понятое журналистом. В качестве ключевого способа экспликации смыслов действительности раскрывается журналистский жанр.

Рассмотрен ценностный аспект исправляющего истолкования социального действия в журналистике, который мы коррелируем с регулятивной направленностью медиамоделирования.

В параграфе 2.1 «Моделирование социальной действительности в журналистике. Медиамодель как мем» рассматривается вопрос о моделирующем значении журналистского понимания, выявляется содержание и характеризуется технология информационного моделирования социальной практики. Журналистика (вос)создает семиотическую очевидность жизни общества, т.е. непосредственную достоверность понимания мира и наличия понятого как факта сознания. Данный процесс мы называем медиамоделированием, или (ре)конструированием идеолого-герменевтической действительности, т.е. дискретной системы взглядов общества на свою жизнедеятельность.

В медийном пространстве журналистика – главный коллективный «привратник», устанавливающий повестку дня через создание и продуцирование ретроэффектов. Процесс отбора социальных явлений в качестве новостей выступает как предпонимание действительности журналистикой. Объективациями понимания служат отобранные явления, из известий о которых складывается повестка дня, т.е. медиаландшафт. Формой взаимопонимания между «социальным автором», журналистом и аудиторией на основе моделируемых явлений становится журналистский дискурс – реализуемый в пространстве СМК герменевтический разговор. Он конституируется через фактичные истории о социальных действиях, самих являющихся нарративами. Журналистский текст предстает как нарратив, в котором зафиксирована процессуальность самоосуществления события / ситуации и которое отличается самоценностью рассказываемой фактичной истории.

В медиамодели, конституируемой в конкретном типе СМК, представлено само СМК. Эксплицируются его информационно-селекционный механизм и формат коммуникации – стратегия взаимодействия с аудиторией.

Журналистский текст как медиамодель служит сигналом организуемой коммуникации и кодирует ее смысл. Он оказывается не просто средством коммуникации, но ее формой и медиумом.

Оперативная пролонгация социальной памяти через информационное моделирование событий – важная функция журналистики. Апплицируя социальные факты, журналистика пополняет память общества о них, т.е.

регулирует отношения воспоминаний и забвений и координирует их качество.

Регистры медийной технологии воспоминания: событие обретает существование через репрезентацию; событие конституируется превентивно без осуществления.

Регистры медийной технологии забвения: событие не включается в повестку дня; конституируется самореференция информации без привязки к событию. Журналистика разгружает и расширяет когнитивные способности общества, поэтому медиамодель избавляет от напряжения социальной перцепции. Диссертант определяет медиамодель как вирус, несущий в пространство СМК и социальную практику активный мем. На микроуровне медиамоделирования средством выражения идеи-вируса является журналистский текст. На макроуровне мемом становится сам текст.

В параграфе 2.2 «Информационная модель в журналистском смыслопроизводстве. Роль журналистских жанров» рассмотрены основания аутентичности медиамодели – адаптивного эффекта, возникающего при репрезентации журналистикой понимания действительности; характеризуется жанровый аспект информационного моделирования. Журналистика как герменевтическая система являет собой специфический социальный язык – язык информационных фактов, позволяющий аудитории понять действительность и приспосабливающий к ней. Медиамодель – это проекция требований социальной практики к ее исправляющему истолкованию. Формула медиамодели выглядит так: запечатленная в языке картина мира плюс способы его видения, понимания и фиксации, где выражены внутренние установки «социальных авторов», журналистов и адресатов. Аутентичность – базовое свойство медиаландшафта и текста-модели – мы трактуем как самоподлинность, обусловленную первоисточником транслируемых сведений и исходящую из него.

Во-первых, в медиамодели дискурсивно (вос)производятся ментальные структуры знаний и опыт журналистов. Они управляют восприятием и самовосприятием общества. Во-вторых, медиамодель – это «сервомеханизм»

аудитории. В ней закреплены: а) представления журналистов об информационных потребностях и интересах аудитории, о формате их удовлетворения; б) знания журналистов о мотивах обращения адресатов к СМК и предпочтениях в системе типов СМК и конкретных текстов. Журналист выявляет интенции социальных действий, а система журналистики навязывает социальным действиям смыслы рассказываемых о них историй. Последнее диссертант объясняет тем, что журналистский дискурс есть объективный дискурс власти. Он «маскирует» аутентичность модели, в борьбе с другими дискурсами подавляя альтернативное понимание действительности. Борьба между журналистскими текстами как дискурсами тоже участвует в истолковании и (вос)производстве действительности.

