WWW.PDF.KNIGI-X.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Разные материалы
 

«ЦЕННОСТИ КОЛЛЕКТИВИЗМА В УСЛОВИЯХ СОЦИАЛЬНОЙ ИНДИВИДУАЛИЗАЦИИ ...»

На правах рукописи

ЛЕБСКИЙ АЛЕКСАНДР ВЛАДИМИРОВИЧ

ЦЕННОСТИ КОЛЛЕКТИВИЗМА В УСЛОВИЯХ

СОЦИАЛЬНОЙ ИНДИВИДУАЛИЗАЦИИ

09.00.11 – Социальная философия

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата философских наук

Ставрополь - 2016

Работа выполнена в негосударственном образовательном учреждении

высшего профессионального образования «Северо-Кавказский социальный институт»

Научный руководитель: доктор философских наук, профессор Пржиленский Владимир Игоревич

Официальные оппоненты: Бурняшева Людмила Александровна доктор философских наук, доцент, ФГБОУ ВПО «Пятигорский государственный лингвистический университет», доцент кафедры исторических и социально-философских дисциплин, востоковедения и теологии Котлярова Виктория Валентиновна, доктор философских наук, доцент, ФГБОУ ВПО «Донской государственный технический университет», Институт сферы обслуживания и предпринимательства (филиал), доцент кафедры философии, истории и мировых религий

Ведущая организация: ФГБОУ ВО «Волгоградский государственный технический университет», г. Волгоград

Защита состоится 8 июля 2016 года в 12.30 часов на заседании диссертационного совета Д 212.245.04 при ФГАОУ ВПО «Северо-Кавказский федеральный университет» по адресу: 355009, г. Ставрополь, ул. Пушкина, 1, корп. 1, ауд. 416.



C диссертацией можно ознакомиться в библиотеке и на сайте ФГАОУ ВПО «Северо-Кавказский федеральный университет» по адресу: 355009, г. Ставрополь, ул. Пушкина, 1, http://www.ncfu.ru/text_dissert.html.

С авторефератом можно ознакомиться на сайте СКФУ:

http://www.ncfu.ru/disser_lebskiy_av.html

Автореферат разослан «___» _________________ 2016 г.

Ученый секретарь диссертационного совета А. Э. Гапич

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования связана с особым состоянием неустойчивости социальных систем, вступивших в период глубинных изменений, трансформаций и глобализации. И хотя в разных обществах эти изменения происходят с различной скоростью и, зачастую, носят отличный друг от друга и противоречивый характер, общая их направленность не вызывает сомнения и описывается теорией социальной индивидуализации. Формирование индивидуализированного общества напрямую затрагивает не только системно-структурные и институциональные аспекты общественного бытия, но и влечет за собой переоценку социально значимых ценностей, нередко приводя к их полной замене, но и допуская наполнение прежних или традиционных ценностей новым содержанием. Исследование этого аспекта социальных изменений представляется оправданным и своевременным в связи с необходимостью восполнения пробелов, возникающих в процессе смены парадигм в социальной философии и в связи с изменением самой социальной действительности.

Актуальность данной теме исследования придает также ситуация, складывающаяся в связи с тем, что «коллективизм» и «ценности коллективизма» в контексте теории социальной индивидуализации представляются большинству членов исследовательского сообщества не попадающими в тренд и снижающими свою объяснительную силу и описательную эффективность. Однако эта точка зрения не подтверждена ни результатами специальных исследований, ни фактами, что ставит задачу ее подтверждения средствами и методами социальной философии, а также специальных социальногуманитарных дисциплин. Необходимо установить, действительно ли процесс социальной индивидуализации приводит к девальвации ценностей коллективизма и если да, то в какой степени.

В складывающейся в обществах позднего модерна ситуациях, когда социальные проекты и социальные технологии все более определяют структуру и содержание общественной жизни, оказывают влияние на социальный строй и жизненный мир людей, исследование ценностей коллективизма приобретает особую актуальность. Необходимо выяснить границы и возможности проектного и технологического вмешательства в жизнь человека и общества, прояснить концептуальные возможности современной философии и науки влиять на эти процессы. Ценности коллективизма всегда определялись в контексте социальных идеалов и идеализаций, их особая связь с проектированием позволяет говорить о том, что в условиях торжества социальных технологий именно ценности коллективизма оказываются предметом и объектом технологизации. Особый интерес вызывает тема сохранения традиционных ценностей в условиях радикальных трансформаций социальных систем и практик. Таким образом, можно заключить, что тема диссертационного исследования имеет как сугубо академическую, так и общественнополитическую, а также нравственно-правовую актуальность.

Степень научной разработанности проблемы определяется, с одной стороны, тем, что проблема конкуренции индивидуализма и коллективизма в социальной философии, этике и антропологии прослеживается со времен античности и связана с именами Платона, Аристотеля, средневековых теологов и авторов утопических проектов нового времени, а с другой – существенным влиянием идеологии, политики и социальной практики всей современной истории.

При проведении социально-философского исследования ценностей сегодня невозможно игнорировать парадигмальные изменения в сфере научного метода, проанализированные и отрефлектированные в работах Л.А. Микешиной, В.С. Степина, Л.Ф.Кузнецовой. Они подробно осветили те инновации неклассической и постнеклассической методологии, благодаря которым сало возможно анализировать ценности коллективизма в контексте теории социальной индивидуализации. Разумеется, предпринимая изучение ценностей средствами и методами социальной философии невозможно игнорировать работы классиков философского осмысления ценностей, главными среди которых следует признать Г. Риккерта, М. Шелера и М. Вебера. Особое место в этом ряду занимает современный теоретик Э. Агацци, разработавший доктрину определения ценностей в обществе знания.

П.Е. Матвеев и О.Г. Дробницкий внесли существенный вклад в разработку современного понимания ценностей как смыслопорождающих и целеполагающих сущностей. Современные ученые Г.Д. Левин и Е.Л. Черткова создали контекст для анализа ценностей в контексте социальноэпистемологической проблематики. Е.Н. Шульга и Е.И. Кравченко Е.И.

определили значение теории социального действия в исследуемой проблематики и роль герменевтики в данном контексте. В.Д. Лаза показала роль социального архетипа в изучении связи социальной философии и антропологии.

В.В. Афанасьев в своих реконструкциях исторической социологии Данилевского, Шпенглера и Сорокина определил значение ценностного подхода в описании процесса общественного развития. К ее работам примыкают разработки А.В. Филатовой в концептуализации значения и смыслов понятия «социокода».

Одним из разработчиков теории социальной индивидуализации наряду с Э. Фроммом следует считать Г. Маркузе. К работам старшего поколения франкфуртской школы и представителям критической теории вплотную примыкает Ю. Хабермас, развивший понятие социальной индивидуальности на основе теории коммуникативного действия. Современную версию концепции социальной индивидуализации создал З. Бауман, назвав ее теорией индивидуализированного общества.

Развитие теории социальной индивидуализации невозможно себе представить вне общего контекста развития социальной философии и, в частности, личностно-ориентированной социологии П. Бергера, социальной феноменологии А. Щюца, а также их интерпретации Н.М. Смирновой и А.Н. Филипповым.

