WWW.PDF.KNIGI-X.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Разные материалы
 

«ЛИДЕРСТВО КАК ОРГАНИЗАЦИОННЫЙ ФЕНОМЕН: ВЗАИМОСВЯЗЬ СОЦИАЛЬНЫХ И ЛИЧНОСТНЫХ АСПЕКТОВ (социально-философский анализ) ...»

На правах рукописи

Мень Михаил Александрович

ЛИДЕРСТВО КАК ОРГАНИЗАЦИОННЫЙ ФЕНОМЕН:

ВЗАИМОСВЯЗЬ СОЦИАЛЬНЫХ И ЛИЧНОСТНЫХ АСПЕКТОВ

(социально-философский анализ)

Специальность 09.00.11 – Социальная философия

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

доктора философских наук

Москва 2013

Работа выполнена на кафедре философии факультета «Институт государственной политики и прикладных гуманитарных исследований»

Федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Российская академия народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации»

Научные консультанты:

доктор философских наук, профессор Ю.М. Резник доктор социологических наук, профессор Е.А. Смирнов

Официальные оппоненты:

Юдин Борис Григорьевич, доктор философских наук, профессор, членкорреспондент РАН, заведующий отделом Института философии РАН Бекарев Андрей Михайлович, доктор философских наук, профессор, профессор кафедры общей социологии и социальной работы ННГУ им. Н.И. Лобачевского Гречко Петр Кондратьевич, доктор философских наук, профессор, заведующий кафедрой социальной философии РУДН



Ведущая организация: ФГБОУ ВПО «Омский государственный университет им. Ф.М. Достоевского»

Защита диссертации состоится 9 июля 2013 года в 14-00 на заседании диссертационного совета Д- 504.001.08 по философским наукам при ФГБОУ ВПО «Российская академия народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации» по адресу 119606, Москва, пр. Вернадского, 84 (ауд.______, корп.С)

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке РАНХиГС при Президенте РФ

Автореферат разослан ________________2013 года.

Ученый секретарь диссертационного совета, кандидат исторических наук И.Д. Короева

I.

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования. Динамичное изменение всех форм организации социальной жизни, интенсификация социальных отношений обусловливают актуальность философского осмысления феномена лидерства.

Осуществление модернизации в любом обществе связано с активизацией субъектно-деятельностного начала и инновационным творчеством людей.

Успешные инновации осуществимы там, где создана благоприятная почва для личной инициативы, творчества, поискового риска, где общественные институты и организационные системы поддерживают социальные инновации. В таком контексте лидерство становится социально востребованным феноменом и получает новые стимулы и импульсы к саморазвитию.

Феномен лидерства особо актуализируется в кризисных ситуациях развития общества, персонифицируя социальные ожидания как в содержательном, так и в деятельностном отношениях. В нынешнюю эпоху, несущую на себе признаки масштабных кризисов, отчетливо проявляются разнонаправленные тенденции – усиление внимания к роли личности, с одной стороны, и пренебрежительное отношение к достоинству человека, попрание его прав и свобод – с другой.

Социально-философский и научный интерес к феномену лидерства сохраняется на протяжении столетий. Неоднократно менялись теоретические основания, парадигмы, исследовательские позиции, подходы и методы. Понятие «лидерство» не отошло на второй план и с актуализацией таких проблем, как глобализация, социальные трансформации, реформы, институциональные изменения и т.п. Напротив, в большинстве социально-философских исследований в том или ином виде присутствует антропологический фактор (в т.ч. модели и типы руководства, управления, лидерства), понимание того, что все изменения реализуются посредством совместной деятельности людей и, прежде всего, наиболее талантливых и волевых из них – лидеров.

В мировой и отечественной философской литературе изучение отношений «личность – общество» в последние десятилетия существенно сместилось в сторону признания возрастающей роли субъективного и личностного начала в социальной жизни (воли, активности, ответственности, самостоятельности, креативности и т.д.). Признается необходимость снижения социальной или корпоративной тотальности, давления на человека, а также расширения спектра возможностей «рядовых» участников социальных проектов и программ.

Существенно также и то, что сегодня индивиды объединяются в менее иерархичные коллективы, чем те, которые построены по принципу административной вертикали. Они более гибки, подвижны и обладают высоким потенциалом адаптивности к социальным изменениям. Новые возможности для развития и усложнения феномена лидерства появляются при использовании ресурсов различных информационных сетей.

Круг проблем, связанных с возрастанием значения феномена лидерства, его социальной и личностной спецификой, требует ответов на следующие вопросы:

что такое лидерство с точки зрения современных социальных теорий? Какое место занимает проблема лидерства в социальной философии? Какова специфика социально-философского познания лидерства? Какова природа лидерства?

Какими качествами должен обладать лидер, чтобы его деятельность была эффективной? Каковы возможности практического применения имеющихся моделей лидерства?

В силу повышения роли и ответственности современных лидеров социальная философия призвана изучать и прояснять объективные и субъектноличностные основания лидерства, способствовать минимизации социальных рисков и потерь вследствие непродуманных или неподкрепленных ресурсами управленческих и иных решений. Как известно, лидеры не возникают на пустом месте, общество должно кропотливо их выращивать, чтобы быть готовым к ответам на вызовы времени. И хотя во всем мире в этом направлении предпринимаются определенные теоретические и практические усилия, социальные и техногенные катастрофы последних десятилетий свидетельствуют о значительном дефиците лидерских качеств у многих руководителей, что связано с общим недостатком субъективно-личностного начала в современном мире.

Феноменология и практика лидерства в России отягощена бюрократизмом, коррупцией, безответственностью, властно-управленческой несостоятельностью, недостаточным профессионализмом руководителей и т.д. В общественном сознании россиян постепенно сформировался образ субъекта власти и управления, далекого от их повседневных нужд. Неразвитость гражданского общества усугубляет ситуацию, минимизируя возможности контроля со стороны его институтов (СМИ, общественной экспертизы, объединений граждан) и сужая круг участников, принимающих решения, значимые для судеб многих людей.

Актуальность исследования обусловлена и значительной пестротой имеющихся в зарубежной и отечественной научной литературе подходов к осмыслению феномена лидерства, противоречивыми и взаимоисключающими трактовками его предпосылок, факторов становления, траекторий развития, критериев выбора и оценки. Это свидетельствует о недостаточной концептуальной разработанности этой проблематики в целом.

На данном этапе развития научных теорий лидерства их потенциал во многом, хотя и не во всем, исчерпан. Это относится, в первую очередь, к психологии и социологии лидерства. Требуется принципиально новая философская методология, способная предложить не только свой язык и концептуальный аппарат, но и оригинальные теоретические конструкции и модели.

Таким образом, необходимость социально-философской концептуализации лидерства диктуется следующими обстоятельствами:

– лидерство есть не только форма или разновидность социальной активности, но и способ бытия, природа которого до конца не изучена;

– бытие лидерства всегда личностно обусловлено, о чем свидетельствуют результаты психологических исследований; однако метафизический план его бытия остается вне поля зрения ученых;

– лидерство есть конгломерат разных видов и уровней реальности, среди которых выделяются социальная и персональная реальности; их взаимосвязь может быть изучена лишь средствами философского познания.

Актуальность темы и ее недостаточная разработанность определили выбор проблемной области диссертационного исследования.





Проблемная область диссертации формулируется, как расхождение между высокой степенью исследованности феномена лидерства в ряде социальных наук (психологии, социологии, политологии, культурологии, социальной антропологии и т.д.), с одной стороны, и неотрефлексированностью социальнофилософских оснований этой категории – с другой. Иначе говоря, дальнейшее развитие социальных теорий лидерства настоятельно требует их философского обоснования.

Потребности социальной практики обусловливают в свою очередь необходимость применения философско-теоретических концепций лидерства в реальных системах управления социальными процессами.

Степень разработанности проблемы. Исследование лидерства как социального феномена имеет длительную историю и опирается на значительный объем эмпирического и теоретического знания, выработанного представителями философской мысли и социальных наук (психологических, социологических, политических, экономических, менеджмента и т.д.) как за рубежом, так и в России.

Многогранность и многомерность феномена лидерства, в центре которого находится человек, личность, отражают его междисциплинарный характер и породили обширную литературу, начиная с древнейших времен и до наших дней.

На разных этапах развития социально-философской мысли на первый план выдвигались те или иные аспекты исследования лидерства. В историческом плане в исследованиях лидерства философская мысль характеризуется акцентом на социокультурной, ценностно-нормативной составляющих, усилением целевой ориентации на антрополого-субъектные аспекты. Не остаются вне пределов внимания социальной философии и структурно-институциональные измерения лидерства.

Литература, созданная по проблемам лидерства, огромна, поэтому ее простое перечисление весьма затруднительно. Отметим лишь наиболее фундаментальные и заметные вехи, которые повлияли на постановку и решение исследовательских задач диссертации.

Первые подходы к исследованию отдельных аспектов феномена лидерства обнаруживаются в трудах и идеях античных историков и философов. Древние историки Геродот, Фукидид, Полибий, Плутарх, Иосиф Флавий, Тит Ливий, Тацит, Светоний и другие ставили в центр внимания выдающихся лидеров – монархов, полководцев, государственных деятелей. Древние философы Сократ, Платон, Аристотель, Сенека исследовали их место и роль в структуре общества и государства, моральные и иные качества, стремились определить императивы и ценности подлинного бытия властителя.

В этой же логике находились размышления и восточных философов, прежде всего Конфуция, Лао-Цзы и других.

Феноменология, онтология и эпистемология лидерства в западной философии выкристаллизовывалась в противостоянии двух традиций.

Первая традиция (рационализм) связана с именами Платона, Аристотеля, Фомы Аквинского, Декарта, Локка, Канта, Гегеля и предстает как попытка онтологического обоснования приоритета разума – доминирующего способа организации социального бытия, ограничивающего своеволие индивидов и побуждающего их к достижению общей цели. Вторая традиция (волюнтаризм) выразилась в трудах Августина, Кузанского, Макиавелли, Гоббса, Руссо, Ницше и их последователей, настаивавших на преимущественно инструментальном характере разума и признававших волю онтологически первичной формой организации общественной жизни.

Различные варианты этого противостояния выражались в манифестациях и поисках решений проблем блага и целеполагания, свободы и ответственности, долга и морали, дихотомии «субъект – объект мышления», власти и управления, добра и зла, роли личности (элит) и масс, свободы и насилия и т.д. С этой целью вырабатывался новый понятийный аппарат. В целом характерная для западной истории тенденция к рационализации всех сфер жизни общества и человека требует обуздания своеволия и подчинения единичной и случайной (субъективной) воли совокупной воле социума. На этой основе впоследствии и зародилась традиция предметных исследований лидерства в западной философии и социальной мысли.

Вместе с тем, волюнтаризм получил легитимацию посредством узаконения конкретных индивидуальных воль и занял видное место в западном мышлении, которое в принципе и исторически оказывается активистским и при этом в высокой степени рационализированным.

В XVI-XVII вв. в русле исследований природы власти и управления обоснование лидерства обособляется от идей добродетели, справедливости, морали (Н. Макиавелли, Т. Гоббс). Г.В. Гегель полагал, что в деяниях великих лидеров субстанционально обнаруживается историческая необходимость, они – «доверенные лица мирового духа».

Это отразилось и в понимании истории. История общества, согласно Т. Карлейлю (XIX в.), есть биографический путь великих личностей – носителей божественных предначертаний и духовных творцов исторического процесса, возвышающихся над основной массой. Поэтому необходимо исследовать черты лидера как героя.

В марксистской философии личность лидера и лидерство поставлены в целом в зависимость от социально-экономического базиса и исторического контекста, определяющих их (лидеров) основные деятельностные, поведенческие и стратегические парадигмы и траектории, хотя определенная степень свободы и самостоятельности все же декларируется.

Марксистская традиция исследования лидерства, соединяющая разум и волю в рамках «всеобщей организационной науки»,1 во многом предвосхитила позднейшие достижения кибернетики, особенное внимание уделившей генезису и функционированию иерархических отношений2.

В философии Ф. Ницше стремление к лидерству есть проявление естественного «творческого инстинкта» индивида, помехой которому выступает мораль и религия – оружие «слабых» и «неудачников».

Для большинства философских течений ХХ в. «чистая» волевая проблематика не представляет самостоятельного интереса, выступая чаще всего в качестве предмета психологических исследований3. Во многом по этой причине генетически и сущностно связанная с философскими исследованиями воли проблематика лидерства оказалась в высокой степени психологизированной.

В ХХ в. начался качественно новый этап в исследовании проблем лидерства в философии, связанный с усложнением буржуазного общества, ростом конкуренции, эволюцией рыночной экономики и ее механизмов, сменой технологических укладов, необходимостью изменений в системе управления, а также с развитием и углублением самого социально-гуманитарного знания и его эвристических возможностей.

З. Фрейд и его последователи (психоаналитическое направление) обращаются к глубинным основаниям лидерства, коренящимся в природе человека. Согласно им вытесненные влечения раннего детства могут сублимироваться в стремление к лидерству. По Фрейду, человеческие общности нуждаются в лидере, аналогичном авторитарному отцу в семействе, а в уподоблении отцу есть тайна лидерства. Для последователя Фрейда К. Адлера стремление к лидерству – компенсация комплекса неполноценности индивида.

Значительное развитие в ХХ в. получила концепция харизматического лидерства М. Вебера, которое, по его мнению, как тип возникает в кризисные моменты истории.

Помимо психоаналитического направления (З. Фрейд, А. Адлер, К.Г. Юнг и др.), к наиболее крупным западным направлениям, внесшим значительный вклад в разработку проблем лидерства в XX в., можно отнести Йельскую школу (Г. Лассуэлл, Б. Скиннер, У. Уайт), исследовавшую природу, специфику и механизмы политического лидерства, и Франкфуртскую школу (М. Хоркхаймер, Т. Адорно, Г. Маркузе, Э. Фромм), разработавшую философские концепции «авторитарной личности» и «репрессивной культуры» и анализировавшую проблему взаимоотношений харизматических лидеров и их последователей.

В западной философии наиболее значительный опыт теоретического изучения феномена лидерства накоплен в США. Здесь философские исследования находятся под мощным влиянием протестантской этики, с одной стороны, и методологии прагматизма Г. Пирса, У. Джемса, Д. Дьюи и их последователей – с другой. Феномены лидерства, управления, администрирования рассматриваются См.: Богданов А.А. Всеобщая организационная наука. Т.1-2. - СПб., 1913-1917.