Адаптирование людей к действительности посредством медиамодели – ключевая функция журналистики. Журналистика поддерживает динамическую симметричную связь между: а) медиаландшафтом как объективной реальностью и текстом-моделью как субъективной реальностью; б) медиаландшафтом как реальностью, «переведенной» в субъективную, и социальной практикой как объективной действительностью. Интернализируя социальную действительность в двойной перспективе, журналистика затем снова «переводит» субъективную реальность в объективную. Журналистский текст вписан в медиаланшафт и контекстуально несет его в себе, а конституируемые медиаландшафтом значения экстраполируются в социальную практику и при(о)сваиваются в ней.

Инструментом артикуляции социального знания в СМК, категоризации и оформления медиаландшафта является журналистский жанр. Во-первых, это исторически обусловленная форма овладения и завершения действительности журналистикой. Во-вторых, это типизированная внешняя форма журналистского текста, определяющая его структуру и используемый набор языковых средств. При трансляции в СМК жанр становится медиумом текста.

В-третьих, это «идеальный» тип текстов, или инвариант текста. Он обладает окказиональным характером. Окказиональность предполагает: значение социального факта способно содержать как больше, так и не меньше, чем без него, – в зависимости от жанра. Наконец, жанр есть деятельностный тип журналистики, имеющий устойчивые признаки на уровне текста и способа (само)реализации. С жанром связаны особый тип подлежащего (ре)конструированию «жизненного материала» и методика (ре)конструирования.

Журналистским жанром можно назвать особое использование языка, являющее часть медиадискурса как социальной практики и обладающее значениями способа репрезентации, идентификации и (взаимо)действия. Вопервых, это специфический текст как жанр журналистского дискурса. Вовторых, это журналистский дискурс как жанр медиадискурса. В журналистском жанре уточняется видение как действительности, так и необходимых ее трансформаций.

В параграфе 2.3 «Информация и ценность в журналистике.

Аксиологические аспекты журналистской деятельности» раскрывается технология достижения журналистикой социальных эффектов – переустройства действительности, вызываемого репрезентацией понимания ее смыслов.

Журналистика воздействует на общество через внесение объективных ценностей в массовое сознание и изменение режима коммуникативного взаимодействия на материале актуальных явлений с позиции интересов определенных социальных групп. Такова оценочно-регулятивная функция журналистики. Журналистика, во-первых, придает социальному объекту определенную ценность, вызывая эффект сравнения. Во-вторых, артикулирует интенции к конституированию объекта в бытийно-онтологической реальности (если он выступает как ценность) или к его трансформированию (если в нем нет положительной значимости).

Журналистское знание можно назвать аксиологической социальноуправленческой концепцией, выработанной при изучении социального действия, изложенной в тексте через нарратив и заключающей в себе возможность реакции адресата. Социальная реакция – это результат «перевода»

адресатом журналистского знания, генерализованного в СМК, в собственное знание. Это понятность коммуницирующей действительности, которая стимулирует трансформирование последней. Факторы социального реагирования на аксиологическую установку журналиста таковы: а) ценность знания для аудитории ввиду ценности сообщения; б) качество типов информации, составляющих знание; в) риторическая убедительность в их высказывании; г) восприимчивость адресатов к ним и готовность их освоить.

Важный фактор медиамоделирования и (само)регуляции общества – система коммуникативных ожиданий и ценностных ориентаций аудитории, на которую журналистика опирается и которую репрезентирует.

Для герменевтического разговора журналиста с аудиторией характерна информационная избыточность. Ввиду этого интенсивный способ социального воздействия – аксиологическая компрессия. Ценность текста и содержащегося в нем знания повышается, если журналист учел функциональное своеобразие предмета, верифицировал объект оценки, обнаружил четкость системы аксиологических критериев. Важна также экономия речевых ресурсов.

Журналистский дискурс как критический дискурс создает эффект практического переустройства общественной жизни. Он разоблачает доминирующую идеологию с помощью «истин» – другой идеологии.

Журналистская критика (вос)производит плюрализм социального мира и конституирует в массовом сознании моноплюрализм «истин».

В заключении автор подводит итоги проделанной работы и намечает пути дальнейшего исследования проблемы. Сформулированы основные выводы, и в частности, дается определение журналистской герменевтики и представлена ее идеальная модель (система базовых свойств).

III. ПУБЛИКАЦИИ АВТОРА ПО ТЕМЕ ДИССЕРТАЦИИ

Публикации в изданиях из списка ВАК Варакин, В.С. Герменевтическая игра в пространстве 1.