В.И. Пржиленский изучал специфику самоидентификации в условиях позднего модерна. Исследование А.И. Курлежева позволяет определить роль религии в условиях социальной индивидуализации, а в работах Р. Нозика дается анализ политических аспектов индивидуализации. А.А. Ивин исследовал ценностные и идеологические аспекты коллективизма, а также труды его последовательных критиков с позиции политического либерализма К. Поппера и Ф.А.фон Хайека. Дж. Дьюи и Б. Рассел продолжали традицию либерализма Д. Локка и способствовали неверной интерпретации коллективизма. Их позиции защищает также современный российский философ И.Б. Чубайс, считая коллективизм чуждым современности и европейской цивилизации. Представление о позиции критиков коллективизма с традиционалистских позиций дает И.Р. Шафаревич, а аргументы в защиту коллективизма приводятся в трудах представителей русской классической философии И.А. Хомякова, Н.О. Лосского и современных идеологов имперского проекта А.А. Зиновьева, А.А. Проханова.





Ценностные аспекты индивидуализма и коллективизма в широкой культурно-исторической перспективе изучаются Н.А. Бердяевым, С.С. Аверинцевым, о.Ф. Кудрявцевым, П.П. Гайденко, Ю.Н. Давыдовым, Б.В. Раушенбахом, Г.Л. Тульчинским, А.К. Филипповым.

Д. Белл и Ф. Уэбстер в своих исследованиях описывали общество как постиндустриальное и информационное, создав теоретическую альтернативу концепции социальной индивидуализации.

Е.И. Трошкин В.В. Лапаева дали политико-правовую оценку перспективам коллективизма как социального явления.

Большое влияние на современное понимание ценностей коллективизма оказали исследования коллективистской установки Г.С. Триандисом, С.

МакКаскером. В.Г. Федотова, В.А. Колпаков, Н.Н. Федотова сделали предметом своего исследования феномен глобального капитализма.

Представления о связи коллективизма с социальными технологиями можно найти в работах философов И.Т. Касавина, В.М. Быченкова, историков и религиоведов И.С. Свенцицкой, Ж. Бержье, Л. Повеля, Т. Холланда, Г.

Лебона. Важны для понимания специфики современного коллективизма работы по теории управления П. Сенге, конфликтологов Л. Козера, Р. Дарендорфа.

Объектом исследования выступают ценности коллективизма как социальный феномен.

Предметом исследования является динамика ценностей коллективизма в процессе социальных трансформаций современности.

Цель исследования – анализ динамики ценностей коллективизма под влиянием процесса социальной индивидуализации, а также роли социальных технологий в этом процессе.

Цель диссертационного исследования достигается путем решения следующих задач:

- определить концептуальные и методологические инновации в социальной философии, оказывающие влияние на познание ценностей, выявить наиболее релевантные исследованию ценностей коллективизма;

- подвергнуть экспликации классическую теорию социальной индивидуализации и ее новейшие модификации в контексте ее применения для исследования ценностной динамики;

- проанализировать генезис и эволюцию философского осмысления ценностей коллективизма в ее связи с поисками социального идеала и социальным проектированием;

- показать актуальность ценностей коллективизма в обществах позднего модерна и специфику их включения в концептуальный каркас теории социальной индивидуализации;

- определить системные и динамические характеристики ценностей коллективизма в условиях индивидуализирующегося общества, установить их взаимозависимость с ценностями индивидуализма;

- выявить и описать роль социальных технологий в формировании ценностей коллективизма в индивидуализирующемся обществе, показать их роль в становлении социальных практик современности.

Теоретическую и методологическую основу исследования составляют:

1) Средства и методы неклассического и постнеклассического этапов развития социогуманитарного познания, ориентированные на постижение смысловой основы социальных феноменов. Это включение в анализ индивидуального и коллективного сознания с приданием особых прав человеческой субъективности, феноменологические и герменевтические методики выявления смысла, средства интерпретативной социологии и социальной эпистемологии, позволяющие обращаться к феномену повседневности и его проекции на предметное пространство социальной философии.

2) Теория социальной индивидуализации в ее классических трактовках (Г. Маркузе, Э. Фромм) и ее новейшие варианты, такие как теория индивидуализированного общества (З. Бауман), теория общества позднего модерна (Ю. Хабермас).

3) Основы теории социальных технологий, социального проектирования и оперирования идеологиями, позволяющие анализировать эволюцию ценностей коллективизма в обществах позднего модерна в условиях социальной коллективизации.

4) Важнейшими методологическими принципами исследования остаются принципы классической теории познания: принцип системности, всесторонности, междисциплинарности, историзма, дополнительности.

Научная новизна диссертационного исследования:

- в исследовании ценностей коллективизма обоснована необходимость привлечения средств и методов неклассической и постнеклассической социальной философии, позволяющих обратиться к феномену человеческой субъективности и ее связи с процессами смыслообразования, а также использовать познавательные возможности методологии человекоразмерных систем и синергетических процессов в обществе;

- показано, что генетически связанные классическая теория социальной индивидуализации и ее новейшие модификации различаются тем, что созданной в рамках критической традиции франкфуртской философии классическая теория делает упор на связь социальной индивидуализации с поисками свободы, преодолением отчуждения и реализации человеческой экзистенции, тогда как в теориях индивидуализированного общества и общества позднего модерна центральными становятся проблемы соотношения индивидуализации и коммуникации;

- подвергнуты анализу особенности генезиса и эволюции коллективизма как социального феномена и доказано, что философское осмысление ценностей коллективизма, а также основанное на нем социальное проектирование превращаются в формы социального бытия коллективизма и находят свое воплощение в социальных практиках; при этом процессы реализации коллективистских проектов детерминируются культурно-историческими особенностями социальных систем, что порождает различные формы социального коллективизма;

- доказано, что ценности коллективизма в обществах позднего модерна по прежнему актуальны, но механизмы их включение в систему ценностей, их структура и содержание качественно отличны от опыта ценностной интеграции прежних эпох, где ключевую интегративную роль играли традиция, идеология, теоретически выраженные интересы различных социальных групп или классов, а также верования, идеологии или общественные идеалы;

- выявлено, что механизмы формирования ценностей коллективизма и схемы их интеграции в общую систему ценностей общества позднего модерна существенно зависят от процессов социальной индивидуализации и что системные и динамические характеристики ценностей коллективизма в условиях индивидуализирующегося общества определяются логикой согласования с ценностями индивидуализма;

- обосновано, что в индивидуализированных обществах решающую роль в формировании системы ценностей в целом и ценностей коллективизма в частности играют социальные технологии, позволяющие гармонизировать отношение между отдельными ценностями коллективизма и индивидуализма и выстроить на основе структурно-функционального соответствия между их контентами единую систему ценностей позднего модерна.

В соответствии с обозначенными целью, задачами и пунктами новизны на защиту выносятся следующие основные положения:

1. Исследование ценностей коллективизма, опирающееся на новейшие достижения неклассической и постнеклассической социальной философии предполагает в качестве базовой герменевтико-феноменологическую экспликацию понятия ценности, что позволяет рассматривать коллективизм как целостный и многомерный социальный феномен, соединяющий экзистенциальные, функциональные и символические аспекты. В основу понимания ценностей коллективизма должна быть положена триангуляция целеполагания, духовной идеализации и социального проектирования, вырастающая из постоянного диалога религиозных, философских, идеологических и собственно социальных практик. При этом на первый план выходят средства и методы социально-философского осмысления человеческой субъективности как основы социально значимого смыслообразования, а также методология изучения человекоразмерных систем, что предполагает активное использование методологического арсенала междисциплинарной и социосинергетической исследовательских программ.