См.: Винер Н. Кибернетика и общество. М., 1958; Винер Н. Кибернетика или управление и связь в животном и машине. - М., 1968.

Столяров А.А. Воля // Новая философская энциклопедия. Т. 1. - М., 2010. С. 434.

как «философия в действии», призванная служить практике. Ценностные модели лидерства разрабатываются с целью эффективного руководства людьми и их слияния «со всей совокупностью опыта».

Содержательно выделяются следующие группы философских исследований:

лидерство в системе образования (К. Ашбаух, С. Уэст, Д. Уилкох); лидерство в системе религиозных учреждений (Д. Клинтон, Р. Хринлиф); ценностные основания социального, политического, организационного лидерства (К.

Ходжкинсон, Г. Фейрхольм, Х. Кучмарских) и другие. Большая работа по изучению различных аспектов лидерства проводится в университетах и исследовательских центрах США (их насчитывается до 40). Существует также огромное количество школ и курсов практической подготовки лидеров.

В ХХ в. в западной социально-философской мысли произошли значительные изменения во взглядах на межсубъектные взаимоотношения в структуре лидерства, в частности, на участие лидеров и их последователей в управлении организацией. Об этом свидетельствуют работы Э. Атоса, Р. Берка, У. Берка, Р. Бирстеда, Д. Брасса, П. Гудмена, Р. Кантера, Д. Кипниса, М. Сетсуо, Н. Майера, М. Малдера, К. Миллера, Р. Монж, Р. Паскаля, Р. Портера, П. Поттса, Л. Хоффмана, других авторов4.

В первой половине XX в. исследование лидерства в науке было ориентировано в основном на два основных направления: 1) научную организацию труда (поиск методов оптимизации организационных, технических и социальных компонентов производственных систем) и 2) человеческие См.: Burke W. Leadership as Empowering others // How Executives Influence People and Organizations. San Francisco, 1986. – P. 51-77; Kanter R. Power, Leadership, and Participatory Management // Theory Into Practice.

1981. – P. 219-224; Pascale R., Althoes A. The Art of Japanese Management. N.Y., 1981; Setsuo M. The Honda Book of Management: A Leadership Philosophy for High Industrial Success. N.Y., 1990; Kipnis D. The Powerholders. Chicago, 1976; Biersted R. An Analysis of Social Power//American Sociological Review. 1950.

December. Vol. 15. – P. 730-736; Miller K.I., Monge P.R. Participation, Satisfaction and Productivity: A Metaanalytic Rewiew. //Academy of Management Journal. 1986; Hoffman L., Burke R., Maier N. Participation, Influence, and Satisfaction Among Members of Problem-solving Groups. //Psychological Reports. 1965.; Mulder M. Power Equalization Through Participation? // Administrative Science Quarterly. 1971; Ledford G., Lawler E., Mohrman S. The Quality Circle and its Variations. // Productivity in Organizations. San Francisco, 1988. – P.

255-294; Crouch A., Yetton P. Manager Behavior, Leadership Style, and Subordinate Performance: An Empirical Extension of the Vroom-Yetton Conflict Rule. //Organizational Behavior and Human Decision Processes. 1987. – P. 384-396; Heller F., Yukl G. Participation, Managerial Decisionmaking, and Situational Variables//Organizational Behavior and Human Performance. 1969. – P. 227-241; Locke E., Schweiger D.

Participation in Decision-making: One More Look // Research in Organizational Behavior. 1979. Vol. 1. – P. 265Goodman P., Devadas R., Hughson T. Groups and Productivity: Analyzing the Effectiveness of Selfmanaging Teams // Productivity in Organizations. San Francisco. 1988. - P. 295-327; Manz C, Sims H. Leading Workers to Lead Themselves: The Eternal Leadership of Self-managed Work Teams. //Administrative Science Quarterly. 1987. – P. 106-128; Potts N. GE's Management Mission. //The Washington Post. 1988. May 22. – P. 1Porter L., Allen R., Angle H. The Politics of Upward Influence in Organizations//Research in Organizational Behavior. Greenwich, CT. 1981. Vol.3. – P. 109-149; Brass D. Men's and Women's Networks: A Study of Interaction Patterns and Influence in an Organization//Academy of Management Journal. 1985. – P. 327-343;

Trempe J., Rigny A., Haccoun R. Subordinate Satisfaction with Male and Female Managers: Role of Perceived Supervisory Influence. //Journal of Applied Psychology. 1985. – P. 44-47.

отношения (морально-психологические и социально-организационные факторы в эффективном управлении персоналом).

Во второй половине XX в. парадигмальные сдвиги в концептуальных моделях управленческого (лидерского) мышления выразились в распространении идей гуманистической психологии, предпринимательского героизма, демократизации стиля организационного поведения и делегировании ответственности, инвестирования в человеческий капитал, создания многофункциональных управленческих команд и т.д. Все это нашло отражение в ценностных теориях лидерства, появившихся в 1980-е гг. под влиянием конкретных течений философии.

Одним из направлений, родственных философии лидерства, является исследование западной мыслью феномена элит (В. Парето, Г. Моска, Р. Михельс, Х. Ортега-и-Гассет, Д. Сартори, Т. Адорно, Р. Миллс, М. Джилас и т.д.).

В России предпосылки социально-философского подхода к исследованию феномена лидерства были заложены на рубеже XIX-ХХ вв. К теме роли личности в истории и ее взаимодействия с массами обращались русские философы Н. Михайловский, П. Лавров, П. Кропоткин, Г. Плеханов, И. Ильин, П. Новгородцев, глубоко на тот момент разработавшие основные аспекты данной проблемы.

Весьма продуктивно проблема лидерства была поставлена и исследована в сборнике статей «Вехи» (1909), авторы которых Н. Бердяев, А. Изгоев, С.

Булгаков, М. Гершензон и другие пришли к выводу, что элита, претендовавшая тогда на власть и переустройство страны, не готова к этому в силу недостаточности имевшегося у нее интеллектуального и ценностнонравственного потенциала5. Этот вывод, к сожалению, подтвердился в ходе последовавших исторических событий и трансформационных процессов в нашей стране.

В СССР исследования феномена лидерства в силу политических и идеологических причин сместились в сторону разработки проблем научной организации труда, а затем психологии управления. Стоит отметить, что еще в 1970-е гг. проблема лидерства изучалась преимущественно психологами и применительно к малым группам6.

Трансформации в обществе позволили издать в России множество зарубежных трудов, посвященных феномену лидерства и его отдельным аспектам (Р. Михельс, М. Вебер, Д. Оруэлл, П. Сорокин, Р. Такер, О. Тоффлер, Ф. Хайек, Б. Шнейдер, Ж. Блондель, А. Лоутон, Э. Роуз и др.), а ряд отечественных исследователей обратились к западному опыту (хотя первые критические работы См.: Вехи. Интеллигенция в России. - М., 1991, с. 207.

См.: Вендов С.А. Социально-психологическое исследование лидерства в малых группах (на материале школьных групп). Автореф дис.... канд. психол. наук. - Л., 1973; Гончаров В.Д. Лидерство как фактор групповой деятельности. Автореф. дис... канд. филос. наук. - Л., 1971; Жеребова Н.С. Лидерство в малых группах. Автореф. дис.... канд. философ. наук. - М., 1969; Степкин Ю.П. Исследование авторитета личности как социально-психологическое явление. Автореф. дис.... канд. психол. наук. - Л., 1976; Кузьмин Е.С., Волков И.П., Емельянов Ю.И. Руководитель и коллектив. Социально-психологический очерк. - Л., 1974, и другие.

относятся уже к 1970-м гг.). Появились работы Г. Ашина, И. Волкова, Ю.

Емельянова, Е. Абашкина, Ю. Косолапова, Т. Мальковой, М. Фролова и других 7.

Во второй половине 1980-х гг. в нашей стране появилась возможность исследовать реальные проблемы политического лидерства. В трудах Э. Баталова, Ф. Бурлацкого, И. Злобина, Г. Левина, В. Маслова, И. Бестужева-Лады, А.

Венгерова, И. Дикова, П. Волобуева, Р. Медведева, других авторов анализировалась деятельность советских руководителей, преимущественно в историческом и публицистическом плане, создавались их политические биографии и портреты8.

В 1990-е гг. отечественные исследователи стали изучать разнообразные аспекты лидерства – влияние личностных черт характера лидера, его идеалов и ценностей на осуществление власти (С. Андреев, Г. Бордюгов, В. Козлов, В.

Логинов, М.В. Ильин, Б. Коваль, В. Сауткина, С. Смольников, Я. Шимов и другие)9; становление новой политико-управленческой элиты в постперестроечный период (В. Березовский, В. Червяков, В. Пугачев, М. Малютин, О. Мясников и другие)10; проблемы политического лидерства (Г. Авцинова, Ю. Борисов, А. Боровиков, С. Васильцов, И. Волков, Р. Короткевич, В. Тимошенко, М. Трофимов, М. Холмская и другие)11;

взаимоотношения лидеров, их окружения и населения (А. Анискевич, В.

Александров, А. Жмыриков, Г. Шляхтин и другие)12, а также иные темы.

Теоретические результаты социальных наук, знакомство с зарубежным опытом обусловили появление на рубеже 1980-1990-х и в 2000-е гг. целого ряда социально-философских исследований лидерства, в частности Е. Дунаева, См.: Ашин Г.К. Критика современных буржуазных концепций лидерства. - М., 1978; его же: Правящая элита и общество // Свободная мысль. 1993 № 7. его же: Политическое лидерство: оптимальный стиль // Общественные науки. 1993, № 2; Малькова Т.П., Фролова М.А. Массы. Элита. Лидер. - М., 1993.

См.: Бовичев В.В. Явление лидерства как объект социального познания. - М., 1986; Бурлацкий Ф. Ленин, государство, политика. - М., 1970; его же. Проблема политического лидерства в советском обществе // Общественные науки, 1989, № 1; Баталов Э. Перестройка остро нуждается в политических лидерах // Общественные науки, 1989, № 4; Маслов В. Политический лидер – не должность, а долг // Коммунист, 1990, № 4; Проблема политического лидерства в советском обществе // Общественные науки, 1989, № 3, и другие.

См.: Андреев С.С. Политический авторитет и политическое лидерство // Социально-политический журнал, 1993, № 1-2. С. 24-37; Ильин М.В., Коваль Б.И. Личность в политике: кто играет роль короля? // Полис, 1991, № 6; Сауткина B.C. Рабочий лидер: кто он? - М., 1991; Смольников С. Слагаемые лидерства // Международная жизнь, 1991, № 8; Шимов Я. Человек на вершине власти // Свободная мысль, 1992, №

14. С. 54-60, и т.д.

См.: Березовский В., Червяков В. Современная политическая элита России // Свободная мысль, 1993, № 1-2; Пугачев В.П. Субъекты политики: личность, элиты, лидерство. - М., 1991; Малютин М. «Новая» элита в новой России // Общественные науки и современность. 1992. № 2; Мясников О.Г.

Смена правящих элит:

«консолидация» или «вечная схватка»? // Полис. 1993. № 1, и другие.

См.: Авцинова Г.А. Политическое лидерство // Государство и право. 1993. № 5. С. 138-146; Борисов Ю.

Политическое лидерство – олицетворение борьбы тенденций общественного развития // Общественные науки. 1989. № 4; Васильцов С.И. Фактор лидерства в современном политическом развитии // Рабочий класс и современность. 1989. № 2; Волков И.В. Концепция политического лидерства // Введение в политологию. М., 1993. C. 27-34; Тимошенко В.И. Общественно-политическое лидерство // Социальнополитические науки, 1990. № 11. С. 48-58; Трофимов М.И. Политическое лидерство // Социальнополитические науки. 1991. № 12. С. 34-40, и другие См.: Анискевич А.С. Массы и лидер в условиях перехода от диктатуры к демократии // Вестник МГУ.

Сер. 12. Социально-политические исследования. 1992. № 2. С. 35-39; Александров B. Народ и выбор политика // Общественные науки и современность. 1992. № 6; Жмыриков А.Н., Шляхтин Г.С.

Психологические проблемы политического лидерства. - Нижний Новгород, 1991, и др.

В. Форсовой, А. Кравченко, Е. Кудряшовой, М. Ананченко, П. Овсянкина, Ю. Резника, В. Суханова, О. Гаман-Голутвиной, О. Крыштановской, А. Панарина и др.13.

В 1980-е гг. в российском обществоведении конституировалась элитология

– комплексная междисциплинарная наука, находящаяся на стыке социальной философии, социальной антропологии, социологии, политологии, истории, социальной психологии, культурологии. Анализ элит близок к изучению лидерства, поскольку и собственно эти два феномена, и их исследования имеют пересекающиеся предметные области14.

Отметим, однако, что многие концептуальные положения лидерства и его проявлений в социальной действительности, сформулированные зарубежными и русскими философами, не получили должного развития. В ряде работ просматривается приверженность их авторов старым парадигмам или чрезмерно психологизированное, политизированное и утилитарное рассмотрение вопросов онтологии, феноменологии и эпистемологии лидерства, отсутствие глубокого философского анализа деструктивного влияния ценностно неразвитого лидерства на социум и человека. При несомненных достоинствах многих работ их философско-теоретические выводы по этой проблематике не всегда адекватны процессам, происходящим в обществе, а представленные в них прогностические модели существенно расходятся с реальной социальной практикой.

Сегодня феномен лидерства является предметом интегралистских концепций, теорий и подходов, возникших на стыке социальной философии, политической антропологии, психологии, социологии, политологии и культурологии. Это обстоятельство обусловливает необходимость системноконцептуального и социально-философского анализа объективных оснований и субъектно-личностных выражений лидерства.

Цель исследования – комплексный философский анализ социальных и субъектно-личностных оснований лидерства как организационного начала совместной деятельности людей и создание на этой основе комплексной (личностно-интерактивной) модели.

Для достижения этой цели поставлены следующие задачи:

– осуществить анализ основных социальных теорий лидерства для определения исходных социально-философских оснований исследования;

См.: Дунаев Е.А. Лидер: философские проблемы // Диалектика капитализма и социализма в современном мире. - М., 1990. С. 129-149; Кравченко А.И. Макиавелли: технология эффективного лидерства // Социс.