журналистского текста // Вестник Поморского университета. – Архангельск, 2008. – № 10. – Сер. «Гуманитарные и социальные науки». – С. 63–67. (0,3 п.л.) Варакин, В.С. Герменевтическая рефлексия как «общий метод»

2.

журналистики // Вестник Поморского университета. – Архангельск, 2007. – № 2 (12). – Сер. «Гуманитарные и социальные науки». – С. 48–53. (0,3 п.л.) Публикации в других изданиях Варакин, В.С. Герменевтический горизонт и механизм 3.

апплицирования в журналистике // Региональная журналистика в формировании культурных ценностей современной России: материалы регион.

науч.-практ. конф. / сост., отв. ред. О.Н. Вотинцева. – Архангельск: САФУ, 2011. – С. 11–16. (0,3 п.л.)

Варакин, В.С. Герменевтический проект в журналистике:

4.

специфика понимания социального действия // Коммуникация в современном мире: материалы всерос. науч.-практ. конф.: в 2 ч. Ч. I / под общ. ред. В.В.

Тулупова. – Воронеж: Фак-т журн. ВГУ, 2010. – С. 5–8. (0,2 п.л.) Варакин, В.С. Герменевтическое измерение журналистской 5.

деятельности // Средства массовой информации в современном мире: молодые исследователи: тезисы докл. V межвуз. науч.-практ. конф. студентов и аспирантов / под ред. А.С. Быковой. – СПб.: Изд-во СПбГУ, 2006. – С. 111–112.

(0,1 п.л.) Варакин, В.С. Герменевтическое сознание журналиста как 6.

источник общественного самопонимания // Коммуникация в современном мире: материалы всерос. науч.-практ. конф.: в 2 ч. Ч. I / под ред. В.В. Тулупова.

– Воронеж: Фак-т журн. ВГУ, 2008. – С. 11–13. (0,1 п.л.) Варакин, В.С. Историко-методологические основы журналистской 7.

герменевтики // Журналистика Русского Севера: история, современность, перспективы: сб. материалов междунар. науч.-практ. конф. / ред.-сост.

О.В. Третьякова. – Архангельск: СОЛТИ, 2008. – С. 25–30. (0,3 п.л.) Варакин, В.С. Конвенциональные задачи журналистских жанров // 8.

Актуальные проблемы журналистики: сб. трудов молодых ученых. Вып. VI / отв. ред. П.П. Каминский. – Томск: Изд-во НТЛ, 2011. – С. 33–35. (0,2 п.л.)

Варакин, В.С. Медиамодель социальной действительности:

9.

онтология организации // Информационное поле современной России: практики и эффекты: материалы IX междунар. науч.-практ. конф.: в 2 т. Т. 1 / под ред.

Р.П. Баканова. – Казань: Казан. ун-т, 2012. – С. 78–88. (0,8 п.л.) Варакин, В.С. Механизм «исправляющего истолкования» в 10.

журналистике // Коммуникация в современном мире: материалы всерос. науч.практ. конф.: в 2 ч. Ч. I / под общ. ред. В.В. Тулупова. – Воронеж: Фак-т журн.

ВГУ, 2012. – С. 9–11. (0,2 п.л.) Варакин, В.С. Механизм производства и продуцирования 11.

журналистского знания // Средства массовой информации в современном мире:

молодые исследователи: тезисы докл. VI межвуз. науч.-практ. конф. студентов и аспирантов / под ред. Л.П. Громовой; сост. О.А. Никитина. – СПб.: Фак-т журн. СПбГУ, 2007. – С. 52–54. (0,1 п.л.) Варакин, В.С. Моделирование действительности как 12.

функциональная доминанта журналистики и СМИ // Актуальные проблемы журналистики: сб. трудов молодых ученых. Вып. VII / отв. ред. П.П.

Каминский, А.Ю. Тышецкая. – Томск: Изд-во НТЛ, 2012. – С. 49–51. (0,1 п.л.) Варакин, В.С. Моделирование социальной действительности в 13.

журналистике // Славянская филология: XXI век: материалы междунар. науч.

конф. / сост. Т.Н. Плешкова, М.Ю. Елепова; отв. ред. Т.Н. Плешкова. – Архангельск: Помор. ун-т, 2010. – С. 121–129. (0,5 п.л.) Варакин, В.С. Объективация и представительство мысли 14.

рецензента в речи о художественном // Журналистика в 2007 году: СМИ в условиях глобальной трансформации социальной среды: сб. материалов всерос.

науч.-практ. конф. / отв. ред. Я.Н. Засурский, Е.Л. Вартанова. – М.: Фак-т журн.