2. Классическая теория социальной индивидуализации, представленная трудами Г. Маркузе и Э. Фромма, рассматривает социальную динамику в сочетании каузальных и телеологических моделей, отдавая последним приоритет и оценивая направленность общественного процесса как переход структур институтов и ценностей от коллективизма к индивидуализму. Генетически связанные классическая теория социальной индивидуализации и ее новейшие модификации, созданные З. Бауманом и Ю. Хабермасом, отличаются тем, что созданной в рамках критической традиции франкфуртской философии классическая теория делает упор на связь социальной индивидуализации с поисками свободы, преодолением отчуждения и реализации человеческой экзистенции, тогда как в теориях индивидуализированного общества и общества позднего модерна центральными становятся проблемы соотношения индивидуализации и коммуникации. При этом различение позитивной и негативной свободы утрачивает свой первоначальный смысл, а соотношение индивидуализма и коллективизма теряет свой антагонистический характер и строится в новых теориях по принципу дополнительности.

3. Особенности генезиса и эволюции коллективизма как социального феномена состоят в неразрывной связи теоретических построений и социальных практик, когда философское осмысление ценностей коллективизма, а также основанное на нем социальное проектирование превращаются в формы социального бытия коллективизма и находят свое воплощение в социальных практиках. При этом процессы реализации коллективистских проектов детерминируются культурно-историческими особенностями социальных систем, что порождает различные формы социального коллективизма. Впервые о соотношении индивида и коллектива задумались еще античные философы.

Это проявилось в первой теории коллективистского государства, созданной Платоном. Выражение ценностей коллективизма вплоть до XIX века можно найти либо в религиозных учениях, либо в утопиях как особом жанре социально-проективной литературы, либо в отдельных попытках перестроить социальную практику. Лишь в последние два столетия появляются первые научные исследования и теории коллективизма, которые также не свободны от оценочных суждений и аксиолого-идеологических предпосылок. При этом от исследователей зачастую ускользает гетерогенность ценностей коллективизма и индивидуализма, их неразрывная связь с проектным мышлением и соответствующими практиками.

4. Социальные структуры и институты меняются столь стремительно и непредсказуемо, что прежнее понимание индивидуализма трансформируется не меньше, если не больше, чем понятие коллективизма. Вопрос о значении этих принципов в новом социуме только предстоит разобрать, задавшись также вопросом о том, какие социальные изменения характерны для разных обществ, внезапно оказавшихся под влиянием одних и тех же политических и социокультурных процессов. Существуют различные исторические формы коллективизма. Если архаичный коллективизм складывался стихийно, и был продолжением родоплеменного строя, то большевистский коллективизм, как и все остальные формы мобилизационного коллективизма, вырос из сопротивления процессам индивидуализации и менее всего апеллирует к родовому или племенному сознанию. Индивидуализированное общество требует более сложного коллективизма, причем эта третья форма коллективизма основана на разуме и «сознательности». Прагматический и утилитаристский подход позволяет индивидам объединяться на свободной основе для создания и реализации самых разных проектов. Это выгодно отличает данную форму коллективизма от мобилизационной и архаичной, ибо в первых двух был один единственный коллектив, принадлежность к которому никогда не становилась предметом выбора. Современное понимание коллективизма связывает данный феномен со стремлением свободных людей к сотрудничеству, сопереживанию, кооперации. отсюда переосмысление функций семьи, образования, церкви, которым вменяется обучение коллективизму, основанному на свободном выборе.

5. Механизмы формирования ценностей коллективизма и схемы их интеграции в общую систему ценностей общества позднего модерна существенно зависят от процессов социальной индивидуализации и системные и динамические характеристики ценностей коллективизма в условиях индивидуализирующегося общества определяются логикой согласования с ценностями индивидуализма. Ситуация неопределенности в обществе позднего модерна или обществе риска приводит к тому, что для коллективистских убеждений не остается ни мировоззренческих, ни психологических оснований. Единство в пространстве (принадлежность к общности) должна находить основания в единстве во времени (принадлежность к череде поколений).

Порядок природы всегда закрепляется порядком истории, что придает восприятию мира и человека в нем необходимую целостность и гармоничность.

Пережив крушение истории, индивид теряет та такую важную компоненту как общность обязательств перед ушедшими поколениями. Социальная реальность обладает существенно большей инерцией, ее изменения могут зримо отставать от перемен в области политики или экономики. Главной сдерживающей силой в этом случае выступает институциональный строй общества, поддерживаемый его культурой, ценностями и нормами. А также способность индивида сопротивляться переменам системы, сохранять свое внутреннее единство, свой жизненный мир. Это делает ценности коллективизма востребованными и актуальными в современных условиях.

6. Современное общество – это общество, где социальные технологии становятся предметом целенаправленной разработки и применения. Одним из наглядных примеров здесь является рассмотренное в предыдущем параграфе распространение социальной работы, а также социального управления в целом. Вообще то сам термин «социальные технологии» все еще находится в стадии формирования. Широкое толкование данного понятия позволяет причислить к нему все значимые феномены социальной жизни, такие как образование, правоприменение, отправление религиозного культа или расширенное воспроизводство. Все, чему надо обучать, подпадает под определение технологии, а все, чему надо обучать относительно общества, в таком случае становится социальными технологиями. Важнейшим элементом социальной технологии современного общества является корпоративная этика, позволяющая соединить достижения индивидуализированного общества с возможностью сохранения принципов и установок коллективизма. Если в доиндивидуализированных обществах этические и правовые нормы часто вступали в противоречие, то это противоречие всегда разрешалось в пользу права, а в обществах традиционных сила была важнее права. Сегодня же в условиях корпораций, их менеджмент чаще выбирает в пользу этики, не ограничиваясь правом как минимумом морали.

Теоретическая значимость диссертационного исследования состоит в расширении и углублении теории социальной индивидуализации, ее критическом анализе на основе сравнения различных исторических форм и модификаций. Полученные в ходе исследования результаты позволяют включить теорию социальной индивидуализации в общий корпус социальнофилософского знания, проведя демаркацию между теоретикосоциологическим и собственно философским ее компонентами. Таким образом выстроенная трехуровневая система, соединяющая философскую, общенаучную и частнонаучную рефлексию над теорией социальной индивидуализации создает условия для интеграции других социально-философских теорий модерна, таких как теории информационного общества, теории общества риска, теории общества потребления. Анализ системы ценностей коллективизма и индивидуализма позволяет рассмотреть под новым углом всю ценностную динамику, выявив взаимодействие философии, идеологии, религии и других форм общественного сознания с социальными практиками, господствующими в обществах позднего модерна.

Практическая значимость диссертационного исследования состоит в его востребованности управленческими структурами разного уровня. Актуальными и востребованными результаты диссертации становятся благодаря анализу ценностей коллективизма в контексте средств и методов социального проектирования и применения социальных технологий.