1993. № 6. С. 135-142; Малькова Т.П., Фролова М.А Массы. Элита. Лидер. - М., 1993; Кудряшова Е.В.

Лидерство как предмет социально-философского анализа. Автореф. дис.... д-ра филос. наук. - М., 1996;

Ананченко М.Ю. Лидер как субъект процесса социального управления: социально-философский анализ.

Автореф. дис.... канд. филос. наук. - Архангельск, 1999; Резник Ю.М. Введение в социальную теорию.

Социальная онтология. - М., 1999; Резник Ю.М. Смирнов Е.А. Жизненные стратегии личности. - М., 2002;

2000; Кудряшова Е.В., Ананченко М.Ю. Ценности лидерства и лидерство ценностей. - Архангельск, 2004;

Суханов В.Р. Ценностные теории лидерства как предмет социально-философского анализа. Автореф. дис.

... канд. филос.наук. - Архангельск, 2004; Крыштановская О. Анатомия российской элиты. - М., 2004;

Панарин А. Народ без элиты. - М., 2006.

Исследованиями элит в России занимаются Г. Ашин, М. Афанасьев, А. Понеделков, О. ГаманГолутвина, П. Карабущенко, Е. Охотский и другие.

– выявить когнитивный потенциал понятия «лидерство» в современной социальной философии;

– исследовать соотношение лидерства и других форм организационной активности человека (руководство, менеджмент);

– разработать социально-философскую концепцию лидерства на основе личностно-интерактивного подхода;

– исследовать онтологические, эпистемологические, экзистенциальные, аксиологические основания феномена лидерства, выявить его контуры и контексты идентификации в современном социуме;

– раскрыть организационную природу лидерства в единстве его социальной и личностной сторон и с учетом ситуационных контекстов;

– определить организационную структуру лидерства как относительно устойчивой конфигурации его компонентов;

– выявить процессуальные аспекты лидерства как способа организации совместной деятельности людей;

– провести анализ оснований типологизации лидеров в современном обществе.

Объект диссертационного исследования выступает лидерство как специфический способ организационного бытия человека и социальных объединений разного типа и уровня. Предмет исследования – взаимосвязь социальных и субъектно-личностных оснований лидерства как организационной реальности, а также когнитивные и эвристические возможности концептуальных моделей лидерства.

Теоретико-методологические основы исследования Теоретико-методологической базой исследования лидерства выступают исходные положения социальной философии, соответствующие целям и задачам исследования, в т.ч. принципы феноменологической философии. Это позволяет объединить субъектно-ориентированный подход (например, теории личностных черт), интеракционизм и другие основные теории лидерства (ситуационные, трансформационные, харизматические, гуманистические и т.д.) и осуществить их эпистемологический анализ, выработав на этой основе новую методологию комплексного социально-философского изучения лидерства – личностноинтерактивный подход.

В работе используются как общефилософские, так и специфические методологические подходы и методы, в т.ч.: концептуальный анализ – метод экспликации концептов, описывающих феномен лидерства (эпистемологический аспект), с одной стороны, и анализ лидерской реальности с помощью концептов (онтологический аспект) – с другой; системный анализ, включающий системноорганизационный подход, который обеспечивает возможность представить лидерство как открытую систему в контексте ее закономерных связей с окружением; сравнительный анализ, позволяющий провести различие между определенными видами и уровнями лидерства, а также и конкретными формами его проявления в разных сферах социального бытия (деятельность – взаимодействие – идеальная сфера); функциональный анализ, который используется для выявления причин, обусловивших выделение понятий «функции лидерства» и «функциональные подсистемы лидерства» в самостоятельные категории; структурный анализ, с помощью которого определяются различные основания, используемые для построения структурных и типологических моделей лидерства («структура лидерства», «структурные компоненты», «типы лидера» и т.д.).

Применение и анализ методов и результатов ряда социальных наук дает основания считать проведенное исследование интегративным, а совокупность и разнообразие рассматриваемых сторон лидерства позволяет также относить его к числу комплексных исследований.

Теоретико-методологической основой исследования стали труды ведущих зарубежных философов и социальных мыслителей: М. Вебера, Р. Михельса, П. Сорокина, Х. Ортеги-и-Гассета, Р. Такера, Т. де Шардена, О. Тоффлера, Ф. Хайека, Т. Парсонса, Д. Бэлла, Б. Шнейдера, Ж. Блонделя, Ю. Хабермаса,

А. Лоутона, Э. Роуза, – а также исследования российских философов и ученых:

Е. Абашкина, М. Ананченко, Б. Ананьева, Г. Ашина, И. Волкова, Е. Дунаева, Ю. Емельянова, Л. Когана, Ю. Косолапова, А. Кравченко, Е. Кудряшовой, Т. Мальковой, О. Митрошенкова, П. Овсянкина, А. Панарина, Ю. Резника, М. Фролова, В. Форсовой, В. Суханова, В. Шевченко и других.

Научная новизна исследования проявляется в двух ракурсах: 1) выявление эпистемологической роли и эвристического потенциала концепта «лидерство», разрабатываемого в современных социальных теориях, которые имеют разные методологические ориентации; 2) определение сущности, структуры и динамики лидерства как организационной реальности и построение соответствующих концептуальных моделей.

В работе осуществлен социально-философский анализ категории и феномена «лидерство».

Сравнительный анализ основных теорий позволил выделить ключевые характеристики лидерства в их познавательном контексте:

организационная природа, интегрирующая взаимосвязь социальных и персональных начал, структура лидерства, в т.ч. его личностное и социальное структурирование, а также организационная динамика лидерства.

Конкретная новизна исследования состоит в следующем.

1. В философско-методологическом плане разработан и реализован личностно-интерактивный подход к изучению феномена лидерства, объединивший разные когнитивные ресурсы. В нем интегрированы, в первую очередь, личностно опосредованные (персоналистские) теории и интегралистские (системно-организационные) концепции. Согласно критерию субординации факторов применительно к феномену лидерства, личность (субъективная сторона) рассматривается как инициирующая структура, а социальное объединение (интерактивная сторона или система взаимодействия) – как инициативная структура, создающая предпосылки для формирования или изменения конвенционального порядка.

2. Определен онтологический статус феномена лидерства как особого рода сущего и способа человеческого бытия. Лидерство рассмотрено как «феномен организационного бытия». При этом «организация» определяется не столько как процесс создания и преобразования систем разного типа, а скорее как способ обеспечения совместной деятельности членов группы средствами выработки и реализации решений, координации и контроля. С этой точки зрения лидер есть организатор деятельности социальной общности согласно своему пониманию ее общих интересов и целей в конкретной ситуации. Он опирается на личностный потенциал и умение привлечь иные ресурсы, а также решать поставленные задачи лучше других членов своего объединения.

Кроме того, автор диссертационного исследования рассматривает в качестве сферы приложения и влияния лидера любое социальное объединение (малую группу, организацию, политическую партию), которое имеет четко выраженные интересы. До сих в теориях лидерства преобладал взгляд на лидерство как специфическую форму групповой деятельности.

3. Организационная природа лидерства определена через соотношение его социальных и субъектно-персональных (личностных), экстенциональных и интенциональных аспектов взаимодействия. Личность лидера, как воплощение субъектно-персональной реальности, наделена интенциональностью (направленное и сфокусированное воздействие на объект), а социальное объединение и его окружение экстенциональны по своей сути, т.е. отличаются дифференцированным отношением к действительности). Поэтому личность лидера открыта для взаимодействия и воспринимает проблемную ситуацию как область возможных решений, а объединение и его окружение – как потенциальную сферу влияния.

4. Для характеристики организационной природы лидерства впервые введены и обоснованы такие концепты, как «сферы бытия», между которыми распределяется активность лидера (деятельность, взаимодействия и идеальность), «планы бытия», определяющие разные измерения данного феномена (экстернальный, интернальный, объективный, субъективный), а также «модальности бытия» – устойчивые инвариантные стороны или контексты бытия лидера (поведение – самость, интеракция – перцепция, экзистенция – трансценденция), «проекции» и «модусы существования», раскрывающие соответственно динамические и ситуативные контексты бытия лидера и его объединения. Социальная природа лидерства связана с институциональными возможностями, предоставляемыми лидеру разными системами взаимодействия.

Субъектно-личностная природа лидерства детерминирована конкретным набором персональных качеств или свойств, являющихся оптимальными для разрешения конкретной проблемной ситуации.

5. Концептуализированы системно-структурные признаки лидерства как личностно-интерактивной реальности. Система и структура лидерства характеризуются разным предназначением в лидерском объединении, определяя в одном случае функциональные связи между ее компонентами и сторонами, а в другом – нормативно опосредованные и ситуативно обусловленные отношения между членами объединения. Структура лидерства формируется совокупностью связей между личностными и социальными компонентами системы.

В любом социальном объединении, организуемом лидером для решения определенных целей, выделяются разные сферы и подсистемы, образующие «внешний» (объектно-центрированный) и «внутренний» (субъектноцентрированный) контуры лидерства. Личностная подсистема лидерства составляет «внутренний» контур лидерства, акцентируя внимание на выявлении субъективных модальностей (самость, социальные представления, экзистенция), а социальная подсистема лидерства подчеркивает роль объективных и интерсубъективных модальностей (поведение, интеракция, трансценденция). С точки зрения личностно-интерактивного подхода определяющую роль в системе лидерства играет взаимосвязь модальностей самости и интеракции. При этом самость характеризует индивидуально-личностное своеобразие лидерства, а интеракция – обмен позициями и представлениями между лидером и другими участниками взаимодействия.

Различие между системой и структурой лидерства характеризуется с точки зрения границ их существования («система шире, чем структура»), характера связей между компонентами (преобладание устойчивых связей и инвариантных компонентов в системе, актуализация динамических и ситуативных компонентов в структуре).

6. Структурное измерение феномена лидерства характеризуется диалектикой «правил» и «ресурсов», а также соотношением субъектной и объектной сторон. Лидер активен и стремится к изменению ситуации в своем объединении и за его пределами, привлекая «внутренние» и «внешние» ресурсы.

При этом он играет по правилам, которые во многих ситуациях сам же и создает.

Обладание харизмой или авторитетом делает его наиболее влиятельным членом группового объединения. Для понимания структурного измерения лидерства важное значение имеет аналитическое разграничение инициирующей структуры, базирующейся на актуализации личностного потенциала всех участников взаимодействия, и инициативной структуры, создающей институциональные предпосылки для реализации общих целей и рационального использования имеющихся ресурсов.

7. Выявлены особенности организационной динамики лидерства, которые обусловлены, с одной стороны, характером действий, осуществляемых лидером посредством личностных и социальных проекций, с другой стороны – видом модальностей, в которых эти проекции реализуются (поведение и самость, интеракция и перцепция, экзистенция и трансценденция).

Основной конфликт в системе лидерства разворачивается между социальной и личностной подсистемами, а его содержание задается двумя встречными тенденциями («полюсами») – институционализацией и персонализацией. Институционализация связана с формированием и поддержанием конвенционального порядка в лидерском объединении, что определяет его инициативную структуру, персонализация – с воздействием личностных качеств лидера на ситуацию взаимодействия в объединении, что задает «внутренний» контур и инициирующий характер структуры.

Основные положения исследования, выносимые на защиту:

1. Направления социально-философской концептуализации. В работе намечаются несколько линий концептуального анализа лидерства с позиций социальной философии. Оно рассматривается последовательно как сфера исследования и приложения методов разных социальных теорий (методологический и эпистемологический ракурсы), способ организационного бытия субъекта управления, осуществляемый в единстве социальных и персональных сторон и определяемый при помощи концептов «система лидерства», «структура лидерства», «динамика лидерства» (онтологический аспект анализа) и др.

2. Методологический ракурс исследования. Социально-философская методология анализа предусматривает поэтапную реконструкцию лидерства как особого способа бытия. Она предполагает разработку принципов и методов изучения лидерства. Методология социально-философского анализа лидерства позволяет учитывать его разные (субъективные и объективные, интернальные и экстернальные, поведенческие и ментальные и т.д.) стороны, рассматривая их в концептуальном единстве.

3. Эпистемологический аспект анализа. Он требует определения познавательных и эвристических возможностей социальных теорий лидерства, а также соотношения концептов «лидерство», «руководство» и «менеджмент».

Экстерналистские модели признают решающую роль внешних (средовых или поведенческих) факторов, интерналистские – делают акцент на изучении «внутреннего мира» лидера, интегралистские – стремятся объединить познавательные возможности двух первых групп.

4. Личностно-интерактивный подход. Данный подход предполагает исследование двух главных составляющих лидерства: 1) личности лидера и его последователей как субъектов социального действия (персональное измерение);

2) ситуации взаимодействия как внутри объединения (между его членами), так и с условиями внешней среды (социальное измерение).

Методология данного подхода базируется на принципах единства социальной и персональной сторон лидерства в организации новой (интерсубъективной) реальности, конструирования е при помощи модальностей и других аналитических инструментов, в т.ч. принципов контекстуальной обусловленности, структурной сопряженности и субординации выделяемых компонентов, а также динамической организации.

Эти принципы конкретизируются далее в виде следующих критериев или пар переменных:

институциональность – внеинституциональность; макросреда – микросреда;

стабильность – изменчивость; целенаправленность – спонтанность;

инициативность – инициируемость и т.д.

5. Концептуализация природы лидерства: общие и специфические признаки. Общими свойствами природы лидерства и других форм организационного бытия субъектов управления выступают интенциональность, означающая не только предметную ориентацию действия субъекта, но и «схватывание» (и конструирование) предмета в его целостности, и экстенциональность, как дифференцированное и избирательное отношение к действительности, формируемое, как правило, в условиях стабильной ситуации и устойчивого развития общности.

Специфическими признаками лидерства, определяющими его природу, являются следующие особенности: а) организационная деятельность по созданию или преобразованию системы, инициированию инновационной активности; б) стратегические приоритеты, цели и интересы, которые находятся в центре внимания лидера и его объединения; в) проблемы, возникающие в ситуации неопределенности, которые способен решать лидер лучше других участников взаимодействия; г) наличие ведущей позиции, которую занимает лидер в своем объединении, определяя тем самым структуру отношений между его членами и направляя их действия. Это обусловлено не только более высокой компетентностью или личным влиянием лидера и его авторитетом, но и объемом полномочий, делегируемых ему объединением.