МГУ им. М.В. Ломоносова, 2008. – С. 363–364. (0,1 п.л.) Варакин, В.С. Окказиональность экспликации действительности в 15.

журналистском жанре // Журналистика в 2009 году: трансформация систем СМИ в современном мире: сб. материалов всерос. науч.-практ. конф. / отв. ред.

Я.Н. Засурский, Е.Л. Вартанова. – М.: Фак-т журн. МГУ им. М.В. Ломоносова, 2010. – С. 400–401. (0,1 п.л.) Варакин, В.С. Понимание как взаимодействие традиции и 16.

истолкования: природа герменевтического круга в журналистике // Коммуникация в современном мире: материалы всерос. науч.-практ. конф.: в 2 ч. Ч. I / под общ. ред. В.В. Тулупова. – Воронеж: Фак-т журн. ВГУ, 2011. – С.

11–13. (0,2 п.л.) Варакин, В.С. Роль журналистской информации в 17.

трансформировании социального бытия // Информация в социальном управлении: материалы 3 межвуз. науч.-практ. семинара / сост. А.И. Вертешин;

под ред. А.И. Вертешина. – Архангельск: Помор. гос. ун-т им. М.В.

Ломоносова, 2010. – С. 6–15. (0,4 п.л.) Варакин, В.С. Эксплицирование социального факта в 18.

журналистском тексте // Средства массовой информации в современном мире:

Петербургские чтения: тезисы межвуз. науч.-практ. конф. / редкол. В.И.

Коньков [и др.]. – СПб.: Роза мира, 2009. – С. 219–220. (0,1 п.л.)





Похожие работы:

«ПОЛЯКОВА Наталья Борисовна КОНСТРУИРОВАНИЕ ДИСКУРСА ВЛАСТИ: ГЕРМЕНЕВТИЧЕСКИЙ АСПЕКТ 09.00.11. – социальная философия АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата философских наук Ижевск, 2003 Диссертационная работа выполнена в Государственном об...»

«Егорова Елизавета Михайловна КОНЦЕПТУАЛЬНЫЕ МОДЕЛИ В ЭКСПЕРТИЗЕ МЕЖДУНАРОДНЫХ КОНФЛИКТОВ (на материале аналитических оценок конфликта в Южной Осетии в августе 2008 г.) Специальность 23.00.04 – По...»

«ЛИСЕЦКИЙ ВАСИЛИЙ ВЛАДИМИРОВИЧ ЭВОЛЮЦИЯ ПРЕДСТАВЛЕНИЙ ОБ АКТЕРСКОМ ТРЕНИНГЕ И ДИФФЕРЕНЦИРОВАННЫЙ ПОДХОД К ЕГО ПРОВЕДЕНИЮ Специальность 17.00.01 – театральное искусство АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата искусствоведения Москва – 2014 Работа выпо...»

«Ефимов Артем Александрович РАЗРАБОТКА СТАТИСТИЧЕСКИХ МОДЕЛЕЙ ДЛЯ ПРОГНОЗА КОЭФФИЦИЕНТА ПОДВИЖНОСТИ НЕФТИ В РАЗЛИЧНЫХ ФАЦИАЛЬНЫХ УСЛОВИЯХ (на примере башкирских залежей Пермского края) 25.00.12 – Геология, поиски и разведка нефтяных и газовых месторождений Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидат...»

«УДК 551.87 Любас Артем Александрович ПАЛЕОРЕКОНСТРУКЦИЯ СРЕДЫ ОБИТАНИЯ ПРЕСНОВОДНЫХ МОЛЛЮСКОВ В НЕОГЕН-ЧЕТВЕРТИЧНЫХ ВОДОТОКАХ С ЭКСТРЕМАЛЬНЫМИ ПРИРОДНЫМИ УСЛОВИЯМИ Специальность 25.00.25 – геоморфология и эволюционная география Автореферат диссертации на с...»

«Камзина Надежда Еновна Интеграция гуманитарных знаний в художественном творчестве и проектной деятельности дизайнера Специальность 17.00.04 – изобразительное искусство, декоративно-прикладное искусство и архитектура Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата...»

«Хитрук Екатерина Борисовна Онтологический статус пола в христианской антропологии 09.00.13 – религиоведение, философская антропология, философия культуры Автореферат диссертации на соискание.ученой степени кандидата философских наук Томск 2007 Работа выполнена на кафедре социальной философии, онтологи...»








 
2017 www.pdf.knigi-x.ru - «Бесплатная электронная библиотека - разные матриалы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.