Практическая значимость полученных результатов состоит также в их дидактическом потенциале, что позволяет активно интегрировать их в содержание учебных курсов по общественным и экономическим наукам в программы высших учебных заведений, ибо способствует овладению целым рядом важнейших общекультурных и профессиональных компетенций, способствует приобретению навыков социального управления и критического мышления.

Соответствие диссертации паспорту научной специальности.

Отраженные в диссертации научные положения соответствуют области исследования специальности 09.00.11 – Социальная философия: пункту 2.:

Методологические функции социальной философии в системе современного обществознания. «Кризис фрагментации» современного обществознания и пути его преодоления; пункту 4.: Социальная философия в современном мире.

Стимулы философской рефлексии в начале ХХ века; пункту 5.: Сущность и существование социальной реальности как предметообразующая проблема социальной философии; пункту 16.: Современные концепции общества как организационной формы совместной деятельности людей; пункту 18.: Процесс общественного воспроизводства, его типы и механизмы; пункту 19.:

Философские проблемы социального управления, пункту 34.: Исторические судьбы России, перспективы ее развития в ХХ веке.

Апробация результатов исследования. Работа выполнена на кафедре гуманитарных дисциплин НОУ ВПО «Северо-Кавказский социальный институт», г. Ставрополь. Основные положения диссертационной работы нашли отражение в 8 публикациях, общим объемом 3,6 п. л., в том числе, в трех статьях, опубликованных в ведущих рецензируемых журналах, определенных Высшей аттестационной комиссией Минобрнауки РФ.

Результаты исследования докладывались на конференциях различного ранга: на Объединенном пленарном заседании Московского государственного юридического университета имени О.Е. Кутафина «Конституционализм и правовая система России: итоги и перспективы» (г. Москва, 2013г.); на XXI Годичной научном собрании профессорско-преподавательского состава, Северо-Кавказского социального института (г. Ставрополь, 2014г.).

Структура работы. Исследование состоит из введения, двух глав, включающих шесть параграфов, заключения и библиографии, содержащей 179 наименование. Общий объем диссертации 159 страницы.

II Краткое содержание диссертации Во «Введении» обосновывается актуальность темы, рассматривается степень ее разработанности, формулируются основные цели и задачи исследования. Указываются элементы новизны, определяются новые подходы в решении поставленных проблем, излагаются основные положения, выносимые на защиту, освещается теоретическая и практическая значимость работы, достоверность и обоснованность полученных и проанализированных данных, ее апробация.

Первая глава «Теоретико-методологические основы социальнофилософского изучения ценностной динамики» состоящая из трех параграфов, посвящена анализу проблемы с точки зрения поэтапного восхождения от более абстрактного (коллективизм как система ценностей) к менее абстрактному (коллективизм как теоретическая конструкция) и, наконец к конкретному (ценности и ценностные основания коллективизма в контексте социальной динамики).

В первом параграфе первой главы «Методологические принципы и приемы социально-философского исследования ценностей» рассматриваются классические и неклассические подходы к социально-философскому осмыслению понятия ценностей и соответствующего феномена. Несмотря на то, что ценности стали объектом пристального внимания ученых обществоведов довольно давно, каждое десятилетие привносит что-то новое в методологию их научного исследования и философского осмысления. Да и сами ценности по своей природе не остаются неизменными, эволюционируя вслед за нравами, обычаями, моралью и внутренним миром человека. Базовые ценности, определяющие общественный порядок в любом социуме не могут оставаться без изменений, ибо ни одно общество не может долго сохраняться в статическом состоянии. Не менее важной причиной методологических инноваций выступает развитие самой методологической мысли, методологической рефлексии, которая выступает как сложная многоуровневая система.

Изменения в области частнонаучной методологии инициируют коррекции в описание общенаучных методов и наоборот, а те, в свою очередь, коррелируют с переменами на философском уровне метода, что превращает в многокомпонентный и сам процесс развития методологии.

Современная методология становится все более рефлексивной: из дисциплинарно-проективной, она превращается в критическо-оценочную деятельность. Это связано с глубоким преобразованием самого характера методологического знания, особенно во всем том, что относится к сфере социального и гуманитарного познания. Детерминированность познания ценностями, прежним опытом и даже идеологическими предрассудками вполне вписывается в представления о научности, характерные не только для постнеклассической науки, но даже и для неклассической ее предшественницы. Важнейшим событием последнего десятилетия в сфере методологии социального и гуманитарного познания является введение Л.А. Микешиной категории эмпирического субъекта в противовес классическому понятию трансцендентального субъекта, восходящего еще к философии Канта, но и сегодня имеющего немало приверженцев в сфере естественнонаучной методологии. Понятие эмпирического субъекта в корне меняет ситуацию в социальнофилософском познании ценностей и позволяет говорить о необходимости включения в общий контекст рассмотрения и изучения таких параметров как темпоральности, связности, целостности, что Л.А. Микешина называет «живым» бытием реальности. Здесь речь уже может идти о существенном расширении и углублении понятия разумности, даже о его диверсификации, что предполагает создание новых средств концепцтуализации, новых видов взаимодействия рационального и иррационального. Еще экзистенциалисты в своем противопоставлении уникальной жизни и универсализирующего разума, уникального существования и универсальной сущности, создали теоретико-философские возможности для введения эмпирического субъекта, но только в наши дни это стало возможно проработать на уровне методологии благодаря развитию такой области знания как социальная эпистемология.

Ценности как предмет исследования определены не менее полутора столетий назад, но и сегодня нет ясности, что и как мыслить в данном понятии и что понимать под ценностью в социальной философии в условиях торжества трансдисциплинарной парадигмы. Современное исследование коллективизма как социального феномена по определению является междисциплинарным. Оно обобщает данные культурологии, социологии, антропологии, религиоведения, истории, лингвистики, политических наук, что создает почву для глубинной рефлексии и философского осмысления. Но из этого вовсе не следует, что философская мысль подключается лишь на стадии обобщения. У социальной философии достаточно собственных познавательных ресурсов для того, чтобы не находиться в абсолютной зависимости от частнонаучного знания. Философские интуиции вполне могут выступать как эвристическое средство для частных наук. Но идея трансдисциплинарности ставит перед исследователями новые задачи и предоставляет им иные познавательные средства.

Таким образом, исследование ценностей в социальной философии опирается на феноменологическую парадигму как на одну из ведущих доктрин социогуманитарного знания. С ее помощью оказывается возможным смотреть на ценности как на значения, заполняющие собой символические универсумы. В символическом пространстве жизненного мира ценности не выстраиваются в некоторые геометризированные ряды, а сосуществуют друг с другом по законам знаково-символических образований. Именно поэтому феноменология позволяет перейти от систем к жизненному миру. Что вовсе не означает отрицания продуктивности применения системного подхода к исследованию ценностей. Нет сомнения в том, что в пространстве теоретического знания ценности существуют и выстраиваются в систему. Никто не отрицает и их соответствия институциональному строю, который также детерминирует системный характер социально- и антропологически- значимых ценностей. Именно на этом уровне проявляются противоречия и амбивалентные структуры, что порождает ценностный конфликт и служит движущей силой эволюции ценностей.

Второй параграф «Социальная индивидуализация как цивилизационный тренд современного общества» показывает значение процесса социальной индивидуализации в жизни современного общества и роль философской рефлексии по этому поводу. Понятие социальной индивидуализации по всей видимости впервые введено одним из крупнейших представителей Франкфуртской школы социально-политических исследований Г. Маркузе.