6. Концептуализация природы лидерства: основные измерения и контексты. В качестве аналитических инструментов личностно-интерактивного подхода к изучению природы лидерства используются концепты «сферы бытия», «планы бытия» (онтологический план реальности), «модальности», «модусы существования». Концепт «сферы бытия» задает широкий контекст существования лидерства (деятельность, социальное взаимодействие, идеальная сфера, выражающая предельные основания существования лидера в мире).

«Планы бытия» – основные измерения лидерства, выделяемые в зависимости от ракурса его рассмотрения (например, идеальный и реальный, субъективный и объективный, интернальный и экстернальный и т.д.). «Модальности» и «модусы»

существования» обозначают, с одной стороны, инвариантные контексты, характеризующие стороны лидерства и формирующиеся в устойчивых и типических ситуациях взаимодействия, с другой стороны – ситуационные контексты, в которых происходят повседневные коммуникации.

В этой связи нами выделяются и анализируются следующие модальности лидерства, которые распределяются между основными сферами его бытия:

деятельность (социальное поведение и самость), социальное взаимодействие (интеракция и социальные представления), идеальная сфера (экзистенция и трансценденция). Они подразделяются далее на две группы: (1) объективные и экстернальные (социальное поведение, интеракция, трансценденция); (2) субъективные и интернальные (социальные представления, экзистенция, самость).

7. Концептуализация природы лидерства: социальные и личностные стороны. С точки зрения онтологических оснований лидерство рассматривается как организующее начало социальной реальности, интенциональное и экстенциональное по своей природе. Личностно-интерактивный подход рассматривает лидерство как взаимосвязанное единство двух реальностей – социальной (надличностной, внешне детерминированной, институционально опосредованной, интернативной, т.е. характеризующей совместность существования индивидов) и персональной (интенциональной, внутренне обусловленной, личностно опосредованной), которые помещены в свою очередь в организационное пространство, образующее новый порядок и структуры взаимодействия.

Социальная и личностная стороны лидерства представляют собой его «горизонтальные» сечения и проявляются во всех модальностях: социальное и индивидуальное поведение, индивидуальное самосознание и социальная самость, самопрезентация и социальные представления, индивидуальные и социальные аспекты экзистенции и трансценденции. Анализируются проявления социальной и личностной природы лидерства.

8. Концептуализация природы лидерства: комплексная (личностноинтерактивная) модель. Природа лидерства проявляется в формах взаимосвязи его социальной и личностной сторон – от взаимопроникновения или слияния («синкрезис») до противодействия, взаимного обособления (разделение частей, символизирующее онтологический конфликт лидерства). В первом случае складывается симбиоз персональных и социальных начал лидерства, от которого участники организационного взаимодействия могут получать (или не получать) взаимную пользу. Во втором – формируется либо персоноцентрическая модель лидерства, либо социоцентрическая. Между ними находится еще одна форма взаимосвязи – паритетная и сбалансированная связь, основанная на взаимодополнении и создании системы противовесов (взаимных ограничений сторон).

В работе анализируются другие зависимости социальных и персональных сторон лидерства: а) соотношение экстенциональных и интенциональных аспектов, типических и специфических ситуаций взаимодействия в лидерстве; б) неравномерное развитие модальностей лидерства; в) приоритетное значение двух основных модальностей – самости и интеракции – в определении содержательной направленности лидерства.

9. Концептуализация структуры лидерства: система и структура.

Система лидерства включает в себя две подсистемы (личностную и социальную, в т.ч. ценностно-нормативные и статусно-ролевые компоненты, каждая из которых подразделяется на структуру (систему взаимодействия) и инфраструктуру (систему условий), которая концентрирует ресурсы и возможности окружающей среды. За каждой из подсистем лидерства аналитически закреплена определенная функция (в терминах Т. Парсонса – адаптация, целедостижение и т.д.).

Личностная подсистема включает те компоненты лидерства, которые обеспечивают формирование и реализацию целей (целеполагание и целедостижение). Социальная, и прежде всего интерактивная, подсистема характеризует в свою очередь взаимосвязь тех компонентов лидерства, которые отвечают за интеграцию членов общности в лидерское объединение и их адаптацию к условиям окружающей среды.

Структура лидерства состоит в свою очередь из подструктур, которые опосредуют связи между участниками взаимодействия в лидерском объединении.

В аналитическом плане некоторые подсистемы и подструктуры лидерства совпадают между собой, хотя они играют разную роль внутри лидерства. Так, подсистемы лидерства выполняют базовые функции (целедостижение, адаптацию и интеграцию), а подструктуры формируют в нем пространство взаимодействия, распределяя между статусными позициями участников имеющиеся ресурсы.

Инфраструктура лидерства включает в себя средства и ресурсы, которыми располагает лидерское объединение.

10. Концептуализация структуры лидерства: структурные уровни.

Диалектика персональной и социальной сторон лидерства в структурном плане проявляется как соотношение, с одной стороны, интернальных («внутренних») и субъективных модальностей (социальная самость, организационная перцепция и экзистенция), с другой стороны – экстернальных («внешних») и объективно обусловленных модальностей (организационное поведение, интеракция и трансценденция). Первые образуют социальную структуру лидерства, вторые – индивидуально-личностную.

Социальная структура не сводится к совокупности указанных модальностей, а образует их определенную конфигурацию. В отличие от системы, которую описывают чаще всего в терминах социального действия или деятельности, структура тяготеет по своей сути к социальному взаимодействию.

Поэтому она интегрирует в себя те компоненты и элементы системы, которые «обслуживают» взаимодействие, а не процесс деятельности лидера как таковой.

11. Концептуализация структуры лидерства: критерии дифференциации.

Соотношение социальных и личностных аспектов системы и структуры лидерства определяется следующими критериями и зависимостями: а) критерий структурной сопряженности: мотивационная и ценностная подсистемы личности лидера коррелируют в основном с ценностно-нормативной, а диспозиционная и атрибутивная подсистемы личности – со статусно-ролевой подструктурами и подструктурой среды взаимодействия; б) критерий субординации: в структурном плане личностная подструктура лидерства является в основном инициирующей, обеспечивающей активность в ситуациях адаптации или трансформации лидерского объединения, а социальная – инициативной, нормативно опосредующей процессы организационного взаимодействия; в) критерий ценностной опосредованности: чем более развиты ценностно-нормативные компоненты социальной подструктуры лидерства, тем чаще его личностная подструктура ориентирована на адаптацию к ситуации в объединении и условиям окружающей среды; чем менее устойчива ценностно-нормативная сфера лидерского объединения, тем больше лидер ориентирует свои действия на изменения ситуации в объединении и социальном окружении.

12. Концептуализация динамики лидерства: векторы развития и проекции.

Динамика лидерства в контексте взаимосвязи его социальной и персональной реальностей определяется разнонаправленными векторами развития – институционализацией и персонализацией. Первый вектор характеризуется экстенциональностью, как дифференцированным отношением человека к миру, и раздельным существованием его фрагментов, в т.ч. разнообразием целей, ценностей, ресурсов, определяющих деятельность лидера, а вторый – интенциональностью, т.е. целостным отношением к миру, сопряженным с смыслопорождающей и целеполагающей активностью его сознания. Обе реальности различаются соотношением экстенциональных и интенциональных начал. Институционализация лидерства детерминирует такие проекции, как поведение, интеракция, трансценденции. Персонализация предполагает в свою очередь активизацию проекций самости, социальных представлений, экзистенции.

13. Концептуализация типов лидерства. В результате социальнофилософского анализа установлено, что объективно детерминированные модальности определяют главным образом типологические сходства (социальные типы) и культурные различия лидеров (культурные стили), а субъективно обусловленные – их личностные различия (индивидуальные стили). Общие типы лидерства характеризуют единство стилей, порождая те или иные разновидности частных типов. Общие социальные типы лидерства обусловлены сферами бытия как взаимопересекающимися пространствами (деятельность – взаимодействие – идеальность), частные типы – модальностями как инвариантными контекстами, а стили – модусами существования как ситуативными контекстами.

14. Итоговое определение. Лидерство в социально-философском плане определяется как способ особенного бытия субъекта, соединяющего в себе личностное начало лидера, его последователей, с одной стороны, и организационную форму их совместного и интерактивного существования (объединение), которая ориентирована на решение проблемных ситуаций и общих целей совместной деятельности. Личностная сторона лидерства является преимущественно интенциональной (интегрирующей), ценностноориентированной и инициирующей (созидающей, конструктивной), а социальноинтерактивная – экстенциональной (дифференцирующей, разделяющей), институциональной (нормативно опосредованной) и инициативной (стимулирующей). И только анализ их взаимосвязанного единства позволяет объяснить сложность и многогранность феномена лидерства.

В этом состоит суть нашего подхода.

Обоснованность и достоверность результатов автор стремился обеспечить использованием общефилософских и современных методов социально-философского познания, источников по социальной философии, философии культуры, философии и социологии лидерства. Достоверность полученных выводов обусловлена обоснованностью философских интерпретаций природы, сущности и динамики лидерства в современном социокультурном пространстве.

Теоретическая и практическая значимость исследования.

Теоретическое значение работы состоит в расширении методологической базы социально-философских исследований феномена лидерства, включая обоснование социально-онтологических и эпистемологических оснований.

Предлагаемые автором концептуальные положения позволяют более глубоко и комплексно осмыслить сущность, факторы и ключевые тенденции динамики эволюции лидерства в современном мире. Материалы диссертации могут быть использованы как философско-теоретический фундамент для рассмотрения и решения ряда проблем лидерства в ходе его дальнейших междисциплинарных исследований и в качестве методологического оснащения социальноуправленческой практики.

Прикладное значение представленных идей состоит в возможности построения новых моделей и дальнейших разработок социальных технологий лидерства. Полученные результаты могут быть успешно применены в системе государственного и муниципального управления, управления персоналом организации, для обеспечения социального взаимодействия и коммуникации в проблемных ситуациях. Идеи исследования, предложенные автором, можно также использовать для создания новых учебных программ, курсов и спецкурсов по социальной философии, философской антропологии, философии личности, философии и социологии лидерства.

Апробация результатов исследования. Основные идеи работы отражены в трех монографиях и ряде научных публикаций. Список публикаций в научных изданиях, включенных в перечень ВАК, представлен в конце автореферата.

Материалы диссертации были представлены в докладах и обсуждались на:

международных научных конференциях «Проблема успеха в социальной теории и практике» (Иваново, 2004), «Корпоративная культура государственной и муниципальной службы: опыт и проблемы формирования», Иваново, 2006), «Региональные проблемы местного самоуправления и пути их решения» (Иваново, 2006); «Региональная кадровая политика в современной России: технологии модернизации» (Иваново, 2011); на круглых столах «Кадровый потенциал Ивановской области» (Иваново, 2008), «Лидерство и ценности» (в рамках Дня философии в Санкт-Петербурге, ноябрь 2011); заседании межвузовского философского клуба по теме «Философия и власть в современном мире» (тема доклада «Философия лидерства», Москва, РАНХиГС, декабрь 2012) и др.

Основные положения исследования были использованы в ходе выполнения программ и проектов социально-экономического развития регионов, в т.

ч. при создании пилотной сети межмуниципальных методических центров в Ивановской области – в рамках развития системы подготовки кадров органов местного самоуправления с целью обеспечения условий и улучшения качества подготовки депутатов, выборных должностных лиц и служащих, организации поддержки и сопровождения их деятельности; при разработке областной целевой программы «Развитие государственной гражданской и муниципальной службы в Ивановской области (2007-2009 гг.)»; при проведении экспертной оценки концепций и стратегий социально-экономического развития муниципальных районов и городских округов Ивановской области; при формировании резерва управленческих кадров Ивановской области на 2008-2009 гг., в процессе преподавательской деятельности.

Диссертация обсуждена проблемной группой по социальной философии и рекомендована к защите на заседании кафедры философии ФГБО ВПО «Российская академия народного хозяйства и государственной службы при Президенте РФ» от 29 ноября 2012 г., протокол № 6;

принята к защите диссертационным советом Д-504.001.08 при ФГБО ВПО «Российская академия народного хозяйства и государственной службы при Президенте РФ 4 апреля 2013 г., протокол № 5.

Структура диссертации. Диссертация состоит из введения, пяти глав, заключения, приложения и библиографии.

II. ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Тема лидерства в современных социальных науках популярна применительно к таким сферам, как власть, политические отношения, управление, социальные движения и участие, теория организации. Однако ее социально-философские аспекты требуют дальнейшего осмысления. В диссертации рассмотрение темы осуществляется именно в этом ракурсе.

В главе I «Категория «лидерство» в социальной философии:

эпистемологический анализ» на основе анализа статуса проблемы лидерства выявляются философские основания понятия «лидерства», раскрывается соотношение лидерства и других феноменов организационной деятельности, намечаются контуры авторской социально-философской позиции в подходе к изучению лидерства.

Исследование лидерства имеет длинную историю. У истоков философии лидерства стояли многие представители философской мысли, которую принято считать классикой (Ф. Августин, Н. Кузанский, Н. Макиавелли, Т. Гоббс, Локк, Руссо, И. Кант, Гегель и др.).

В главе рассматривается эволюция философских и социальных теорий лидерства, сложившихся в западной и отечественной философской и социальной мысли в XIX в. – начале XX в. (Шопенгауэр, Ницше, З. Фрейд, Г. Пирс и др.).

Феноменология, онтология и проблематика лидерства в западной философии выкристаллизовывалась в противостоянии двух основных традиций: 1) попытка онтологического обоснования приоритета разума как доминирующего способа организации социального и человеческого бытия, ограничивающего своеволие индивидов и побуждающего их к достижению общей цели; 2) преимущественно инструментальное рассмотрение разума и признание воли онтологически первичной формой организации жизни общества. Различные варианты этого противостояния выражались в поиске решений проблем блага, целеполагания, свободы, ответственности, долга, морали, дихотомии субъекта и объекта мышления, власти и управления, диалектики добра и зла, роли личности (элит) и масс и т.д. и их проявления в социальной практике. Постепенно вырабатывался соответствующий понятийный аппарат.

В целом характерная для западной истории тенденция к рационализации всех сфер жизни общества и человека требует обуздания своеволия и подчинения единичной и случайной (субъективной) воли совокупной воле социума. На этой основе впоследствии и зародилась традиция предметных исследований лидерства в западной философии и социальной мысли. Вместе с тем, волюнтаризм получил легитимацию посредством узаконения конкретных индивидуальных воль и занял видное место в западном мышлении, которое в принципе и исторически оказалось активистским и при этом в высокой степени рационализированным.