Немецкий философ стремился осмыслить тектонические сдвиги, которые произошли в современном ему обществе под влиянием технического, научного, социального и морального прогресса, о котором столько говорили и писали со времен Просвещения. Идеалы Просвещения хорошо известны и на протяжении XVIII и XIX столетий практически никем не ставились под сомнение. Распространение науки Нового времени и нетривиально интерпретированного в соответствии с новым пониманием научности разума из сферы познания на область общественной жизни привело к идее радикального реформирования политико-правовых институтов и духовных ценностей, а также не менее радикального преобразования хозяйства и быта.

Многое в идеях Маркузе было продиктовано теми политическими реалиями и социальной критикой капиталистического общества. Он утверждает, что характерной чертой свободного общества должно стать то новое обстоятельство, когда индивиды сами способны определять смысл жизни, в то время как в прежних обществах смысл жизни задавался мифом, религией, традицией или идеологией. Казалось бы, именно так происходит в современных Маркузе капиталистических обществах, где рыночная экономика и демократические институты политики и права создают все условия для свободы. Но Маркузе остается марксистом и присоединяется к марксовой критике капитализма. Он видит как великие или индустриальные общества, к числу которых он причисляет и капиталистические, и социалистические системы, не становятся свободными в подлинном смысле этого слова.

Тема социальной индивидуализации актуализируется спустя некоторое время в дискуссиях младшего поколения франкфуртцев и, в частности, в философских работах Ю. Хабермаса. Автор теории коммуникативного действия разбирает само понятие индивидуального, связывая с ним гораздо более глубокую онтологию, нежели это было в работах Маркузе. Для него смысл происходящих социальных изменений видится в том, что гуманистические изменения в понимании и осмыслении человеком самого себя, собственной уникальности, касавшиеся прежде исключительно сферы личности, теперь, спустя пол тысячелетия, начинают проникать в область общественной жизни, реформировать ее структуры и институты, типы взаимодействия и социальные практики.

Главная мысль Хабермаса, высказанная им в докладе на семинаре «История, общество и личность» состоит в том, что индивидуальность – это уникальность и в этом он близок к ренессансной идее об уникальной человеческой личности. Итак, индивидуальность – это то, что не может быть признано полностью или даже в существенной своей части идентичным чему-либо.

Разумеется, мы не можем рассматривать ни одну вещь как абсолютно идентичную другим, потому что даже точная копия не является равнозначной самоидентичности. А=А, не одно и то же, что А=В. Но если мы отождествляем две вещи, то мы мысленно отвлекаемся от их различия и делаем существенным лишь их сходство.

Универсализация позволила человеку сделать мир умопостигаемым и законосообразным, но для того, чтобы пользоваться результатами соответствующих мыслительных операций, необходимо учитывать также момент различия. Экспертные оценки современного социального процесса как движения в сторону индивидуализированного общества были сделаны Маркузе в 50-е, а Хабермасом в 80-е годы ХХ столетия. Но уже на рубеже двух столетий британский теоретик З. Бауман констатировал появления нового типа общества, которое он так и назвал – индивидуализированное общество. Описывая последнее в своей одноименной книге, Бауман выстроил его характеристики и отличительные особенности в следующей последовательности: как мы живем, как мы действуем и, наконец, как мы думаем. Во всех трех сферах можно, по его мнению, наблюдать радикальные перемены.

Главный итог социальной индивидуализации расщепляется на две составляющие: сферу личности и сферу общества. Обе сферы или подсистемы в единой системе социального действия, конечно же, тесно взаимосвязаны, но протекающие в них процессы могут носить разнообразный, а иногда и разнонаправленный характер. Так в системе личности может происходить атомизация и автономизация, а в структурах и институтах в это же время может нарастать прозрачность и открытость, публичность и внешняя подконтрольность. Но возможны и другие варианты, что делает само воздействие социальной индивидуализации одним из главных цивилизационных трендов современности. Названный тренд порождает целый ряд вопросов, связанных с местом и ролью коллективизма в современном обществе, с возможностью их изменения, а также структурной или содержательной трансформации данных ценностей.

В третьем параграфе «Коллективизм в опыте философской рефлексии и социального проектирования» исследуется комплекс значений термина «коллективизм» в современной науке, философии и идеологии. Впервые о соотношении индивида и коллектива задумались еще Платон и Аристотель. Это проявилось в первой теории коллективистского государства, созданной Платоном и подробно изложенной в ряде диалогов, наиболее фундаментальными из которых по праву считаются «Государство» и «Законы».

Следующим этапом в развитии понятий индивидуального и коллективного становится период развития раннесредневековой теологии, то есть период патристики. Отцы церкви не случайно так озабочены сохранением единства церкви – после получения статуса государственной религии проявившееся разномыслие в трактовке священного писания и священного предания стало угрожать единству христиан. Именно в этот период коллективизм становится важнейшей ценностью и получают распространение такие термины как симфония, соборность и синергия, при помощи которых формулировались принципиальные для коллективистского сознания конструкции социального устройства. Там же возникает идея коллективного принятия богословских формул и формулировок.

Н.А. Бердяев в своем знаменитом произведении «Истоки и смысл русского коммунизма» и других сталкивается с затруднениями при прояснении смысла термина «соборность» на французский язык, как и на другие европейские языки. Ближе всего, по его мнению, подходит слово, по сути переводящее «соборность» как «общинность» (коммюнотарность). Соборность можно рассматривать как принцип социальной онтологии, согласно которому индивид обретает бытийную определенность лишь через сопричастность к коллективу, объединенному общей целью и общей идеей. Эта мысль предельно точно выражена в исходном произведении русского космизма «Философии общего дела», написанной его основоположником Н.Ф. Федоровым.

Идея, лежащая в основе этой книги – воскрешение мертвых – предельно трансцендентна и восходит к христианскому вероучению. Апостол Павел, а за ним Григорий Нисский прямо высказывались по этому поводу, но они не призывали никого воскрешать, оставляя эту миссию за Спасителем. Но Федоров убежден, что это сделать должны как раз люди и использовать для этого новейшие достижения медицины. Этот причудливый сплав религиозномистического, фантастического и сциентистски-позитивистского позволила создать совершенно особый тип теории коллективистского общества, оказавший влияние на социальную практику большевистской России, несмотря на все отличие от марксистского учения об обществе, являвшегося неотъемлемой частью европейской интеллектуальной истории.

Осмысление коллективизма как системы ценностей и способа организации социума имеет большую и яркую историю. Выражение ценностей коллективизма вплоть до XIX века можно найти либо в религиозных учениях, либо в утопиях как особом жанре социально-проективной литературы, либо в отдельных попытках перестроить социальную практику. Лишь в последние два столетия появляются первые научные исследования и теории коллективизма, которые также не свободны от оценочных суждений и аксиологоидеологических предпосылок. К сожалению, прогностический и эвристический потенциал данных теорий минимален, о чем и свидетельствует все возрастающее недоверие к самому жанру со стороны управленческих структур разного уровня. Но именно эти теории оказывают самое непосредственное влияние на развитие общества, заражая идеями образованную публику и народные массы, создавая угрозы устойчивому развитию современных обществ.

Вторая глава «Эволюция ценностей коллективизма в индивидуализирующемся социуме» посвящена анализу социальных практик времен позднего модерна на предмет эволюции коллективизма как системы ценностей и мотивов социального действия.

В первом параграфе «Актуальность коллективизма в индивидуализирующемся обществе: российский опыт» рассматривается ценностное содержание социального процесса индивидуализации, протекающего в современной России. В сфере ценности произошли изменения, охарактеризовать которые целесообразно в процессе сравнения с ценностями традиционного общества, а также общества модерна. Еще В.Г. Федотова написала в своей книге «Хорошее общество», что главные девизы современного российского социума обращены к индивиду и могут быть выражены императивно: «выживай!» и «обогащайся!»1. В том же духе характеризует ситуацию другой российский эксперт А. Столяров, полагая в основе сегодняшней России следующие два императива: «будь успешным!» и «не попадись!»2. Этот набор создает вполне индивидуалистическую перспективу жизни, но является ли он фундаментом для какой бы то ни было системы ценностей? Или, скорее, речь идет о маркерах системы ценностей выживания в мире, где сняты все моральные ограничения. И сняты они просто потому, что в сложившихся условиях их не к чему применить. Исчезло пространство, в котором они существовали. При этом исчезли объекты, к которым были бы применимы заповеФедотова В.Г. Хорошее общество. М.: Прогресс-Традиция, 2004. С. 67.

Столяров А. Мораль такова: будь успешным и не попадись (http://www.rosbalt.ru/main/ 2013/09/27/

1180363.html) ди, нормы и правила. Отсюда и возврат в ситуацию, когда выполнение большинства норм невозможно, ибо, отчасти, они неожиданно стали противоречить друг другу, отчасти потеряли свой исходный смысл. Новая система ценностей еще только формируется.

Для характеристики ситуации, которая складывается вокруг индивида и коллектива в современном обществе, написано немало. Наиболее известные исследования акцентируют внимание на глобальных трансформационных процессах, таких как индустриализация и постиндустриализм (теория постиндустриального общества), производство и потребление (теория общества потребления), рост роли информационных потоков (теория информационного общества), рост риска техногенных и социальных катастроф (теория общества риска), рост роли и места знания в производстве и потреблении (теория общества знания).

Особое место среди них занимает теория социальной индивидуализации, согласно которой современное общество – индивидуализированное или атомизированное общество. Но какая из этих теорий лучше всего объясняет ценностные сдвиги в социальной действительности наших дней? Разумеется, этот выбор определяется потребностями исследования. Но в данном случае, целесообразно разобрать все по очереди и оценить последствия, производимые изменениями, попавшими в фокус каждой из анализируемых теорий.

Теория постиндустриального общества делает главным фактором социальных, политических и культурных изменений перестройку хозяйственной жизни под влиянием новых экономических реалий, когда доля промышленного производства перестает быть главной. Роль предприятий в обществе становится все менее значимой, а само производство перестает быть тем местом, где вершатся судьбы страны. Промышленные рабочие не составляют более того сплоченного большинства, когда выступая как социальный класс они вооруженные марксистской теорией стремились получить власть, которая, как они полагали, принадлежит им по праву.

Рост числа занятых в сфере обслуживания привел к их доминированию в обществах позднего модерна, а рабочий класс расслоился и предстал как множество групп различной квалификации и разного уровня доходов. Более того, частично этот класс примкнул к числу акционеров и собственников, что окончательно изменило расстановку сил в отличие от модели классического индустриализма и капитализма. Деиндустриализация стран «золотого миллиарда», когда производство переносится в страны третьего мира, довершило этот процесс. В условиях деиндустриализации неизбежно возникает тема постмодернизма с его анархией и архаикой.

Таким образом, коллективизм по прежнему актуален в обществе, где индивиды оказались предоставлены сами себе в поиске работы, партнера, спутника жизни, стиля жизни и т.п. Поразительно, но коллективизм оказался востребованным как средство защиты права на индивидуализацию. Высказанная индивидом максима, согласно которой он имеет неотчуждаемое и естественное право делать все то, что не запрещено законом, нуждается в защите от тех, кто по прежнему разделяет патерналистские установки и полагает. что общество вправе лишить индивида быть независимым в своих оценках и суждениях. Да и вообще, любая защита – дело коллективное.

В современном обществе все возрастает забота о неприкосновенности частной жизни, потому что она – один из краеугольных камней индивидуализма и индивидуализации. В сознании людей активно культивируется идея толерантности и картина мира, основанная на онтологии уникальности. В этом последнем пункте есть доведенная до своего логического завершения мысль, рожденная в эпоху Возрождения о том, что каждый человек уникален, как уникален его внутренний мир. Отсюда и забота о том, чтобы в обществе доминировало многообразие стилей жизни, систем ценностей, культур, религий и форм социального опыта. Свобода совести, равноправие всех религий, всех форм сексуальной ориентации, всех способов организации социального общежития и многое другое, основанное на ценностях свободы и неприкосновенности частной жизни. Но все эти черты общества позднего модерна, неразрывно связанные с индивидуализацией, нуждаются в защите, эффективность которой напрямую связана с общественностью, со способностью индивидов к объединению. А данная способность невозможна без осознанного принятия коллективизма как ценности.

Второй параграф «Рациональные и эмоциональные основания коллективистской аксиологии в обществах позднего модерна» посвящен анализу структуры мотивационного комплекса социального действия на основе выделения аксиологических детерминант. Сегодня можно с полным основанием утверждать, что ценности коллективизма в столь же существенной степени лежат в основе политических практик, как и ценности индивидуализма. И то, и другое рационально. Учение о дифференциации видов рациональности восходит к социально-философской доктрине М. Вебера, но понятия инструментального и коммуникативного разума принадлежит нашему современнику Ю. Хабермасу. В своей теории коммуникативного действия немецкий философ разделил ситуацию действия и ситуацию речи и связал коммуникативное действие с понятием совместного истолкования ситуации, когда наряду с целеполаганием присутствуют поиски консенсуса. Из поисков консенсуса вырастает потребность во взаимопонимании, что позволяет совместить перспективы говорящего и слушающего, говорящего и другого говорящего, перспективы говорящего с мировыми перспективами. Так становится ясно как из субъективности исторического знания может быть рождена его интерсубъективность. Культурологи, психологи, социологи и антропологи обратили внимание на такие важные элементы коллективизма как неявные установки. Так, Г. Триандис определил коллективизм как «заинтересованность в других»1, используя для данного определения результаты применения метода экспертного опроса. Смысл этой заинтересованности или экзистенциально интерпретированной «заботы» сводился, по мнению данного теоретика, к подчинению индивидуальных целей групповым. И все его дальTriandis H. C.. A theoretical framework for the more ecient construction of culture assimilators. International Journal of Intercultural Relations, 1984. № 8. 301–330.

нейшие измерения привели к мысли о том, что коллективизм на эмпирическом уровне является синонимом патриархальности, традиционализма, консерватизма. Приводимые Г. Триандисом примеры, когда старшие выступают как пример для младших, а дети должны жить вместе с родителями, не имеют той политической нагрузки, которую пытались создать для данного феномена либеральные идеологи. В своих исследованиях Г. Триандис для описания психологических установок даже заменил понятие индивидуализма понятием идиоцентризма, а концепту «коллективизм» он предпочел термин «аллоцентризм».