Предпосылки социально-философского подхода к исследованию феномена лидерства в западной мысли были заложены во второй половине XIX в.

Систематические исследования лидерства предприняты в трудах Т. Карлейлья, Ф.

Гальтона, Г. Тапрда, А. Джордана и др.

В эпистемологическом смысле эволюция теорий лидерства представляет собой исторически обусловленную смену идей, понятий, концептов, познавательных парадигм. Это вызвано сложными процессами, происходящими в социуме, практике, науке и философии. Усложняется не только феномен лидерства, но и знания о нем. Историческая динамика теорий лидерства демонстрирует нам отказ от устаревших схем, например, от теорий «великих людей», которые объясняли поведение лидера врожденными или «героическими»

чертами его личности.

К середине XX в. сложились три основных направления в науке о лидерстве

– подход с позиций личностных черт, поведенческий подход и ситуационный анализ. В центре внимания исследователей оказалась философская дилемма:

является ли лидерство врожденным свойством, личностной предрасположенностью человека, структурой поведения или оно обусловлено конкретной ситуацией взаимодействия в группе? Теория черт (Д. Бернард, Е.

Богардус, Д. Гейер и др.) по-прежнему считала лидером человека, который располагал определенным набором свойств. Поведенческий подход (Р. Стогдилл, Р. Манн, У. Беннис и др.) рассматривал лидерство как особую модель поведения.

Ситуационный подход (К. Бланчард, П. Херси, Ф. Фидлер и т.д.) ставил качества лидера в зависимость от ситуации.

Современные теории существенно продвинулись в исследовании лидерства, введя в его осмысление целую сеть новых понятий и переменных («конкретная ситуация», «поведение последователей», «структура задачи» и т.д.).

В этих теориях используются разные определения лидерства: лидерство как свойство группы (модель групповой динамики); функция социального окружения (теория среды); способ межличностного взаимодействия (интерактивный подход); форма обмена между лидером и его последователями (теории обмена);

модель ситуации в группе (ситуационный подход); инновационная деятельность (форма новаторства); создание условий для обеспечения свободы и удовлетворения потребностей членов группы (гуманистический подход) и т.д.

Шагом в развитии знания о лидерстве стали интегралистские теории и подходы второй половины XX в. – интеракционизм (Ш. Герц, Ц. Миллз), атрибутивные модели (Ф. Хайдер и Х. Келли), трансформационные концепции (Б. Басс, Б. Эволио и т.д.), харизматические теории (Д. Конгер и т.д.).

Становление отечественных исследований лидерства включает несколько этапов: героический, изучение руководства и лидерства как феномена групповой динамики, современный этап. К теме роли личности в истории и ее взаимодействия с массами обратились такие русские мыслители, как Н. Михайловский, П. Лавров, Г.В. Плеханов, глубоко на тот момент разработавшие основные аспекты этой проблемы.

Продуктивно проблема лидерства была поставлена и исследована в сборнике статей «Вехи» (1909), авторы которых пришли к выводу, что элита, претендовавшая тогда на власть, лидерство, переустройство страны и управление, не готова к этому в силу недостаточности имевшегося у нее интеллектуального, культурного, творческого, религиозного, организационно-управленческого, ценностно-нравственного потенциала.

В СССР исследования феномена лидерства в силу политических и идеологических причин сместились в сторону разработки проблем научной организации труда, а затем психологии управления. Парадоксальным образом культ вождя, весьма существенный в идеологическом отношении, тем не менее, совершенно не подвергался сколь-нибудь значимому научному анализу. Также и разоблачение «культа личности» не привело к каким-либо содержательным сдвигам в философской рефлексии. Еще в 1970-е гг. проблема лидерства изучалась преимущественно психологами применительно к малым группам.

Трактовки российских исследователей можно условно разделить на две группы в зависимости от выделяемых признаков: изучение личностных характеристик и социальных функций лидера; анализ групповых признаков и образцов поведения. В главе критически рассмотрены признаки лидерства, выделяемые представителями отечественной науки: а) личное влияние лидера; б) ориентация на достижение общих целей и задач; в) свойство групповой динамики, связанной с интеграцией членов группы; г) особый статус (позиция) личности в группе; д) осуществление функций организации, регуляции и контроля в группе; е) ответственность за поведение других членов группы.

Лидерство в понимании многих отечественных исследователей есть процесс и результат воздействия конкретной личности на поведение и сознание других членов группы в направлении поддержания общего порядка (высокой степени интеграции) и реализации общегрупповых целей и задач.

На социально-философском уровне обобщение достижений в познании феномена лидерства позволяет установить его субстанциональный статус, прежде всего в организационном плане. Автор определяет лидерство, как специфическую разновидность организационной деятельности, характерным признаком которой выступает производство условий и образцов для другой, «базовой» (например, групповой) деятельности. С этой точки зрения лидер есть организатор совместной (групповой) деятельности. Его деятельность соотносима с другими типами организаторов – руководителями и менеджерами.

Основные теории лидерства рассмотрены автором с точки зрения их концептуальной направленности и философских оснований. Они подразделяются им на четыре группы: интерналистские, учитывающие преимущественно «внутренний мир» лидера (личностные черты, мотивы, установки и т.д.);

экстерналистские, делающие упор на воздействие внешних факторов (культура, среда и пр.), «смешанные», соединяющие внутренние и внешние факторы лидерства, и интегралистские, осуществляющие комплексный и системный подход к изучению данного феномена. У каждой группы лидерских теорий имеются свои философские основания: экстерналистские концепции базируются на принципах объективистской философии; интерналистские модели опираются, в первую очередь, на субъективистское направление в современной философии;

«смешанные» концепции ищут основания в дуалистической картине мира и двухмерной модели человека как социоприродного существа; наконец, интегралистские теории занимают позицию единства субъективных и объективных, социальных и персональных начал лидерства.

В главе приводятся организационные и личностные характеристики лидерства. В первую очередь раскрывается его организационная специфика. Лидер определяется как организатор совместной деятельности людей, образующих под его влиянием (и воздействием) социальное объединение.

Далее рассматриваются сущностные различия лидерства, руководства и менеджмента. На наш взгляд, лидерство как организационная деятельность отличается от руководства и менеджмента универсальностью (направленностью на общие цели группы, а не формальные или частные), интерактивностью (ориентацией на отношения, а не на результаты) и идеальностью (установкой на общее видение, а не на реализацию административных или рыночных интересов).

Одной из ключевых категорий социально-философского анализа лидерства выступает личность лидера. Часто лидеру приписывают такие личные черты, как агрессивность и стремление к обладанию властью. Однако это скорее средства выполнения лидером своих функций, чем цель. Не каждому дано быть лидером.

Это зависит не только от его личностных качеств, и тем более от их превосходства, но и от ситуации в группе и обществе в целом. Чаще всего качества лидера оказываются социально востребованными, а его личность проходит испытание на прочность, проявляя себя в экстремальных ситуациях.

Как правило, в этих ситуациях у лидера нет других преимуществ перед подчиненными, кроме опыта, компетентности и харизмы. Личность лидера можно определить также в терминах творческой силы, склонности к диалогу, настойчивости и нацеленности на результат, повышенной рефлексивности, ответственности.

Понятие «личность лидера» – важный инструмент философского анализа.

Оно позволяет рассматривать лидера как открытую систему, стремящуюся к целенаправленному взаимодействию с элементами среды и поддержанию устойчивого равновесия в более широкой системе (группе, организации и т.д.).

Но сама личность выступает лишь одной из сторон лидерства наряду с группой, в рамках которой происходит взаимодействие, и факторами среды. Для осуществления комплексного философского анализа лидерства следует учесть и другие стороны и компоненты.

В главе II «К методологии социально-философского исследования лидерства. Личностно-интерактивный подход» определяются принципы социально-философского анализа, дается обоснование личностноинтерактивного подхода к лидерству, намечаются направления его концептуализации. В истории науки проблемы лидерства тесно связаны с проблемами личности и организации совместной активной деятельности людей.

Становление представлений о лидерстве шло одновременно или параллельно с развитием представлений о личности и социальном взаимодействии.

Множество философских и научных теорий лидерства сложилось в ХХ в.

под влиянием теорий лидерства, разрабатываемых в психологии, теории организации и менеджмента. Теоретические основания философских и социологических трактовок лидерства были связаны также с исследованиями феномена личности, осуществлявшимися в нашей стране в 1960-е годы.

Перспективы дальнейшего развития этих исследований связаны с разработкой личностно-ориентированного подхода (П. Бергер, Р. Коллинз и т.д.) на Западе и некоторыми концепциями в отечественной социальной мысли (Б.Г. Ананьев, И.С.

Кон, В.А. Ядов, А.И. Артемьев, Е.А. Смирнов, П.И. Смирнов, Ю.М. Резник и т.д.).

В последние десятилетия возникли новые области междисциплинарного синтеза философии и других наук по вопросу исследований личности и лидерства (философско-антропологические исследования, психосоциология, социологическая психология, психологическая антропология и т.д.) Социальная философия подходит к исследованию личностных оснований лидерства с точки зрения меж- и интерсубъектных и институциональных связей.

Она использует широкий пласт персонологических концепций и социальных теорий лидерства. Социально-философские основания лидерства не могут быть сведены лишь к социальным аспектам деятельности лидера. Они включают в себя также и персональную (личностно опосредованную) реальность лидерства.

Именно в этом заключается наш принципиальный подход.

Опыт исследований лидерства делает возможным анализ ведущих теоретических направлений по следующим эпистемологическим критериям:

познавательные возможности теорий; основные понятия и переменные (концептуальный аппарат); степень обоснованности и разработанности понятийного аппарата; наличие концептуальных моделей, позволяющих описывать феномен лидерства с высокой степенью абстракции; типология исследовательских стратегий и традиций, возможности применения теорий в фундаментальных и прикладных целях. Полная и развитая теория должна соответствовать данным критериям, что невозможно для частных теорий лидерства. Социальнофилософская концептуализация, таким образом, является условием достижения полноты теории лидерства.

Определение эпистемологического статуса теорий лидерства существенно облегчается их делением на интерналистские, экстерналистские, «смешанные» и интегралистские парадигмы. Большинство теорий можно отнести к партикуляристским, описывающим отдельные стороны лидерства, двухфакторным (лидер – группа) или многофакторным, комбинированным (взаимосвязь субъектных и объектных аспектов), конвенциональным (ориентация на устойчивое взаимодействие лидера и группы) и конфликтным (ориентация на конфликтные модели взаимодействия).

В диссертации используются два класса теорий лидерства для построения авторской концептуальной модели: 1) теории личности (персонология); 2) организационные теории, разрабатываемые в отечественной и западной науке.

Теории личности. Данная группа теорий оказалась наиболее значимой для целей социально-философского исследования лидерства. В экстерналистских теориях подчеркивается ведущая роль объективных, поведенческих факторов и переменных (марксистская трактовка личности, поведенческие и ролевые концепции и пр.). На этом основана, в частности, позиция представителей социального бихевиоризма (основатель – Б. Скиннер). В качестве исходного допущения здесь выступают объективные характеристики поведения лидера и его группы.

Интерналистские теории личности обращены к «внутренним» и субъективным факторам (черты, особенности характера, смыслы и т.д.). Они охватывают целую группу моделей: психоаналитических (З. Фрейд, К. Юнг, А. Адлер, Г. Салливан, Г. Мюррей), психолого-антропологических (Р. Линтон), гуманистических (К. Роджерс, Г. Олпорт, А. Маслоу), экзистенциальных (Дж. Келле, В. Франкл, В.А. Петровский), трансперсональных (У. Джеймс, А.

Маслоу, С. Гроф). Такие модели позволяют описывать реальность лидера в терминах «самости» (психоанализ), личных конструктов (Дж. Келле), «самоактуализации» (А. Маслоу), «смыслов жизни» (В. Франкл), «трансперсональности» (трансперсональные исследования).

Интегралистская ориентация представлена теориями функционализма (Т. Парсонс, Н. Луман), символического интеракционизма (Ч. Кули, Дж. Мид, И.

Гофман), теории структурации (Э. Гидденс). Их исходные допущения позволяют определить существенные стороны реальности лидерства (поведение, самость, интеракция и социальные представления). Однако собственно интегралистские модели редко соответствуют критериям целостности и полноты анализа. Поэтому более продуктивной является социально-философская концептуализация лидерства, позволяющая интегрировать его разные (субъективные и объективные, интернальные и экстернальные, поведенческие и ментальные) стороны, рассматривая их в пределах тех или иных парадигмальных подходов.

Организационные теории. Рассмотрение познавательных ракурсов организационных теорий лидерства с точки зрения их философских оснований позволило выявить существенные признаки этого феномена, в том числе связь персональных (личностно опосредованных) и ситуативных характеристик, влияние среды и межличностные практики, факторы социального окружения.

Интерналистские теории (концепции лидерских черт) исходят из понимания лидерства как свойства одаренной личности (Е. Богарус, Е.Хантер, А. Джордан, Т. Ньюком, Д. Бернард, Е. Флеминг и др.). Экстерналистские теории признают решающую роль поведения, включая познавательные переменные, мотивацию и контроль (Р. Стогдилл, К. Берд и др.).

«Смешанные», ситуационно-вероятностные теории охватывают широкий круг моделей, разработанных в 1970-1980-е гг., которые объясняют, в каких ситуациях один стиль лидерства следует предпочитать другому (ситуативная теория Ф. Фидлера, нормативно-вероятностная модель Врума – Йеттона – Яго, вероятностная теория Р. Хауса и Т. Митчелла, атрибутивная теория Ф. Хайдера и Х. Келли и т.д.). Эти модели базируются на представлении о многофакторной детерминации лидерства (в них учитываются также личность лидера, его работа, непосредственное окружение). Кроме того, в модели Х. Келли исходной является идея необходимости согласованности поведения лидера и действий других членов группы, что позволяет отнести ее к разряду конвенциональных теорий.

Интегралистские теории лидерства включают совокупность неотрефлексированных исходных допущений (интеракционистские, трансформационные и трансактивные, функционалистские, а также представления о харизме (Д. Конгер), мобилизации и т.д.). Наибольший вклад в развитие этого направления внесли теории трансформационного и трансактивного лидерства.

Различие между ними состоит в том, что в одних случаях лидерство связывалось с успешной адаптированностью к ситуации в группе или организации, в других оно предполагало активное изменение их структуры и среды существования в целом.