В последние десятилетия россияне столкнулись со все возрастающим потоком информации, зачастую расширяющим представление об историческом прошлом, но нередко и вносящую смятение в умы и сердца тех, кто не привык мыслить критически. Более того, рассказы об исторических событиях, явлениях и процессах оказались эффективным средством дисгармонизации межэтнических отношений. В результате специально поданной исторической и квазиисторической информации люди стали острее воспринимать так называемые исторические обиды или начали «узнавать» о несправедливостях, якобы имевших место при распределении прав на землю, владение ресурсами. На ценности и установки коллективизма это подействовало разнонаправленно. Одна часть, внутренне готовая к индивидуализации, восприняла сложившуюся ситуацию как шанс окончательно разорвать с какими-то конкретными общностями и коллективами, направив свою энергию на пресловутые «выживание или обогащение». Кому-то удалось стать богатым, кому-то знаменитым и они благодарят сложившиеся обстоятельства за предоставленные возможности, остальные могут вновь потянуться к коллективистскому образу мысли и мироощущения. В таком случае они могут даже примкнуть к радикальным коллективистам, сторонникам русской идеи и имперского проекта.

Современная философия подвергая рефлексии феномен коллективизма во всех его аспектах и модусах, все более отходит от избыточной идеологизации и неоправданной привязке его к политическим режимам и стилям управления, выявляя существенные и смысловые моменты последнего. Становится очевидным, что коллективизм и на уровне социальных практик и на уровне ценностей заложен в самой природе человека. И в условиях процесса социальной индивидуализации ценности коллективизма оказываются не менее, если не более востребованы. Однако их концептуализация и даже дискурсивное сопровождение качественно меняются. А связь ценностей коллективизма с тоталитарными, авторитарными и просто антидемократическими режимами очевидно является мнимой.

Третий параграф «Современный коллективизм и социальные технологии» включает в себя рассмотрение роли управления в ценностной эволюции коллективизма. Современное общество – это общество, где социальные технологии становятся предметом целенаправленной разработки и применения. Одним из наглядных примеров здесь является рассмотренное в предыдущем параграфе распространение социальной работы, а также социального управления в целом. Вообще-то сам термин «социальные технологии» все еще находится в стадии формирования. Широкое толкование данного понятия позволяет причислить к нему все значимые феномены социальной жизни, такие как образование, правоприменение, отправление религиозного культа или расширенное воспроизводство. Все, чему надо обучать, подпадает под определение технологии, а все, чему надо обучать относительно общества, в таком случае становится социальными технологиями.

Сегодня мы наблюдаем рост числа, объема и значимости социальных технологий, а также их качественное изменение, связанное с совершенно иными возможностями социума в век электронных технологий, компьютерной революции и глобализации. Если прежде для воздействия на индивида необходимо было иметь доступ к его сознанию и повседневной жизни, а такой доступ изначально был ограничен естественным пространством коммуникации, то сегодня, благодаря СМИ, системе Интернет и другим приметам глобализации появилась возможность для самого разнообразного воздействия на умы и сердца индивидов на любом расстоянии и сквозь любые границы. Ведение информационных и идеологических войн становится возможным в условиях, когда можно доносить нужную информацию, часто усиливаемую при помощи разных средств, до людей, находящихся на значительном удалении от информационного источника.

В древности также наблюдались случаи массового распространения идей, меняющих социальные порядки и имеющих признаки социальных технологий. Речь идет о распространении мировых религий, таких как зороастризм, христианство, ислам, буддизм. Эти религии качественно отличаются от национальных религий, таких как индуизм или иудаизм, где факту принадлежности к этнической общности от рождения придается существенное значение. Но и первые, и вторые представляют собой сложные явления социальной и духовной жизни, которые, помимо всего прочего, выступали как социальные технологии, программирующие жизнь социума в соответствии с определенной моделью. И одно из важнейших измерений таких моделей – система ценностей, задающая пропорции ценностей коллективизма и индивидуализма.

Коллективизм весьма остро проявился в социальных практиках ранних христиан, но этот коллективизм был направлен против традиционных структур лишь отчасти.

Для любой команды в современной организации, не взирая на ее профиль, важно совместно вырабатывать задачи, то есть иметь способность к коллективному целеполаганию. Необходимо также наладить эффективное взаимодействие в процессе достижения поставленных целей, то есть в период рутинной работы. Кроме того, существование любого, даже очень разнородного коллектива даже в краткосрочной перспективе нуждается в выработке совместных норм и правил, лишь часть из которых принадлежит культуре данного общества, а часть становится результатом конвенции, действенной внутри данной организации, данного коллектива. Иногда такие правила становятся более обязательными, нежели общепринятые нормы всего рассматриваемого общества.

Формальные организации в современном мире выполняют роль несущих конструкций общества. Они претворяют в жизнь интеграцию внутренних и внешних знаний, они должны быть способны обеспечивать самостоятельное решение проблем. Сегодня популярна теория самообучающихся организаций, согласно которой организации, отвечающие запросам времени, должны быть готовы к внешним переменам, инициировать их и использовать их для внутренних изменений. Способность к самообучению может быть объявлена новым качеством коллективизма или новой его формой. Не только формальная организация как хозяйствующий субъект, но и любой вид организации должен обрести способность к самообучению. Социальные технологии выступают как средство формирования ценностей коллективизма и их гармонизации в единой системе ценностей индивидуализированного общества. Коллективизм как социальный феномен, соединяющий в единое целое установки, поведенческие образцы, цели, ценности и смыслы оказывается столь же необходимым в индивидуализированном обществе, как и индивидуализм. Природа современного коллективизма диалогична, так как связана с коммуникативным разумом, а его становление в целом повторяет логику становления индивидуализированного современного общества – общества позднего модерна.

В «Заключении» отмечается, что ценности коллективизма в общей системе ценностей индивидуализирующегося общества попадают в состояние неустойчивого равновесия. Как и сама система ценностей, переживающая стадию радикальных трансформаций, связанных с институциональными, структурными и системными изменениями. Вызвавшие общие процессы социального транзита причины достаточно хорошо описаны в теории социальной индивидуализации, но вот отдельные аспекты происходящего, в том числе и в сфере аксиологии должны быть исследованы исходя из всего набора парадигмальных и методологических установок неклассической социальной философии. Именно такому аспекту и посвящено настоящее исследование, позволяющее составить системную и динамическую картины изменения положения ценностей коллективизма в общей систем ценностей общества позднего модерна, проходящего стадию социальной индивидуализации.

Статьи в изданиях, рекомендованных ВАК при Минобрнауки

России:

1. Лебский, А.В. Специфика современного социально-философского исследования ценностей: вопросы аксиологии и методологии / А.В. Лебский // Вестник Пятигорского государственного лингвистического университета. – 2013. – № 3. – С. 276-279

2. Лебский, А.В. Эволюция ценностей коллективизма в опыте социально-философской рефлексии / А.В. Лебский // Вестник Московского государственного областного университета. Серия «Философские науки». –2014. – №3. – С. 91-96.

3. Лебский, А.В. Ценности коллективизма и проблема идентичности в современных обществах / А.В. Лебский // Известия высших учебных заведений. Северо-Кавказский регион. Общественные науки. – 2015. – №1. – С. 17

<

Статьи и публикации в прочих изданиях:

4. Лебский, А.В. Социальная индивидуализация как цивилизационный тренд современного общества / А.В. Лебский // Цивилизационные и культурные тренды современного общества. Сборник научных статей. – Ставрополь:

Изд-во «Северо-Кавказский федеральный университет», 2013. – С. 133-138.

5. Лебский, А.В. Право в контексте теории социальной индивидуализации / А.В. Лебский // Объединенное пленарное заседание Московского государственного юридического университета имени О.Е. Кутафина «Конституционализм и правовая система России: итоги и перспективы». – Москва, 2013. – С. 53.

6. Лебский, А.В. Социальная индивидуализация как цивилизационный тренд современного общества / А.В. Лебский // Теодицея Альманах. – 2013. – № 4. – С. 103-106.

7. Лебский, А.В. Коллективизм в опыте философской рефлексии и социального проектирования / А.В. Лебский // Теодицея Альманах. – 2014. – № 5. – С. 103-106.

8. Лебский, А.В. Ценности коллективизма в социально-философской перспективе / А.В. Лебский // Современное гуманитарное знание о проблемах социального развития: материалы XXI Годичного научного собрания профессорско-преподавательского состава. – Ставрополь: Северо-Кавказский социальный институт, 2014. – С. 237-240.





Похожие работы:

«Баутин Алексей Алексеевич «ПРОЦЕССЫ ПОЛИТИЧЕСКОЙ ФРАГМЕНТАЦИИ В АФГАНИСТАНЕ: ПРОБЛЕМЫ И ПРОТИВОРЕЧИЯ (1992-2009 гг.)» Специальность 23.00.02. Политические институты, процессы и технологии АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата политических наук Воронеж, 2010 г....»

«АБРАМОВ Александр Вячеславович РЕЛИГИОЗНО-ЭТИЧЕСКОЕ УЧЕНИЕ ФЕОФАНА ЗАТВОРНИКА Специальность 09.00.05 – этика АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание учёной степени кандидата философских наук Иваново 2016 Работа выполнена на кафедре философии и религиоведения ФГБОУ ВО «Владимирский...»

«УДК 551.87 Любас Артем Александрович ПАЛЕОРЕКОНСТРУКЦИЯ СРЕДЫ ОБИТАНИЯ ПРЕСНОВОДНЫХ МОЛЛЮСКОВ В НЕОГЕН-ЧЕТВЕРТИЧНЫХ ВОДОТОКАХ С ЭКСТРЕМАЛЬНЫМИ ПРИРОДНЫМИ УСЛОВИЯМИ Специальность 25.00.25 – геоморфология и эволюционная география Автореферат диссертации на соискание ученой степ...»

«ЛИСЕЦКИЙ ВАСИЛИЙ ВЛАДИМИРОВИЧ ЭВОЛЮЦИЯ ПРЕДСТАВЛЕНИЙ ОБ АКТЕРСКОМ ТРЕНИНГЕ И ДИФФЕРЕНЦИРОВАННЫЙ ПОДХОД К ЕГО ПРОВЕДЕНИЮ Специальность 17.00.01 – театральное искусство АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата искусствоведения Москва – 2014 Работа в...»

«Ребров Алексей Владимирович ВЛИЯНИЕ СТРУКТУРЫ МОТИВАЦИИ РАБОТНИКОВ СОВРЕМЕННЫХ РОССИЙСКИХ ОРГАНИЗАЦИЙ НА РЕЗУЛЬТАТИВНОСТЬ ИХ ТРУДА Специальность 22.00.08 – Социология управления Автореферат диссертации...»

«ЕФИМОВА Галина Зиновьевна ТВОРЧЕСКИЙ ПРОЦЕСС КАК СТРУКТУРНЫЙ ЭЛЕМЕНТ ТВОРЧЕСКИ-ИННОВАЦИОННОЙ СИСТЕМЫ ВЫСШЕГО УЧЕБНОГО ЗАВЕДЕНИЯ Специальность 22.00.04 – социальная структура, социальные институты и процессы АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидат...»

«Левин Сергей Михайлович МЕТАФИЗИЧЕСКИЕ ОСНОВАНИЯ ЛОКАЛЬНЫХ МОРАЛЬНЫХ СИСТЕМ Специальность 09.00.01 – онтология и теория познания Автореферат диссертации на соискание учёной степени кандидата философских наук Научный руководитель: доктор философских наук, профессор Липский Б. И. Санкт-Петербург Работа выполнена в Санкт-Пет...»

«УДК 517.94 Копылова Елена Андреевна Асимптотическая устойчивость решений линейных и нелинейных гиперболических уравнений в частных производных 01.01.02 дифференциальные уравнения, динамические системы и оптимальное управление А...»

«ВОТЯКОВ Роман Владимирович ВЫЯВЛЕНИЕ НЕФТЕГАЗОПЕРСПЕКТИВНЫХ ЗОН В СЕВЕРО-ВОСТОЧНОЙ ЧАСТИ ПРЕДПАТОМСКОГО ПРОГИБА С ИСПОЛЬЗОВАНИЕМ ТЕХНОЛОГИИ КОМПЛЕКСНОГО СПЕКТРАЛЬНО-СКОРОСТНОГО ПРОГНОЗИРОВАНИЯ (КССП) Специальность: 25.00.12 – Геология, поиски и разведка нефтяных и газо...»

«САВЕЛЬЕВ АЛЕКСАНДР ВИКТОРОВИЧ ФИЛОСОФСКО-МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ОСНОВАНИЯ НЕЙРОКОМПЬЮТИНГА Специальность 09.00.08 – философия науки и техники АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата философских наук Москва – 2016 Работа выполнена в федеральном государственн...»

«ПОЛЯКОВА Наталья Борисовна КОНСТРУИРОВАНИЕ ДИСКУРСА ВЛАСТИ: ГЕРМЕНЕВТИЧЕСКИЙ АСПЕКТ 09.00.11. – социальная философия АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата философских наук Ижевск, 2003 Диссертационная работа выполнена в Государственном образовательном учреждении высшего профессионального образования «Удмуртски...»

«АНИЧКИНА Татьяна Борисовна МЕЖДУНАРОДНЫЙ РЕЖИМ НЕРАСПРОСТРАНЕНИЯ ЯДЕРНОГО ОРУЖИЯ: ПРОБЛЕМЫ И ВОЗМОЖНЫЕ ПУТИ ИХ РЕШЕНИЯ Специальность 23.00.04 — Политические проблемы международных отношений, глобального и регионального развития АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата политических наук Москва Работа выполнена...»

«ДОРОШКЕВИЧ Анна Геннадьевна ПЕТРОЛОГИЯ КАРБОНАТИТОВЫХ И КАРБОНАТСОДЕРЖАЩИХ ЩЕЛОЧНЫХ КОМПЛЕКСОВ ЗАПАДНОГО ЗАБАЙКАЛЬЯ 25.00.04 – петрология, вулканология АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени...»








 
2017 www.pdf.knigi-x.ru - «Бесплатная электронная библиотека - разные матриалы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.