Акцент на личностной мобилизации раскрывает возможности использования потенциала работников и привлечения молодых и наиболее талантливых из них к процессу выработки и принятия решений в организации.

Анализ исходных философских допущений, характерных для этих теорий, позволил сделать вывод о том, что каждый из их наборов относится к определенному аспекту лидерства. В общем виде можно выделить и обосновать две группы общих понятий и соответствующих им характеристик: 1) «личность» и «персональные характеристики» («поведение лидера», «ориентация на взаимоотношения», «ориентация на решение задач», «зрелость», «мотивация», «властная позиция», «стиль лидерства», «решение» и т.д.); 2) характеристики среды («групповая атмосфера», «контроль над ситуацией»).

Рассмотренные выше теории лидерства соотносятся с представлениями о формах социальных практик, принимая во внимание значимость таких переменных, как «ориентация на задачу / ориентация на взаимоотношения», «эффективность / неэффективность», «конфликт / согласие», «удовлетворенность / неудовлетворенность».

Связь социальных теорий лидерства с исходными положениями персонологии (теорий личности) указывает на их идейное родство. Большинство из них опираются на модели личности, разработанные во второй половине XX в.

Так, можно установить сходство социального бихевиоризма с поведенческими и ситуационными теориями лидерства, интеракционизма – с трансактивными и трансформационными теориями, концепции типов господства М. Вебера – с теорией харизматического лидерства и т.д.

В данной главе определены и эксплицированы принципы личностноинтерактивного подхода к анализу лидерства, показана модальная организация реальности лидерства, а также взаимосвязь модусов его существования.

К принципам личностно-интерактивного подхода к анализу лидерства относятся: 1) единство и взаимосвязь персональной и социальной сторон лидерства как организационной реальности; 2) разнообразие онтологических уровней бытия лидерства, предполагающее, что разделение между социальным и личностным сторонами лидерства осуществляется далее на сферы бытия и соответствующие им формы организационного взаимодействия (субъектно-объектное, субъектносубъектное и объектно-субъектное опосредования); 3) контекстуальная обусловленность лидерства, раскрывающаяся при помощи понятий «контекст деятельности», «контекст взаимодействия» и «идеальный контекст», обозначающих разные комплексы условий существования сфер бытия (); 4) модальное структурирование лидерства, определяющее соответственно устойчивый (инвариантный) и ситуативные контексты деятельности и взаимодействия лидера – «модальности» и «модусы существования»; 5) ситуативная обусловленность сторон лидерства, конкретизирующая его морфологию (строение) и определяющая характер взаимодействия этих сторон; 6) динамическая организация лидерства, выражающая взаимосвязь двух встречных векторов развития – институционализации и персонализации, действие которых реализуется в виде разнонаправленных проекций, как динамических выражений или презентаций реальности (адаптация – персонификация, интеграция – мобилизация, идентификация – личное влияние).

В заключительной части главы приводится характеристика концептуального анализа как средства социально-философского исследования. В ходе исследования используются такие виды анализа, как субстанциональный (сущность, природа лидерства), онтологический (сферы и планы бытия лидерства), системно-структурный (система и структура лидерства), атрибутивный (системные и личностные свойства лидера), модальный (модальности и модусы лидерства), топологический (среда и условия лидерства), динамический (динамика и проекции лидерства), типологический (типы и особенности лидерства). Между ними установлены логические связи по критериям «внешняя/внутренняя соотнесенность» и «внешняя/внутренняя детерминированность» (или «привнесенность/привносимость»), для описания которых используются соответственно редукционистские и аналитические понятия.

В главе III «Организационная природа лидерства: единство социальных и личностных сторон» рассматриваются сущностные (атрибутивные) и существенные (контекстуальные и системные) конструктивные признаки категории лидерства.

В рамках предлагаемого в диссертации подхода лидерство есть способ организации совместной деятельности в групповом объединении, основанный на общей идентичности и личном влиянии лидера. Комплексная модель лидерства базируется на многомерной шкале критериев. К ней относятся атрибутивные, сущностные характеристики лидерства (интенциональность, экстенциональность и интерактивность), выражающие его природу, и характеристики, определяющие единство «внутренней» и «внешней», социальной и личностной природы, в т.ч.

онтологические (сферы и планы бытия лидерства) и контекстуально обусловленные признаки (модальности, модусы существования, проекции) и системно-структурные свойства (слагаемые или компоненты системы, уровни структурной организации лидерства).

В рамках социально-философского анализа в лидерстве выделяются сущностные признаки, которые характеризуют его как многоуровневую и синтетическую категорию, связанную с организацией совместной жизни и деятельности членов группы (иного социального объединения). Они выражают единство субъективной и объективной, социальной и личностной (персональной), экстернальной и интернальной сторон его реальности. Ключевые понятия – «социальная реальность лидерства» и «персональная реальность лидерства».

Социальная природа лидера объектно-центрична, преимущественно экстенциональна (избирательное отношение к объекту организации – группе, где положение каждого индивида заранее определено) и интернативна, выражая совместность существования лидера и его объединения. Личностная природа лидерства субъектно-центрична, преимущественно интенциональна (целостное отношение к объекту, которое позволяет субъекту синтезировать его части в ситуации неопределенности). Поэтому ее атрибутивные признаки в большей мере выражают интенциональные свойства лидера (организационная активность и трансформативность, автономность и доминантность, харизматичность и сверхнормативность, рациональность и креативность, аутентичность и т.д.).

Организационная природа лидерства, объединяя его личностные и социальные грани, привносит еще два атрибутивных признака – конструктивность (способность личности к образованию или построению систем взаимодействия разного типа) и интерактивность (ориентация на совместность и участие в жизни социального целого). Интерактивные свойства лидера сопряжены с его участием в жизни других индивидов и организацией деятельности группы в целом. Это – поддержание главенствующего статуса в группе, формирование ее целей и интересов, достижение общей стратегии интеракции и групповой идентичности, оказание личного воздействия (влияния) на других участников взаимодействия, наличие и поддержка группы последователей.

Следовательно, организационная природа лидерства социально и личностно обусловлена. В качестве онтологических оснований лидерства рассмотрены сферы и планы бытия, а в качестве контекстуальных характеристик

– модальности, модусы существования и проекции. Сферы бытия выступают предельно широкими контекстами, охватывающими основные грани лидерства;

модальности суть устойчивые и инвариантные контексты, призванные конкретизировать содержание сфер бытия; модусы – ситуативно обусловленные контексты существования (как правило, это способы проявления модальностей в типичных ситуациях); проекции – динамические презентации основных модальностей лидерства.

В диссертации выделены следующие сферы организационного бытия:

лидера деятельность (субъектно-объектное опосредование реальности лидера), взаимодействие (субъект-субъектное опосредование реальности), идеальная сфера (объектно-субъектное опосредование реальности). Модальности лидерства распределяются между этими сферами бытия, выступая соответственно в виде модальностей деятельности (поведение и самость), взаимодействия (интеракция и социальные представления) и идеальной сферы (экзистенция и трансценденция).

Далее каждая из указанных модальностей анализируется сквозь призму того или иного плана бытия – экстернальный и интернальный, объективный и субъективный и пр.

Модальности характеризуются также в зависимости от планов бытия и видов организационной активности разными признаками: поведение (экстернальная, объективная и экстраиндивидная активность) и самость как источник и сторона организационного бытия (интернальная, субъективная и интраиндивидная активность), организация интеракции (экстернальная, объективная и интериндивидная активность) и социальные представления (интернальная, интерсубъективная и интериндивидная активность), трансценденция (экстернальная, объективная и метаиндивидная активность) и экзистенция (интернальная, субъективная и метаиндивидная активность).

Модальности включены в структуру деятельности лидерства следующим образом: поведение лидера выступает формой его воздействия на коллектив на экстернальном и предметно-чувственном уровне и проявляется в моделировании окружения; объект поведения лидера – объединение и его непосредственное окружение; самость характеризует в свою очередь способность лидера быть объектом для самого себя (самоорганизация); это – способ постижения лидером собственного «внутреннего мира», организующим центром которого выступает «Я-концепция». Обе модальности обеспечивают благодаря интенциональности целостность деятельности лидера.

Суть авторского подхода заключается в понимании лидерства как процесса обмена модальностями между лидером (А) и его последователями (Б). Например, содержание деятельности лидера возможно представить в виде нескольких комбинаций (модусов существования): самость А самость Б (обмен рефлексивными актами, взаиморефлексия), самость А поведение Б (личное влияние, прямое воздействие на окружение), самость Б поведение А (косвенное влияние или воздействие на окружение посредством личного примера или индивидуального стиля), поведение А поведение Б (обмен актами поведения, взаимоадаптация поведенческих моделей).

Если деятельность лидера есть способ конструирования предметной и символической среды существования объединения, то организованное взаимодействие – это процесс упорядочивания устойчивых отношений между ним и другими участниками. Модальность интеракции предполагает обмен статусами и позициями в рамках объединения, а модальность социальных представлений выражает установку лидера на других членов его объединения, т.е. направленность на реализацию общих целей.

Идеальная сфера характеризует предельные и надситуативные основания существования лидерства в мире, постижение и переживание которых благодаря коммуникации становится достоянием объединения и непосредственного социального окружения. Она дифференцируется модальностями экзистенции и трансценденции. Экзистенция есть способ личностного самоопределения и выбора лидера в проблемных жизненных ситуациях. Она открывает ему путь к самому себе как единственно подлинной реальности, которая не подлежит тиражированию. Опыт решения экзистенциальных проблем делает лидера и его стиль уникальным и неповторимым – следовательно, привлекательным для других членов объединения.

Трансценденция обнаруживает себя в выходе лидера за пределы наличного опыта и имеющегося у него мира знаний в сферу иного, чаще всего рационально непостижимого и эмоционально переживаемого опыта, который приоткрывает завесу над всеобщими и универсальными смыслами бытия, сконцентрированными в культуре. Это становится возможным благодаря харизме лидера, которую мы понимаем как особое видение и понимание мира (или конкретной ситуации), обладающее притягательной силой (чаще всего в эмоциональном плане) для последователей и других участников взаимодействия.

Модальности лидерства развиваются неравномерно. У разных лидеров одни и те же модальности могут быть выражены по-разному. У одного оказывается более развитой самость (например, способность к концентрации внимания на «внутренних» проблемах), у другого – экзистенция (к примеру, обостренное чувство справедливости), у третьего – интеракция (пример – способности к разрешению конфликтов и организации продуктивной коммуникации).

Модальности лидерства по-разному представлены в теориях личности и лидерства. Экстерналистские теории личности уделяли больше внимание исследованию модальности организационного поведения, в т.ч. заученных реакций на стимулы, проигрывания ролей в соответствие с нормативными предписаниями (ролевые теории и интеракционизм), последовательности стандартизованных действий (паттернов), осуществляемых в соответствии с ценностями или картиной мира (культурно-антропологическая школа).

Напротив, в интерналистских теориях приоритет в исследовании отдавался субъективным модальностям личности: самость или самосознание, включая Яконцепцию и архетипы индивидуального бессознательного; социальные представления, в т.ч. «межличностные ориентации», черты и диспозиции, личные конструкты, «жизненные смыслы», экзистенциальные потребности; экзистенция как уникальный способ индивидуального существования личности и трансценденция, выход за пределы наличного бытия и собственного «Я», достижение сверхсознания.

Интегралистская ориентация позволяет рассматривать лидера в единстве всех его модальностей: социальное поведение, включая ситуативные переменные и координаты действия; самость; социальная интеракция как пространство ролевого взаимодействия, система коммуникаций или коммуникативное действие;

социальные представления, в т.ч. установка «обобщенного другого», фреймы, потребности-установки и ценностные ориентации, устойчивые ожидания, «габитус» и т.д.

Важным источником развития социально-философских представлений о природе и сущности лидерства выступают организационные теории. К экстерналистским моделям относятся ситуативно-поведенческая модель Р.

Стогдилла, искавшего универсальные критерии успешного лидерства, некоторые отечественные концепции, отстаивающие взгляд на лидерство как феномен групповой динамики, критериями которой признавались сплоченность группы и эффективность ее деятельности.

Интерналистская перспектива в организационных теориях предлагает учитывать прежде всего «внутренний», внутриличностный контекст лидерства.

Здесь акцентируется внимание на «персональных» характеристиках лидера («черты», «личные качества», «мотивация», «потенциал лидера», «стиль лидерства», «жизненный опыт» и т.д.). В конце ХХ века персоналистские теории стали разрабатывать ситуативно обусловленные модели лидерства, обращая внимание на мотивацию лидера к успеху, поведение последователей и их личностный рост, инновации в группе или организации. В качестве модальностей в рамках этого направления выступают в первую очередь самость и организационные представления.

В «смешанных» (ситуационных и вероятностных) теориях лидерства учитывались как личностные, так и контекстуальные характеристики (состав группы, ситуации взаимодействия лидера и группы). Исследователи выделяют такие переменные, как «зрелость», «ориентация на взаимоотношения», «ориентация на решение задач» (П. Херси, К. Бленчард); «наименее предпочитаемый работник», «групповая атмосфера, «властная позиция», «структура задачи» (Ф. Фидлер), «роль последователей в принятии решений», «интересы подчиненных» (Р. Хаус, Т. Митчелл) и др. Р. Стогдилл добавляет к ним еще характеристики группы и взаимодействия между лидером и последователями.

В интегралистских исследованиях (прежде всего интеракционистских) лидер рассматривается как процесс и продукт взаимодействия личности с непосредственным окружением, которое не только находится в сфере его влияния, но и оказывает прямое воздействие на характер и стиль поведения. Их сторонники предпочитают описывать лидерство с учетом разных факторов, в т.ч. личности («личность лидера», «личность последователя», «харизма лидера», «восприятие лидером последователей», «внимание к последователям» и т.д.), группы («поведение группы», «групповые ценности») и среды («среда взаимодействия», «групповая атмосфера», «контроль над ситуацией»).

В этом ключе проводились трансформационные исследования, которые показали, что эффективность деятельности лидера и его группы зависит в равной степени от их личностных характеристик и от ситуации взаимодействия. Они позволили в большей мере охватить все типы связей лидера и последователей, а также установить причины его эффективности в разных ситуациях или с использованием различных стилей поведения.

Модальности лидера конкретизируются далее в двух направлениях: 1) модусы существования – ситуативные контексты бытия личности, конкретизирующие содержание модальностей и указывающие на особенности ее поведения в типических или сходных ситуациях; 2) проекции – устойчивые ориентации лидера, побуждающие его к осуществлению изменений, как личностных, так и социальных.

Модусы существования лидерства различаются по нескольким основаниям:

по степени выраженности тех или иных атрибутивных признаков (экстенциональные и интенциональные модусы), по сферам бытия (модусы деятельности, взаимодействия и идеальной сферы), по видам реальности (модусы социального и личностного существования), по характеру ориентации субъекта в жизненном пространстве (интраиндивидные, интериндивидные и метаиндивидные модусы) и т.д. Так, социальная реальность лидерства раскрывается преимущественно через экстернальные и экстенциональные модусы (функционирование и саморефлексия, структурирование отношений и восприятие себя Другим, самоопределение и разотождествление), а персональная реальность – при помощи интернальных и интенциональных модусов (преобразование и самоконструирование, позиционирование и восприятие других через себя, экзистирование и трансцендирование).

Чтобы понять процессуальную и конструктивную природу модальностей, необходимо ввести еще один аналитический инструмент – проекции, которые распределяются между двумя видами реальности лидерства – социальной и персональной. Социальные проекции выражают направленность лидера на изменение условий существования объединения. Они характеризуют динамическое выражение модальностей поведения (проекция адаптации), социального взаимодействия (проекция интеграции), трансценденции (проекция идентификации как приобщение к общегрупповым символам или «всеобщим»

идеям социума).

Личностные проекции определяют в свою очередь характер «внутренних»

изменений лидера, оказывающих воздействие на других членов группы. Они проявляются в рамках модальностей самости (проекция персонификации, как перенос личных качеств лидера и особенностей его стиля на поведение других участников), социальных представлений (проекция личностной мобилизации – концентрация личностных ресурсов лидера и членов группы для решения общих задач) и экзистенции (проекция личного влияния – воздействие лидера на других участников, осуществляемое на основе собственного примера).

Таким образом, лидерство есть способ организации совместной деятельности (или продуктивного взаимодействия) социального объединения, который реализуется посредством модальностей, модусов и проекций.

Дальнейшая социально-философская концептуализация природы лидерства требует введения и экспликации понятий «система лидерства» и «структура лидерства». Система характеризует функциональное единство лидера и объединения, реализуемое на разных уровнях (планах) совместного существования. В функциональном отношении система лидерства состоит из подсистем, каждая из которых отвечает за реализацию определенной функции.

Она может быть полной, включающей все подсистемы и реализующей большинство функций, или неполной, в которой слабо представлены те или иные подсистемы и функции. У каждой системы лидерства имеется свой ситуативно определяемый центр. Им может выступать личность лидера или целевая структура («структура задачи»), для реализации которой создано и существует лидерское объединение. Система лидерства включает структуру (статусноролевая и ценностно-нормативная сферы) и инфраструктуру (факторы среды – групповые, институциональные и пр.).

Вслед за Т. Парсонсом автор различает несколько уровней организации системы лидерства (первичный, организационно-управленческий, социетальный и т.д.). Посредством организационного поведения лидер адаптируется к внешней среде, «встраивается» в структуры и институты. Его поведенческая активность институционально опосредована. Между ним и обществом находится множество посредников – институтов как форм организации, обеспечивающих поддержание порядка на разных уровнях организации социума. Институты, обеспечивающие существование лидерства, подразделяются на социетальные, действующие на уровне всего общества (государство, национальная экономика, финансовая система и пр.), региональные (например, региональные структуры бизнеса и власти), организационно-управленческие (например, формальные организации) и «первичные», существующие на уровне локальных сообществ и групп (семья, система родства, ассоциации и пр.).

По своей природе лидерство ближе всего находится к первичным институтам, в рамках которых разворачивается деятельность групп и формальных организаций. Специфика организационного поведения лидера состоит в том, что это – управление поведением группы (объединения). Оно возникает на «первичном» (техническом) уровне и постепенно переходит на более высокие этажи социальной организации. Именно на первичном (интерактивном) уровне происходит устойчивое межличностное взаимодействие, в рамках которого складывается инициативная, создающая условия для развития группы благодаря инфраструктуре.

В главе IV «Организационная структура лидерства: социальные и личностные измерения» анализируется структура лидерства и соотношение между ее различными компонентами.

Структура лидерства представляет собой устойчивую конфигурацию его инвариантных и ситуативных свойств. Она соединяет социальные и индивидуально-личностные аспекты. Социальная подструктура лидерства является дифференцированным единством его сторон, складывающихся главным образом под воздействием экстенциональных и объективных факторов (внешнего окружения, институциональных факторов). Она выступает инициативной (организованной) подструктурой, объединяющей индивидов на основе конвенционально согласованных норм и правил взаимодействия. Индивидуальноличностная подструктура отражает единство атрибутивных свойств личности лидера, обусловленных преимущественно интенциональными и субъективными факторами (модусами существования). Она является инициирующей (организующей) подструктурой, формирующей основные цели деятельности и средства их достижения.

Социальная структура в зависимости от модальности включает статусноролевые, ценностно-нормативные (модальности организационного поведения, интеракции и представлений и трансценденции) и ситуативные (модальность организационного поведения и интеракции в группе) компоненты. Единицами ее анализа выступают статусные позиции, связанные с ролями, нормы, ценностные установки (диспозиции) и ситуационные переменные.

Теории лидерства предлагают разные структурные модели группы, организуемой лидером (например, конфликтная или обменная). Их достоинства можно попытаться объединить, выделив основные позиции, которые занимают члены группы в отношении лидера в зависимости от показателей (объема полномочий, характера обмена, уровня доверия и т.д.).

В статусно-ролевой подструктуре лидерства (лидерского объединения) различаются лидер и группа его поддержки (соратники, последователи, помощники), исполнители (подчиненные, зависимые и аутсайдеры), оппозиция (антилидер, его сторонники и другие несогласные). Она характеризуется объемом полномочий, делегируемых лидером, местом в статусной иерархии, уровнем доверия и типом обмена между лидером и его подчиненными Ситуацию взаимодействия в группе автор рассматривает во взаимоотношениях лидера и его команды и анализирует при помощи доступа к принятию решений и открытостью информации.

Ценностно-нормативная подструктура лидерства определяет систему координат действий, состоящую из общих принципов управления, диспозиций и ситуативных установок, а также нормы и правила, которыми руководствуются участники взаимодействия в своей повседневной жизни. В ней выделяются ценностные шкалы и правила взаимодействия (легитимация, господство, сигнификация).

Определяющую роль в социальной структуре лидерства играет нормативная сфера. Именно в ней вырабатываются правила взаимодействия и другие сегменты: правила легитимации регулируют статусно-ролевую подструктуру, правила господства – ситуационную подструктуру, а правила сигнификации – ценностную подструктуру.

Правила взаимодействия в социальной структуре лидерства дополняются методами принятия решений, описываемыми посредством ряда переменных (ситуационные факторы, связанные с определенными контекстами и задающие посредством модального конструирования отношений лидера и последователей;

стилевые характеристики, определяющие личностное своеобразие и восприятие этих моделей).

В современных социальных теориях известны исследования структурных компонентов личности лидера – личностных факторов, атрибутивных свойств, связанных с удовлетворенностью, личностных диспозиций, особенностей властной мотивации, харизматических качеств, проявлений бессознательного, в т.ч. фантазий, иллюзий, неоправданных ожиданий членов группы относительно лидера. Их сравнительный анализ позволил автору предложить собственное видение личностной структуры лидера.

Личностная подструктура встроена в организационную структуру лидерства, с одной стороны, благодаря диспозициям, входящим одновременно в социальную (ценностно-ориентационную) подструктуру, с другой – субъективных и интернальных модальностей (самость, социальная перцепция, экзистенция). В ней выделяются две составляющие: 1) базисная (системноатрибутивные свойства личности лидера), куда входят познавательная, мотивационная, атрибутивная, диспозиционная, ценностно-ориентационная и другие сферы личности, связанные непосредственно с социальной подструктурой через ценностные координаты действия и нормативные экспектации; 2) ситуационная, которая активизирует личностный потенциал лидера в зависимости от ситуации.

Таким образом, соотношение личностных и социальных подструктур лидерства можно представить как взаимосвязь инициативности и инициирования, интенциональности и экстенциональности. Она одновременно обеспечивает условия для продуктивного взаимодействия в лидерском объединении и реализует конструктивные возможности субъектов.

Личностная подструктура обладает преимущественно интенциональными характеристиками, т.е. более выраженными свойствами активности, автономности, стремлением к трансформации, конструктивности, доминированию, продуктивности, креативности. Это позволяет нам рассматривать лидера не только как субъекта инициирования моделей и правил, но и как интенциональную личность, которая характеризуется целостным отношением к ситуации и ответственностью за принимаемые решения. Напротив, последователи лидера и лидерское объединение в целом являются носителями экстенциональности, т.е.

выражают избирательное отношение к действительности и делегирование полномочий лидеру.

Социально-интерактивная составляющая личностной структуры лидерства конкретизируется посредством интенциональных модусов (преобразование – соединяющее активность и трансформативность, позиционирование – определение роли лидера как господствующей, и трансцендирование – восхождение к «высшим» смыслам и ценностям, аккумулированным в культуре). Лидер обладает харизматичностью и сверхнормативной активностью: он единственный в группе, кто может менять «правила игры» и устанавливать собственные. Его харизма (особое видение) – реальное свойство лидера, которое проявляется не столько как энергичная сила, сопряженная с эмоционально-волевым подъемом, сколько как опережающее видение ситуации, складывающейся внутри лидерского объединения и за его пределами.

Трансформационная составляющая личности лидера описывается при помощи модальностей самости, организационных представлений и экзистенции.

Ее предназначение состоит в том, чтобы инициировать изменения в группе, закреплять их в решениях, ведущих к достижению общих целей. От лидера требуются такие интенциональные качества, как рациональность и креативность (модус самоконструирования), коммуникативная продуктивность и социальная конструктивность (модус «восприятия других через себя», проигрывание роли последователей с позиций своей самости), аутентичность, стремление сохранить свою самобытность в ситуации неопределенности и апперцептивность, переживание себя в мире, осознание своей уникальности (модус экзистирования, формирование нового жизненного стиля).

Социальная и личностная подструктуры лидерства, образующие в совокупности его «внешний» и «внутренний» контур, призваны: 1) обеспечить условия для воспроизводства организационных отношений в лидерском объединении; 2) создать предпосылки для производства организационных изменений.

Методология социальной философии позволяет создать комплексную модель структурной организации лидерства, в которой интегрируются социоструктурные характеристики лидерского объединения (статусно-ролевые и ситуативные компоненты, ценностные основания, правила взаимодействия), системно-атрибутивные и ситуационные свойства личности.

В главе V «Организационная динамика лидерства: взаимосвязь личностных и социальных факторов» рассматривается процесс трансформации и развития феномена лидерства, обусловленный особенностями взаимодействия двух встречных векторов движения – институционализации и персонализации.

Динамика лидерства осуществляется в процессе взаимодействия его социальных и личностных факторов, которые реализуются в виде проекций – устойчивых ориентаций, выражающих движение субъекта в направлении либо все большей целостности (интенциональность), либо дифференцированности, раздельного существования его элементов (экстенциональность).

В современных исследованиях проблема динамического взаимодействия социального и личностного контекстов лидерства часто решается с позиций двух полярных позиций – социоцентризма или персоноцентризма. Первая настаивает на примате социального в объяснении организационной динамики лидерства, вторая подчеркивает его личностное происхождение. В первом случае лидерство определяется как социальная функция, связанная с подчинением последователей, как слабых и зависимых акторов, во втором – как персональная реальность, актуализирующая творческое начало субъектов.

Вектор институционализации характеризуется тремя группами интерактивных проекций: 1) социальная адаптация (организация условий деятельности группы); 2) интеграция функций, выполняемых участниками взаимодействия; 3) их групповая идентификация.

Социальная адаптация выражает стремление лидера к обеспечению условий существования своего социального объединения посредством привлечения имеющихся ресурсов. Она осуществляется в рамках модальности социального поведения. Интеграция – это проекция общегрупповых моделей и образцов взаимодействия на ролевые ожидания членов группы. Она проявляется в модальности интеракции. Социальная идентификация есть процесс приобщения лидером других членов группы к основополагающим ценностям группы и «всеобщим идеям» социального окружения и социума в целом. С этой точки зрения лидер выступает одновременно как субъект адаптирования членов своего объединения к условиям внешней среды, интегратор индивидуальных и групповых действий социального объединения и субъект идентификации.

Персонализация как субъективный вектор развития лидерства реализуется посредством трех личностных проекций, соответствующих модальностям самости, социальной перцепции и экзистенции: персонификация, личностная мобилизация и личное влияние. Они соотносятся друг с другом как: а) олицетворение лидером деятельности группы путем присвоения ее ресурсов и раскрытия личностного потенциала лидера (персонификация), б) актуализация возможностей лидера и его последователей в организации совместной деятельности (личностная мобилизация) путем формирования общего видения; в) проекция воздействия лидера на ситуацию в группе и непосредственное социальное окружение (личное влияние).

В заключительной части пятой главы дается краткая характеристика оснований типологизации лидерства и намечаются пути ее дальнейшей разработки.

В Приложении приводятся два фрагмента работы, которые не получили широкого освещения в основной части. Это – сравнительная характеристика лидерства, руководства и менеджмента (приложение 1) и типологическая модель лидерства, разработанная на основе социально-философского осмысления проблемы и оснований личностно-интерактивного подхода (приложение 2).

В заключении диссертации подведены итоги исследования и изложены его основные выводы. Главный из них состоит в следующем: в современную эпоху лидерство продолжает трансформироваться в сложную динамическую целостность. В данной работе оно представлено как многоуровневая организационная реальность, интегрирующая в себе социальные (экстенциональные, институциональные и интерактивные) и личностные (интенциональные, ценностные и конструктивные) аспекты посредством различных модальностей, модусов и проекций.

Основные научные публикации по теме диссертации

Монографии:

1. Мень М.А. Руководство и ценности. - СПб.: Изд-во СПбГУ, 2010. – 248 с.

15,5 п.л. (в соавторстве с А.Ю. Назаровым и Е.А. Смирновым).

2. Мень М.А. Личностные основания лидерства (концептуальный анализ).

Личность в социологии: теоретические предпосылки изучения. - М., ЭЛИТ, 2010.

– 352 с. 22 п.л.

3. Мень М.А. Лидерство как социальный и личностный феномен (теоретико-методологические аспекты исследования). - М., изд-во МГУ им.

Ломоносова, 2011. – 268 с. 16,8 п.л.

4. Мень М.А. Социальная философия лидерства (концептуальный анализ). М., 2013. 18 п.л.

Публикации в журналах, включенных в перечень рецензируемых изданий

ВАК Минобрнауки РФ:

5. Мень М.А. Миссия философа и практическая деятельность // Личность.

Культура. Общество. 2009. Т. XI. Вып. 2. С. 94-100. 0,5 п.л.

6. Мень М.А. Лидер как социальный тип: понятие и личностные особенности в западной исследовательской традиции // Личность. Культура.

Общество. 2009. Т. XI. Вып. 4. С. 265-273. 0,7 п.л.

7. Мень М.А. Социальные теории лидерства // Личность. Культура.

Общество. 2010. Т. XII. Вып. 3. С. 171-183. 1 п.л.

8. Мень М.А. Социальные теории личности: опыт систематизации // Личность. Культура. Общество. 2010. Т. XII. Вып. 4. С. 92-101. 1 п.л.

9. Мень М.А. Социальный мир личности: предпосылки построения комплексной модели // Личность. Культура. Общество. 2011. Т. XIII. Вып. 1. С.

86-101. 1,2 п.л.

10. Мень М.А. Лидерство как интерактивный феномен // Личность.

Культура. Общество. 2011. Т. XIII. Вып. 2. С. 127-139. 1 п.л.

11. Мень М.А. Социальная типология лидерства (комплексный подход) // Социология власти. 2011. № 5. С. 33-43. 1 п.л.

12. Мень М.А. Личностная структура лидерства // Управление мегаполисом.

2011. № 3. С. 76-86. 1 п.л.

13. Мень М.А. Лидерство как личностный феномен // Личность. Культура.

Общество. 2011. Т. XIII. Вып. 3. С. 181-191.

14. Мень М.А. Социальная структура лидерства: интерактивные аспекты (ч.1) // Управление мегаполисом. 2011. № 4. 0,5 п.л.

15. Мень М.А. Исследование лидерства в социальной науке // Государственная служба. 2011. № 4. С. 15-20. 0,5 п.л.

16. Мень М.А. Лидерство: личностно-интерактивный подход // Управление персоналом. 2011. № 3. 0,8 п.л.

17. Мень М.А. Динамика лидерства // Личность. Культура. Общество. 2011.

Т. XIII. Вып. 4. 0,5 п.л.

18. Мень М.А. Социальная структура лидерства: интерактивные аспекты (ч.

2) // Управление мегаполисом. 2011. № 5. – 0,6 п.л.

19. Мень М.А. К философии лидерства // Личность. Культура. Общество.

2013. Т. XV. Вып. 1 (№ 77). С. 173-181. 0,6 п.л.

Другие научные публикации:

20. Мень М.А. Религия и культура. - М., 2001. – 10 п.л.

21. Мень М.А. Государство, общество и церковь: партнерство в интересах среды миросогласия и мировоззрения граждан на современном этапе / Социальное партнерство государства и церкви – объективное условие стабильности политической системы гражданского общества (научнотеоретические аспекты государствоведения в свете учения преподобного Серафима Саровского) // Сб. мат. Международной научно-теоретической конференции, посвященной 250-летию со дня рождения преподобного Серафима Саровского. - Курск: Курск. гос. техн. ун-т, 2004. – С. 68-84. 1,2 п.л.

22. Мень М.А. Конституция, государство, церковь: обеспечение гражданской безопасности, мира и согласия. - М.: Готика, 2005. – 10 п.л.

23. Мень М.А. Базовые ценности цивилизации: порядок Дома //

Цивилизация: вызовы современности: Сб. статей / Под ред. М.С. Уварова. - СПб.:

Изд-во СПбГУ, 2009. – 0,6 п.л.

24. Мень М.А. Порядок Дома как ценность // Философия российской телесности. - СПб.: Изд-во СПбГУП, 2009. – 0,65 п.л.

25. Мень М.А. Эстетические аспекты «малой родины» // Материалы международной научно-практической конференции «Эстетика и этика в изменяющемся мире». - СПб., 2009. – 0,5 п.л.





Похожие работы:

«Гуськов Дмитрий Владимирович ПРОГНОЗ ЗОН РАЗВИТИЯ ТРЕЩИНОВАТОСТИ КАРБОНАТНЫХ КОЛЛЕКТОРОВ С ЦЕЛЬЮ ПОВЫШЕНИЯ ЭФФЕКТИВНОСТИ РАЗРАБОТКИ ЗАЛЕЖИ 302-303 РОМАШКИНСКОГО МЕСТОРОЖДЕНИЯ Специальность 25.00.12 Геология, поиски и разведка нефтяных и газовых месторождений АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискани...»

«Егорова Елизавета Михайловна КОНЦЕПТУАЛЬНЫЕ МОДЕЛИ В ЭКСПЕРТИЗЕ МЕЖДУНАРОДНЫХ КОНФЛИКТОВ (на материале аналитических оценок конфликта в Южной Осетии в августе 2008 г.) Специальность 23.00.04 – Политические проблемы международных отношений, глоба...»

«ХРАМУШИНА СОФИЯ ИГОРЕВНА РЕЛИГИОЗНО-ФИЛОСОФСКАЯ РЕФЛЕКСИЯ В ТВОРЧЕСТВЕ Э.Т.А. ГОФМАНА Специальность 09.00.14 Философия религии и религиоведение АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата философских наук Санкт-Петербург Работа выполнена в Федеральном Государственном Бюджетном Образовательном У...»

«ХАРИТОНОВА ВИКТОРИЯ НИКОЛАЕВНА КЛИЕНТЕЛИЗМ В ГОСУДАРСТВЕННОЙ СЛУЖБЕ: ПРИЧИНЫ И ПУТИ ОГРАНИЧЕНИЯ Специальность 22.00.08 – Социология управления Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата социологических наук Мо...»

«Бородина Татьяна Васильевна СОЦИАЛЬНЫЙ ДИАЛОГ: КОММУНИКАТИВНЫЕ СТРАТЕГИИ ЛИЧНОСТНОЙ РЕПРЕЗЕНТАЦИИ ОБЩЕСТВЕННЫХ ОТНОШЕНИЙ 09.00.11 социальная философия АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата философских наук Ростов-на-...»

«ЛОБАНОВ МИХАИЛ АНДРЕЕВИЧ Профессиональная социализация молодых сотрудников органов внутренних дел в условиях институциональных трансформаций Специальность 22.00.04 – социальная структура, социал...»

«ВИШНЯКОВА АЛЕНА АЛЕКСАНДРОВНА СВОБОДНОЕ ВРЕМЯ МОЛОДЕЖИ КРУПНОГО ГОРОДА И ОСНОВНЫЕ ФОРМЫ ЕГО ИСПОЛЬЗОВАНИЯ В СОВРЕМЕННЫХ УСЛОВИЯХ (на примере г. Иркутск) Специальность 22.00.04 – социальная структура, социальные институты и процессы АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата социо...»

«Мехед Глеб Николаевич ПРОБЛЕМА АБСОЛЮТНОСТИ МОРАЛИ В ЭТИКЕ И. КАНТА И Ф.М. ДОСТОЕВСКОГО Специальность 09.00.05 – «Этика» АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата философских наук Москва – 2013 Работа выполнена в секторе этики Федерального государственного бюджетного...»

«АБРАМОВ Александр Вячеславович РЕЛИГИОЗНО-ЭТИЧЕСКОЕ УЧЕНИЕ ФЕОФАНА ЗАТВОРНИКА Специальность 09.00.05 – этика АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание учёной степени кандидата философских наук Иваново 2016 Работа выполнена на кафедре философии и религиоведения ФГБОУ ВО «Владимирский государственный университет имени Александра Григорьевича и Николая Григорьевича Столетовых...»

«Фатенкова Татьяна Алексеевна Идентификация и самоидентификация в структуре современных семейных отношений Специальность 22.00.04 – социальная структура, социальные институты и процессы АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата социологических наук Нижний Новгород – 2010 Работа выполнена на кафе...»

«Ж У К О В Дмитрий Сергеевич КВЕБЕКСКИЙ ФАКТОР ЭВОЛЮЦИИ ПАРТИЙНО-ПОЛИТИЧЕСКОЙ СИСТЕМЫ КАНАДЫ В КОНЦЕ XX — НАЧАЛЕ XXI ВЕКА Специальность 23.00.04 – Политические проблемы международных отношений, глобального и регионального развития АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата политических наук Москва...»

«БАРБАРУК Юрий Владимирович ПОСТМАРКСИСТСКАЯ АЛЬТЕРНАТИВА ЛИБЕРАЛЬНОМУ СОЦИАЛЬНОМУ ПОРЯДКУ (НА ПРИМЕРЕ ЭССЕКСКОЙ И ЛЮБЛЯНСКОЙ ШКОЛ) Специальность 09.00.11 – социальная философия АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата философских наук Москва 2011 Работа выпо...»

«Костина Алина Олеговна ФИЛОСОФСКИЕ АСПЕКТЫ ИССЛЕДОВАНИЯ ГОРОДСКОГО ПРОСТРАНСТВА Специальность 09.00.08 – философия науки и техники АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата философских наук Москва – 2016 Работа выполнена в ФГБОУ...»

«Хмелинин Алексей Алексеевич НЕОЛИБЕРАЛИЗМ КАК ФАКТОР СОВРЕМЕННЫХ ПОЛИТИЧЕСКИХ ТРАНСФОРМАЦИЙ Специальность 23.00.02 – Политические институты, процессы и технологии Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата политических н...»

«УДК 517.94 Копылова Елена Андреевна Асимптотическая устойчивость решений линейных и нелинейных гиперболических уравнений в частных производных 01.01.02 дифференциальные уравнения, динамические системы и оптимальное управление АВТ...»

«Терехов Михаил Дмитриевич ФИЛОСОФСКО-МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ ФРЕЙМОВОГО ПОДХОДА Специальность 09.00.08 – философия науки и техники АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата философских наук Москва – 2016 Работа выполнена в ФГБОУ ВО «Московский государственный университет имени М.В.Ломоносова» на кафедре философии и методологии науки...»

«Хитрук Екатерина Борисовна Онтологический статус пола в христианской антропологии 09.00.13 – религиоведение, философская антропология, философия культуры Автореферат диссертации на соискание.ученой степени кандидата философских наук Томск 2007 Работа выполнена на кафедре социальной философии, онтологии и теории познания ГОУ ВПО «Томский государственный университет» На...»

«Аргамакова Александра Александровна ЛОГИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ ЯЗЫКА НАУКИ В ФИЛОСОФИИ РУДОЛЬФА КАРНАПА Специальность 09.00.01 – онтология и теория познания АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата философских наук Москва 2013 Работа выполнена в секторе теории познания Института философии Российской ак...»

«Камзина Надежда Еновна Интеграция гуманитарных знаний в художественном творчестве и проектной деятельности дизайнера Специальность 17.00.04 – изобразительное искусство, декоративно-прикладное искусство и архитектура Авторефер...»

«Баутин Алексей Алексеевич «ПРОЦЕССЫ ПОЛИТИЧЕСКОЙ ФРАГМЕНТАЦИИ В АФГАНИСТАНЕ: ПРОБЛЕМЫ И ПРОТИВОРЕЧИЯ (1992-2009 гг.)» Специальность 23.00.02. Политические институты, процессы и технологии АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой сте...»

«ПОЛЯКОВА Наталья Борисовна КОНСТРУИРОВАНИЕ ДИСКУРСА ВЛАСТИ: ГЕРМЕНЕВТИЧЕСКИЙ АСПЕКТ 09.00.11. – социальная философия АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата философских наук Ижевск, 2003 Диссертационная работа выполнена в Государственном образовательном учреждении высшего профессионального...»

«Гусева Татьяна Степановна Социальное управление инновациями в сфере профессионального образования Специальность 22.00.08. – социология управления АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата социологических наук Москва 2009 Работа выполнена на кафедре социологии ГОУ ВПО «Белгородский государственный т...»

«Годованюк Кира Анатольевна Россия во внешнеполитической стратегии Великобритании на современном этапе Специальность 23.00.04 — «Политические проблемы международных отношений, глобального и регионального развития» Автореферат диссертации на соискание учёной степени кандидата политических наук Москва – 2015 Диссертация в...»

«Варакин Владимир Сергеевич СПЕЦИФИКА ЖУРНАЛИСТСКОЙ ГЕРМЕНЕВТИКИ 09.00.11 – социальная философия АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата философских наук Архангельск – 2013 Работа выполнена на кафедре философии Института социально-гуманитарных и политических наук ФГАОУ ВПО «Северн...»

«Маслова Анастасия Владиленовна РАЦИОНАЛЬНОСТЬ И ИНТУИЦИЯ В НАУЧНОМ ПОЗНАНИИ Специальность 09.00.01. – онтология и теория познания АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата философских наук Москва – 2016 Работа выполнена в секторе теории познания Федеральн...»

«Кононенко Наталья Сергеевна Суицид как форма делинквентного поведения: социальный анализ проблемы 22.00.04 – социальная структура, социальные институты и процессы Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата социологических наук Краснодар – 2016 Работа выполнена в Федеральном государ...»

«САВЕЛЬЕВ АЛЕКСАНДР ВИКТОРОВИЧ ФИЛОСОФСКО-МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ОСНОВАНИЯ НЕЙРОКОМПЬЮТИНГА Специальность 09.00.08 – философия науки и техники АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата философских наук Москва – 2016 Работа выполнена в федеральном государственном бюджетном образовательном учреждении высшего образования «Московский государственный универси...»

«ЕФРЕМОВА Ольга Николаевна ПОЛИТИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ ИНТЕРНАЦИОНАЛИЗАЦИИ ЭТНОТЕРРИТОРИАЛЬНЫХ КОНФЛИКТОВ В СОВРЕМЕННЫХ УСЛОВИЯХ (НА ПРИМЕРЕ ЮГОСЛАВСКОГО КРИЗИСА) Специальность: 23.00.04 политические пробл...»








 
2017 www.pdf.knigi-x.ru - «Бесплатная электронная библиотека - разные матриалы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.